Как выучить 30 языков: секрет полиглотов Страница 1 из 2

Стать иностранцемНекоторым людям удаётся выучить такое невероятное количество языков, что в голове не укладывается, как такое возможно. BBC Future попытались выведать у мультилингвистов их секрет.

Выйдя на залитый солнцем балкон, Тим Келли и Дэниэл Краса строчат друг в друга словами как автоматными очередями: немецкий, хинди, непальский, хорватский, мандарин, тайский — едва успевают договорить фразу на одном языке, как переключаются на другой. Эти двое знают не менее двух десятков различных языков.





Понаблюдав за ними, я возвращаюсь в залу, где небольшие группки людей, подобно той парочке, трещат без устали на непонятных наречиях. Мы находимся на Съезде полиглотов в Берлине, где около 350 людей собрались, чтобы поболтать на самых разнообразных языках планеты: от саамского до языка оленеводов из Скандинавии. Некоторые из собравшихся — «гиперглоты»: они владеют не менее, чем десятком иностранных языков. Один из самых опытных лингвистов, встреченных здесь, знает около тридцати.

Человеческий мозг использует несколько разных способов запоминания, и при изучении языков задействуются все они. Процедурная память отвечает за движения языка при произнесении звуков, декларативная память записывает новые слова. Если же вы не хотите походить на заикающегося робота, вам понадобится занести устойчивые фразы и выражения в «явную» и «неявную» память.

Изучение языков похоже на интенсивную спортивную тренировку: это трудно, но это — наиболее эффективный способ «прокачать» мозг. Многочисленные исследования убедительно доказали пользу от лингвистической нагрузки: улучшаются внимание, память, расширяется «когнитивный резерв», задерживающий наступление возрастного слабоумия. Изучая опыт иммигрантов, Эллен Белисток обнаружила, что деменция у билингв (людей, хорошо владеющих двумя языками) наступает, в среднем, на пять лет позже. Чем больше языков вы знаете, тем эффективнее будет работать мозг.





До недавнего времени среди нейрофизиологов царил скепсис: большинство людей не смогут достичь беглости в речи на иностранном языке, так как существует довольно узкое возрастное окно — детство — для изучения языков, утверждали они. Так что, если вам уже исполнилось восемнадцать — всё, «поезд ушёл». Однако в наше время этот миф постепенно развенчивается, благодаря новым данным, полученным исследователями. «Возрастное снижение способности к изучению языков похоже на плавный спуск, а не на крутой обрыв», — утверждает Белисток.

«Возрастное снижение способности к изучению языков похоже на плавный спуск, а не на крутой обрыв»

И это действительно так: большинство гиперглотов, встреченных мною в Берлине, овладели языками гораздо позже, чем в детстве. Кили вырос во Флориде, где изучал испанский в школе. В детстве он обожал слушать иностранные радиостанции — несмотря на то, что не мог понять ни слова. «Иностранная речь звучала как музыка для моих ушей» — вспоминает он. Но только когда Кили вырос и начал путешествовать, изучение языков по-настоящему увлекло его. Он изучал французский, немецкий и португальский в колледже в Колумбии, а затем перебрался в Швейцарию, потом — в Восточную Европу, откуда позже отправился в Японию. Сейчас Кили свободно говорит на двадцати языках и почти все он изучил во взрослом возрасте. «Эта ваша гипотеза про языки и возраст — чушь собачья!» — заявляет он.

Культурные хамелеоныНо является ли способность к мультилингвистике особенностью, свойственной немногим людям? Или, возможно, у них больше мотивации? «Вместо того, чтобы сосредоточиться на интеллекте, попробуйте заглянуть в глубины своей личности, — советует Кили, который в данный момент работает над книгой о социальных, психологических и эмоциональных аспектах изучения языков, — Лучшие мультилингвы — те, кто способен примерить на себя чужую идентичность. Попробуйте стать „культурным хамелеоном“ и превратиться в представителя того народа, чей язык вы хотите освоить».

Психологам давно известно, что слова, произносимые нами, плотно вплетены в сущность личности. Разумеется, мы говорим не о клише (вряд ли французский язык сделает вас более романтичным, а итальянский — страстным), но каждый язык связан с культурными нормами своих носителей, которые не могут не влиять на изучающего язык. Исследования показали, что говоря на другом языке, мы автоматически «примеряем» на себя поведение людей, для которых этот язык — родной.

Владимир Набоков писал в автобиографии (на английском): «моя память настроена, как музыка, в одном ключе с Россией, но вынуждена звучать в другой тональности, английской». Когда Набоков переводил эти мемуары на язык своего детства, он обнаружил, что русский открыл новые грани в его размышлениях, и воспоминания, описанные другими словами, заиграли иными красками. «Русская версия словно была иначе прочувствована, чем английская, — вспоминает Анета Павленко из университета Темпл в Филадельфии, чья книга, „Двуязыный разум“, исследует многие подобные примеры. — Как будто русский и английский языки несли с собой разные версии прошлого».


  • 418
  • 10/09/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также