Кома после ДТП. Всем смертям назло.

Черепно-мозговая травма тяжелой степени, перелом свода черепа, 21 день в коме… Сложно поверить, что Александра, которую на ул. Притыцкого в Минске сбил микроавтобус, вообще смогла выжить. Однако эта чрезвычайно мужественная девушка не только вышла из тяжелейшего состояния, научилась заново говорить и ходить, но теперь еще танцует и даже садится на шпагат! Она сама повторяет, что попала в 10% счастливчиков. С улыбкой наша героиня рассказывала о таких вещах, которые другие могут вспоминать только с содроганием и сквозь слезы. Нам кажется символичным разместить удивительную историю возвращения к жизни именно в такой день. Это и вправду настоящее чудо.

текст под катом







Точкой отсчета в этой истории стало 11 января 2013-го. Девушка сдает последний экзамен зимней сессии в Лингвогуманитарном колледже при МГЛУ, где училась на секретаря-референта. В планах — поскорее добраться до друга и вместе отправиться за подарком (приближался день рождения общего приятеля). Опять же свою роль сыграл случай: если бы девушка ехала домой, то пересекать дорогу не пришлось бы. Но ей надо было на другую сторону ул. Притыцкого. Поэтому Александра направляется к светофору…
— Тот день помню обрывками. Вот выхожу из колледжа после экзамена, потом иду к переходу, по дороге отправляю SMS-сообщения, делюсь радостью по поводу сдачи сессии, подхожу к проезжей части, а потом провал, — сложно поверить, что эта обаятельная девушка в начале года находилась между жизнью и смертью. Ничто теперь не выдает в ней жертву ДТП. Хотя сама она сейчас признается: «Долгое время я была в таком состоянии, что на меня лучше вообще было не смотреть».

Что случилось тем пятничным днем, нам пришлось судить по первым словам очевидцев. Они говорили, что на пешеходном светофоре шел отсчет времени, в какой-то момент он прекратился, но красный свет продолжал гореть. По словам свидетельницы ДТП, девушка в этот момент вышла на проезжую часть. Затем удар — и она оказывается на дороге. Кстати, это далеко не единичный случай, когда обратный отсчет сбивает с толку участников дорожного движения. Это связано с особенностями светофорной координации, когда в нее вмешиваются искусственно. Именно из-за таких сбоев от обратного отсчета планируют отказаться.
На месте ДТП сразу останавливаются несколько автомобилей. Кто-то укутывает пострадавшую в покрывало. «Скорая» приезжает быстро. Диагноз звучит как приговор — «черепно-мозговая травма тяжелой степени, перелом свода черепа, закрытое кровотечение, травматический шок». Тянутся тяжелые дни для родителей Александры, первое время их не будут пускать к дочери. Они увидят ее только на шестой день, с трубкой, вставленной в горло. Случайно в коридоре услышат разговор врачей и родных такого же пациента: «Без шансов… Мозг умер… Осталось пару дней». В этот момент эмоции зашкаливают.
Чуть позже врач-реаниматолог им скажет: «В 90% случаев после таких травм люди становятся, мягко говоря, недееспособными, но ваша дочь попала в число 10% счастливчиков. Она сильная, она выкарабкается». Медик оказался прав. Ровно через три недели девушку удачно выводят из комы.
— Говорят, что в таком состоянии люди якобы слышат голоса, им приходят какие-то видения. Врачи советовали родителям разговаривать со мной, — рассказывает Александра. — Но у меня ничего такого не было — не видела и не ощущала. Как будто заснула 11 января, а 1 февраля проснулась. Первое, что услышала, — голоса родителей: «Саша, Саша…» А я лежала как новорожденная и просто смотрела. Мне сказали, что я попала под машину. Как? Ведь я всегда смотрю по сторонам, прежде чем ступить на дорогу. Я же не сумасшедшая, чтобы выскакивать перед автомобилем! Это был шок.

Помнит ли она буквы, родственников, знакомых? Да, помнит. Но звуки не хотят складываться в слова. Получается какое-то нелепое мычание. Она все понимает, осознает, хочет сказать, но не получается. В этот момент сложно представить, что уже через несколько месяцев студентка будет сдавать экзамены и готовиться к выпускному балу в колледже. Сейчас ее речь полностью восстановилась.
— В первые дни после того, как я вышла из комы, мама придумала такую форму общения: если я хочу сказать «да», то просто показываю язык, — продолжает наша героиня. — Как-то она принесла обычную азбуку и попросила сложить слово. Условия были те же: она показывает на букву, а я высовываю язык, если соглашаюсь. Таким образом сложили слово «рада». Я была рада, что близкие со мной. Для меня это было громадное счастье.

Настоящим чудом стала динамика выздоровления. За несколько недель из реанимации девушку перевели в обычную палату, потом в другую больницу, затем она восстанавливалась в Аксаковщине. К этому моменту Александра уже могла говорить, но была прикована к инвалидной коляске. Это было тяжелое время осознания проблем: так будет всегда? а что потом? как я буду жить?
— Днем со мной была мама, она возила на процедуры, — говорит девушка. — А вечером после работы приезжал отец, в коридоре мы пытались делать легкие упражнения, чтобы мозг вспоминал движения. Первое время тело не слушалось — меня вело в сторону, я спотыкалась… Но 27 февраля случилось чудо. Помню, как будто это было вчера. Папа придерживал меня за талию, пока я пыталась ходить. Потом чувствую, что он отпустил меня, а я шагаю и не падаю. Отец кричит: «Ты сама идешь!» Это был праздник, у нас выдался радостный вечерок.
На интервью Александра придет уверенной походкой на каблуках, как будто ничего не было за хрупкими плечами девушки — ни слез, ни боли, ни депрессии. Все эмоции выгорели, слезы высохли, осталась жажда жизни. «Но я рыдала. У меня были истерики, — вспоминает наша героиня. — Во время нахождения в Аксаковщине мне растягивали руки, они были скрюченные, как у динозаврика. Это последствия комы.

Так вот во время процедур меня не жалели. По шкале боли это было 10 баллов из 10. Но мне вернули руки. Долгое время, правда, еще не чувствовала часть правой кисти, она была как ватная. Можно было тыкать в нее иголкой или подносить огонь — ничего! Но сейчас осязание почти восстановилось».

Там же, в Аксаковщине, с девушкой случается нервный срыв. Говорят, это запоздалое осознание случившегося. Нашей героине кажется, что у нее из-за травм произошли необратимые последствия, в реабилитационном центре придется остаться надолго, а родители не хотят об этом говорить. Ночью она не спит, думает, закрадываются опасные мысли. Заканчивается период отчаяния внезапно, солнечным утром. Александра понимает, что должна продолжать процедуры, бороться за здоровье, быть сильной… В марте, накануне дня рождения, ее выписывают. Через два месяца после аварии! Медиков удивило столь стремительное выздоровление.

— Но это было только начало. Нужно было возвращаться к нормальной жизни. Первое время я боялась города! — вспоминает девушка. — Ведь я три месяца безвылазно находилась в больницах. Боялась людей, машин. Было странное чувство незащищенности. Непривычно было находиться не в помещении, не видеть стен. Какие-то прохожие, какие-то водители, какие-то микроавтобусы…
В конце апреля она совершает первую самостоятельную прогулку после болезни. Троллейбус кажется каким-то чужим, словно это транспорт с другой планеты. Так ребенок познает мир вокруг себя. Нечто похожее второй раз в своей жизни переживает и девушка. Впрочем, круговорот стремительно затягивает. Затем были выпускные экзамены в колледже, бал, удачное поступление в МГЛУ (на второй курс), поездка с родителями по Европе.
Наконец Александра решается на отважный шаг — пытается выйти на работу: «Мне позвонили, и я, как-то особо не рассуждая, согласилась стать на время кассиром в магазине. Но условия оказались невыносимыми: 13-часовой рабочий день, очень трудоемкий процесс ручного набора товара и цен. У меня просто снесло крышу. Это была ошибка».
А вот возвращение в танцевальную школу, где девушка занималась долгое время, становится воодушевляющим. Сначала сложные па и упражнения не получаются. Александра не полностью владеет телом. Но через некоторое время память возвращает мышцам былую уверенность. Наша героиня опять садится на шпагат и готова к выступлениям.
Про суд говорит скороговоркой, словно это было не важно: «Впервые водителя увидела в конце мая, перед заседанием. До этого он не пытался встретиться. Перед судом подошел, извинился… Как установили на следственном эксперименте, мне не хватило двух-трех секунд, чтобы дойти до островка безопасности. А водитель не тормозил, хотя мог видеть меня. Он признал свою вину. Его приговорили к трем годам ограничения свободы, лишили прав на пять лет и потребовали возместить ущерб в 50 млн рублей».

Как-то в больнице Александра прочитала комментарии к заметке о ДТП, в которое она попала. После этого девушка решила рассказать, что произошло на самом деле. Что за этой историей, как и за каждой подобной, стоят реальные люди. Что ситуация может быть не такой простой и очевидной, как может сразу показаться.
Рассказывая все это, наша героиня, сложно поверить, улыбалась. Она утверждает, что все свои слезы уже выплакала. Но было сильное ощущение, что именно оптимизм помог этой девушке встать на ноги и вернуться к нормальной жизни. В конце нашего разговора она признается: «Случившееся было даже не намеком, а прямым посланием сверху. За несколько месяцев до ДТП я просто ужасно себя вела: мимолетные увлечения, дома практически не бывала, гулянки до утра… Этот день, 11 января, все остановил и изменил».

источник





Источник: www.yaplakal.com/
  • 598
  • 06/02/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое