Трагедия дочерей, на которых возлагали роль родителей

Поделиться



Разбирая аспекты формирования личности, психологи приходят к общему мнению, что мало кто способен так сильно покорёжить психику ребенка, как его родители. И эти травмы человек врачует всю оставшуюся жизнь, причем часто безрезультатно. Сегодня расскажу о трагедиях дочерей, на которых возлагали роль родителей.





Психологическая эксплуатация матерью дочери

Любая формирующаяся личность нуждается в поддержке и опоре. Именно в этом и заключается смысл отношений «мать-дочь». Девочка должна видеть пример женщины, которая является самым важным человеком в её жизни, ощущать одобрение, понимать, что в любой ситуации её готовы выслушать, поддержать и понять.

Это идеальная ситуация, которая осложняется тем, что дочери находятся в абсолютной зависимости от эмоциональной, ментальной, физической поддержки матерей. В некоторых случаях естественный ход взросления нарушается желанием матери решить свои психологические проблемы за счет этой зависимости.

Бывает так, что матери ожидают, что дочери будут выслушивать их страхи, решать проблемы, утешать и заботиться, выступать в качестве посредника, то есть происходит подмена понятий, трансляция на дочь функций мамы. Фактически, на ребенка возлагается ответственность за благополучие взрослого, дочь наделяется обязанностями терапевта, подруги и даже замещает партнера. У девочки не остается другого выхода, как либо принять правила игры, либо попробовать бунтовать, но поскольку в плане выживания ребенок находится в полной зависимости от родителя, это оказывается под силу далеко не каждому.

Поэтому традиционно поведение дочери варьируется в следующих схемах:

  • быть идеальной маленькой девочкой, в ожидании, что мама это оценит и наконец-то проявит заботу

  • стать сильной и начать решать мамины проблемы, в надежде на похвалу и любовь

  • попытаться понять нужды матери и полностью их удовлетворить, рассчитывая, что после этого можно будет начать жить своей жизнью

К сожалению, как бы ни пыталась дочь «встроиться» в ситуацию, это не решит проблемы матери, не залечит её травму, зато для подрастающей девочки такая эксплуатация не проходит даром. Обычно схема поведения с матерью проецируется и на другие стороны жизни – работу, отношения с друзьями, партнером, превращая реальность в замкнутый круг боли и неуверенности

Причины и последствия подмены понятий

В чем же кроется причина подмены матерями понятия материнства? Во многом это следствие патриархальности нашего общества. Женщина зачастую с рождения находится в приниженном положении, и когда в распоряжении оказывается абсолютно зависимое от неё существо, не может удержаться и не использовать возможность самоутвердиться, получить признание и любовь. И такая ситуация длится из поколения в поколение.

Матери подсознательно транслируют дочерям свою слабость, неспособность противостоять ударам судьбы, постепенно подводя к мысли, что потребности ребенка слишком высоки и не под силу родителям. Как результат – дочери стыдятся самого факта своего существования, столь осложнившего жизнь мамы, принимают мысль о необходимости отказа от собственных потребностей и даже возможности становления как личность. Девочкам кажется, что они слишком большие и занимают так много места, что стесняют родителей, что их «Я» может ранить мать, что единственный выход – остаться маленькой и хрупкой, без собственного мнения и собственной жизни.

Кладя свою жизнь на алтарь материнской травмы, девочки не понимают главного: мать не одобряет дочь как личность, только как функцию, служащую удовлетворению её проблем. Любая попытка отказаться от роли «рыцаря» грозит дочери агрессией со стороны матери.

Взрослея, девочка начинает понимать, насколько легко вывести мать из равновесия и из-за этого скрывает свою личную жизнь, так как любая попытка отделиться, обрести собственные интересы делает её в глазах матери злейшим врагом. Причина – мать ассоциирует поведение дочери с поведением собственной мамы, которая в свое время отвергла её и чтобы не чувствовать снова боль отторжения, готова проявлять грубость, в том числе и физическую, в обращении с дочерью.

При этом матери не желают признаваться в эксплуатации дочерей, да попросту в краже их детства. Часто прибегают к аргументам вроде «Моей вины в этом нет!», «Ты просто неблагодарная!», «Как ты можешь обвинять совою мать, я лучшие годы тебе отдала!» и т.д. Они хотят заставить дочерей молчать об их боли, так как признать проблему слишком болезненно для них самих. Но тот, кто обладает силой, может творить не только добро, но и зло, и какие бы мотивы своего поведения ни называли матери, все равно они несут ответственность за вред, который причинили дочерям.

Способы преодоления травмы

И все же 99% процентов дочерей, оказавшихся лишенных детства из-за эксплуатации матерями, рано или поздно понимают, что сложившаяся ситуация – ненормальна и следует что-то менять. От подруг можно услышать совет: будь сильной, начни жить своей жизнью. В чем-то они правы, но в данном случае проявления силы должно начаться с себя. Надо заставить себя увидеть роль мамы в психологической травме. Пока мы отказываемся видеть вину матерей в наших страданиях, мы продолжаем кормить свое чувство стыда, ущербности и самоуничижения.





Прятаться за чувством стыда легче, чем взглянуть правде в глаза, стыд выступает защитой от боли, которая непременно последует за пониманием, что именно мама, самая дорогая и важная в мире, нас просто-напросто использовала. Быть жертвой – не выход, это не исцелит ни нашу проблему, ни проблемы матери. Со своей травмой мама должна разобраться сама, это её ответственность, и ничья больше. Нужно найти в себе силы отдать матерям то, что они переложили на плечи дочерей, не оставив детям выбора и не поинтересовавшись их мнением.

Только после полного осознания проблемы, понимания того, как она повлияла на прожитую жизнь, можно будет браться за её решение. Стоит отметить, что часто дочери пытаются перешагнуть через ступень осознания и перейти сразу к милосердию и прощению, и в этом вязнут. Не получится оставить проблему в прошлом, если не понимать, что именно оставляешь.

А суть, на самом-то деле, вот в чем:

  • материнская любовь – основной фактор, необходимый для выживания ребенка, поэтому безусловная верность матери, что бы она ни сделала, заложена в детях на генетическом уровне

  • общество возлагает на женщин, и, следовательно, девочек, обязанность заботиться о других, часто в ущерб собственным интересам

  • культурные табу накладывают на детей обязанности почитать родителей, кроме того, обожествленный образ матери есть практически в каждой религии, поэтому детские бунты обречены на порицание со стороны общественного мнения

  • такое понятие, как «женская солидарность» — дочки и матери одного пола, а значит, по умолчанию должны испытывать сходные эмоции, иметь общие интересы, быть «на одной стороне»

  • трудно увидеть во взрослом человеке, а тем более матери, жертву укоренившихся комплексов

И вот «на выходе» мы имеем следующую проблему: девочка, которой с детства пришлось играть роль взрослого человека, в отношениях с матерью была вынуждена подавлять себя (я любима, пока я маленькая), из-за чего выработалась подсознательная ассоциация материнской любви с самоуничижением. С возрастом можно сколько угодно вслух декларировать свое желание построить карьеру, семью, добиться успеха, любви, уважения, но подсознание будет неутомимо подкидывать детские страхи, когда быть большим и естественным означало остаться без поддержки матери, быть ею отвергнутым.

Для подсознания ребенка отвержение матерью однозначно означает смерть, а самосаботаж (остаться маленьким) – выживание. Следовательно, отпустить свой стыд и вину значит, отпустить свою мать, остаться беззащитным, нелюбимым, ведь любить себя дочерей никто не учил.опубликовано 

 

Автор: Мария Кудрявцева

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //maria-kudryavtseva.ru/styid-zabotyi/

8 вещей, которые происходят, когда девочка теряет своего отца

Поделиться



1. Люди могут говорить неправильные вещи

Но ты не можешь их винить. Даже когда люди сочувствуют тебе всей душой, они неосознанно делают тебе больно.

Через 5 минут после того, как мой отец умер, я вышла из его палаты сходить за водой, отвлечься, притвориться, что все это нереально. Я просто шла. И вот, когда я возвращалась обратно к отцу, медсестра отвела меня в сторону и сказала: «Я подруга твоей тети. Я знаю, что ты чувствуешь. Мой дедушка умер полгода назад. Рак — это ужасно».





Что ж. Мой отец умер ТОЛЬКО ЧТО. В 5 метрах от того места, где мы разговаривали. Его безжизненное тело до сих пор лежало там. И кто-то осмеливается мне говорить, что знает, что я чувствую? Да я сама не знаю, что я чувствую!

Я думаю: «Да пошла ты».

А сама говорю: «Спасибо».

У каждого свой опыт, и даже если у вас тоже умирал родной человек при точно таких же обстоятельствах, вы не можете чувствовать то же самое, что и я. У вас могут быть совсем другие отношения с этим человеком, совсем другая эмоциональная система. Поэтому просто промолчите.

 

2. В твоей голове словно проматывается кинопленка

Если вам приходилось получать «тот самый» звонок, если вам когда-нибудь говорили «позвонить всем родным и сказать срочно приехать», если вы когда-нибудь попадали в ситуацию, которую не могли контролировать, и все становилось хуже некуда — тогда вы можете понять это чувство.

Будучи дочерьми, нас воспитывают так, что папа — это наша скала и опора. Это воплощение настоящего мужчины. Это наш герой.

И видеть его в последние минуты его жизни… Это переворачивает все, что ты думала, знаешь об этом мире.





Так не должно было быть. Никогда. Твой папа должен быть непобедимым. Он укрощает монстров под твоей кроватью. Он держит твою руку так, что ты ничего не боишься. Он защищает тебя от школьных обидчиков. И сейчас это не он перед тобой.

И вдруг ты чувствуешь себя некомфортно. Слабой. Хрупкой. Уязвимой.

Картинка с ним в таком состоянии будет преследовать тебя еще долго. И она будет проигрываться снова и снова.

 

3. Печаль твоей матери может разбить тебе сердце

У них были несовременные отношения, которые распадаются через несколько лет. Они вместе росли. Они переживали столько новых вещей вместе. Они рожали детей. Они воспитывали их. Мои родители были вместе 42 года.

Поэтому когда твой отец умирает, умирает и огромная часть твоей матери. Она чувствует себя неполной. Она не знает, как жить без него. Она осталась без большой части себя, которую ничем нельзя заменить.

И это разобьет тебе сердце.

 

4. Ты можешь злиться

Ты можешь ненавидеть весь мир. Ты можешь винить Бога. Ты будешь срываться на всех: на прохожих и друзьях, у которых отцы еще живы. Ты будешь презирать их еще больше, если они не ценят своих отцов, и будешь пытаться внушить им здравый смысл.

Ты можешь встречать жалких людей и думать: «Почему ты жив, а мой отец нет?!». И будешь ненавидеть себя за эти мысли.

 

5. Ты можешь ссориться со своими братьями/сестрами

Каждый переживает горе по-своему. Но не стоит забывать о вашей связи. Не позволяйте горю разъединить. Лелейте общие воспоминания.

 

6. Тебе придется повзрослеть

Внезапно все становится реальным. Все формальные моменты могут навалиться на твою маму, и твоя задача — помочь ей.

 

7. Ты можешь разрушить себя мыслями «а что было бы, если»

Это не поможет. Прошлое — в прошлом, что случилось, то случилось. Многие склонны думать: «Если бы я сделала это…тогда бы…». Но это никак не поможет пережить горе. Это только усложнит все, если ты будешь еще и винить себя.

Ты не можешь вернуться назад. Ты сделала все, что могла.

 

8. С тобой все будет хорошо

Ты начнешь думать о силе отцовской любви. Ты можешь видеть детей на улице и думать, как твой отец играл с тобой, когда ты была маленькой. Ты осознаешь его преданность и жертвенность. Ты осознаешь ценность жизни. Ты понимаешь, что время лечит. Ты начинаешь ценить все, что имеешь в этой жизни, и стараешься жить так, чтобы отец тобой гордился.опубликовано

фото ©Raquel Chicheri

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //soulpost.ru/8-veshhej-kotorye-proisxodyat-kogda-devochka-teryaet-svoego-otca/

Это необходимо прочитать ВСЕМ женщинам!

Поделиться



Однажды два моряка отправились в странствие по свету, чтобы найти свою судьбу.

Приплыли они на остров, где у вождя одного из племён было две дочери. Старшая — красавица, а младшая — не очень…

Один из моряков сказал своему другу:

— Всё, я нашёл своё счастье, остаюсь здесь и женюсь на дочери вождя.





— Да, ты прав, старшая дочь вождя — красавица, умница. Ты сделал правильный выбор — женись.

— Ты меня не понял, друг! Я женюсь на младшей дочери вождя.

— Ты что, с ума сошёл? Она же такая… не очень.

— Это моё решение, и я это сделаю.

Друг поплыл дальше в поисках своего счастья, а жених пошёл свататься. Надо сказать, что в племени было принято давать за невесту выкуп коровами. Хорошая невеста стоила десять коров.

Пригнал он десять коров и подошёл к вождю.

— Вождь, я хочу взять замуж твою дочь и даю за неё десять коров!

— Это хороший выбор. Моя старшая дочь — красавица, умница, и она стоит десяти коров. Я согласен.

— Нет, вождь, ты не понял. Я хочу жениться на твоей младшей дочери.

— Ты что, шутишь? Не видишь, она же такая… не очень.

— Я хочу жениться именно на ней.

— Хорошо, но, как честный человек, я не могу взять десять коров, она того не стоит. Я возьму за неё три коровы, не больше.

— Нет, я хочу заплатить именно десять коров.





Они поженились.

Прошло несколько лет, и странствующий друг, уже на своём корабле, решил навестить оставшегося товарища и узнать, как у него жизнь.

Приплыл, идёт по берегу, а навстречу женщина неземной красоты.

Он её спросил, как найти его друга. Она показала. Приходит и видит: сидит его друг, вокруг детишки бегают.

— Как живёшь?

— Я счастлив.

Тут входит та самая красивая женщина.

— Вот, познакомься. Это моя жена.

— Как? Ты что, женился ещё раз?

— Нет, это всё та же женщина.

— Но как это произошло, что она так изменилась?

— А ты спроси у неё сам.

Подошёл друг к женщине и спрашивает:

— Извини за бестактность, но я помню, какая ты была… не очень. Что произошло, что ты стала такой прекрасной?

— Просто однажды я поняла, что стою десяти коров.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.irinastukaneva.ru/mladshaya-doch-vozhdya/

А можно маму не трогать?

Поделиться



«Марина, домой! Уже девять часов вечера!» Можно подумать, что это маленькую девочку так зовёт мама со двора, крича в окно, но, увы, нет: Марине — 39, и 70-летняя мама говорит ей это по рабочему телефону, не заметив, что трубку взяла другая сотрудница отдела. На работе аврал в конце квартала, но маму это не волнует — ровно в девять дочь должна быть дома, и точка.

«Мама, я всё поняла, я исправлюсь. Я больше не буду так», — улыбается другая девушка в «Скайп». Мама живёт в Омске, но это не мешает ей контролировать каждый шаг дочери, которая живёт и работает в Москве. Дочери 41, она никогда не была замужем и у неё нет детей, но, выбирая туфли, она отмечает: «Мама бы такие никогда не надела».





«Я хочу, чтобы в моей жизни появился мужчина. Пожалуйста, научите меня вести себя так, чтобы я смогла его привлечь. Только, пожалуйста, давайте маму не будем трогать и в моих отношениях с ней не копаться», — с таким запросом ко мне обращались неоднократно.Сделайте мне мужа, а то мама уже очень хотела бы нянчить внуков. А если не замуж, то помогите мне хотя бы найти любовника, чтобы зачать ребёнка — мы с мамой и вдвоём вырастим, без отца. Мама согласна.

Мне очень жаль, но эта просьба звучит примерно так, как если бы девушка пришла на приём к гинекологу и сказала: «Доктор, я очень хочу забеременеть! Пожалуйста, помогите мне! Только ни в коем случае не вынимайте внутриматочную спираль — я к ней так привыкла, она мне очень нужна».

Да, науке известны случаи, когда женщины беременели и при наличии в матке спирали, только на здоровье родившихся младенцев это сказывалось не лучшим образом, и сохранялась у них беременность гораздо более «вопреки», чем «благодаря». Если с мамой сложились отношения, которые «абортивны» для отношений с мужчинами, то приходится выбирать — либо ты оставляешь одно, либо отвергаешь это и пытаешься построить другое.

Если, несмотря на условия строгой конспирации и требования быть дома ровно в девять, девушке всё-таки удастся хоть на йоту ослабить мамин контроль и чудом выйти замуж, то для брака атмосфера дочкино-материнских отношений в любом случае окажется губительной. Либо мужа попытаются сделать ещё одним маминым ребёнком, либо, как в анекдоте, через некоторое время мама скажет: «Что здесь делает этот чужой человек? Ведь ребёнка от него ты уже родила, пора бы его и выгнать».

Главная трудность здесь в том, что мама — это часто «слепое пятно». Отношения с ней, её поведение вне критики, ведь мама — это святое. «Ну я же не подросток, чтобы бунтовать, — отвечает 37-летняя дорого и со вкусом одетая дама, успешный юрист. — Мама уже старенькая, теперь моя очередь о ней заботиться». И вечером в пятницу послушно катит свой новенький автомобиль к маме на дачу с полным багажником продуктов, в то время как её одинокие подруги едут веселиться.

Так из маминой дочки девушка постепенно превращается в маминого заботливого родителя, а в этой роли можно оставаться уже до тех пор, пока смерть не разлучит вас. Правда, на этот момент маме может оказаться уже лет 90, а тебе лет 70, но разве в свои 70 ты пожалеешь, что посвятила маме всю жизнь? Ведь это же твой самый дорогой человек.

Если девушка, «заколдованная мамой», приходит решать свои проблемы методом семейных расстановок или психодрамы, то мы часто видим картину, в которой для мужчины места нет, потому что мама там стоит у дочери на месте всех. Заполняет собой всё пространство, как в блаженном младенчестве.





В Испании существовала традиция: старших дочерей в семье выдавали замуж, а третья, младшая, оставалась при родителях, замуж не выходила и обязана была в старости служить им сиделкой. Сегодня мы можем посмотреть об этом фильм и уронить слезу, видя, как третья дочь из-за семейных традиций не может выйти замуж за любимого, но в старинной Испании родители были хотя бы с дочерью честны. Они говорили ей прямо: замуж пойдут Долорес и Мерседес, а ты, Кончита, упокоишь нашу старость.

Наши же соотечественники и современники часто желают дочери замужества и материнства на словах, а на деле не отпускают её от себя ни на шаг, не дают даже малейшего шанса начать самостоятельную жизнь и встретить любовь.

Что же делать, как взрослой дочери от мамы сепарироваться, если она не сделала этого в подходящем возрасте? Понемногу учиться различать, где мамино и где моё, чего хочет мама и чего хочу я.  





Учиться говорить маме «нет», для начала хотя бы по мелочам. Нет, мама, спасибо, я сейчас не хочу оладушек. Да, я понимаю, ты его пекла, старалась, спасибо тебе за труды, но вот прямо сейчас не хочу.

Есть такая «волшебная» разрешающая фраза: «Мама, я взрослая женщина и я пошла». В ней нет ничего грубого, неуважительного и тем более оскорбительного. Если вы пока не готовы сказать это маме в лицо, боитесь тем самым её обидеть, то попробуйте проговорить это в её адрес мысленно или обращаясь к пустому стулу, на котором маму можно себе представить.

Иногда помогает другая фраза: «Мама, я буду счастлива в личной жизни и выйду замуж даже в том случае, если тебя это обрадует». Работает в том случае, если к одиночеству вас приводит неосознанное следование принципу «назло маме отморожу уши» — раз мама настойчиво требует от меня кольца на безымянном пальце и внуков, то выражу-ка я ей свой протест хотя бы так, оставаясь незамужней и бездетной. Но не слишком ли высока цена? Уши-то свои, новые назло маме не вырастут. опубликовано 

 

Автор: Ольга Гуманова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! © 

Источник: www.matrony.ru/a-mozhno-mamu-ne-trogat/

50 советов для дочери, которые стоит вспомнить и взрослым женщинам

Поделиться



Эти жизненные установки пригодятся любой девочке в будущем. А некоторые советы стоит вспомнить и взрослым женщинам.





 

1. Люби себя в первую очередь.

2. Средняя школа – это еще не реальная жизнь. Будь к этому готова.

3. В жизни ты встретишь много дрянных девчонок. Просто держи марку и проходи мимо.

4. Если ты нашла настоящего друга, то постарайся его удержать, независимо от того, как далеко вы друг от друга.

5. Вещи не сделают тебя счастливой.

6. Не суди никого сама, но будь готова, что тебя будут судить постоянно. Выше нос, детка.

7. Узнай свою бабушку по-настоящему.

8. Не всякая проблема является концом мира.

9. Выбери свою главную битву, далеко не за все стоит действительно сражаться.

10. Не сравнивай себя с другими, они никогда не будут такими как ты.

11. Независимо от того, как сильно ты любишь человека, постарайся не потерять себя.

12. Говори. Найди свой голос и используй его!





13. Выучи слово “нет” и не бойся использовать его.

14. Тебе предстоит написать свою собственную историю жизни, постарайся заполнить страницы счастливыми событиями.

15. Никогда не гоняйся за мужчиной, правильно будет, если он сам найдет тебя.

16. Научись правильно принимать комплименты и попробуй верить в них.

17. Всегда будь честной.

18. Умей быть счастливой в собственной роли и не бойся одиночества.

19. Никогда не бойся поделиться тем, что ты чувствуешь.

20. Спорить можно, но помни правило 9. 21. Читай все, что попадает тебе в руки. Знание – это сила.
 

22. Если ты пришла домой к парню и не увидела в доме книг, то иди прочь.
 

23. Ты – не чья-то собственность!
 

24. Будь всегда в состоянии постоять за себя. Всегда.
 

25. Не бойся потерпеть неудачу. Именно на них учатся.
 

26. Никогда не отправляй в электронном виде что-то такое, что ты не могла бы разместить на первой странице городской газеты. Даже если ты удалишь это, оно все равно всплывет.
 

27. Помогай другим безоговорочно, добрые дела приносят счастье.
 

28. Будь любезна, благодарность раскрывает характер.
 

29. Всегда доверяй своей интуиции. Всегда!
 

30. Будь вежлива.

31. Твои действия лучше говорят за тебя, чем твои слова.

32. Не скрывай свои чувства, найди способ их выразить.
 

33. Ищи красоту во всех вещах.
 

34. Пользуйся солнцезащитным кремом!
 

35. Не теряй контакта с людьми, которые тебя любят.
 

36. Всегда иди по жизни с высоко поднятой головой. Уверенность привлекательна.
 

37. Плачь, когда это нужно, и найди новые силы в своих слезах.
 

38. Смех является лекарством для души.
 

39. Слишком громкая музыка? Так сделай погромче и танцуй!
 

40. Слова могут строить мосты и сжигать их. Выбирай их осмысленно.

41. Дом – это там, где тебя любят, а не там, где ты живешь.

42. Принести первым извинения – это не значит проявить слабость.
 

43. Работай, работай тяжело. Всегда будь в состоянии обеспечить себя.
 

44. Я знаю, ты меня ненавидишь иногда, но я всегда люблю тебя.
 

45. Ты самодостаточна!
 

46. Ты можешь сказать мне что-нибудь в любое время. Я всегда буду рядом с тобой.
 

47. Запомни еще раз, я всегда буду любить тебя.
 

48. Ты способна на большее, чем тебе кажется.
 

49. Ты красива, и не позволяй никому заставить чувствовать себя по-другому.
 

50. Жизнь состоит только из сегодняшнего дня. Живи в данный момент. Ты не можешь полностью контролировать свой вчерашний или завтрашний день. Все, что у тебя есть, это сегодня, так что просто будь счастлива.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: womanhappiness.ru/50-zhiznennyx-sovetov-dlya-docheri/

Антимама

Поделиться



Моя девочка. Мне тяжело смотреть, как ты страдаешь. Да, ты давно выросла и стала опытней. Ты много знаешь и отлично справляешься с тем, что мне было бы не под силу. Ты преуспела во многих делах. Истала намного лучше, чем я могла бы себе представить. 

Я знаю, как тебе было не просто оказаться там, где ты сейчас.Я так горжусь тобой. У тебя есть гораздо больше, чем я могла тебе желать. Но мне больно смотреть в твои печальные глаза и на твои опущенные плечи. Я вижу, как ты стараешься разорвать порочный круг, в котором, сама не заметила, как оказалась.

Твой психоаналитик все чаще возвращает тебя в детство. Ко мне. И ты пытаешься вспомнить о том, как все было. Тогда. Меня ранит знать, что могла бы быть для тебя лучше.





Прости, но я не могла. Я была лишь такой, какой могла быть. Или какой умела. Ты появилась у меня рано. Согласись, 22 года – не лучший возраст для материнства. Но тогда было такое время. Если бы не в 22, вообще не известно, была бы ли ты у меня. А мне так хотелось бегать на танцы, носить модные платья, туфли на каблуке и кружить головы мужчинам.

А тут появилась ты. Бессонные ночи, пеленки, кормежка, муж, уборка и …моя мама. Я едва успевала справиться со своими рутинными делами и мечтала о лишнем часе, чтобы отдохнуть. Ты сердишься на меня за то, что я уделяла тебе мало времени, не лелеяла, не играла столько, сколько тебе бы хотелось, не говорила о том, какая ты у меня красивая, не спрашивала о том, что для тебя важно.

А кто спрашивал меня? Я всего лишь была должна. Быть хорошей хозяйкой, хорошей матерью, послушной дочерью. Меня так воспитала моя мама. А она в свое время натерпелась. Очень нелегкая у нее была жизнь.

У меня не было своего психотерапевта, как у тебя, достойных книг по воспитанию, и своего опыта. Меня воспитывала коммунистическая партия советского союза и я обязана была воспитать достойного члена социалистического общества. Раз у моей мамы это получилось, я тоже должна была справиться.

Мне важно было, чтобы ты была не хуже остальных. Понимаешь, не хуже! А если лучше, то я бы гордилась. Не знала я тогда, что ты будешь жить в другое время и у тебя будут другие ценности. Я бы конечно не заставляла тебя делать уроки и воспитывать в тебе отличницу. Я бы чаще тебя хвалила, чтобы поднять твою самооценку. Но я не думала, что она тебе понадобится. Ведь меня мама научила, что скромность украшает человека.





Прости меня, я не совершенна. Как и ты. Но мне уже поздно что-то менять. А тебе – самое время. Если ты знаешь, как бы тебе хотелось, ты можешь это воплотить в своей жизни сейчас. Тебе еще не поздно. Твое детство навсегда останется нашим прошлым. И если ты научилась делать то, что сейчас тебе мешает, то разучись это делать и научись это делать иначе. Твое настоящее – это твое настоящее и я здесь уже не причём.

Я лишь мечтаю видеть твои счастливые глаза и расправленные плечи. Если ты мне даже не скажешь – я справилась, мама!

А я? Я всегда буду любить тебя, моя замечательная доченька.опубликовано 

Автор: Елена Клименкова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/My40Club/?fref=ts.

Когда стыд на вкус как материнская забота

Поделиться



Поток между маленькой девочкой и ее матерью должен быть односторонним, постоянно направляющим поддержку от матери к дочери. Само собой разумеется, что девочки полностью зависимы от физической, ментальной и эмоциональной поддержки своих матерей. Однако одна из многих граней материнской раны – это общая динамика, когда мать неадекватно зависима от ментальной и эмоциональной поддержки, которую обеспечивает ей дочь. Это смена ролей чрезвычайно вредит дочери, оказывая долгоиграющее влияние на ее самооценку, уверенность и чувство собственной ценности.





Элис Миллер описывает эту динамику в «Драме одаренного ребенка». Мать, родив ребенка, может бессознательно почувствовать, будто у нее наконец есть кто-то, кто будет безусловно любить ее, и начать использовать ребенка для удовлетворения своих собственных нужд, которые остались неудовлетворенными еще с ее детства. Таким образом на ребенка накладывается проекция матери его матери. Это ставит дочь в невыносимую для нее ситуации, где на нее навешивается ответственность за благополучие и счастье ее матери.

И тогда юной дочери приходится подавлять свои собственные нужды, возникающие в процессе ее развития, чтобы удовлетворять эмоциональные нужды матери.

Вместо того, чтобы опираться на мать как на надежную эмоциональную базу для исследований, от дочери ожидается, что она сама будет такой базой для своей матери. Дочь уязвима и зависима от своей матери в вопросе выживания, поэтому у нее небольшой выбор: либо подчиниться и удовлетворять нужды матери, либо в какой-то степени восстать против нее.

Когда мать наделяет свою дочь взрослыми ролями вроде заместителя партнера, лучшей подруги или терапевта, она эксплуатирует дочь.

Когда дочь просят выступить в роли эмоциональной опоры для ее матери, она больше не может полагаться на свою мать в мере, необходимой для удовлетворения ее собственных возрастных потребностей.

Есть несколько вариантов, как дочь может реагировать на такую динамику:

  • «Если я буду очень, очень хорошей девочкой (послушной, тихой и ни в чем не буду нуждаться), тогда мама наконец меня увидит и позаботится обо мне» или

  • «Если я буду сильной и буду защищать маму, она меня увидит» или

  • «Если я дам маме то, что она хочет, она перестанет со мной так обращаться,» и так далее.

Во взрослой жизни мы можем проецировать эту динамику и на других людей. Например, на свои отношения: «Если я все время буду пытаться быть достаточно хорошей для него, он будет со мной в отношениях.» Или на работу: «Если я получу еще одно образование, я буду достаточно хороша для повышения.»

В таком случае матери вступают в конкуренцию со своими дочерями за право получать материнскую опеку.

Тем самым они транслируют убеждение, что материнской заботы или любви на всех не хватит. Девочки вырастают с верой в то, что любви, одобрения и признания очень мало, и чтобы заработать это, нужно надрываться. Позже, уже во взрослом возрасте они притягивают в свою жизнь ситуации, снова и снова проигрывающие этот шаблон. (Многие такие динамики влияют и на сыновей тоже.)

Дочери, на которых навесили родительские функции, лишены детства.

В таком случае дочь не получает одобрения себя как личности, она получает это только в результате выполнения определенной функции (облегчив матери ее боль).





Матери могут ожидать от своих дочерей, что те будут выслушивать все их проблемы, и даже просить у дочерей утешения и заботы, чтобы справиться со своими страхами и тревогами взрослого человека. Они могут ожидать от дочерей, что те будут выручать их из проблем, разбираться с беспорядком в их жизни или с их эмоциональными расстройствами. Дочь может постоянно привлекаться в качестве посредника или решателя проблем.

Такие матери транслируют своим дочерям, что они как матери – слабые, перегруженные и неспособные справиться с жизнью. Для дочери это означает, что ее потребности, возникающие в процессе ее развития, чрезмерно перегружают мать, поэтому ребенок начинает обвинять себя за сам факт своего существования. Девочка таким образом получает убеждение, что она не имеет права на свои собственные потребности, не имеет права быть выслушанной или одобренной такой, какая она есть.

Дочери, на которых навесили родительские функции, могут цепляться за эту роль и во взрослой жизни из-за множества вторичных выгод. Например, дочь может получать одобрение или похвалу исключительно тогда, когда она исполняет роль воина в жизни матери или спасителя матери.

Заявление о своих собственных нуждах может угрожать отвержением или агрессией со стороны матери.

По мере взросления дочь может бояться, что мать слишком легко выбить из колеи, и из-за этого страха поэтому она может скрывать от матери правду о своих собственных потребностях. Мать может играть на этом, впадая в роль жертвы и заставляя дочь считать себя злодеем, если она смеет заявлять о своей собственной отдельной реальности. Из-за этого у дочери может сложиться неосознанное убеждение «Меня слишком много. Моё истинное «я» ранит других людей. Я слишком большая. Мне нужно оставаться маленькой, чтобы выжить, и чтобы меня любили.»

Хотя эти дочери могут принимать проекцию «хорошей матери» от своих матерей, иногда на них может проецироваться и образ плохой матери. Например, это может произойти, когда дочь уже готова эмоционально отделиться от матери как взрослый человек. Мать может неосознанно воспринять отделение дочери как повтор отвержения ее собственной матерью. И тогда мать может отреагировать с неприкрытой детской яростью, пассивными обидами или враждебной критикой.

Часто от матерей, которые так эксплуатируют своих дочерей, можно услышать «Моей вины в этом нет!» или «Прекрати быть такой неблагодарной!», если дочь выражает неудовольствие по поводу их взаимоотношений или пытается обсудить эту тему. Это тот случай, когда у дочери украли детство, навязав обязанность удовлетворять агрессивные потребности ее матери, а потом на дочь нападают за то, что она имела наглость предложить обсуждение динамики взаимоотношений с матерью.

Мать может просто не хотеть видеть свой вклад в боль дочери, потому что это слишком болезненно для нее самой. Часто такие матери также отказываются признавать, как на них повлияли отношения с их собственными матерями. Фраза «Не обвиняй свою мать» может использоваться, чтобы пристыдить дочь и заставить ее молчать о правде своей боли. 

Если мы как женщины действительно готовы заявить о своей силе, нам нужно увидеть, каким образом наши матери на самом деле были виноваты в нашей боли в детстве. И как взрослые женщины, мы сами несем полную ответственность за исцеление своих травм.

Тот, у кого сила, может и причинить вред, будь то намеренно или нет. Независимо от того, осознают ли матери тот вред, который они нанесли, и хотят ли видеть это, они все равно несут за это ответственность.

Дочери должны знать, что они имеют право чувствовать боль и заявлять о ней. Иначе истинное исцеление не произойдет. И они будут продолжать саботировать себя и ограничивать свою способность преуспевать и процветать в жизни.





Патриархат ущемлял женщин настолько, что, когда у них появлялись дети, они, изголодавшиеся и алчущие самоутверждения, одобрения и признания, искали любви у своих юных дочерей. Этот голод дочь никогда не сможет удовлетворить. И все же вот многие поколения невинных дочерей добровольно приносят себя в жертву, кладут себя на алтарь материнских страданий и голода в надежде, что однажды они станут «достаточно хорошими» для своих матерей. Они живут детской надеждой на то, что, если удастся «накормить мать», то мать в конце концов сможет накормить свою дочь. Этот момент никогда не наступит. Удовлетворить голод своей души можно, только начав процесс исцеления материнской травмы и отстаивая свою жизнь и свою ценность.

Нам нужно прекратить жертвовать собой ради своих матерей, потому что в конечном итоге наша жертва их не насытит. Насытить мать может только трансформация, которая находится по ту сторону ее боли и горя, с которыми ей нужно разобраться самой. Боль вашей матери – это ее ответственность, а не ваша.

Когда мы отказываемся признавать то, как наши матери могут быть виноваты в наших страданиях, мы продолжаем жить с чувством, что с нами что-то не так, что мы в чем-то плохи или ущербны. Потому что чувствовать стыд проще, чем отбросить его и посмотреть в лицо своей боли от осознания правды о том, как нас бросали или использовали наши матери. Так что стыд в этом случае – это просто защита от боли.

Наша внутренняя маленькая девочка предпочтет стыд и самоуничижение, потому что это сохраняет иллюзию хорошей матери.

(Держаться за чувство стыда – это для нас способ держаться за мать. Таким образом чувство стыда приобретает функцию ощущения материнской опеки.)

Чтобы наконец-то отпустить ненависть к себе и самосаботаж, нужно помочь своему внутреннему ребенку понять, что какую бы верность матери он ни сохранял, оставаясь маленьким и ослабленным, мать от этого не изменится и не станет такой, как ожидает ребенок. Нам нужно найти в себе мужество отдать своим матерям их боль, которую они просили нас нести за них. Мы отдаем боль, когда возлагаем ответственность на тех, кому она на самом деле надлежит, то есть, учитывая динамику ситуации, взрослому – матери, а не ребенку. Мы в детстве не несли ответственность за выбор и поведение окружающих нас взрослых. Когда мы это действительно осознаем, то сможем взять на себя полную ответственность за проработку этой травмы, признав, как она повлияла на нашу жизнь, чтобы мы смогли действовать по-другому, согласно своей глубинной природе.

Многие женщины пытаются пропустить этот шаг и перейти прямо к прощению и милосердию, на чем могут застрять. Невозможно действительно оставить прошлое позади, если не знаешь, что именно нужно оставить позади.

Почему так сложно признать то, как ваша мать была виновна:

  • В детстве мы полностью зависели от родителей, от матери и не могли заявлять о своих потребностях;
  • Дети биологически устроены таким образом, что сохраняют лояльность матери независимо от того, что она делает. Любовь к матери критически важна для выживания;
  • Будучи одного пола с матерью, мы предполагаем, что она будет на нашей стороне;
  • Мы смотрим на мать как на жертву ее собственных неразрешенных травм и культуры патриархата;
  • Религиозные и культурные табу «почитай отца и мать своих» и «святость материнства», которые поселяют в нас чувство вины и заставляют детей молчать о своих чувствах.
Почему самосаботаж – это проявление материнской травмы?

  • В качестве жертвы парентификации, мы превратно истолковываем связь с матерью (любовь, комфорт и безопасность) — эта связь создавалась в атмосфере самоподавления. (Быть маленькой = получать любовь);
  • Таким образом у нас создается подсознательная связь между любовью к матери и самоуничижением;
  • В то время как ваше сознание может хотеть успеха, счастья, любви и уверенности, ваше подсознание помнит об опасностях раннего детства, где быть большой, спонтанной и верной себе означало боль отвержения матерью;
  • Для подсознания: отвергнутость матерью = смерть;
  • Для подсознания: самосаботаж (быть маленькой) = безопасность (выживание).
Вот почему может быть так тяжело любить себя. Потому что отпустить свое чувство стыда, вины и самосаботаж –это по ощущениям как отпустить свою мать.

Исцеление материнской травмы – это о признании своего права на жизнь без дисфункциональных шаблонов, заложенных в раннем детстве в общении с матерью.

Это про то, чтобы честно задуматься о боли во взаимоотношениях с матерью ради своего исцеления и трансформации, на которые имеет право каждая женщина. Это про внутреннюю работу над собой, чтобы освободиться и стать такой женщиной, как вам предназначено. Это вовсе не об ожиданиях, что мать наконец-то изменится или удовлетворит ту потребность, которую она не могла удовлетворить, когда вы были ребенком. Как раз наоборот. Пока мы не посмотрим прямо и не примем ограничения своей матери и то, каким образом она навредила нам, мы застряли в чистилище, ожидая ее одобрения и в результате этого постоянно ставя свою жизнь на паузу.

Исцеление материнской травмы – это способ быть целостной и взять на себя ответственность за свою жизнь.

Недавно одна читательница оставила комментарий о том, как она больше 20 лет исцеляла свою материнскую травму и, хотя ей пришлось отдалиться от своей собственной матери, ее огромный прогресс в исцелении позволил ей выстроить здоровые отношения со своей юной дочерью. Она прекрасно описала суть этого, когда сказала о своей дочери: ‘Я могу быть для нее твердой опорой, потому что я не использую ее в качестве эмоциональных костылей.’

Хотя в процессе исцеления материнской травмы могут возникать конфликты и дискомфорт, для того, чтобы исцеление произошло, нужно уверенно идти к своей правде и силе. Придерживаясь этого пути, мы в конце концов придем к чувству естественного милосердия не только к себе как к дочерям, но и к своим матерям, ко всем женщинам во все времена и ко всем живым существам.

 



Как твои «раздражает» всем и все про тебя рассказывают

Утерянный огонь злости — прямой путь к болезни

 

Но на этом пути к милосердию сначала нужно отдать матерям их боль, которую мы вобрали в себя еще в детстве.

Когда мать возлагает на дочь ответственность за собственную непроработанную боль и винит ее за признание ее страданий из-за этого – это и есть настоящий отказ от ответственности. Возможно, наши матери никогда не возьмут на себя полную ответственность за ту боль, которую они неосознанно вложили в нас, чтобы облегчить свою ношу и избавиться от ответственности за свою жизнь. Но самое важное – чтобы ТЫ как дочь полностью признала свою боль и ее уместность, чтобы ты почувствовала сострадание к своему внутреннему ребенку. Это освобождает и открывает путь к исцелению и к возможности жить так, как ты любишь и заслуживаешь. опубликовано 

 

Автор: Беттани Уэбстер

 



Источник: 9journal.com.ua/%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0-%D1%81%D1%82%D1%8B%D0%B4-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%BA%D1%83%D1%81-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%B7%D0%B0%D0%B1/9journal.com.ua/%D0%BA%D0%

Конкуренция матери и дочери

Поделиться



Об этом говорить не принято, и я готова к тому, что в меня полетят тапки. Но тапок бояться – до сути не дойти.

Есть один момент в отношениях дочери и матери, о котором я не могу молчать. Иногда именно это встает между нами и нашими мамами. Ведь большая часть наших обид так или иначе – на мам.





«Мама меня обожала, я всегда была ее принцессой. Но как только мне исполнилось 14, у меня появилась грудь, начались ухажеры, что-то сломалось. Такое ощущение, что мама меня ненавидит. Уже двадцать лет. А я до сих пор не могу понять, когда и как это случилось.»

«Моя мама в какой-то момент стала командовать моей внешностью. Ей очень не нравится, когда я выгляжу как женщина, хотя мне уже за тридцать. Она говорит, что когда видит перед собой тридцатилетнюю красивую женщину, и эта женщина ее дочь, то ей жутко от того, какая она на самом деле старая. Поэтому мама требует – до истерики – чтобы я носила челку, легкомысленные и подростковые одеяния, вела себя как ребенок. А я не хочу.»

«Иногда у меня ощущение, что моя мама влюблена в моего мужа. Он так похож на моего отца в молодости. Отец тоже все это видит, и я не знаю, что он чувствует. Когда мама катает ему истерики ревности – ко мне. Когда она всячески пытается нас поссорить. Она наряжается перед нашим приходом, обхаживает моего мужа, флиртует. А я для нее – как соперница. Она со мной не общается, постоянно подкалывает и рассказывает мужу, как ему со мной не повезло.»

«Моя мама очень красивая, и я всегда хотела быть такой, как она. Но с определенного возраста мама стала мне говорить, что мне до нее как до Луны. И ноги кривые, и улыбка страшная, и волосы скудные, да и умом не вышла. Я рыдала ночами, не понимая, за что она меня так. До сих пор не могу принять свою внешность, хотя я не уродина, далеко не уродина.»





Эти истории не единичны. Я слышу подобное в разных вариациях. Меняются действующие лица,  обстоятельства, а суть остается той же.

И чтобы обсудить это, я предлагаю вам посмотреть на картину отношений матери о дочери с разных сторон. Это касается и отношений отца с сыном, но мы с вами рассмотрим именно женские проявления. Важные для нас.

В природе все устроено очень интересно. Когда я была маленькой, меня это поражало. Когда у кошки вырастают котята, она забывает, что это ее дети. Для нее они становятся обычными котами и кошками. Такое ощущение, что она уже не помнит, что это – ее котята, что она их родила, выкормила. Кошка может даже родить котят от своего собственного сына. И для нее это нормально. Она может драться с собственной дочерью за внимание какого-то кота. Она становится конкуренткой той, которую сама же выкормила.

Как только детеныши вырастают, они полностью теряют связь с родителями. Иногда – в неволе – их даже рассаживают в разные вольеры, чтобы родители ребенка не съели. Бывает и такое.

Человек – тоже во многих проявлениях животное. Но животное обремененное разумом, а значит, способное жить не только инстинктами, которых у нас много, но и менять свое поведение. Мы своих детей не забываем, связи между нами рвутся не так уж и часто. Даже если мы не общаемся, то друг друга помним. А вот механизм конкуренции матери и дочери остается. И если ничего с этим не делать, он может отравить нашу жизнь.

Это заложено в нас природными инстинктами. Теми же инстинктами, которые помогают нам почувствовать себя матерью. Механизм разрывания родственной связи и восприятия взрослого ребенка своего пола как конкурента. И если мы живем только инстинктами, не включая разум, то это обязательно случится с нами.

Проблема в том, что нужно научиться жить разумом. Когда дети вырастают, возраст для этого самый подходящий. Неслучайно почти во всех детских сказках принцесса в раннем возрасте остается без матери. Мать выполняет свою функцию, напитав ребенка любовью, а потом исчезает. На ее месте появляется Злая Мачеха – как у Золушки, так и у Белоснежки, и у Рапунцель – и у многих других. На самом деле так происходит с любой матерью, у которой по отношению к дочери нет ничего, кроме инстинктов. Она не успела, не захотела, не смогла развить Разум, выйти за пределы животной связи. К сожалению.

Представьте себя на месте такой мамы. Она была молода и красива, она любила, была любима. Ей оказывали внимание мужчины, ее муж и другие. Возможно, она очень гордилась своей внешностью, фигурой. Возможно, соревновалась в голове с другими женщинами за то, кто самая красивая.

И вот годы берут свое. На лице морщинки, сколько ни мажься кремом. Фигура увядает, даже оставаясь стройной – обвисает там и тут. Любимое платье сидит с каждым годом хуже. Молодость ушла. С ней ушло и здоровье, и красота, и счастье. Она уже неспособна родить ребенка, у нее может быть, уже климакс начинается. То есть ее женская кульминация позади. Она уже никому не нужна и неинтересна.

А рядом растет девочка. У которой есть все то, чего у меня уже нет. У нее мои красивые глаза, но еще без морщин вокруг. У нее моя фигура, мои волосы. Она вообще как я двадцать лет назад, а то и лучше (потому что кое-что красивое она переняла от папы).  У нее поклонники, у нее будущее, у нее любовь, дети. А у меня? У меня только прошлое.

Так женщины начинают активно вмешиваться в жизнь дочери, пытаться все перекроить там на свой вкус, вешают в ее доме свои шторы, диктуют свои порядки, пытаются полностью подчинить себе свою соперницу, победить ее, уложить на лопатки. Тем самым доказав себе, что все-таки я на свете всех милее, всех румяней и белее. И да, сказка про Белоснежку – как раз об этом. О конкуренции уже немолодой матери и ее красивой дочери. Именно матери, а не мачехи. Но матери, материнство которой инстинктивно.





Если у женщины не развивается разум, то вместе с морщинами к ней приходит уныние, паника и стремление вернуть то, что так важно для нее  – молодость. Как будто именно молодость давала счастье, как будто только с ней это и возможно. И видеть рядом женщину – почти такую же красивую, как я когда-то – тяжело. Потому что и у меня все это было, но уже нет. А у нее – оно все есть и все впереди. И если разум не работает, то стирается ощущение, что это моя дочь. Остается только зависть, ревность, соперничество, гнев.

Посмотрите на отношения с дочерями всех тех известных женщин, которые всячески хотят выглядеть моложе, наравне с дочерью. Делают уколы, операции. И выглядит это странно – одна ведь другую родила и вырастила. Почти всегда эти отношения очень болезненны, в них много соперничества, борьбы, ревности и неблагополучности.

И в то же время там, где отношения матери и взрослой дочери гармоничные, мать находится на другой платформе, платформе разума. Она не боится стареть, не связывает свою жизнь рамками собственной внешности сейчас. Умеет быть счастливой в любых обстоятельствах и в любом возрасте. Но много ли таких женщин? Мы вообще быть счастливыми не умеем, а быть счастливыми, когда уже вроде как все позади – задача вообще немыслимая.

Не всегда это случается в период девичества дочери, иногда и раньше. Иногда дочь может раздражать мать с самого рождения. Особенно если отец сразу сильно привязывается к девочке и отдает ей все свое внимание. Папины дочки – это как раз один из вариантов соперничества с мамой.

Если вы в этой ситуации на месте дочери, просто поймите, что вы ничего не сможете сделать. И вернуть свою любящую маму тоже не сможете. Вы можете только молиться за нее и верить. Что однажды она пробудится ото сна, как Спящая красавица, и снова увидит в вас свою маленькую девочку.

Но может и не проснется, может быть, и не увидит. И вам бы лучше всего запомнить ее такой, какой она была когда-то, когда все еще видела в вас дочь.

  • Иногда лучше отдалиться на безопасное расстояние, чтобы вас не сожгло ее эмоциями.
  • Иногда лучше в общении слишком сильно не открываться.
  • Иногда лучше ставить четкие границы.
 

Но при этом помните, что это ваша мама. Будьте благодарны ей, уважайте. И если сможете – любите. Потому что ей любовь очень нужна, даже если она ее не принимает.





Если вы в этой ситуации в роли матери – развивайте разум. Учитесь быть счастливой. Сейчас. Не в воспоминаниях, а сейчас. Заботьтесь о своей красоте, здоровье, понимая, что с каждым днем мы не становимся моложе. Но и помните, что главная красота – она в блеске ваших глаз. Будьте для нее примером того, как быть счастливой и в сорок, и в пятьдесят, и в шестьдесят… Учитесь смотреть на вашу дочь, вспоминая ее маленькой. Признавайтесь себе в том, что завидуете и ревнуете. И учитесь заново любить. Любить ту, которой ваша любовь очень нужна.

 

Также интересно: Мать и Дочь: Что там за занавесом  

Несчастная дочь идеальной матери

 

На самом деле каждая из сторон ждет любви и счастья. Одна думает, что она получит все это, если повернет время вспять. Другая думает, что все получится, если убежать далеко-далеко и жить по-своему. Но обе ошибаются. И хорошо бы им успеть это понять, чтобы однажды по-настоящему встретиться друг с другом.

Потому что они на самом деле друг другу нужны – и дать друг другу могут очень много.опубликовано 

 

Автор: Ольга Валяева 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.valyaeva.ru/konkurenciya-materi-i-docheri/

Дочери, которых не любили и тяжкая ноша семейных секретов

Поделиться



Мать, которая не любит своего ребенка... Одна из самых табуированных тем, причем для обеих сторон этой драмы. Подобные ситуации давно не секрет для людей любых помогающих профессий. Матери трудно признаться себе, что она не любит ребенка, трудно увидеть по тем или иным причинам дефицитарность своего ресурса и обратиться за помощью, а дочери, пережившей опыт детства в такой семье, сложно увидеть неискаженную нелюбовью реальность. 

Эта статья как раз о важности иметь право говорить о подобной травме — не для того, чтобы обвинять кого-то, а лишь ради того, чтобы боль не оставалась внутри отравляющим молчанием, ради того, чтобы иметь право сказать «нет, это не со мной не все в порядке, я просто прошла через очень непростой опыт». И особенно сложно об этом говорить, когда со стороны, для других, семья казалась абсолютно нормальной, если не идеальной и когда «нелюбовь» — это не про голодное детство и побои.





 ©Lisa Visser

«Когда я рассказываю людям о своем детстве, и они отвечают, что мне не на что было жаловаться, я всегда говорю: если бы вы только могли видеть сквозь непроницаемую толщу семейных стен…»

Две вещи, которые мне приходится постоянно слышать от читателей, когда я пишу о токсичных матерях. Самая первая — «я думала, я одна такая» и в этих словах все одиночество нелюбимого ребенка. Вторая – «я никогда никому об этом не говорила, потому что боялась, что мне никто не поверит и даже если и поверят, будут думать, что это моя вина».

Правило молчания, как я это называю, является частью проблемы нелюбимых дочерей, потому что обсуждение материнского поведения табуировано. Ирония в том, что такие матери – обладают ли они нарциссическими чертами, проявляют ли сверхконтроль, эмоционально ли недоступны или повышено конфликтны – очень заботятся о том, что подумают другие люди.

Эмоциональная путаница и боль дочери усиливаются в том числе той разницей, которую можно наблюдать между тем, как мать обращается с дочерью на людях и как, когда они наедине.

Реальность в том, что большинство таких матерей кажутся окружающим замечательными. Даже если они не богаты, у таких матерей может быть имидж идеальной хозяйки, у которой дети одеты и накормлены. Часто, они участвуют в различных местных собраниях, благотворительных инициативах –публичный имидж для них очень важен.

«Моя мать все мое детство обесценивала мои успехи в учебе, говоря, что ну хоть в что-то у меня должно получаться, а то ведь я такая страшная и толстая. Она заставляла меня ужасно себя чувствовать каждый день. Представьте мое удивление, когда я узнала, уже став взрослой, что она хвасталась моими успехами другим, потому что это делало её успешной матерью в чужих глазах. Это было последней каплей. Просто классическое лицемерие».

Прячась от прямого взгляда

Иногда дальние родственники в курсе происходящего в семье, но это подается им под соусом, наша дочь такой «трудный» ребенок, «капризная», «слишком чувствительная» или «её нужно держать в рамках», «ей нужна строгость» — этим оправдывается специфическое отношение к ребенку, иначе у людей бы возникали вопросы.

Но чаще всего истинное положение дел, этот «секрет», остается внутри семьи. Когда все дальние родственники и знакомые собираются вместе, такие посиделки организуются матерью в том числе для поддержания её образа любящей, внимательной и семейной женщины.

Иногда отцы участвуют в этом негативном отношении матери к дочери напрямую, но чаще всего нет. Они могут закрывать глаза на поведение супруги или принимать её объяснения, потому что поверили в их идею «я знаю, как воспитывать детей, это женское дело». В некоторых семьях отец находит способ поддержать дочь, пусть даже не открыто:

«Мой отец не хотел напрямую конфликтовать с матерью и становиться мишенью для её агрессии. Но он демонстрировал свою любовь и поддержку незаметно, не так открыто, как бы мне хотелось, но тем не менее я ощущала его защиту. Это заметно помогало. Это не отменяло той боли, какую мне причиняло отношение матери, но правда было полегче».

В других семьях, «секрет» известен сестре или брату, которые соревнуются между собой со спортивным азартом за любовь матери и ее расположение. Контролирующая и конфликтная мать, так же, как и мать с нарциссическими чертами, выдают такую поддержку «порционно», чтобы все внимание было там, где оно, по её мнению, и должно быть: только на ней.





 ©Lisa Visser

Подковерная борьба и газлайтинг

Семейные секреты погружают дочь, которая и так-то не чувствует себя уместной, в изоляцию. Не удивительно, что огромный вопрос, который преследует таких детей очень прост: если люди, которые должны меня любить не любят меня, кто тогда во всем мире полюбит?

Этот вопрос, как правило, заглушает все аплодисменты, которые слышны в адрес нелюбимой дочери из внешнего мира – ничто не может поднять самооценку, ни новые друзья, ни успехи в школе, ни талант в чем-либо.

Отношение матери к дочери продолжает искажать чувство Я дочери – капля за каплей, капля за каплей, бесконечные капли сомнений. На самом деле, в любой скрытой борьбе – в том числе в газлайтинге – последствия самые разрушительные, именно из неочевидного конфликта.

«Когда я уже выросла и пыталась поговорить со своей матерью о том, что она мне говорила и что со мной делала, она просто отрицала, что это вообще было. Она напрямую обвиняла меня в переворачивании всего с ног на голову. Она называла меня сумасшедшей и говорила, чтобы брат называл меня «сумасшедшая Дженни». Я знаю, что я была права, но все равно на каком-то уровне не могла в себе поверить и моя внутренняя борьба все ещё продолжается. Я так никогда и не могу поверить своему восприятию вещей, ну вы понимаете».

Почему так сложно нарушить молчание

Трудно переоценить сложность эмоциональной связи нелюбимых дочерей с их матерями. Они до сих пор хотят, чтобы их матери их любили, даже тогда, когда видят, что у матери просто нет этой любви. Они чувствуют себя нелюбимыми и в полной изоляции, но бояться, что если об этой проблеме говорить открыто, это принесет еще БОЛЬШЕ стыда и чувства изоляции. А больше всего они переживают, что им никто не поверит.

По оценкам исследователей, около 40% – 50% детей не получают удовлетворения свои эмоциональным потребностям в детстве и имеют небезопасный стиль привязанности. Семейные секреты усложняют жизнь таким детям, а теперь уже взрослым – им трудно ощущать, что их слышат и поддерживают.

И если вам повезло и у вас были любящая мама или любящие родители, и пусть не «идеальное» детство, но все же такое, которое помогло вам уверенно встать на ноги, я очень вас прошу помнить об этих цифрах и понимать, что так было не со всеми. опубликовано 

 

©Peg Streep, перевод Юлии Лапиной

 



Источник: www.facebook.com/psychology.lapina/posts/1871191863109059

Дети ДЛЯ СЕБЯ: бессознательная замена мужчины в жизни женщины

Поделиться



Одинокие женщины и их матери    Нередко бывает, что у женщины не получается построить отношения. Годы идут, мужчины все нет, но есть любимая мама, к которой и возвращается одинокая женщина каждый вечер. Они с мамой любят друг друга и проводят вдвоем много времени, даже если в семье присутствует «третий», отец.

Однако его может и не быть. «Святая» мама ловко играет на чувствах дочери, которая покорно эти чувства предоставляет. И, кажется, нет более крепкого любовного союза, чем союза между «святой» мамой и «благоверной» дочерью. 

 



фото ©The Master Photographers Association
 

Все же некоторые «благоверные» совершают периодические попытки завести отношения с мужчиной. Только ничего не получается, а если и получается, то не надолго или не очень благополучно, в том числе для мужчины, который обречен прислуживать «святой» теще и «благоверной» жене (не станем жалеть такого мужчину, ибо он сам выбирал спутницу жизни). 

Брак, тем более продолжительный, для таких женщин – это редкость. Обычно, если что-то и начинается, то довольно быстро заканчивается с формулировкой «Я ему/мужчинам не доверяю» или «Я ищу, но попадаются одни бабники или сволочи, все мужики одинаковые». 

Но, как известно, выбор партнера происходит бессознательно и довольно красноречиво «говорит» о внутрипсихическом состоянии выбирающего. 

Справедливости ради необходимо вспомнить и про мужчин, выбирающих вышеописанных женщин. Ищут, ищут себе жену, а «нормальной» всё нет. А нет потому, что истинный выбор объекта – бессознательный и противоречит сознательности. 

Вот и получается, что мужчины и женщины, будучи «рабами собственного бессознательного» (Фрейд) циклично выбирают себе кардинально противоположных партнеров, нежели представлены в их сознании. Как итог – фрустрация. 

Чем обусловлены такие бессознательные предпочтения? Попробуем разобраться. 
 

Почему мы выбираем «не тех»?

Вряд ли смогу удивить, если скажу, что у этой проблемы «ноги растут» из детства. 

Если мать ребенка не имеет удовлетворяющих ее любовных отношений с отцом ребенка или другим мужчиной, то она весьма рискует бессознательно использовать ребенка как сексуальный или нарциссический объект для себя. Иными словами ребенок используется для подкрепления ее значимости и самоуважения.

Нередко женщины прямо заявляют: «Я хочу ребенка для себя!», «Мужчина мне не нужен!», «Мы с ребенком и без него прекрасно проживем». В такой ситуации ребенок выполняет важную для матери защитную функцию – служит «пластырем» для её израненного первичного нарциссизма (по Фрейду). 

То есть у матери есть нарциссические раны, связанные с ее собственным ранним детством, которые она бессознательно надеется залечить посредством ребенка.



Ребенок в этом случае имеет все шансы стать для «раненой» мамы объектом, призванным компенсировать ее нехватку в мужчине или даже заменить его, быть ее «психическим фаллосом». 

Когда в голове матери не существует сексуального, желаемого и любимого ею образа мужчины, то ребенок обречен быть ее продолжением в прямом и переносном смысле, если она вовремя не обратится к психоаналитику для проработки первичного нарциссизма. 
 

«Ребенок ночи»

Во французском психоанализе прижилось название для детей таких нарциссических матерей – «ребенок ночи». И, действительно, часто именно так и происходит – ночью в постели с матерью спит ребенок в то время, когда муж изгнан в другую комнату либо вовсе отсутствует, на радость маме. 

И, правда, зачем нужен муж когда «ребенок ночи» для такой матери становится бессознательной заменой мужчины – отца, как объекта сексуального желания. 

Такая мать растит ребенка не для того, чтобы он был свободным и принадлежал себе, а для себя. Ребенок должен быть хорошим, отлично учиться, но не для себя, не потому что это пригодится ему в будущем, а для того, чтобы все говорили «какая у тебя хорошая мама, раз воспитала такую умницу».  
 
Такой ребенок не имеет право на ошибку, ведь эта ошибка воспринимается матерью как личное оскорбление и удар по ее репутации – нарциссизму. Словно это не дочка в школе учится, а мама + дочка как единое целое. Постоянное преследование во всем с самого рождения. Постоянные “МЫ МЫ МЫ” и никогда дочка отдельно, мать отдельно. 

У ребенка практически нет шансов отделиться от такой матери, а эти симбиотические отношения могут продлиться всю жизнь. Такие требования, пусть и бессознательные, матери к ребенку с самого его рождения могут травмировать нарциссизм ребенка и он вынужден будет быстро повзрослеть. 





Вспоминаю понятие Френеци «мудрый младенец». Он пишет: «Мы можем вспомнить о фруктах, которые созревают и наполняются вкусом слишком быстро, если птица повредила их своим клювом, а также об ускоренном созревании червивого фрукта. 

Шок может подтолкнуть какую-то часть личности к мгновенному взрослению – не только в эмоциональном, но и в интеллектуальном плане». 

Почему младенец вынужден прибегнуть к «мгновенному взрослению»? 

«Страх перед распоясавшимися и в каком-то смысле сумасшедшими взрослыми, в данном случае матери, превращает ребенка, если можно так выразиться, в психиатра; чтобы защитить себя от опасности со стороны разнузданных взрослых, он прежде всего должен уметь идентифицироваться с ними – взрослыми», то есть сам должен стать взрослым и мудрым.   

Став взрослыми, дети, чьи матери исключали отца из отношений, имеют серьезные проблемы в построении собственных любовных отношений. Поскольку они по-прежнему остаются психологически зависимы и связаны со своей матерью, они чувствуют себя несчастливыми и ответственными за несчастье собственных родителей и, прежде всего, матери. 
 

Антиотцовская пропаганда

Психоаналитик, МакДугалл, приводит пример из личной практики:   

Мать одной из пациенток говорит дочери: «Мужчины появляются и уходят, им верить нельзя, а мама у тебя будет всегда!» – то есть, ты можешь быть только моей и ничьей больше и это будет вечно. 

Такая манера воспитания свойственна тем женщинам, в психике которых отсутствует символический образ отца. Девочке, которой с детства твердят, что мужчины – эгоистичные свиньи, так и готовые соблазнить женщину, попользоваться ею, подчинить ее, будет трудно полюбить или поверить любимому мужчине, и также трудно ей будет отделиться от матери. 

Обычно такое зомбирование дочерей и сыновей начинается с самого детства. Взрослея, ребенок все прочнее усваивает антиотцовскую пропаганду матери. 

В итоге ребенок воспринимает собственное состояние как безысходное, поскольку в психике нет «третьего». Во взрослом возрасте у такого ребенка вырабатывается устойчивый паттерн отношений «мать плюс ребенок», где нет места «третьему». Только мама – one love! 

Человек сознательно хочет наладить свою личную жизнь, да не получается. В таких случаях один уважаемый психоаналитик говорил: «И хочется, и колется, и мама не велит…». 
 

Разве нельзя любить и маму и мужчину одновременно?

Что касается непосредственно любви, то Фрейд утверждал, что любовь не безгранична, а наоборот очень даже ограничена. 

В качестве примера он сравнивал любовь с деньгохранилищем, в котором находится определенная сумма денег. Человек может раздать свои деньги всем людям поровну, тогда каждый получит ничтожную сумму, или определить для кого-то бОльшую часть денег, а остальные деньги равными или неравными частями распределить между оставшимися. 

Исходя из данного примера, становится ясно, что если существенно бОльшая часть любви отдана матери, то для всех остальных, в том числе и для будущего мужа, остается незначительная часть «любовного капитала». 

Таким образом, можно сделать логический вывод:когда дочери не удается «выйти из старых отношений (со старой мамой)» почти вся ее любовь инвестирована в мать. 

Соответственно все попытки дочери полюбить мужчину будут обречены на частичный или полный провал, ибо ресурсов для любви практически не остается.  

К тому же все попытки создания новых отношений воспринимаются как повторение старых неудачных отношений. 





Какие наиболее вероятные перспективы у такого ребенка в будущем? 

Перечислю, начиная с более безобидных к тяжелым заболеваниям: невроз, пограничное расстройство личности, перверзия (как защита от психоза), шизофрения, психоз. 

Больных шизофренией в возрасте 15-40 лет регулярно приводят их матери в психиатрические больницы, с формулировкой «мы болеем». Часто в анамнезе больных шизофренией симбиотические отношения с матерью, отсутствующий или слабый отец. 

К этому можно добавить и раковых больных. Такие отношения весьма губительны для ребенка и его жизненных перспектив, ибо в отношениях доходит и до инцеста, но все же чаще удается ограничиться тем, что называют «инцестуозностью» – инцестом, не переходящим в действие. 

А ведут такие отношения к вырождению, психозу и смерти. 

Психоаналитики, исследующие больных раковыми заболеваниями, выяснили, что в анамнезе этих пациентов зачастую присутствует факт проживания матери с сыном или дочерью в одной комнате и, нередко, в одной кровати. 

Кстати интересный факт: известны случаи, когда матери из благих побуждений предлагают своим девственным сыновьям-подросткам, больным раком, себя. Чтобы те не умирали, не попробовав женщину. 
 

Существует ли выход из такой ситуации, и если да, то какой?

 Конечно, все зависит от желания самого человека. Нет желания – нет результата. 

«Если мать хочет, чтобы ребенок психически развивался, она должна следовать его желаниям, а не он должен обслуживать ее сексуальные желания. А для этого она должна любить и быть любимой отцом ребенка», пишет МакДугалл. 

Поэтому, если женщина чувствует, что мужчина ей нужен исключительно как осеменитель, а ребенок как бальзам на нарциссическую рану, но ее такой расклад не устраивает, то самым благоприятным выходом, на мой взгляд, является психоанализ, причем желательно еще на стадии планирования ребенка. 

 



Отношения-проверки: Благодарите и идите дальше

Чем чревата разница в возрасте супругов

Если мужчина чувствует, что в его жизни присутствуют только те женщины, для которых он в первую очередь является инструментом удовлетворения личных нужд, и его подобная ситуация не устраивает, то ему также следует обратиться к психоаналитику, чтобы проработать несознательную причину подобного выбора объекта любви. 

Если же осознание ситуации пришло после рождения ребенка, то опять же психоанализ помогает вернуть «закон отца» в голову пациенту и увидеть выход. опубликовано 

В основу статьи легли знания и опыт доктора медицины и психоаналитика Джойса МакДугалла.  

Автор: Кирилл Крыжановский

 



Источник: www.b17.ru/blog/34864/