«Бриллиантовой руке» - 45 лет! Страница 1 из 5





Сюжет фильма с рабочим названием «Контрабандисты» отчасти основан на реальных событиях: идея возникла у Якова Костюковского после прочтения в газете заметки о швейцарских контрабандистах, пытавшихся перевезти ценности в гипсе.

Впоследствии выяснилось, что главная интрига фильма не имеет юридических оснований: граждане СССР имели право открыто ввозить в страну драгоценности, однако вывоз драгоценностей из государства, откуда их вывозят, является там противозаконным.

Да и само по себе такое количество драгоценностей, как в фильме, и их происхождение вызвали бы неминуемый интерес со стороны милиции. Так что в этом смысле контрабанда (а это была именно контрабанда, так как ввоз осуществлялся тайно) в фильме имеет абсолютно логичное объяснение в канве сюжетной линии.

Согласно сценарию, сюжет фильма должен был быть таким: простой советский человек Семен Семенович Павлик (потом он станет Тимошкиным и только к выходу фильма — Горбунковым), отправившись в заграничное турне, оказался в центре контрабандистской махинации.



В целом сценарий был одобрен, но худсовет выдвинул следующие требования: сделать менее пассивной роль милиции, сократить эпизод в ресторане с чествованием шефа контрабандистов, убрать сцены с пионерами, которые его поздравляют, убрать реплики: «как говорит шеф, главное в нашем деле — соцреализм» и «партию и правительство оставили на второй год», в монологе управдома Плющ («И вы знаете, я не удивлюсь, если завтра выяснится, что ваш муж тайно посещает синагогу») последнее слово заменить на «любовницу», сократить троицу контрабандистов до двух человек, убрав Малыша.

Также не понравились сцены с проститутками (одна в «Стамбуле», другая — в гостинице «Атлантика»), пьянство главного героя, безалаберность таможенников и др. Чтобы сохранить фильм в первозданном виде, с минимальными правками, Леонид Гайдай пошёл на трюк: добавил в конце фильма ядерный взрыв на море и заявил комиссии Госкино, что согласен удалять любые сцены, кроме этой.

На вопрос о необходимости взрыва он ответил: «Неужели вы забыли о сложнейшей международной обстановке? Империализм размахивает ядерной дубиной!» Комиссия согласилась сохранить фильм без иных купюр, но только если будет убран взрыв, на что режиссёр и рассчитывал.

Съёмочная группа была уверена, что все время съемок они будут нежиться на заграничном курорте. Каково же было их разочарование, когда Гайдай во всеуслышание объявил: снимать он будет в СССР. Так Баку превратился в Стамбул, город контрастов, внутренности приморского ресторана «Плакучая ива» снимали на «Мосфильме», эпизоды фильма снимались в Адлере, Сочи, около Туапсе, на шоссе в Красную По



Жили киношники в гостинице «Горизонт», расположенной в центральной части Адлера. Именно эта гостиница предстала в кинофильме в образе гостиницы «Атлантика». Увы, историческая сочинская гостиница, знакомая десяткам миллионов кинозрителей, в 2000-е была выкуплена некими частными лицами и практически полностью снесена, причем без шансов на новое строительство.

Выбор актёров

Сценарий изначально писали под Юрия Никулина, появление которого в главной роли не вызывало сомнений. Вот заявка сценаристов:

«…На этот раз мы совместно с режиссером Гайдаем решили временно отказаться как от нашего героя Шурика, так и от популярной троицы… Юрий Никулин будет играть уже не Балбеса, а центральную комедийную роль. Это будет скромный служащий отнюдь не героического вида и нрава, волею обстоятельств попадающий в самую гущу опасных приключений…».

В «Союзцирке» Никулину дали отпуск на полгода, чего ранее никогда не делалось. В фильме снялась вся семья Никулиных: жена Татьяна сыграла экскурсовода, а сын Максим — мальчика, который «шёл по воде».

На роль бандита-контрабандиста Лелика пробовались Анатолий Папанов, Михаил Пуговкин и Леонид Сатановский. Худсовет выбрал Папанова. Пуговкину предложили попытать счастья на роль второго контрабандиста Геннадия Козодоева.



На роль Геши претендовали Андрей Миронов, Георгий Вицин, Рудольф Рудин, Валерий Носик. Носика и Рудина забраковали с краткой формулировкой: «Не подходят». Мнения худсовета разделились между Вициным и Мироновым.

Из стенограммы обсуждений:

Л. Гуревич (начальник актерского отдела): — Вицин или Миронов? Выбор зависит от того, по какому пути мы пойдем. Если следовать старой традиции — Вицин. У Вицина получилось повторение ранее сыгранного. Если новой — Миронов.

Степанов (сценарист): — Миронов не кажется стопроцентным попаданием, он все еще кривляется.

И. Биц (директор творческого объединения «Луч»): — Я за Миронова. Он блестяще подходит к роли.

М. Слободской (сценарист): — Миронову в кино не везет… Убежден, что только Гайдай сделает из него комедийного героя.

И ведь сделал! После «Бриллиантовой руки» Миронов стал всенародно любимым актером, как писали, судьба протянула ему свою «бриллиантовую руку».

На роль контрабандиста-аптекаря пробовались Каневский и Мишулин. Каневский показался смешнее, утвердили его.

На роль Шефа претендовали Пицек, Рунге, Шпрингфельд, Романов. В фильме снялся Николай Романов.

Анну Сергеевну (Незнакомку) выбирали из трех актрис: Светланы Светличной, Эвы Киви из Эстонии и Юдиной. Но прежде эта эпизодическая роль была предложена Кларе Лучко.

«В «Бриллиантовой руке» у меня была только фотопроба, — вспоминает Лучко. — Я шла по студии, навстречу шел Гайдай. Он окликнул: «Клара, хочешь попробоваться в мою картину?» Я говорю: «Знаешь, в купальнике мне сниматься не очень». «Ну давай попробуем!» Мне дали какой-то купальник, рассказали сцену. Я попробовалась для фото, и все. Роль мне показалась несерьезной. Уехала сниматься в другой картине. Когда вернулась, Светличная уже была утверждена».

После внезапного отъезда Лучко худсовет выбирал Анну Сергеевну из трех актрис: Светланы Светличной, Эвы Киви (из Эстонии) и Юдиной. При этом обсуждение худсовета было бурным: Юдину признали слишком откровенной, Киви — слишком не нашей, а Светличную — чересчур красивой. Утвердили ее на роль с большими оговорками. За Светличную в фильме говорит другая актриса, Зоя Толбузина. Но одну фразу Светличная произнесла сама: «Не виноватая я...»

Супругой главного героя Горбункова хотели стать Нина Гребешкова и Ия Саввина. Предпочтение было отдано Гребешковой, жене Гайдая. Роль ей не очень нравилась: «Ну что здесь можно играть, все какое-то бело-розовое…» Леонид Гайдай отреагировал тут же: «А такая и должна быть жена!».

  • 845
  • 30/12/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое