Tony Granger — креативный Мидас, обожающий трудности Страница 1 из 6

Tony Granger, человек с 27-летним опытом в рекламе, ныне уже бывший chief creaitive officer Saatchi & Saatchi New York. За 4 года он привел агентство к громкому триумфу в Каннах-2007, на Clio Awards, на London International Awards, поставил этими победами нью-йоркское отделение Saatchi на вторую строку The Gunn Report.





И вдруг ни с того ни с сего в ноябре этого года он объявляет о том, что покидает агентство на вершине его успеха. Покидает с тем, чтобы стать всемирным креативным директором Young & Rubicam. Какой поворот!

Да, поворот. Но уже не первый в его жизни. Представьте себе вечно улыбающегося Тони Гренжера сидящим в углу ресторанчика в ЮАР, играющим на гитаре и поющим серенады представительным мужчинам, вкушающим свой ужин. Не можете? Зря. Он был таким, пытаясь добиться хоть чего-нибудь в его любимой музыке. И не мог представить себе, какой успех ждет его впереди, когда он бросит музыку и займется «второй самой клевой в мире штукой», рекламой.

«Когда мне было 20 или около того, я вдруг очнулся и понял, что то, что я до сих пор не сделал ничего в музыке, из-за меня. Значит я был недостаточно хорош».

Для Гренжера стремление к успеху всегда была очень важным. В этом причина того, что он ушел из музыки, и того, что он, не имея ни образования, ни малейшего опыта, пришел в самое лучшее тогда южноафриканское агентство Grey, показал там то, как переделал бы он некоторую «на самом деле ужасную» рекламу и получил работу.

Дальше можно слайдами: после Grey Тони 14 лет провел в TBWA\Hunt Lascaris и помог сделать его одним из лидирующих в ЮАР, затем переехал в Штаты и за полтора года принес крохотному нью-йоркскому агентству Bozell Каннского льва. И уже оттуда в 2002 году мистер Гренжер перешел в Saatchi & Saatchi. Сначала в Лондон, а потом и в Нью-Йорк, на место ушедшего Дэвида Дрога. Тони Гренжер сделал знаменитым агентство, а агентство сделало знаменитым его. Уже давно идет вторая сотня полученных им наград, более 50 Каннских Львов. Его называют «креативным Мидасом» — все, чего он касается, превращается в креатив мирового уровня.

Его коллега и наставник, всемирный креативный директор Saatchi & Saatchi Боб Ишервуд сказал о нем: «Если бы я мог описать Тони всего одним словом, это было бы „движение“».

Он пришел в Saatchi в трудное время — посреди натуральной битвы между CEO всей сети Кевином Робертсом и заместителем председателя совета директоров Майком Бернсом, совершенно друг друга не понимающих и не переносящих.

Но Гренжера это не особо отвлекло от работы, а наоборот даже помогло. Под шумок очень недурно получалось преобразовывать агентство в то, что хотели Тони и СЕО ньюйорского отделения Мэри Багливо. «Неразбериха сильно ускорила отдельные вещи и позволила и нам действовать быстрее».

Гренжер вообще любит вызовы. Именно из-за этого он принял предложение от Bozell. «Я даже не хотел идти на интервью, потому что в ЮАР у них была ужасная репутация неспособных». Но все же пошел на интервью, а потом и на должность. Агенство нашло к нему подход: ему предложили все переделать, сделать агентство знаменитым и выиграть в Каннах. После 18 месяцев работы Bozell стали 3-им в рейтинге Канн того года.

Еще одним вызовом для него стало переосмысление креатива в категории FMСG. Ему хотелось переделать его, доказать, что даже такую скучную штуку как пятновыводитель или стиральный порошок можно рекламировать так, что все будут их покупать и радоваться хорошей, остроумной рекламе. Ему повезло — Proctor & Gamble и General Mills осознавали что в креативе есть практичное волшебство и позволили Гренжеру делать то, что он хотел. Результат — Гран При и масса других наград в Каннах в этом году именно в этой категории.












  • 392
  • 18/09/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также