Вся правда о женщинах на войне. Душещипательные строки, от которых слезы наворачиваются на глаза... Страница 1 из 3

О героизме наших людей во время Великой Отечественной войны сказано немало слов, написано много книг, снято сотни художественных фильмов. И это неудивительно, ведь о подвигах, на которые шли наши предки, защищая родину от врага, должны знать все поколения независимо от того, сколько воды утекло с тех пор.

Сегодня интернет-журнал хочет без лишнего пафоса и громких пустых слов раскрыть тебе всю правду о женщинах на войне. К сожалению, о них обычно не принято вспоминать, когда речь заходит о славных защитниках и героях Отечества в те страшные годы. А ведь именно они, отважные женщины-фронтовички, подпольщицы, партизанки, часто рисковали своей жизнью не меньше мужчин, стойко защищая Родину. Прочти эти трогательные воспоминания мужественных героинь, которые взяты из книги Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо». С уверенностью могу сказать, что это именно та горькая обнаженная правда, о которой не писали в газетах. Когда ты читаешь эти строки, слезы сами наворачиваются на глаза… У каждой из женщин своя история, но я уверен, ни одна из них не оставит тебя равнодушным. Эта самая настоящая исповедь бесстрашных представительниц прекрасного пола, выживших в тех жутких, нечеловеческих условиях войны.

«Ехали много суток… Вышли с девочками на какой-то станции с ведром, чтобы воды набрать. Оглянулись и ахнули: один за одним шли составы, и там одни девушки. Поют. Машут нам – кто косынками, кто пилотками. Стало понятно: мужиков не хватает, полегли они, в земле. Или в плену. Теперь мы вместо них… Мама написала мне молитву. Я положила ее в медальон. Может, и помогло – я вернулась домой. Я перед боем медальон целовала...»



«И девчонки рвались на фронт добровольно, а трус сам воевать не пойдет. Это были смелые, необыкновенные девчонки. Есть статистика: потери среди медиков переднего края занимали второе место после потерь в стрелковых батальонах. В пехоте. Что такое, например, вытащить раненого с поля боя? Я вам сейчас расскажу… Мы поднялись в атаку, а нас давай косить из пулемета. И батальона не стало. Все лежали. Они не были все убиты, много раненых. Немцы бьют, огня не прекращают. Совсем неожиданно для всех из траншеи выскакивает сначала одна девчонка, потом вторая, третья… Они стали перевязывать и оттаскивать раненых, даже немцы на какое-то время онемели от изумления. К часам десяти вечера все девчонки были тяжело ранены, а каждая спасла максимум два-три человека. Награждали их скупо, в начале войны наградами не разбрасывались. Вытащить раненого надо было вместе с его личным оружием. Первый вопрос в медсанбате: где оружие? В начале войны его не хватало. Винтовку, автомат, пулемет – это тоже надо было тащить. В сорок первом был издан приказ номер двести восемьдесят один о представлении к награждению за спасение жизни солдат: за пятнадцать тяжелораненых, вынесенных с поля боя вместе с личным оружием, – медаль “За боевые заслуги”, за спасение двадцати пяти человек – орден Красной Звезды, за спасение сорока – орден Красного Знамени, за спасение восьмидесяти – орден Ленина. А я вам описал, что значило спасти в бою хотя бы одного… Из-под пуль...»



«Помню, отпустили меня в увольнение. Прежде чем пойти к тете, я зашла в магазин. До войны страшно любила конфеты. Говорю: “Дайте мне конфет”. Продавщица смотрит на меня, как на сумасшедшую. Я не понимала, что такое – карточки, что такое – блокада? Все люди в очереди повернулись ко мне, а у меня винтовка больше, чем я. Когда нам их выдали, я посмотрела и думаю: “Когда я дорасту до этой винтовки?” И все вдруг стали просить, вся очередь: “Дайте ей конфет. Вырежьте у нас талоны”. И мне дали».



«У меня было ночное дежурство. Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан… Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет, не дотянет до утра… Спрашиваю его: “Ну, как? Чем тебе помочь?” Никогда не забуду… Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: “Расстегни халат… Покажи мне свою грудь. Я давно не видел жену...” Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице».



«Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: “Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь”. Брат на фронте погиб. Она плакала: “Одинаково теперь – рожай девочек или мальчиков”».

  • 493
  • 02/09/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое