Литературные "короткометражки" от классиков


Отложите в сторону многостраничные романы и откройте для себя литературные «короткометражки» от классиков. Редакция составила список из десяти рассказов, которые прибавят к культурному багажу несколько весомых балов.

1. Чарльз Буковски «Самая красивая женщина в городе»
Художественная триада Буковски – секс, сквернословие и алкоголь. Если враг поэзии – пошлость, то у «грязного реалиста» она по-своему прокладывает себе дорогу к «прекрасному». Пошлость у Буковски определяется ни столько через анатомию человеческих отношений, сколько через смерть. Да, умирают даже самые красивые женщины в городе, так и не узнав, что есть на самом деле красота.

2. Леонид Андреев «Бездна»
Двое возлюбленных, прогуливаясь по лесу, наталкиваются на троих агрессивных и скучающих архаровцев (раньше таких типов называли босяками). Дальше спойлить нет смысла: криминальный вихрь заканчивается, а в финале – катарсис «наоборот», спровоцировавший скандал. В ответ на возмущения общественности автор пообещал написать «Антибездну», чего так и не сделал. И его можно понять: сколько ни плачь по утраченной человечности, но разве кто-нибудь может ее реанимировать… А уж словом — тем более.

3. Рэй Брэдбери «Смерть осторожного человека»
Главный герой исключил из своей среды обитания все острые предметы, даже рукопожатия — из-за слишком «острого» маникюра собеседника.
Вместо типичной прекрасно-зеленой страны у Брэдбери – индустриальная дыра, в которой, подобно центрифуге, человек ежесекундно совершает сотню смертельных оборотов, не догадываясь о том, какой из них будет последним, и когда же, наконец, барабан остановится.

4. Стивен Кинг «Дитя Колорадо»
Не ждите от «короля ужасов» крупной рыбы в качестве замысловатого сюжета со «скелетами в шкафу», так как вытащите всего лишь консервную банку. Кинг оставил читателя у разбитого корыта и предпочел сознательно умолчать о причинах странной смерти «дитя» из Колорадо. Но не спешите ругать автора: честность в повествовании, в конце концов, искупает отсутствие полноценной развязки. Да и о закулисье писательского ремесла вы узнаете гораздо больше, чем из его мистических повседневных историй.

5. Даниил Хармс «Отец и дочь»
Литературный провокатор, культивировавший поэтику абсурда, известен своими анекдотическими рассказами, которые по площади могут занимать не более одной страницы.
«Эх! Написать бы еще, да чернильница куда-то исчезла», – пишет Хармс и заканчивает повествование на трех абзацах.

Если коротко, как тому и учит Хармс, «Отец и дочь» – это клиническая история о том, как отец и дочь по очереди хоронили друг друга. Звучит нелепо?! Да, и автор этого добивался.

6. Ги де Мопассан «Одиссея проститутки»
В «Одиссее проститутки» дидактика напрочь отсутствует, как и сюжетная интрига. Последняя не так уж и необходима: идеальный рассказчик Мопассан рисует настоящих людей, которые не вмещаются ни в какую литературную схему. Это — и есть мопассановская изобретательность, в которой абзац стоит сюжета, а слово — целой жизни.

7. Эдгар Аллан По «Вильям Вильсон»
Эдгару Алану По Господь послал безумие, и тот предусмотрительно сделал его своей музой.

В престижном английском пансионе проживают два человека с одиноковым именем — Вильям Вильсон. Один из «Вильямов» – садист, другой – гуманист. Чтобы понять, кто из них действительно реален, одному придется умереть. И главное в этой драме — не обстоятельства смерти: у По добро и зло – две стороны одной медали, и нужно еще умудриться развернуть ее «правильной» стороной.

8. Иван Бунин «Петлистые уши»
Есть такие истории, дочитав которые до конца, непременно нужно вернуться в начало. «Петлистые уши» — из этого ряда. Когда читаешь, кажется, что это очень личная, почти интимная тема для Бунина.

Главный герой превращает в фарс «Преступление и наказание», описанное Достоевским, и даже посягает на Библию.

Если это — негласная дуэль двух гениев, то Бунин написал свою версию «Преступления» — БЕЗ наказания. И выросла эта версия в тревожный триллер с открытым финалом…

9. Шарлотта Гилман «Желтые обои»
Рассказ американки Шарлотты Гилман давно сослан к «ценителм бессвязного забвения».
Семья арендует родовое поместье, в котором есть спальня с желтыми обоями. Нельзя точно сказать, почему главную героиню они так волновали и одновременно пугали, но из комнаты, чтобы как следует «познакомиться» с обоями, она выходить отказалась…
Повествование настолько вязкое, что невольно начнешь вглядываться в узор обоев собственной комнаты – главное читать задолго до полуночи, иначе «ромбики» и «цветочки» точно запрыгают перед глазами.

10. Сергей Довлатов «Интервью»
Журналисты особенно любят фантазировать о том, как они могли бы ходить по кабакам с Хэмингуэем и пить на брудершафт с Фицджеральдом, а потом писать о своих интеллектуальных авантюрах. А в активе Довлатова таковых – бескрайняя степь.
Главному герою довлатовского рассказа, журналисту, редакция поручает взять интервью у коммуниста. Разговор двух людей, которые по-разному смотрят на жизнь, составляет всю фабулу рассказа: неловкие паузы и рельефные остроты – здесь Довлатов предстал во всем своем литературном величии.
  • 553
  • 16/01/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое