Смелый “трус” Георгий Вицин Страница 1 из 10





Терапия от застенчивости
ГОША ВИЦИН с детства не любил экзамены, причем в любом виде. Что может быть неприятнее вопросов, на которые ты обязан отвечать. Все равно кому — учителю, начальнику, милиционеру или журналисту. В классе, скрываясь от строгого взгляда преподавателя, вечно прятался за чужие спины. Но, поняв, что от всех не спрячешься, решил побороть застенчивость и закомплексованность и двинулся прямо навстречу опасности — в артисты!
Решение героическое. Ведь Гоша не понаслышке знал, как тяжело завладеть вниманием публики и особенно — удержать его. Мама его работала билетершей в Колонном зале Дома Союзов, поэтому приобщение Вицина к искусству отличалось регулярностью.
Именно там стал он однажды свидетелем сценического провала своего любимого писателя Михаила Зощенко. Сначала его рассказы читал эстрадник Владимир Хенкин. Публика надрывала животы от смеха. Потом объявили автора. Зощенко прочел свою юмореску, как поэтическое произведение, нараспев, («Как читает Вознесенский», — вспоминал Вицин) и… ушел со сцены в полной тишине под стук собственных туфель.



И все же, зная о коварстве сцены, Вицин выбрал школьный театр в качестве терапии от застенчивости. «Лечение» начал активно. В детском спектакле исполнял танец шамана так неистово и эмоционально, что получил от преподавателей совет всерьез заняться балетом. Но после школы Вицин решил «всерьез заняться» театром. Прибавив себе один год, поступил в училище им. Щепкина при Малом театре. Серьезности хватило на год, в конце которого студент Вицин исключается с формулировкой «за легкомысленное отношение к учебному процессу».
Следующей осенью подал документы и поступил сразу в три вуза, но выбрал вахтанговскую «Щуку». Через год ушел и оттуда и, наконец, осел в театральном училище при Втором МХАТе, куда и был зачислен по окончании учебы.



Однако «везение» не оставляло молодого артиста. В 1936 году секретарь ЦК Компартии Украины Постышев в личной беседе со Сталиным посетовал, что вот, мол, в Москве целых два МХАТа, а на Украине — ни одного!
Справедливый Иосиф Виссарионович тут же подарил братской республике Второй МХАТ, естественно, со всей труппой. Актерам предложили паковать вещи и отправляться в Киев, а когда те отказались покидать столицу, театр быстренько расформировали. Да еще припомнили в газетах, что организовал его когда-то «эмигрант-отщепенец» Михаил Чехов.
Актер рождается в театре
С МИХАИЛОМ ЧЕХОВЫМ сравнили как-то и самого Вицина. Причем не кто-нибудь, а знаменитая актриса Серафима Германовна Бирман, один из самых строгих театральных педагогов. Вицин тогда уже служил в Театре Ермоловой и с блеском играл сексуально озабоченного старичка-импотента в пьесе Флетчера «Укрощение укротителя».
На эту постановку публика валила валом, причем специально «на Вицина». Узнавали в кассах, играет ли он сегодня, и только тогда покупали билеты. Правда, были и недовольные. Как-то за кулисы явился разгневанный генерал, смотревший спектакль с 16-летней дочерью, и потребовал сократить «неприличный текст». Самое смешное, что до этого пьесу уже переписывали два раза, но пикантности своей она не утратила.



Скупой комплимент Серафимы Бирман дорогого стоил. Сама фанатично преданная театру, она и своих студентов гоняла «в хвост и в гриву», прививая безусловную одержимость сценой. Вспоминал Георгий Михайлович случай с молодой актрисой, которая всего-то и сделала, что прошлась по пустой и темной сцене просто так, прогуливаясь. Увидевшая это Бирман закатила грандиозный скандал. «Как вы могли, — грохотала она, — просто так, бесцельно, вразвалочку пройтись по сцене?! Станиславский ходил по сцене на цыпочках!»
Была ли то заслуга Бирман, но Вицин всегда относился к театру с огромным пиететом. Даже после того, как окончательно распрощался со сценой и ушел в кинематограф. Нет такого понятия «киноактер», считал он. Есть АКТЕР, и рождается он на сцене, в живом общении со зрителем. В сундучке своего театрального опыта находил Вицин заготовки для многих киноролей.
Сексуальный старичок, смутивший генеральскую дочку, превратился в сэра Эндрю из фильма Я. Фрида «Двенадцатая ночь». Британская пресса, всегда ревниво следящая за любыми экранизациями Шекспира, эту картину обласкала, а о роли «русского актера Выпина, точно ухватившего специфику английского юмора», хоть и с ошибкой в фамилии, но упомянули в передаче Би-би-си.

  • 930
  • 29/12/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое