«Универсальные дети»: почему иметь много талантов вредно для ребёнка

Сайт публикует пост Ксении Кнорре Дмитриевой, колумнистки издания «Сноб», которая пообщалась с директором школы и очень удивилась тому, что узнала.На днях разговаривала с одним из лучших директоров школ в России, и точно — с лучшим директором начальной школы, и узнала от неё удивительное.



Раньше я считала, что есть большая проблема, которой надо бояться, — когда ребёнку ничего не интересно. Мы все видели этих детей и слышали их родителей: ничего не хочет, только бы за компьютером сидеть с утра до ночи, ничем не интересуется, все дети как дети — биология, техника, литература, а наш тюфяк тюфяком, и в кого такой, вот мы в его годы и так далее.

Пока у меня не было своих детей, это был один из главных моих родительских страхов (наряду с парализующей перспективой несколько лет жизни провести с ребёнком за уроками). А вдруг моему ребёнку тоже ничего не будет интересно? Вдруг я так же буду прыгать вокруг него со скрипкой в одной руке и с фотоаппаратом в другой, а он будет воротить нос и сидеть дни напролёт во вконтакте?

Нет, этого не произошло, и я успокоилась. Наоборот — её мотало из древней Греции в энтомологию, из стихосложения в классическую хореографию, а я сидела и тихо радовалась. Обширный кругозор, необъятный горизонт…

И вот на днях у меня состоялся этот самый разговор. На котором я впервые в жизни услышала словосочетание «универсальные дети».

— У вас, продвинутых родителей, теперь дети сплошь и рядом универсальные, — сказала мне директор. — И зря вы этому радуетесь. Вот типичный такой ребёнок: ему даётся всё: он отлично пишет сочинения…
— Да, — кивнула я, держа в уме одну близко мне знакомую девочку.
— …И у него всё хорошо с математикой…
— Да, — снова радостно подтвердила я.
— Ещё, небось, и рисует прекрасно, — укоризненно сказала директор.

Я, уже начиная понимать, что радоваться тут почему-то нечему, только кивнула.

— И ещё что-нибудь…
— Танцует очень хорошо, — пискнула я, — и поёт, диапазон у неё какой-то нереальный…
— Вот! — обвиняющее сказала директор. — А что в результате? А то, что к 11 классу человек представления не имеет, чем он хочет заниматься. Ему хочется и то, и это, и пятое, и двадцать пятое, а выбрать он не может.

Я вспомнила, как собиралась в 11 классе в архитектурный, в литинститут, Строгановское, на режиссёрский, психфак, философский и истфак, и промолчала.

— …Выбрать не может, — продолжала директор, — поступает куда-нибудь, потом, недоучившись, переходит. Или заканчивает и сразу идёт получать второе высшее. Спрашивается: чему такому он там не научился, чтобы сразу же снова идти учиться?! Посмотрите, сколько их сейчас — с тремя, четырьмя, пятью высшими образованиями. Всё учатся, учатся, учатся, и у меня только один вопрос: ребята, а почему бы вам не попробовать поработать? Что вам для этого не хватает?

— А что делать? — горестно спросила я, уже представив себе ребёнка-бездельника с пятью высшими образованиями.

— Водить к себе на работу, показывать, рассказывать. Нынешние дети не имеют никакого представления о том, что делают на работе. Знакомить с профессиями. Заниматься профориентацией, которую школа не даёт вообще.

Этой мыслью, поразившей меня своей новизной, я поделилась с (простите) одним из лучших учителей, которых я знаю, и при этом прекрасным журналистом, и она, естественно, ничуть не удивилась.

— Обычно этот феномен связывают с отличниками. Есть дети, которым легко и замечательно даётся учёба, причём любой предмет: математика, химия, литература… Они отлично умеют учиться! И все вокруг радуются. А потом вдруг оказывается, что учиться — это всё, что они умеют. То же самое у вундеркиндов. А затем человек выпускается из вуза, и выясняется, что он не может работать. Не умеет, не хочет.

И вот теперь сижу я в глубокой задумчивости. Я всегда придерживалась той точки зрения, что детство на то и дано, чтобы попробовать разное и найти своё. А потом, вы же помните, как я боялась, что ребёнка ничего не будет интересовать. Поэтому когда дочь начинала проявлять интерес к чему-то, мы сразу кидались искать лучшее место, где ей это покажут и научат. Энтомология? Самое правильное место в округе — кружок при Дворце пионеров. Вперёд. Шахматы? Есть отличный преподаватель в центре внешкольной работы, ура! Рисование? У родственников чудесная учительница, очень её рекомендуют, сегодня же созвонимся. Танцы? Прошли через три танцевальных студии, нашли свою. И так далее. Когда что-то из этого переставало интересовать, мы заканчивали этим заниматься и переключались на другое.

И вот, оказывается, мы родители универсального ребёнка. Которому через несколько лет предстоит решать задачку посложнее олимпиадной: на какое направление пойти — филология или математика? Биология или языки? А может, информатика? Что получается лучше, к чему больше лежит душа?

Сижу и думаю. Думаю.



via snob.ru/profile/27628/blog/106345
  • 137
  • 12/04/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также