На все воля Божия




Знавал я одного батюшку, вполне благочинного. Он тогда сан только принял, получил приход. Совсем, надо сказать, захудалый приход, ну, просто никакой. Церквушка-развалюшка в какой-то деревеньке, три кривых калеки — вот и весь приход. Ну, что с того приходу?
Батюшка был молод и кипел энтузиазмом. Стал вести просветительскую работу среди местного населения. Чтобы хоть как-то привлечь паству. Ходил там по больницам, освящал кабинет главы местной администрации и даже выступал по телевидению на тему о вреде пьянства. Чем популярности, понятно, не снискал. Помогало всё это слабо. То есть, слушали его, конечно, с удовольствием, относились с уважением, головами кивали, но в церкву — ни-ни. Не хотят идти, и всё.
И вот как-то раз, как обычно, плотно отобедав, отправился он на службу. И прямо во время службы у него случилось неладное с животом. Какое-то неправильное сочетание пищи, вероятно. Короче, стали у него внутри вырабатываться газы. В непропорционально большом количестве. Уж он терпел-терпел, терпел-терпел, но в какой-то момент, непроизвольно, неожиданно даже для самого себя, дунул. Негромко, но обильно.
Он, конечно, смутился. Смутился внутри, но снаружи виду не подал. Быстро осенил себя крестным знамением и стал осторожно к себе принюхиваться.
На самом деле, пукнуть в церкви — в этом греха-то никакого особого нету. Тем более, если непроизвольно и незаметно. Это ведь обычный физиологический процесс. И если человек создан по образу и подобию, значит, и боженька бывает себе позволяет слегка того. Дунуть. Дело не в этом. Казус может произойти, если запах, буде таковой случится, достигнет обоняния паствы. Это может отвлечь от благостных мыслей и направить их на поиск источника запаха. А это уже небогоугодно.
Но сколько батюшка ни принюхивался, к своему удовольствию, никакого запаха не учуял. Чему необычайно возрадовался. И, устав себя сдерживать, всё чаще стал позволять себе стравливать вредоносные газы из организма.
А секрет отсутствия запаха был, на самом деле, прост. Ряса из плотной ткани плохо пропускала воздух и оказалась для исходящих газов таким, своего рода, колоколом. И газ там потихоньку копился, копился и копился. Пока не достиг критической массы.
И вот во время чтения молитвы во славу господа, когда хор певчих в очередной раз затянул «Аллилууйяаа!», батюшка случайно задел дымящим кадилом своё облачение, газ вырвался наружу и воспламенился.
И внезапно вся паства, все эти три с половиной калеки, увидели, как батюшка вдруг весь, с ног до головы, покрылся голубым сиянием! Таким, знаете, голубым божественным пламенем! Длилось это весьма недолго, но вполне достаточно, что б ни у кого не вызвать сомнений в увиденном. Некоторые нравственно нетвёрдые сперва даже было подумали, что это боженька решил батюшку за прегрешения спалить к ед*ене матери прямо посреди службы. Но когда голубое пламя спало, и батюшка предстал перед приходом слегка, конечно, испуганным, но целым и невредимым, все просто в шоке пали ниц. А батюшка, смущенно кашлянув в слегка опаленную бороду, продолжил службу как ни в чем ни бывало.
На следующий день в церкви было не протолкнуться. Ехали с ближних сёл и дальних губерний. Людская молва работает лучше всякой системы оповещения МЧС. Всяк хотел приобщиться к новоявленному чуду. Пресса, жадная до сенсаций, тоже не прошла мимо. Статьи в газетах, аналитические передачи по центральным каналам телевидения. Короче, вскоре приход перестал вмещать всех желающих, и с божьей помощью пришлось заложить фундамент нового храма. Благо, сборы теперь позволяли. Новая паства жертвовала много и обильно. В надежде на повторение чуда.
И только одна беда. Сколько батюшка ни силился, какие только над собой эксперименты ни ставил, так ему больше ни разу и не удалось повторить то сочетание продуктов, которое и привело к такому чудотворному результату.
И, вероятно, это правильно. На всё — воля божья. Потому что правильных чудес много не бывает.
источникYour text to link...
  • 777
  • 06/02/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое