Человек, отказавшийся от своего суверенитета

Формы созависимых отношений

1. Любовь через отказ от собственного суверенитета и растворение своей психологической территории в территории партнера.

Человек, отказавшийся от своего суверенитета, живет интересами партнера. Он инкорпорирует его взгляды, вкусы, систему ценностей, то есть усваивает их без критики и осмысления. Он также перенимает от партнера систему представлений о себе.

В данном случае партнер играет роль Родителя. Тирания собственного Сверх-Я отступает перед вновь инкорпорированным образом Внутреннего Контролера, который полностью копирует партнера.







Ответственность за свою жизнь полностью передается значимо­му Другому. Вместе с ней человек отказывается от своих желаний, целей, стремлений. Партнер используется им как материнская утро­ба: как среда обитания, как источник всего необходимого, как спо­соб выживать.

«Я — часть Его. Он — лучше, умнее, интереснее, значительнее, чем я. Это счастье, что он по-зволил быть частью Него. Я живу для того, чтоб быть рядом с ним. Я существую для того, чтобы выпол¬нять его желания. Он — моя жизнь. Без Него я — никто, без Него меня нет».

2. Любовь через поглощение психологической территории партнера, через лишение его суверенитета.

В данном случае роль Родителя играет сам ищущий любви и запол­нения. Каков должен быть человек, который любит своего ребенка (то есть делает то, чего так и не получил человек, «обладающий утратой»)?Этот образ складывается из эклектических представлений о любви и заботе, порой несовместимых между собой.

Поведение человека в этом случае управляется его собственным Сверх-Я с помощью долженствований и бывает удовлетворено только в случае, когда роль контролирующего опекуна выполняется им иде­ально.

Ответственность за жизнь партнера полностью принимается на себя. Собственные желания, цели, стремления осознаются только че­рез призму их полезности для партнера. Последнего контролируют и руководят им так же, как это делают по отношению к ребенку. Любая самостоятельность партнера опасна, поскольку может разрушить со­оруженное Я. Дабы подтвердить эту систему представлений о себе, партнер должен всем своим поведением оправдать необходимость та­кого контроля, воспитания и заботы, исполняя роль опекаемого ре­бенка.

«Без меня Он не сможет жить. Без меня Он не сможет справиться с проблемами. Я сильнее, умнее, активнее. Я знаю, как надо. Я живу для Него. Я живу, чтобы у Него все было хорошо».

Любовь через абсолютное владение и разрушение психологической территории объекта любви.

В данном варианте человек может действовать двумя способами:

1. Желая наполнить собственное Я, он проецирует это желание на партнера. И вместо того, чтобы стремиться восполнить собственную пустоту, начинает заполнять партнера собственными представления­ми о своем Идеальном Я. Но структура Я партнера занята. Поэтому ее надо разрушить, опустошить, чтобы появилась возможность увидеть в партнере возможного себя. Он может делать это жестко и жестоко или исподволь и манипулятивно. Этот способ может являться крайним выражением любви через поглощение, когда партнер не только по­глощается, но и разрушается.

2. Человек уже не способен ни наполнить собственное Я, ни даже пытаться созидать свое Идеальное Я в партнере. Он способен только разрушать, то есть делать то, что когда-то сделали с ним. И разрушая, он испытывает некоторое удовлетворение, поскольку разрушенная личность партнера со всей очевидностью свидетельствует о том, что: во-первых, он не единственный, кто пережил такие страдания, во вто­рых, он имеет власть и, значит, может контролировать окружающее, в-третьих, разрушая партнера, но при этому удерживая его около себя, он получает представление о себе как о человеке сильном, самостоя­тельном и значимом, поскольку партнер продолжает слушаться его и демонстрировать свою покорность и любовь.

Карающее Сверх-Я слишком агрессивно, поэтому его критикую­щие «посылы» вытесняются из сознания, а затем перенаправляются на партнера.

Ответственность за жизнь партнера декларируется, но на самом деле не осуществляется: партнер только используется. На нем ежедневно проверяется собственная способность властвовать, контролировать, управлять не только поступками, но и чувствами.

«Я абсолютен, а Он— ничтожен. Я— властелин, Он — раб. Он должен абсолютно подчиняться мне. Я должен быть уверен, что смогу сделать с Ним все, что угодно. Полная власть — это власть над вещью. Он — моя вещь».







3. Любовь через отражение в значимом Другом.

На партнера перекладывается ответственность за собственное бла­гополучие. Ему предписывается определенное поведение, которое обеспечит заполнение опустошенного Я его любовью, его отношени­ем. Значимый Другой должен всячески показывать, что имеет дело с человеком, который соответствует стандартам Идеального Я.

Партнер является зеркалом, к которому постоянно обращаются с вопросом: «Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете всех милее, всех красивей и умнее?» По сути, это «зеркало» должно, видя перед собой пустоту, отражать портрет Идеального Я и при этом сопровождать это отражение словами любви и действиями, доказывающими преданность. Если партнер перестал служить таким «зеркалом», то возможные варианты дальнейших действий:

1.   Партнер, который не ведет себя в соответствии с ожиданиями (то есть не сообщает жаждущему любви о его превосходстве, мно­гогранности и глубине) может быть покинут ради поиска ново­го «зеркала»;

2. Переживание недостатка «стараний» партнера стимулирует либо поиск одновременно развивающихся нескольких отношений, либо постоянную смену партнеров (чаще противоположного пола), которые могли бы взять на себя функцию заполнения пустующего Я;

3.  На партнера, который не осуществляет постоянное наполнение Я, страждущего доказательствами его полноты и ценности, уси­ливается давление с помощью различных манипуляций. Могут быть использованы взывание к жалости, демонстрация беспо­мощности, призывы к справедливости, шантаж или прямые мольбы о любви, уверения (весьма правдивые), что без его по­стоянного внимания и признаний в любви он не сможет жить.

«Любовь к Нему — это обуза. Но я должен получать свидетельства того, что я — необыкновенный человек. Он должен восхищаться мной и выражать мне свою любовь. Он должен стремиться удовлетворять все мои желания. Он должен каждый день добиваться моего расположения. Он должен доказать, что я лучше других и достоин любви».

Предпринимаются попытки заслужить любовь и внимание парт­нера ценой любых жертв и унижений.

Сверх-Я в данном случае относительно лояльно по сравнению с дру­гими вариантами. Оно не столько карает, сколько бесстрастно холод­но. В нем меньше долженствований, но зато много ядовитой критич­ности. Оно наполнено уничтожающим презрением, спастись от кото­рого можно только заглушив голос Сверх-Я восхищением и знаками обожания окружающих.

Во всех рассмотренных способах взаимодействия любовь является способом компенсировать собственную недостаточность, а партнер — объектом, который призван дополнить эту недостаточность до целос­тного Я. Задача невыполнимая, поскольку ощущение целостности может быть устойчивым только в результате развития внутриличностных ресурсов. В противном случае потребность в подтверждении сво­ей целостности и значимости со стороны других людей становится ненасыщаемой.

Именно ненасыщаемость является отличительной чертой созвисимых отношений. Любой человек испытывает потребность в любви, уважении, значимости, контроле. Эти потребности являются базовы­ми и позволяют выживать. Но в норме они могут быть насыщены на определенное время или их удовлетворение может быть отложено без особого вреда. В случае же опустошенного Я потребность в непрерывном насыщении никогда не иссякает, поскольку такое Я не способно поддерживать свою структуру самостоятельно.

Без непрерывной подпитки с помощью значимых Других оно не­медленно вновь становится пустым, что отражается в высокой степе­ни тревожности. Именно поэтому созависимые люди, каким бы спо­собом они ни добывали себе ощущение целостности, не могут пере­живать одиночество — оно подобно смерти. Для них непереносима неопределенность в отношениях — им нужны гарантии того, что их Я будет непрерывно поддерживаться. И при этом они никогда не быва­ют удовлетворены.

Созависимые люди обладают еще одним, общим для них свойством: они обесценивают самого партнера, который по-настоящему полю­бил их, или обесценивают его чувство. Ход их изощренной логики может идти по трем направлениям:

1.   Этот человек говорит, что любит меня. Но это не может быть правдой, потому что меня любить нельзя. Значит, все, что он делает и говорит — просто ложь. А его цель — усыпить мою бди­тельность и использовать меня.

2.   Этот человек говорит, что любит меня и, похоже, что он говорит правду. Но он ошибается. Он любит не меня, а тот образ, кото­рый я создал. Или он просто не разобрался во мне. Если бы он знал, какой я на самом деле, он отвернулся бы от меня с презре­нием.

3.   Этот человек говорит, что любит меня, и, по всей видимости, он говорит правду. Но это означает только то, что он такой же, как и я, неполноценный человек, недостойный любви. Если бы он был «настоящим», он никогда не смог бы полюбить меня, пото­му что меня по-настоящему хороший человек любить не может.

Естественно, что при таком восприятии любви по отношению к себе, подобные люди просто не в состоянии испытать удовлетворения даже от истинного чувства. опубликовано 

 

Автор: Ольга Леонтьева, отрывки из книги Елены Емельяновой «Кризис в созависимых отношениях»

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/blog/3218/
  • 246
  • 25/03/2017


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое