Артефакты (7 фото) Страница 1 из 2




Я родился и вырос в городе авиации, территорию которого на 70% занимают авиационные предприятия разной степени секретности. В силу возраста, мое детство и юношество проходило во времена полного упадка, апогеем которого были, как их сейчас игриво называют, «лихие девяностые». Одно из сильнейших впечатлений того времени – свалка самолетов. В мое детское сознание никак не укладывалась мысль, что вот эти невероятно красивые и большие машины, никогда не увидят землю сверху. Я остервенело лазил по остаткам фюзеляжей, крыльев, рискуя свернуть себе шею, поэтому «мертвая», брошенная техника и общее настроение локального «фоллаута» засело чуть ли не в подсознании.



В более старшем возрасте, уже в институте, я получил доступ практически до всех секретных предприятий города. Гуляя по мертвым корпусам, видя былой размах и теперешнее запустение – воспоминания и чувства, которые я переживал в детстве, только усилились и дополнились новыми образами. Невероятно тягостно выглядит пустое пыльное помещение со стоящими в беспорядке кульманами, обрывками неоконченных чертежей, лучами света, слабо пробивающимися через грязные стекла и летающую в воздухе пыль. На стенах плакаты сообщающие, как выручать товарища в случае бомбежки или химической опасности, пожелтевшие фотографии передовиков на стенгазете 89 года, а из звуков слышно только эхо собственных шагов. Той страны, которую несколько поколений защищали, для которой изобретали и жертвовали, больше нет.



Совсем недавно мне пришлось испытать отголоски этих эмоций вновь. По воле службы я опять, командировался в Казахстан. Мне посчастливилось работать вместе с замечательным человеком Владимиром Салыниным. Он начальник ЦКС «Орбита», что расшифровывается как Центр Космической Связи. На этой станции он работает несколько десятков лет, и видел в общем-то все метаморфозы и прогресс космосвязи.
В 68 году началась реализация всесоюзного проекта «Орбит», который к 70 году был завершен. Задачей его было распространение телевидения, сейчас это сложно представить, но тогда «телевидение» представляло собой 1 канал, на всю территорию союза. Количество таких станций исчислялось десятками, если не сотнями. Область была абсолютно новая, весь опыт приходилось приобретать с нуля. Первые спутники не были даже геостационарными, это значило, что антенны круглые сутки следили за пролетающими спутниками Молния — 1, 2, 3 и тд.



Система работала следующим образом, сигнал из московских телестудий передавался в центр космической передачи, находящийся в Дубне и Медвежьих озерах. Там с помощью исключительно мощных передатчиков сигнал вещался в космос, где его принимали спутники. Мощность излучения была такова, что птица попадавшая в область диаграммы направленности антенны – сгорала, ибо 10 киловатт это не шутки. Затем со спутников аналоговая передача покрывала всю территорию страны. Где ее, как раз и принимали подобные станции, передавая уже на местные телестанции, которые в свою очередь вещали сигнал для домовых антенн. Все оборудование, как не трудно догадаться было ламповым, и никаких компьютеров, так что обслуживание антенны было достаточно интересной задачей.

  • 416
  • 14/05/2013

Не забудьте подписаться!

Категории