Герман Клименко— в России будет хороший китайский интернет Страница 1 из 2







Владелец портала liveinternet.ru Герман Клименко

Фотография: Евгений Дудин/Коммерсантъ

Герман Клименко, один из «отцов-основателей» рунета, владелец известных счетчиков LiveInternet и MediaMetrics, о том, как Сноуден повлиял на Путина, почему в России неизбежен китайский интернет и чем хороша жизнь в стойле, — в интервью «Газете.Ru».

«Вся история началась со Сноудена»

— Чего ждать рунету от этой осени? Все ограничения уже приняли или можно ждать чего-то еще? Вот уже Дума обсуждает ограничение участия иностранцев в российских СМИ.

— Не знаю, что придумают еще, но очень понятно, почему это происходит.

— Почему?

— Безопасность. Google действительно знает о нас очень много. Предположим, сидят люди в нашем Минобороны и со своих IP заходят в аккаунты Google. Можно взять IP, привязать его к аккаунту и понаблюдать за человеком. С вами даже знакомиться не будут, просто выяснят, что работаете вы на пятом этаже Министерства обороны, живете в Бутове, лечите маму в Израиле.

Это та информация, которую раньше разведка добывала с большим трудом. А тут сами приносят на блюдечке с голубой каемочкой. И возникает вопрос: если нам нечего охранять, то и фиг бы с ним. Но государство заведомо считает, что у него есть что охранять.

Вся история началась со Сноудена. Я еще тогда говорил: как только до Путина дойдет осознание того, сколько через интернет можно узнать о человеке, мы тут же окажемся за «занавесом». Вот и вся история, которая сейчас происходит.

— В общем, нас не устраивает, что о нас могут знать что-то ЦРУ и Пентагон, и отдаем эту информацию нашим спецслужбам?

— ЦРУ и Пентагон получают доступ к тем данным, которые наше государство получить не может, а очень хочет.

— Но почему это непременно должно затрагивать свободу на получение и распространение информации?

— Пока еще, мне кажется, никто не пострадал.

— Ключевое слово — пока.

— Понимаете, я занимаю мещанскую позицию. У меня нет в голове чипа, заставляющего немедленно вспоминать 37-й год. Меня вот беспокоит, что в большой сети кафе убрали из меню запеканку с ягненком. А читают ли меня правоохранительные органы, меня не очень беспокоит. У меня нет прогноза на «плохо».

Я понимаю, чего хочет власть. Google за прошлый год удовлетворил 30 тысяч запросов американских правоохранительных органов и ни одного — наших.







 

— А наши интернетчики сколько и чьих запросов удовлетворили?

— Наши не публиковали данные.

— Вот именно.

— Я понимаю, что это хлопок одной ладонью. И все же возникает проблема с юрисдикцией. Смотрите, у нас работает Google, а на Украине есть «Яндекс», при этом у него — российская юрисдикция. «Яндекс» говорит: на территории Украины я как локализованный партнер должен соблюдать законы Украины. На что наши депутаты говорят: но вы же российская компания! А Google, придя на территорию РФ и работая здесь, должен соблюдать законы России? Такова логика государства.

Виртуальная реальность породила историю, когда у Google, Facebook достаточно большой объем бизнеса в России, но нашим органам они не подчиняются. Конечно, эти органы отвратительные, кровопийцы. Но мы же сейчас не об этом, а о том, что, придя на чужую территорию, ты должен соблюдать закон.

«Закрыть зарубежный интернет — это пять минут геморроя и все»

— Тогда в целях безопасности мы должны реализовать идею чучхе — забыть о глобальном мире и создать свои дата-центры, серверы, перейти на отечественное ПО и проклясть Apple.

— Не надо передергивать. Я говорю о том, что «китайская модель», как ни смешно, единственная, которая будет распространяться в мире. В Европе уже давно говорят о специальном интернете для государства, просто когда все за свободу, вслух произнести это вроде как неприлично.

— Ну почему же, немцы заявили об этом как раз после истории со Сноуденом.

— В Средние века в Европе шел процесс огораживания, сейчас он будет происходить в интернете. Китайский вариант практически неизбежен. Создалось виртуальное пространство, которое стоит колоссальных денег.

Государства осознали, что они его практически не контролируют, и сейчас будут стремиться вернуть его. Вот вы говорите, «Яндекс». Если бы Google захотел его замочить, «Яндекса» давно бы не было.

— Можно поступить еще проще: закрыть Facebook, Google, оставить родное, доморощенное.

— Мне кажется, напрасно мы из нашей власти делаем тиранию. Я уверен: если бы вместо Путина был Ходорковский, все было бы то же самое. Я наблюдал попытки договориться с Google. Они отвечают: мы не можем ничего выдать по вашему запросу, потому что тогда нарушим законы США. Что из этого следует? Приведу простой пример. Я — киллер, вы — заказчица.

— Какой прекрасный пример…

— У нас с вами есть gmail. Вы мне пишете: надо шлепнуть Петрова. Мы согласовываем сумму. Я его шлепаю, меня ловят, я рассказываю, что это вы заказчик, и есть доказательства в gmail. Суд говорит: а если это подделка? Надо запросить Google на предмет верификации: что именно с этого айфона в 14.23 было отправлено именно это письмо. Что говорит Google? «Я не отвечаю на эти вопросы». И вас нельзя посадить, потому что доказательств недостаточно.

— Спасибо большое, буду иметь в виду.

— Представляете, сколько в сетях «живет» киллеров, наркодилеров, просто мошенников? И этой проблемой нужно заниматься.

Китай поступил следующим образом: соглашается Google отвечать на вопросы — работает в Китае, не соглашается — не работает. Думаю, у нас произойдет то же самое.



  • 140
  • 21/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое