Древние оптические линзы более века не замечали археологи! Страница 1 из 2

Более века их не замечали археологи. Речь идёт об оптических линзах — тонких инструментах, изготовленных из разных материалов, которые доказывают существование развитой оптики уже в глубокой древности.

Способны ли были люди несколько тысяч лет назад сделать точные оптические инструменты, с помощью которых можно исправлять астигматизм, наблюдать далёкие звёзды и осуществлять работы на микроскопическом уровне?

Специалист по древним линзам Роберт Темпл (прославившийся своей книгой о космических знаниях племени догонов «Тайна Сириуса») уверен не только в этом, но и в том, что доказательства столь неожиданного предположения находились у специалистов под рукой уже как минимум сто лет.







Все последние три десятилетия Роберт, демонстрируя нечеловеческое упорство и выработав свою, особенную методику работ, носился по свету, выяснив во время поездок, что в музеях находится огромное количество предметов, ошибочно записанных как украшения, бусины и т. п. Однако подлинное назначение их было совсем другим — улучшать видимость отдалённых или микроскопических объектов, фокусировать солнечный свет для производства огня и даже для ориентации…

Первым сюрпризом для исследователя оказалось, писал он в своей монографии «Хрустальное солнце», что в классических текстах, так же как и в устной культурной и религиозной традициях многих народов есть многочисленные указания на существование у них оптических приборов. Эти указания вполне могли бы уже давно привлечь внимание историков и археологов, вызвав у них желание разыскать описываемые приборы.

Однако, как с горечью признаётся автор, в научной среде сложилась негативная традиция, которая отрицает возможность существования сколь-нибудь развитой технологии в древности. Так, например, некоторые предметы, чья форма и материал неизбежно наводят на мысль о том, что они служили линзами, были классифицированы как зеркальца, серьги или, в лучшем случае, как зажигательные стёкла, то есть всё-таки линзы, но использовавшиеся исключительно для фокусирования солнечных лучей и зажигания костров.

Парадоксальным образом мелкие кристаллические сферы, изготовляемые римлянами и используемые ими в качестве линз, при наполнении их водой, были расписаны как сосуды для косметики и парфюмерии. В обоих случаях, по мнению Роберта, проявилась особая близорукость современной науки, которой он намерен прописать хорошие очки.

 

Миниатюрные модели времён Плиния

 

Древние ссылки на линзы относительно легко прослеживаются уже со времён Плиния Старшего (I в.), хотя, как мы увидим далее, подобные указания можно обнаружить и в «Текстах пирамид», которым более 4000 лет, и даже ещё раньше — в том же Древнем Египте.

В своей «Естественной истории» Плиний описывает трудоёмкую работу с миниатюрными предметами, которой занимались Каликрат и Мирмекид, два древнеримских художника и ремесленника, примерно в таких словах: «Каликрату удавалось изготовлять модели муравьёв и других крошечных созданий, чьи части тела оставались невидимыми для остальных людей. Некий Мирмекид заслужил себе славу в той же области, сделав маленькую повозку с четырьмя лошадьми из такого же материала, столь крошечную, что её могла закрыть своим крылышком муха, и такого же размера корабль».

Если уж рассказы Плиния производят большое впечатление, то ничуть не менее волнует упоминание о миниатюрной копии «Илиады», выполненной на столь малом куске пергамента, что вся книга могла поместиться в ореховой скорлупе, о чём первым говорит Цицерон, автор предыдущего столетия. Чем ближе к нам, тем чаще классические авторы включают в свои произведения данные об этих ныне потерянных предметах, изготовление которых, очевидно, требовало использования оптических приборов.

По словам Темпла, «первым современным автором оптических приборов — если не считать увеличительных стёкол — был итальянец Франческо Веттори, который в 1739 году создал микроскоп. Веттори был знатоком античных гемм и говорил, что видел некоторые из них, размерами с половину зерна чечевицы, которые, тем не менее, были искусно обработаны, что он считал невозможным, если не признать, что у древних были мощные увеличительные приборы».

Именно при работе с древними украшениями становится очевидным существование ныне утерянной оптической технологии.

На неё интуитивно указывали многие специалисты на протяжении нескольких веков, тем не менее, данная увлекательная область истории науки почему-то осталась совершенно неизученной.

Карл Ситтл, немецкий искусствовед, ещё в 1895 году утверждал, что существует портрет на камне диаметром едва в 6 миллиметров Плотины Помпеи, супруги римского императора Траяна, которая жила в I веке. Ситтл указывал на него в качестве примера использования оптических средств увеличения древними резчиками.

В историческом музее Стокгольма и музее Шанхая хранятся артефакты из разных металлов, таких как золото или бронза, на которых отчётливо заметна миниатюрная работа, так же как и на многочисленных глиняных табличках из Вавилона и Ассирии видны выдавленные микроскопические клинописные знаки.

Подобные крошечные надписи были настолько многочисленны, прежде всего в Греции и Риме, что Роберту Темплу пришлось отказаться от идеи все их разыскать и классифицировать. То же самое характерно и для самих линз, которых он и не надеялся найти больше нескольких штук, но в английском издании своей книги приводит целых 450!

Что касается стеклянных сфер, использовавшихся в качестве зажигательных стёкол и для прижигания ран, они тоже сохранились во множестве в различных музеях, несмотря на свою хрупкость, но всегда были классифицированы как сосуды для хранения специальных жидкостей.

 

От лучей смерти до древнеегипетской оптики

 

То, что оптические технологии древности вовсе не являются иллюзией, «обманом зрения», можно понять, если внимательно перечитать классиков, хорошенько порыскать в музейных каталогах и заново истолковать некоторые мифы. Одним из самых очевидных примеров из последней области является легенда о божественном огне, который передавали людям разные герои, как это случилось с Прометеем, — достаточно только принять, что люди обладали инструментами, способными «получить огонь из ниоткуда».

Греческий автор Аристофан вообще впрямую говорит в своей комедии «Облака» о линзах, которыми разжигали огонь ещё в V веке до н. э. То же самое умели делать, судя по всему, и друиды. Они использовали прозрачные минералы для того, чтобы выявлять «невидимую субстанцию огня».

Но наиболее яркое применение такой технологии мы встречаем у Архимеда с его гигантскими зеркалами. Нет необходимости напоминать здесь обо всём научном вкладе этого гения, родившегося в Сиракузах и жившего с 287 по 212 год до н. э. Однако обязательно нужно сказать, что во время осады Сиракуз в 212 году римским флотом Клавдия Марцелла Архимед сумел поджечь римские триеры, сфокусировав и направив на них солнечные лучи при помощи огромных, предположительно металлических зеркал.

Правдивость данного эпизода традиционно ставилась под сомнение вплоть до 6 ноября 1973 года, пока Иоаннис Сакас не повторил его в порту Пирей и при помощи 70 зеркал не поджёг маленькое судно.

Свидетельства этого впоследствии забытого знания встречаются повсюду, обнажая тот факт, что жизнь людей древности была гораздо богаче и изобретательнее, чем порой способен признать наш консервативный разум. Именно здесь лучше, чем где-либо, оправдывается старая поговорка, что мир видится в зависимости от цвета стекла, через которое мы на него смотрим.

Другая важная находка, с которой знакомит нас Темпл, это плод тяжёлых трудов в области библиографии и филологии. Именно им посвятил своё время доктор Майкл Вейтцман из лондонского университета, он показал, что термином «тотафот», который употребляется в библейских Книгах Исхода и Второзаконие для обозначения филактерии, закреплявшихся на лбу во время религиозной службы, изначально назывался некий предмет, который помещался между глаз.

И в результате перед нами ещё одно описание очков, причём, по мнению Вейтцмана, лучшего знатока древней иудейской истории в Англии, — очков, которые происходят из Египта.

Нет ничего странного, что в стране фараонов были знакомы с ними даже до того, как там появились собственно фараоны. Ведь только так можно объяснить наличие микроскопических рисунков на ручке ножа из слоновой кости, который нашёл в 1990-х годах доктор Гюнтер Драйер, директор Немецкого института в Каире, на кладбище Умм-эль-Кабб (Umm el-Qaab) в Абидосе.

Удивительно, что нож датируется додинастической эпохой, т. н. «периодом Нагада-II», то есть примерно XXXIV веком до н. э. Другими словами — он был изготовлен 5300 лет назад!







Нож из Umm el-Qaab с миниатюрами невероятной точности на ручке

Эта настоящая археологическая загадка представляет нам, — что можно оценить только при помощи лупы, — череду человеческих фигур и животных, чьи головы не превышают одного миллиметра.

Темпл, судя по всему, абсолютно убеждён, что оптические технологии появились в Египте и использовались не только при изготовлении миниатюрных изображений и в повседневной жизни, но и при строительстве и ориентации зданий в Древнем царстве, а также для производства разных световых эффектов в храмах посредством отполированных дисков и при исчислении времени.

Вставные глаза у статуй IV, V и даже III династий были «выпуклыми кристаллическими линзами, совершенно обработанными и отполированными», они увеличивали размер зрачков и придавали статуям оживший вид.



  • 350
  • 20/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое