Религия – это механизм эволюционной адаптации, поэтому отказ от неё невозможен





Атеисты называют религию отравляющей смесью лжи. Но что если вера в сверхъестественное естественна?

Один американский ученый, посетивший дом Нильса Бора, обладателя Нобелевской премии по физике, бежавшего от нацистов и ставшего одним из ведущих участников Манхэттенского проекта, в результате которого была создана атомная бомба, был крайне удивлен, увидев подкову, висящую над рабочим столом Бора. «Вы же не верите, что подкова принесет вам удачу, профессор Бор?— спросил он. — В конце концов, будучи ученым...».

Бор засмеялся. «Разумеется, я не верю в такие вещи, мой друг. Совершенно не верю. Я попросту не могу верить во всю эту чушь. Но мне сказали, что подкова приносит удачу независимо от того, верите вы в это или нет».

Доминик Джонсон (Dominic Johnson), рассказавший эту историю, признает, что Бор, вероятнее всего, пошутил. Однако в ответе физика заключена очень важная и правдивая мысль. Люди постоянно ищут в происходящих с ними событиях некий сценарий, который выходит за границы системы причин и следствий. Независимо от того, насколько, по их мнению, их взгляд на мир определяется наукой, они продолжают мыслить и действовать так, будто за их жизнями наблюдает нечто надчеловеческое. Джонсон пишет следующее: «Люди по всему миру верят — осознанно или неосознанно — что мы живем в справедливом мире или в нравственной вселенной, где люди всегда получают по заслугам. Наш мозг работает таким образом, что мы не можем не искать некий смысл в хаотичности жизни».

Будучи эволюционным биологом, получившим образование в Оксфорде и защитившим докторскую диссертацию по политологии, Джонсон считает, что стремление отыскать сверхъестественное объяснение естественных процессов универсально — «всеобщая черта человеческой природы» — и оно играет важную роль в поддержании порядка в обществе. Выходя далеко за пределы культур, определяемых монотеизмом, оно «пронизывает самые разные культуры по всему миру во все исторические периоды, от племенного сообщества… до современных мировых религий, включая атеизм».

Награда и наказание могут исходить не только от единого вездесущего божества, как считается в западных обществах. Функция обеспечения справедливости может быть распределена между огромной невидимой армией богов, ангелов, демонов, духов, или она может реализовываться неким безликим космическим процессом, который вознаграждает за хорошие дела и наказывает за плохие, как в случае с буддистской концепцией кармы. Человеческое сознание требует наличия некоего нравственного порядка, выходящего за пределы любых человеческих институтов, и ощущение того, что наши действия подвергаются оценке со стороны некой сущности, пребывающей за пределами естественного мира, играет вполне конкретную эволюционную роль. Вера в сверхъестественную награду и наказание, как ничто другое, способствует социальному взаимодействию. Вера в то, что мы живем под каким-то сверхъестественным руководством — это вовсе не пережиток суеверий, который в будущем можно будет просто отбросить, а механизм эволюционной адаптации, который присущ всем людям.

Это тот вывод, который вызывает гневную реакцию со стороны нынешнего поколения атеистов — Ричард Доукинс (Richard Dawkins), Дэниэл Деннетт (Daniel Dennett), Сэм Харрис (Sam Harris) и другие — для которых религия — это смесь лжи и заблуждений. Эти «новые атеисты» — наивные люди. С их точки зрения, которая берет свое начало в философии рационализма, а не в теории эволюции, человеческое сознание — это способность, которую человек стремится использовать для создания точного представления о мире. Такая точка зрения заключает в себе проблему. Почему большинство людей — по всей планете и во все времена — так привержены той или иной версии религии? Это можно объяснить тем, что их сознание было деформировано зловредными священниками и дьявольской элитой власти. Атеисты всегда питали слабость к такого рода демонологии — в противном случае они попросту не смогли бы объяснить чрезвычайную живучесть взглядов и убеждений, которые они считают отравляюще иррациональными. Таким образом, укоренившаяся человеческая склонность к религии является проблемой существования зла для атеистов.

Но что если вера в сверхъестественное естественна для людей? С точки зрения тех, кто воспринимает теорию эволюции достаточно серьезно, религии — это не интеллектуальные ошибки, а адаптации к опыту жизни в мире, полном неизвестности и опасностей. Нам необходима такая концепция, в рамках которой религия понимается как неисчерпаемо сложный набор верований и практик, которые сформировались с целью удовлетворения человеческих потребностей.

Книга «Бог наблюдает за тобой» («God Is Watching You») — это широкомасштабная и чрезвычайно интересная попытка исправить этот недостаток. Эта написанная живым языком и изобилующая яркими примерами книга рассказывает, как вера в сверхъестественное наказание может усмирить кратковременное своекорыстие и укрепить общественную солидарность. Одним из важных свидетельств этого стало революционное исследование, проведенное двумя психологами, Азимом Шариффом (Azim Shariff) и Ары Норензаяном (Ara Norenzayan), в ходе которого участникам предлагалось сыграть в игру «Диктатор»: им выдавалась некая сумма денег, и они были вольны поделиться ими так, как они посчитают нужным, с неизвестным им человеком. Поскольку их выбор оставался тайной и участникам не угрожали никакие негативные последствия их решения, самым естественным ответом Homo economicus должно было стать решение оставить все деньги себе. Некоторые участники именно так и поступили. Множество исследований показали, что некоторые люди отдавали незнакомцу примерно половину денег, а те участники, которые придерживались той или иной религии или веры, обычно отдавали еще больше.

Дальнейшие эксперименты показали, что страх перед сверхъестественным наказанием оказался более эффективным средством борьбы с эгоистичным поведением, чем надежда на сверхъестественную награду. Божество, следящее за нашими плохими поступками, порождает довольно удушающую картину мира, а идея о том, что людей проще всего контролировать при помощи страха рисует перед нами довольно неприглядный портрет человека. Тем не менее, вера в наказывающего бога может стать удивительно мощным инструментом воздействия на поведение людей, который применяется для поддержания социального порядка. Многие могут возразить, что та нравственность, которую навязывает нам вера в сверхъестественное, зачастую носит чрезвычайно репрессивный характер. Вне всяких сомнений, так оно и есть, тем не менее, довольно трудно понять, какие аргументы новые атеисты могут привести, чтобы опровергнуть идею о том, что нелиберальные нравственные системы могут иметь эволюционную ценность. В конце концов, слишком немногие сообщества сумели оставаться либеральными на протяжении длительного периода времени. Либеральные ценности могут оказаться всего лишь мгновением в безграничном процессе эволюции. Хотя нынешнее поколение атеистов предпочитает забывать об этом факте, именно такой вывод сделали мыслители-атеисты прошлого — коммунисты, позитивисты и многие социальные инженеры — которые пытались флиртовать с эволюционной этикой.

Your text to link...
  • 505
  • 01/02/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое