За женой, как за каменной стеной

Поделиться



Обладательницам ослиных ушей посвящается.

Часть I

«Неужели мы мальчика не прокормим?»

(Слова одной тёще дочери. “Мальчик“- это зять.)

О Боже, сколько я слышу таких историй в жизни и встречаю в практике, и каждый раз просто офигеваю. Ну нет у меня другого слова. Нет!





Семья – муж, жена. Она берёт на себя ответственность за семью. Кормит, поит, оплачивает детские сады, кружки, репетиторов, покупает одежду. Муж… А что муж?.. Он в крайнем случае платит за квартиру, и не всегда это оплата аренды, иногда это просто коммуналка или часть коммуналки – поровну с женой, всё по-честному!

Она содержит себя, детей, оплачивает питание (и его, в том числе!), покупает ему одежду. Кормилица в этой семье жена.

И вот однажды, когда лямку становится тянуть уж совсем тяжело или вдруг ни с того, ни с сего захотелось новую юбочку, она робко спрашивает: «Милый, а может ты…?»

Что здесь начинается! И «я никому ничего не должен», и «обеспечивать тебя не обязан», и «не зачем это всё покупать», и «можно без этих кружков обойтись»!

Или раньше, заподозрив неладное, женщина пытается мужу корректно намекнуть, что мужчиной в семье давно стала она. Даёт ему расчёт — сколько она тратит в месяц на питание, образование, содержание семьи и его родимого, в том числе. На что она рассчитывает? Чего ждёт? Конечно, что любимый одумается и скажет: «Да ты что! Правда?» У него как у царя-батюшки откроются глаза на бесчинства бояр. Но родимый отделывается спокойным и «достойным» – «Молодец!»

«МОЛОДЕЦ! Ценю! Продолжай в том же духе! Жму лапу, друг! Респект и одобрямс!»

…. Эх, этого ли «молодец» мы хотели? Зачем тянули? Зачем покупали? Зачем на шею здорового, сильного мужика сажали?

Что, не хватает горящих изб и взбесившихся коней? Тяга к женскому самопожертвованию? Всё на себя взвалить и тянуть, тянуть, да так, чтобы он не догадался даже, сколько труда это стоит, сколько денег и сил в это вкладывается. Так тихонечко, как ребёнку шоколадку под подушку от мамы, вернувшейся с третей смены. Волшебницы вы наши … Феи…

И сидит здоровенный детина у жены, как у матери на груди. Сначала матерью, потом женой взрощенный, лелеемый, оберегаемый. Всё для него, дитятко наше.

И искренне удивляется, чего это жена от него хочет? Ведь справляется, тянет, сильная женщина. А он то тут при чём? Ему собственно и ничего не надо. А если надо, так он себе на новую игрушку заработает и спокойно купит. А семья, дети, жена… Слишком для него всё это, слишком…





Когда ребёнок сидит на шее, сразу понятно, кто виноват – родители. А если муж сидит на шее, ни на что не зарабатывает, только ест, пьёт и живёт своей полухолостяцкой жизнью, к кому вопросы? То-то же. К жене.

«А тебе это, родимая, зачем?» – вот так искренне, заглядывая в глаза, спрошу.

Может по-другому не умеешь? Так, чтобы хотя бы поровну с мужем ответственность делить за семью, за всё, что создали и всех, кого нарожали?

Ведь это труд, похлеще, чем даже на производстве. Здесь одними соплями, любовью и самопожертвованием не обойтись. Ещё и меру надо чувствовать, и границы. И ответственность уметь отдавать.

Это конечно, если 15 лет мужик ни за что не платил, вольготно себя чувствовал, а тут ему: «Любимый, а не мог бы ты теперь оплачивать ипотеку? Или обучение нашего сына в институте? А то уж больно тяжело мне одной всё это тащить», не обрадуется, за сердце схватится, вспомнит, что отпуск оплачивал два года назад (и ничего, что он по стоимости равен месячному бюджету, который жена оплачивает уже много лет и каждый месяц, ничего! Зато сам факт! Платил? Платил!) Скажет: «Но вот я же давал тебе тысячу на телефон, помнишь? А машину я заправлял? Знаешь, сколько бензин нынче стоит?»

И сядет женщина и опустит голову на руки…

Господи… Столетия идут. А всё то же, все те же «обладательницы ослиных ушей». Которых имеют и за их счёт вольготно живут.

 

Часть II

Самойпроще

 

Жить самой намного проще, чем с кем-то.

Сделать самой проще, чем объяснить, научить, убедить, проконтролировать или передать часть ответственности.

Но тогда по происшествию времени не стоит удивляться, если дети закатят истерику на просьбу сегодня помыть всю посуду, что требование убрать в своей комнате вызовет у них приступ оскорблённого самолюбия на акт ущемления их прав и свобод.

Что на просьбу заплатить в этом месяце за кружки и коммуналку муж взбелениться и будет оскорблён не меньше, чем дети.

Если вы не делаете этот труд – распределение обязанностей, деление ответственности, то в один прекрасный день вы обнаруживаете, что мышцы на теле семьи под названием муж атрофировались, а под названием дети – не развились. Теперь заставить их работать крайне сложно.

Да, легче и проще самой. Но это большая ошибка заставлять работать один орган в этой системе, в организме семьи. Сердце надрывается, истощается, хранительница домашнего очага не успевает подкладывать дрова, а муж и дети сытые и вольготногуляющее греются от очага.

Ошибка женщины в том, что, решив тянуть всё самой, потому что так проще, она не дала возможность каждому в семье вносить свой вклад. Мужу наравне или больше, чем она, детям посильно и адекватно их возрасту. Она обесточила эти органы, не дала напряжение, замкнула всё напряжение на себе. Не получив должной нагрузки, дети не могут сделать ничего без помощи матери, муж живёт так, как будто семья и дети совершенно не его ответственность.

Это большая ошибка. Цена этой ошибки измождённость, ощущение тотальной обиды, использованности, неценимости, незамеченности усилий, разочарование и боль А бонусы – иллюзия контроля, ощущение власти и всемогущества. Есть выбор.

Жить вместе – это труд. Делить ответственность ещё больший труд.Этому нужно учиться.

 

Часть III

Яживая. Януждаюсь в тебе

 

Начать женщине с мужчиной диалог по поводу перераспределения обязанностей и вклада каждого в семейный бюджет – сложно.

… И стыдно.

Это же надо признать, что не смогла, не справилась и не справляюсь, по крайней мере сейчас, с тем объёмом, который взвалила на себя. Переоценила себя.

Признать, что не звезда,итучи не умею разводить руками – это… как-то ущербно. Болезненно, стыдно, убого…

«А не посмеёшься ли ты надо мной?» «А не скажешь ли мне, и куда ты дурочка лезла?» А не вспомнишь ли: «Надо было меня слушать! А я тебе что говорил?»

И я не только не звезда, я ещё нуждаюсьв тебе.

Мне нужна твоя помощь, поддержка, ты мне нужен. Я не справляюсь без тебя. Давай вместе. Мне нужна твоя рука! Мы вместе замутили этот проект под названием «семья». Мы вместе.

Это быть очень открытой, очень уязвимой, практически душевно и эмоционально голой. Без всяких защит. Это больше чем признание в любви. Это стыдно и страшно.

Уж больно уязвимо человек себя чувствует в такой позиции. Когда он просит. И признаёт свою нуждаемость.

Для отношений нужны двое.

Но в желании быстрее стать «мы» очень легко попасть в слияние. Есть большой соблазн, раскрыв руки, раствориться в другом человеке. Забыть о себе, о своих потребностях, желаниях, отказаться от любых решений, лишь бы сновабыть вместе. Лишь бы ощутить, что ты не один. Ты снова, с тем человеком, который тебе очень близок, с которым тебе было очень хорошо.

«Бог с ним со всем, мы всё переживём. Главное, что мы вместе.»

«Ради любви можно всё пережить, всем пожертвовать. Лишь бы мы были вдвоём».

В этот момент ради «вместе» человек готов отказаться от себя. Душа требует восстановить всё как было, восстановить прежний баланс отношений, по крайней мере, там ничего не угрожало.

При конфликтах, обсуждении, выплёскивании боли, недовольства и претензий над парой всегда нависает угроза разрыва. Иногда в голове есть категоричная установка: «Или так или никак. Раз ты не понимаешь меня, мы должны расстаться»

Часто женщина, пытаясь начать что-либо обсуждать, начинает обсуждать с точки: «как если бы мы расстаёмся» и начинает проживать боль разрыва, «предварительное горе», которое затмевает всё. Уже невозможно обсуждать деньги, обязанности, ответственность каждого в паре, когда перед носом маячит разрыв. Все эмоции уходят туда. Пара начинает обсуждать более глобальный вопрос: «Так мы остаёмся ещё вместе или расходимся как в море корабли?» Как в дискуссиях с алкоголиком вопрос: «А ты меня уважаешь?» сводит на нет все другие вопросы и любое обсуждение «помельче» делает несущественным.

Страх разрыва при любой попытке что-либо прояснить, делает невозможным развивать отношения.

Отношения становятся негибкими, ригидными. Как застывшая фигурка из воска двух влюблённых, соединившихся в страстном поцелуе – есть иллюзия, что отношения всегда должны быть такими. В них нет не взросления, не изменений, связанных с возрастом, ни детей, ни увлечений, ни друзей, ни личного пространства, ни одиночества, ни только своих персональных увлечений, ни боли, ни конфликтов, ни болезни, ни смерти… Вечная, идеальная любовь.

Как сад старушки, куда попала Герда в сказке Андерсена «Снежная королева». Там всегда лето, всегда солнце, всегда любовь…

Но живые, не восковые люди так не могут. Они живут, меняются. Кроме мгновений слияния, когда чувствуешь себя одним целым, нужно личное пространство, когда я чувствую себя отдельным, чувствую себя только собой.

Обнаружение своего Я в паре – великий шаг. Сродни рождению.

Из Я можно обсуждать свои потребности, свои границы.

Можно говорить и чувствовать: «Я люблю тебя, но мне очень важно, чтобы…»

Можно разрешить себе слышать другого, не боясь, что его слова разрушат моё Я.

Я всегда останусь собой, чтобы ты не говорил. Но я готова услышать тебя. И возможно, я что-то изменю.

Можно быть отдельными людьми, но любить друг друга. Можно быть разными, но оставаться любящими и ценящими друг друга.

Но можно обнаружить себя совершенно не в том месте, где хочется быть и совершенно не с тем человеком. Придя в себя после глубокого сна, задать вопрос: «А что я здесь делаю? Почему я всё ещё здесь?» И это будет большой услугой себе. Наконец-то обнаружить себя в этих отношениях.опубликовано

 

Автор: Ирина Дыбова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©  

Источник: //dybova.ru/otzyvy/

Родовая травма

Поделиться



Как же она все-таки передается, травма?

Понятно, что можно всегда все объяснить «потоком», «переплетениями», «родовой памятью» и т. д., и, вполне возможно, что совсем без мистики и не обойдешься, но если попробовать? Взять только самый понятный, чисто семейный аспект, родительско-детские отношения, без политики и идеологии.  О них потом как-нибудь.

Живет себе семья. Молодая совсем, только поженились, ждут ребеночка. Или только родили. А может, даже двоих успели. Любят, счастливы, полны надежд. И тут случается катастрофа. Маховики истории сдвинулись с места и пошли перемалывать народ. Чаще всего первыми в жернова попадают мужчины. Революции, войны, репрессии – первый удар по ним.



©Юрий Нагулко. Водоворот Времени

И вот уже молодая мать осталась одна. Ее удел – постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Похоронка, «десять лет без права переписки», или просто долгое отсутствие без вестей, такое, что надежда тает. Может быть, это и не про мужа, а про брата, отца, других близких. 

Каково состояние матери? Она вынуждена держать себя в руках, она не может толком отдаться горю. На ней ребенок (дети), и еще много всего. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно, плакать нельзя, «раскисать» нельзя.  И она каменеет. Застывает в стоическом напряжении, отключает чувства, живет, стиснув зубы и собрав волю в кулак, делает все на автомате. Или, того хуже, погружается в скрытую депрессию, ходит, делает, что положено, хотя сама хочет только одного – лечь и умереть. 

Ее лицо представляет собой застывшую маску, ее руки тяжелы и не гнутся. Ей физически больно отвечать на улыбку ребенка, она минимизирует общение с ним, не отвечает на его лепет. Ребенок проснулся ночью, окликнул ее – а она глухо воет в подушку. Иногда прорывается гнев. Он подполз или подошел, теребит ее, хочет внимания и ласки, она когда может, отвечает через силу, но иногда вдруг как зарычит: «Да, отстань же», как оттолкнет, что он аж отлетит. Нет, она не него злится – на судьбу, на свою поломанную жизнь, на того, кто ушел и оставил и больше не поможет.

Только вот ребенок не знает всей подноготной происходящего. Ему не говорят, что случилось (особенно если он мал). Или он даже знает, но понять не может. Единственное объяснение, которое ему в принципе может прийти в голову: мама меня не любит, я ей мешаю, лучше бы меня не было. Его личность не может полноценно формироваться без постоянного эмоционального контакта с матерью, без обмена с ней взглядами, улыбками, звуками, ласками, без того, чтобы читать ее лицо, распознавать оттенки чувств в голосе. Это необходимо, заложено природой, это главная задача младенчества. А что делать, если у матери на лице депрессивная маска? Если ее голос однообразно тусклый от горя, или напряжено звенящий от тревоги?

Пока мать рвет жилы, чтобы ребенок элементарно выжил, не умер от голода или болезни, он растет себе, уже травмированный. Не уверенный, что его любят, не уверенный, что он нужен, с плохо развитой эмпатией. Даже интеллект нарушается в условиях депривации. Помните картину «Опять двойка»? Она написана в 51. Главному герою лет 11 на вид. Ребенок войны, травмированный больше, чем старшая сестра, захватившая первые годы нормальной семейной жизни, и младший брат, любимое дитя послевоенной радости – отец живой вернулся. На стене – трофейные часы. А мальчику трудно учиться.

Решетников. Опять двойка.




Конечно, у всех все по-разному. Запас душевных сил у разных женщин разный. Острота горя разная. Характер разный. Хорошо, если у матери есть источники поддержки – семья, друзья, старшие дети. А если нет? Если семья оказалась в изоляции, как «враги народа», или в эвакуации в незнакомом месте? Тут или умирай, или каменей, а как еще выжить?

Идут годы, очень трудные годы, и женщина научается жить без мужа. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Конь в юбке. Баба с яйцами. Назовите как хотите, суть одна. Это человек, который нес-нес непосильную ношу, да и привык. Адаптировался. И по-другому уже просто не умеет. Многие помнят, наверное, бабушек, которые просто физически не могли сидеть без дела. Уже старенькие совсем, все хлопотали, все таскали сумки, все пытались рубить дрова. Это стало способом справляться с жизнью. Кстати, многие из них стали настолько стальными – да, вот такая вот звукопись – что прожили очень долго, их и болезни не брали, и старость. И сейчас еще живы, дай им Бог здоровья.

В самом крайнем своем выражении, при самом ужасном стечении событий, такая женщина превращалась в монстра, способного убить своей заботой. И продолжала быть железной, даже если уже не было такой необходимости, даже если потом снова жила с мужем, и детям ничего не угрожало. Словно зарок выполняла.

Ярчайший образ описан в книге Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом».

А вот что пишет о «Страшной бабе» Екатерина Михайлова («Я у себя одна» книжка называется): «Тусклые волосы, сжатый в ниточку рот…, чугунный шаг… Скупая, подозрительная, беспощадная, бесчувственная. Она всегда готова попрекнуть куском или отвесить оплеуху: «Не напасешься на вас, паразитов. Ешь, давай!»…. Ни капли молока не выжать из ее сосцов, вся она сухая и жесткая…» Там еще много очень точного сказано, и если кто не читал эти две книги, то надо обязательно.

Самое страшное в этой патологически измененной женщине – не грубость, и не властность. Самое страшное – любовь. Когда, читая Санаева, понимаешь, что это повесть о любви, о такой вот изуродованной любви, вот когда мороз-то продирает. У меня была подружка в детстве, поздний ребенок матери, подростком пережившей блокаду. Она рассказывала, как ее кормили, зажав голову между голенями и вливая в рот бульон. Потому что ребенок больше не хотел и не мог, а мать и бабушка считали, что надо. Их так пережитый голод изнутри грыз, что плач живой девочки, родной, любимой, голос этого голода перекрыть не мог.

А другую мою подружку мама брала с собой, когда делала подпольные аборты. И она показывала маленькой дочке полный крови унитаз со словами: вот, смотри, мужики-то, что они с нами делают. Вот она, женская наша доля. Хотела ли она травмировать дочь? Нет, только уберечь. Это была любовь.

А самое ужасное – что черты «Страшной бабы» носит вся наша система защиты детей до сих пор. Медицина, школа, органы опеки. Главное – чтобы ребенок был «в порядке». Чтобы тело было в безопасности. Душа, чувства, привязанности – не до этого. Спасти любой ценой. Накормить и вылечить. Очень-очень медленно это выветривается, а нам-то в детстве по полной досталось, няньку, которая половой тряпкой по лицу била, кто не спал днем, очень хорошо помню.

Но оставим в стороне крайние случаи.Просто женщина, просто мама. Просто горе. Просто ребенок, выросший с подозрением, что не нужен и нелюбим, хотя это неправда и ради него только и выжила мама и вытерпела все. И он растет, стараясь заслужить любовь, раз она ему не положена даром. Помогает. Ничего не требует. Сам собой занят. За младшими смотрит. Добивается успехов. Очень старается быть полезным. Только полезных любят. Только удобных и правильных. Тех, кто и уроки сам сделает, и пол в доме помоет, и младших уложит, ужин к приходу матери приготовит.

Слышали, наверное, не раз такого рода расказы про послевоенное детство?  «Нам в голову прийти не могло так с матерью разговаривать!» — это о современной молодежи. Еще бы. Еще бы. Во-первых, у железной женщины и рука тяжелая. А во-вторых — кто ж будет рисковать крохами тепла и близости? Это роскошь, знаете ли, родителям грубить.

Травма пошла на следующий виток. Настанет время, и сам этот ребенок создаст семью, родит детей. Годах примерно так в 60-х. Кто-то так был «прокатан» железной матерью, что оказывался способен лишь воспроизводить ее стиль поведения. Надо еще не забывать, что матерей-то многие дети не очень сильно и видели, в два месяца – ясли, потом пятидневка, все лето – с садом на даче и т. д. То есть «прокатывала» не только семья, но и учреждения, в которых «Страшных баб» завсегда хватало. Но рассмотрим вариант более благополучный. Ребенок был травмирован горем матери, но вовсе душу ему не отморозило. А тут вообще мир и оттепель, и в космос полетели, и так хочется жить, и любить, и быть любимым. Впервые взяв на руки собственного, маленького и теплого ребенка, молодая мама вдруг понимает: вот он. Вот тот, кто наконец-то полюбит ее по-настоящему, кому она действительно нужна.

С этого момента ее жизнь обретает новый смысл. Она живет ради детей. Или ради одного ребенка, которого она любит так страстно, что и помыслить не может разделить эту любовь еще на кого-то. Она ссорится с собственной матерью, которая пытается отстегать внука крапивой – так нельзя. Она обнимает и целует свое дитя, и спит с ним вместе, и не надышится на него, и только сейчас, задним числом осознает, как многого она сама была лишена в детстве. Она поглощена этим новым чувством полностью, все ее надежды, чаяния – все в этом ребенке. Она «живет его жизнью», его чувствами, интересами, тревогами. У них нет секретов друг о друга. С ним ей лучше, чем с кем бы то ни было другим.

И только одно плохо – он растет. Стремительно растет, и что же потом? Неужто снова одиночество? Неужто снова – пустая постель? Психоаналитики тут бы много чего сказали, про перемещенный эротизм и все такое, но мне сдается, что нет тут никакого эротизма особого. Лишь ребенок, который натерпелся  одиноких ночей и больше не хочет. Настолько сильно не хочет, что у него разум отшибает. «Я не могу уснуть, пока ты не придешь». Мне кажется, у нас в 60-70-е эту фразу чаще говорили мамы детям, а не наоборот.

Что происходит с ребенком? Он не может не откликнуться на страстный запрос его матери о любви. Это вывшее его сил. Он счастливо сливается с ней, он заботится, он боится за ее здоровье. Самое ужасное – когда мама плачет, или когда у нее болит сердце. Только не это. «Хорошо, я останусь, мама.

Конечно, мама, мне совсем не хочется на эти танцы». Но на самом деле хочется, ведь там любовь, самостоятельная жизнь, свобода, и обычно ребенок все-таки рвет связь, рвет больно, жестко, с кровью, потому что добровольно никто не отпустит. И уходит, унося с собой вину, а матери оставляя обиду. Ведь она «всю жизнь отдала, ночей не спала». Она вложила всю себя, без остатка, а теперь предъявляет вексель, а ребенок не желает платить. Где справедливость? Тут и наследство «железной» женщины пригождается, в ход идут скандалы, угрозы, давление.  Как ни странно, это не худший вариант. Насилие порождает отпор и позволяет-таки отделиться, хоть и понеся потери. 

Некоторые ведут свою роль так искусно, что ребенок просто не в силах уйти. Зависимость, вина, страх за здоровье матери привязывают тысячами прочнейших нитей, про это есть пьеса Птушкиной «Пока она умирала», по которой гораздо более легкий фильм снят, там Васильева маму играет, а Янковский – претендента на дочь. Каждый Новый год показывают, наверное, видели все. А лучший – с точки зрения матери – вариант, если дочь все же сходит ненадолго замуж и останется с ребенком. И тогда сладкое единение можно перенести на внука и длить дальше, и, если повезет, хватит до самой смерти.

И часто хватает, поскольку это поколение женщин гораздо менее здорово, они часто умирают намного раньше, чем их матери, прошедшие войну. Потому что стальной брони нет, а удары обиды разрушают сердце, ослабляют защиту от самых страшных болезней. Часто свои неполадки со здоровьем начинают использовать как неосознанную манипуляцию, а потом трудно не заиграться, и вдруг все оказывается по настоящему плохо. При этом сами они выросли без материнской внимательной нежной заботы, а значит,  заботиться о себе не привыкли и не умеют, не лечатся, не умеют себя баловать, да, по большому счету, не считают себя такой уж большой ценностью, особенно если заболели и стали «бесполезны».

Но что-то мы все о женщинах, а где же мужчины? Где отцы? От кого-то же надо было детей родить?

С этим сложно. Девочка и мальчик, выросшие без отцов, создают семью. Они оба голодны на любовь и заботу. Она оба надеются получить их от партнера. Но единственная модель семьи, известная им – самодостаточная «баба с яйцами», которой, по большому счету, мужик не нужен. То есть классно, если есть, она его любит и все такое. Но по-настоящему он ни к чему, не пришей кобыле хвост, розочка на торте. «Посиди, дорогой, в сторонке, футбол посмотри, а то мешаешь полы мыть. Не играй с ребенком, ты его разгуливаешь, потом не уснет. Не трогай, ты все испортишь. Отойди, я сама» И все в таком духе. А мальчики-то тоже мамами выращены. Слушаться привыкли. Психоаналитики бы отметили еще, что с отцом за маму не конкурировали и потому мужчинами себя не почувствовали.  Ну, и чисто физически в том же доме нередко присутствовала мать жены или мужа, а то и обе. А куда деваться? Поди тут побудь мужчиной…

Некоторые мужчины находили выход, становясь «второй мамой». А то и единственной, потому что сама мама-то, как мы помним, «с яйцами» и железом погромыхивает. В самом хорошем варианте получалось что-то вроде папы дяди Федора: мягкий, заботливый, чуткий, все разрешающий. В промежуточном – трудоголик, который просто сбегал на работу от всего от этого. В плохом — алкоголик. Потому что мужчине, который даром не нужен своей женщине, который все время слышит только «отойди, не мешай», а через запятую «что ты за отец, ты совершенно не занимаешься детьми» (читай «не занимаешься так, как Я считаю нужным»), остается или поменять женщину – а на кого, если все вокруг примерно такие? – или уйти в забытье.

С другой стороны, сам мужчина не имеет никакой внятной модели ответственного отцовства. На их глазах или в рассказах старших множество отцов просто встали однажды утром и ушли – и больше не вернулись. Вот так вот просто. И ничего, нормально. Поэтому многие мужчины считали совершенно естественным, что, уходя из семьи, они переставали иметь к ней отношение, не общались с детьми, не помогали. Искренне считали, что ничего не должны «этой истеричке», которая осталась с их ребенком, и на каком-то глубинном уровне, может, были и правы, потому что нередко женщины просто юзали их, как осеменителей, и дети были им нужнее, чем мужики. Так что еще вопрос, кто кому должен. Обида, которую чувствовал мужчина, позволяла легко договориться с совестью и забить, а если этого не хватало, так вот ведь водка всюду продается.

Ох, эти разводы семидесятых — болезненные, жестокие, с запретом видеться с детьми, с разрывом всех отношений, с оскорблениями и обвинениями. Мучительное разочарование двух недолюбленных детей, которые так хотели любви и счастья, столько надежд возлагали друг на друга, а он/она – обманул/а, все не так, сволочь, сука, мразь… Они не умели налаживать в семье круговорот любви, каждый был голоден и хотел получать, или хотел только отдавать, но за это – власти. Они страшно боялись одиночества, но именно к нему шли, просто потому, что, кроме одиночества никогда ничего не видели.

В результате – обиды, душевные раны, еще больше разрушенное здоровье, женщины еще больше зацикливаются на детях, мужчины еще больше пьют.

У мужчин на все это накладывалась идентификация с погибшими и исчезнувшими отцами. Потому что мальчику надо, жизненно необходимо походить на отца. А что делать, если единственное, что о нем известно – что он погиб? Был очень смелым, дрался с врагами – и погиб? Или того хуже – известно только, что умер? И о нем в доме не говорят, потому что он пропал без вести, или был репрессирован? Сгинул – вот и вся информация? Что остается молодому парню, кроме суицидального поведения? Выпивка, драки, сигареты по три пачки в день, гонки на мотоциклах, работа до инфаркта. Мой отец был в молодости монтажник-высотник.

Любимая фишка была – работать на высоте без страховки. Ну, и все остальное тоже, выпивка, курение, язва. Развод, конечно, и не один. В 50 лет инфаркт и смерть. Его отец пропал без вести, ушел на фронт еще до рождения сына. Неизвестно ничего, кроме имени, ни одной фотографии, ничего.

Вот в таком примерно антураже растут детки, третье уже поколение.

В моем классе больше, чем у половины детей родители были в разводе, а из тех, кто жил вместе, может быть, только в двух или трех семьях было похоже на супружеское счастье. Помню, как моя институтская подруга рассказывала, что ее родители в обнимку смотрят телевизор и целуются при этом. Ей было 18, родили ее рано, то есть родителям было 36-37. Мы все были изумлены. Ненормальные, что ли? Так не бывает!

Естественно, соответствующий набор слоганов: «Все мужики – сволочи», «Все бабы – суки», «Хорошее дело браком не назовут». А что, жизнь подтверждала. Куда ни глянь…

Но случилось и хорошее. В конце 60-х  матери получили возможность сидеть с детьми до года. Они больше не считались при этом тунеядками.  Вот кому бы памятник поставить, так автору этого нововведения. Не знаю только, кто он. Конечно, в год все равно приходилось отдавать, и это травмировало, но это уже несопоставимо, и об этой травме в следующий раз. А так-то дети счастливо миновали самую страшную угрозу депривации, самую калечащую – до года. Ну, и обычно народ крутился еще потом, то мама отпуск возьмет, то бабушки по очереди, еще выигрывали чуток. Такая вот игра постоянная была – семья против «подступающей ночи», против «Страшной бабы», против железной пятки Родины-матери. Такие кошки-мышки.

А еще случилось хорошее – отдельно жилье стало появляться. Хрущобы пресловутые. Тоже поставим когда-нибудь памятник этим хлипким бетонным стеночкам, которые огромную роль выполнили – прикрыли наконец семью от всевидящего ока государства и общества. Хоть и слышно было все сквозь них, а все ж какая-никакая – автономия. Граница. Защита. Берлога. Шанс на восстановление.

Третье поколение начинает свою взрослую жизнь со своим набором травм, но и со своим довольно большим ресурсом. Нас  любили. Пусть не так, как велят психологи, но искренне и много.У нас были отцы. Пусть пьющие и/или «подкаблучники» и/или «бросившие мать козлы» в большинстве, но у них было имя, лицо и они нас тоже по своему любили. Наши родители не были жестоки. У нас был дом, родные стены.
Не у все все одинаково,  конечно, были семье более и менее счастливые и благополучные.
Но в общем и целом.

Короче, с нас причитается.*** Итак, третье поколение. Не буду здесь жестко привязываться к годам рождения, потому что кого-то родили в 18, кого-то – в 34, чем дальше, тем больше размываются отчетливые «берега» потока. Здесь важна передача сценария, а возраст может быть от 50 до 30. Короче, внуки военного поколения, дети детей войны.

«С нас причитается» — это, в общем, девиз третьего поколения. Поколения детей, вынужденно ставших родителями собственных родителей. В психологи такое называется «парентификация».

А что было делать? Недолюбленные дети войны распространяли вокруг столь мощные флюиды беспомощности, что не откликнуться было невозможно. Поэтому дети третьего поколения были не о годам самостоятельны и чувствовали постоянную ответственность за родителей. Детство с ключом на шее, с первого класса самостоятельно в школу – в музыкалку – в магазин, если через пустырь или гаражи – тоже ничего. Уроки сами, суп разогреть сами, мы умеем. Главное, чтобы мама не расстраивалась.

Очень показательны воспоминания о детстве: «Я ничего у родителей не просила, всегда понимала, что денег мало, старалась как-то зашить, обойтись», «Я один раз очень сильно ударился головой в школе, было плохо, тошнило, но маме не сказал – боялся расстроить. Видимо, было сотрясение, и последствия есть до сих пор», «Ко мне сосед приставал, лапать пытался, то свое хозяйство показывал. Но я маме не говорила, боялась, что ей плохо с сердцем станет», «Я очень по отцу тосковал, даже плакал потихоньку. Но маме говорил, что мне хорошо и он мне совсем не нужен. Она очень зилась на него после  развода».

У Дины Рубинной есть такой рассказ пронзительный «Терновник». Классика: разведенная мама, шестилетний сын, самоотверженно изображающий равнодушие к отцу, которого страстно любит. Вдвоем с мамой, свернувшись калачиком, в своей маленькой берлоге против чужого зимнего мира. И это все вполне благополучные семьи, бывало и так, что дети искали пьяных отцов по канавам и на себе притаскивали домой, а мамочку из петли вытаскивали собственными руками или таблетки от нее прятали. Лет эдак в восемь.

А еще разводы, как мы помним, или жизнь в стиле кошка с собакой» (ради детей, конечно). И дети-посредники, миротворцы, которые душу готовы продать, чтобы помирить родителей, чтобы склеить снова семейное хрупкое благополучие. Не жаловаться, не обострять, не отсвечивать, а то папа рассердится, а мама заплачет, и скажет, что «лучше бы ей сдохнуть, чем так жить», а это очень страшно. Научиться предвидеть, сглаживать углы, разряжать обстановку. Быть всегда бдительным, присматривать за семьей. Ибо больше некому.

Символом поколения можно считать мальчика дядю Федора из смешного мультика. Смешной-то смешной, да не очень. Мальчик-то из всей семьи самый взрослый. А он еще и в школу не ходит, значит, семи нет. Уехал в деревню, живет там сам, но о родителях волнуется. Они только в обморок падают, капли сердечные пьют и руками беспомощно разводят.

Или помните мальчика Рому из фильма «Вам и не снилось»? Ему 16, и он единственный взрослый из всех героев фильма. Его родители – типичные «дети войны», родители девочки – «вечные подростки», учительница, бабушка… Этих утешить, тут поддержать, тех помирить, там помочь, здесь слезы вытереть. И все это на фоне причитаний взрослых, мол, рано еще для любви. Ага, а их всех нянчить – в самый раз.

Так все детство. А когда настала пора вырасти и оставить дом – муки невозможной сепарации, и вина, вина, вина, пополам со злостью, и выбор очень веселый: отделись – и это убьет мамочку, или останься и умри как личность сам.

Впрочем, если ты останешься, тебе все время будут говорить, что нужно устраивать собственную жизнь, и что ты все делаешь не так, нехорошо и неправильно, иначе уже давно была бы своя семья. При появлении любого кандидата он, естественно, оказывался бы никуда не годным, и против него начиналась бы долгая подспудная война до победного конца. Про это все столько есть фильмов и книг, что даже перечислять не буду.

Интересно, что при все при этом и сами они, и их родители воспринимали свое детство как вполне хорошее. В самом деле: дети любимые, родители живы, жизнь вполне благополучная. Впервые за долгие годы – счастливое детство без голода, эпидемий, войны и всего такого.

Ну, почти счастливое. Потому что еще были детский сад, часто с пятидневкой, и школа, и лагеря и прочие прелести советского детства, которые были кому в масть, а кому и не очень. И насилия там было немало, и унижений, а родители-то беспомощные, защитить не могли. Или даже на самом деле могли бы, но дети к ним не обращались, берегли. Я вот ни разу маме не рассказывала, что детском саду тряпкой по морде бьют и перловку через рвотные спазмы в рот пихают. Хотя теперь, задним числом, понимаю, что она бы, пожалуй, этот сад разнесла бы по камешку. Но тогда мне казалось – нельзя.

Это вечная проблема – ребенок некритичен, он не может здраво оценить реальное положение дел. Он все всегда принимает на свой счет и сильно преувеличивает. И всегда готов принести себя в жертву. Так же, как дети войны приняли обычные усталость и горе за нелюбовь, так же их дети принимали некоторую невзрослость пап и мам за полную уязвимость и беспомощность. Хотя не было этого в большинстве случаев, и вполне могли родители за детей постоять, и не рассыпались бы, не умерили от сердечного приступа. И соседа бы укоротили, и няньку, и купили бы что надо, и разрешили с папой видеться. Но – дети боялись. Преувеличивали, перестраховывались. Иногда потом, когда все раскрывалось, родители в ужасе спрашивали: «Ну, почему ты мне сказал? Да я бы, конечно…» Нет ответа. Потому что – нельзя. Так чувствовалось, и все.

Третье поколение стало поколением тревоги, вины, гиперотвественности. У всего этого были свои плюсы, именно эти люди сейчас успешны в самых разных областях, именно они умеют договариваться и учитывать разные точки зрения. Предвидеть, быть бдительными, принимать решения самостоятельно, не ждать помощи извне – сильные стороны. Беречь, заботиться, опекать.

Но есть у гиперотвественности, как у всякого «гипер» и другая сторона. Если внутреннему ребенку военных детей не хватало любви и безопасности, то внутреннему ребенку «поколения дяди Федора» не хватало детскости, беззаботности. А внутренний ребенок – он свое возьмет по-любому, он такой. Ну и берет. Именно у людей этого поколения часто наблюдается такая штука, как «агрессивно-пассивное поведение». Это значит, что в ситуации «надо, но не хочется» человек не протестует открыто: «не хочу и не буду!», но и не смиряется «ну, надо, так надо». Он всякими разными, порой весьма изобретательными способами, устраивает саботаж. Забывает, откладывает на потом, не успевает, обещает и не делает, опаздывает везде и всюду  и т. п. Ох, начальники от этого воют прямо: ну, такой хороший специалист, профи, умница, талант, но такой неорганизованный…

Часто люди этого поколения отмечают у себя чувство, что они старше окружающих, даже пожилых людей. И при этом сами не ощущают себя «вполне взрослыми», нет «чувства зрелости». Молодость как-то прыжком переходит в пожилой возраст. И обратно, иногда по нескольку раз в день.

Еще заметно сказываются последствия «слияния» с родителями, всего этого «жить жизнью ребенка». Многие вспоминают, что в детстве родители и/или бабушки не терпели закрытых дверей: «Ты что, что-то скрываешь?». А врезать в свою дверь защелку было равносильно «плевку в лицо матери». Ну, о том, что нормально проверить карманы, стол, портфель и прочитать личный дневник… Редко какие родители считали это неприемлемым. Про сад и школу вообще молчу, одни туалеты чего стоили, какие нафиг границы… В результате дети, выросший в ситуации постоянного нарушения границ, потом блюдут эти границы сверхревностно. Редко ходят в гости и редко приглашают к себе. Напрягает ночевка в гостях (хотя раньше это было обычным делом). Не знают соседей и не хотят знать – а вдруг те начнут в друзья набиваться? Мучительно переносят любое вынужденное соседство (например, в купе, в номере гостиницы), потому что не знают, не умеют ставить границы легко и естественно, получая при этом удовольствие от общения, и ставят «противотанковые ежи» на дальних подступах.

А что с семьей? Большинство и сейчас еще в сложных отношения со своими родителями (или их памятью), у многих не получилось с прочным браком, или получилось не с первой попытки, а только после отделения (внутреннего) от родителей.

Конечно, полученные и усвоенный в детстве установки про то, что мужики только и ждут, чтобы «поматросить и бросить», а бабы только и стремятся, что «подмять под себя», счастью в личной жизни не способствуют. Но появилась способность «выяснять отношения», слышать друг друга, договариваться. Разводы стали чаще, поскольку перестали восприниматься как катастрофа и крушение всей жизни, но они обычно менее кровавые, все чаще разведенные супруги могут потом вполне конструктивно общаться и вместе заниматься детьми.

Часто первый ребенок появлялся в быстротечном «осеменительском» браке, воспроизводилась родительская модель. Потом ребенок отдавался полностью или частично бабушке в виде «откупа», а мама получала шанс таки отделиться и начать жить своей жизнью. Кроме идеи утешить бабушку, здесь еще играет роль многократно слышанное в детстве «я на тебя жизнь положила». То есть люди выросли с установкой, что растить ребенка, даже одного – это нечто нереально сложное и героическое.

Часто приходится слышать воспоминания, как тяжело было с первенцем. Даже у тех, кто родил уже в эпоху памперсов, питания в баночках, стиральных машин-автоматов и прочих прибамбасов. Не говоря уже о центральном отоплении, горячей воде и прочих благах цивилизации. «Я первое лето провела с ребенком на даче, муж приезжал только на выходные. Как же было тяжело! Я просто плакала от усталости» Дача с удобствами, ни кур, ни коровы, ни огорода, ребенок вполне здоровый, муж на машине привозит продукты и памперсы. Но как же тяжело!

А как же не тяжело, если известны заранее условия задачи: «жизнь положить, ночей не спать, здоровье угробить». Тут уж хочешь — не хочешь… Эта установка заставляет ребенка бояться и избегать. В результате мама, даже сидя с ребенком, почти с ним не общается и он откровенно тоскует.

Нанимаются няни, они меняются, когда ребенок начинает к ним привязываться – ревность! – и вот уже мы получаем новый круг – депривированого, недолюбленного  ребенка, чем-то очень похожего на того, военного, только войны никакой нет.

Призовой забег. Посмотрите на детей в каком-нибудь дорогом пансионе полного содержания. Тики, энурез, вспышки агрессии, истерики, манипуляции.

Детдом, только с английским и теннисом. А у кого нет денег на пансион, тех на детской площадке в спальном районе можно увидеть. «Куда полез, идиот, сейчас получишь, я потом стирать должна, да?» Ну, и так далее, «сил моих на тебя нет, глаза б мои тебя не видели», с неподдельной ненавистью в голосе. Почему ненависть? Так он же палач!  Он же пришел, чтобы забрать жизнь, здоровье, молодость, так сама мама сказала!

Другой вариант сценария разворачивает, когда берет верх еще одна коварная установка гиперотвественных: все должно быть ПРАВИЛЬНО! Наилучшим образом! И это – отдельная песня.

Рано освоившие родительскую роль «дяди Федоры» часто бывают помешаны на сознательном родительстве. Господи, если они осилили в свое время родительскую роль по отношению к собственным папе с мамой, неужели своих детей не смогут воспитать по высшему разряду? Сбалансированное питание, гимнастика для грудничков, развивающие занятия с года, английский с трех. Литература для родителей, читаем, думаем, пробуем.

Быть последовательными, находить общий язык, не выходить из себя, все объяснять, ЗАНИМАТЬСЯ РЕБЕНКОМ. И вечная тревога, привычная с детства – а вдруг что не так? А вдруг что-то не учли? а если можно было и лучше? И почему мне не хватает терпения? И что ж я за мать (отец)?

В общем, если поколение детей войны жило в уверенности, что они – прекрасные родители, каких поискать, и у их детей счастливое детство, то поколение гиперотвественных почти поголовно поражено «родительским неврозом». Они (мы) уверены, что они чего-то не учли, не доделали, мало «занимались ребенком (еще и работать посмели, и карьеру строить, матери-ехидны), они (мы) тотально не уверенны в себе как в родителях,всегда недовольны школой, врачами, обществом, всегда хотят для своих детей больше и лучше.

Несколько дней назад мне звонила знакомая – из Канады! – с тревожным вопросом: дочка в 4 года не читает, что делать? Эти тревожные глаза мам при встрече с учительницей – у моего не получаются столбики! «А-а-а, мы все умрем!», как любит говорить мой сын, представитель следующего, пофигистичного, поколения. И он еще не самый яркий, так как его спасла непроходимая лень родителей и то, что мне попалась в свое время книжка Никитиных, где говорилось прямым текстом: мамашки, не парьтесь, делайте как вам приятно и удобно и все с дитем будет хорошо. Там еще много всякого говорилось, что надо в специальные кубики играть и всяко развивать, но это я благополучно пропустила:) Оно само развилось до вполне приличных масштабов.

К сожалению, у многих с ленью оказалось слабовато. И родительствовали они со страшной силой и по полной программе. Результат невеселый, сейчас вал обращений с текстом «Он ничего не хочет. Лежит на диване, не работает и не учится. Сидит, уставившись в компьютер. Ни за что не желает отвечать. На все попытки поговорить огрызается.». А чего ему хотеть, если за него уже все отхотели? За что ему отвечать, если рядом родители, которых хлебом не корми – дай поотвечать за кого-нибудь? Хорошо, если просто лежит на диване, а не наркотики принимает. Не покормить недельку, так, может, встанет. Если уже принимает – все хуже.

Но это поколение еще только входит в жизнь, не будем пока на него ярлыки вешать. Жизнь покажет.

Чем дальше, чем больше размываются «берега», множатся, дробятся, причудлво преломляются последствия пережитого. Думаю, к четвертому поколению уже гораздо важнее конкретный семейный контекст, чем глобальная прошлая травма. Но нельзя не видеть, что много из сегодняшнего дня все же растет из прошлого.опубликовано 

Автор: Людмила Петрановская

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //ludmilapsyholog.livejournal.com/52399.html

Ирина Хакамада: Если женщина хочет быть униженной —будет

Поделиться



Какова роль женщины в России и как представительницам прекрасного пола стать счастливыми и успешными в современном мире.

У французов есть такое выражение «l'art de vivre», что в переводе означает искусство жить, умение получать от жизни удовольствие при любых условиях, в том числе и в условиях нехватки денег.

Сегодня, в результате различных экономических потрясений, эта тема вновь стала очень актуальной. Я сама пережила много кризисов и поэтому делюсь своим опытом, объясняю людям, на чем можно сэкономить, из чего можно сделать новый проект, чтобы они могли поднять свой уровень жизни и добиться успеха.





Ирина Хакамада о женщинах и деньгах

 

— Насколько важна для женщины тема денег?

— В нашей жизни все очень быстро меняется. Для современной женщины этот вопрос всегда актуален. В отличии, скажем, от XIX века, когда вопрос денег для женщины состоял лишь в том, как выйти за богатого, будучи бесприданницей.  

 

Ирина Хакамада о роли женщины в мире и в России

 

— А роль женщины в современном мире сильно поменялась?

— По сравнению с XIX веком, конечно. Тогда нельзя было и помыслить, чтобы женщина возглавляла мануфактуру.  

В современном мире это случилось по нескольким причинам. Тут и развитие технического прогресса, и равные гражданские права, и развитие личности, вне зависимости от пола. Все эти условия необходимы для создания конкурентоспособности любой страны.

Заметьте, страны, в которых женщины и мужчины находятся на равных, где женщина участвует во всех сферах жизни, относятся к процветающим. Например, США и страны Европы.

А страны с консервативными режимами, например, исламскими, где женщина находится в угнетенном состоянии, не являются конкурентоспособными.  Например, в Саудовской Аравии. Да, они добывают нефть, но на этом их конкурентные преимущества заканчиваются. 

Именно поэтому в развитых цивилизациях роль женщины ничем не уступает роли мужчины. 

— Какова же роль женщины в России?

— Женщина находится ровно в том положении, которое она сама себе придумала.

  • Если она хочет быть униженной – будет. Хочет сексуального домогательства – получит. Хочет быть нищей и зависеть от богатого мужика – так и будет.
  • Захочет стать счастливой, независимой, сексуальной и при этом иметь рядом умного мужа и прекрасную семью – все у нее так сложится. 
 

Формально все условия для этого есть, фактически – за это нужно бороться. 

Кстати, у женщины для этого есть больше инструментов, чем у мужчины.  



Ирина Хакамада об успехе женщины

— От чего зависит успех женщины в современном мире?

— От того же, от чего и у мужчины — делать, то что нравится, получать достойную оплату своего труда и жить среди людей, которые нравятся.

Только в отличие от мужчин на женщине лежит двойная ответственность. Кроме того, она должна еще рожать и воспитывать детей.  

Привычка в обществе такова, что мать несет большую ответственность, чем отец.  Но у женщины для этого есть все силы и способности. 

 

Ирина Хакамада о том, чего хотят мужчины

 

— Можно ли сказать, что сегодня требования мужчины к женщине полностью поменялись?

— У поколения за пятьдесят они остались прежними. Среди людей от тридцати до пятидесяти, только начали меняться, а вот в поколении от восемнадцати до двадцати пяти — поменялись полностью. Сегодня молодым людям нужны девчонки, с которыми можно пообщаться на разные темы, почитать книжки, посидеть в Интернете. Одним словом, с которыми можно интересно провести время. Голубоглазая блондинка с большой грудью больше не является для них достаточной ценностью и идеалом. 

— Как же нашей современнице прекрасного пола стать счастливой?

— Нужно задать себе только один вопрос – счастлива я или нет? Сложность здесь в том, что на него можно ответить по-разному.

Например:

— Счастлива ли я?

— Да. Мои дела, конечно, идут плохо, но у других-то они идут еще хуже.

Или так:

— Я счастлива?

— Да, потому что у меня есть работа. Пусть я ее ненавижу, но у других ее нет совсем.

А еще бывает и так:

— Счастлива ли я?

— Да. Я-то здорова, а вот моя соседка заболела раком. 

Это все неудовлетворительные ответы. Поэтому постарайтесь опираться на свои общие ощущения. Будет лучше, если в этот момент рядом с вами никого не будет: ни детей, ни мужей, ни компьютеров, ни телефонов. 

Если вы почувствуете, что ответом на ваш вопрос является слово нет, то начните разбираться дальше и спросите себя почему. Может, вам не нравятся люди, с которыми вы работаете или зарплата, или отношения с мужем.

Записав каждый ответ на бумажку, вы увидите, почему вы не счастливы, и тогда будет это легко  исправить.  Причем самой, без чьей-либо помощи. Просто нужно быть инициатором собственного счастья.      





Ирина Хакамада о себе

 

— А вы себя считаете счастливым человеком?

— Да. Несмотря на то, что неприятностей у меня хватает, как и у любого нормального человека, я счастлива.

Почему? Потому что для себя я уже ответила на все эти вопросы. Я делаю, то что мне нравится, общаюсь с людьми, которые мне нравятся, и живу так, как мне нравится.

Вот к этой идее прикладывается все остальное.  Когда будет основа, будет и нужный мужчина рядом, и деньги, и карьера, и семья. Если же этой формулы нет, то все идет наперекосяк. опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: ngzt.ru/afisha/view/07-04-2015-trening-iriny-hakamady-shik-bez-zatrat-intervyu-foto-video-2015

Подарки, которые лучше возвращать

Поделиться



Зачастую, при общении с другими людьми: авторитетными или значимыми для нас, а также находящимися в сильном негативном эмоциональном состоянии (злости, зависти, обиды т.п.), мы получаем от них «подарки» в виде различных суждений о нас (личность, способности, внешность), которым мы почему-то верим, и некритично усваиваем.

Хорошо, если эти «подарки» заряжают нас позитивом или верой в себя. Но обычно бывает не так.

Как правило, «подарки» осложняют и без того непростую нашу жизнь, или негативно влияют на здоровье. Мы становимся жертвой чужого «интроекта»: болеем, не можем устроить личную жизнь, выбираем не ту профессию или работу, живем не так, как хотели, а как должны (родителям, партнерам, детям, родине).





Всё, что вы слышите и покорно принимаете от окружающих, к вам не имеет никакого отношения. Просто вы (разово или многократно) стали «удобным человеком» для сбрасывания в вас «мусора», который не хочется носить в себе. А так как подарки не принято вручать без красивой обёртки, даритель ловко заворачивает их в «трепетную заботу о вас», «желание помочь», «оградить…», «указать…», что вы рады полученному.

 

Как же себя обезопасить при общении?

 

  • Во-первых, нужно постоянно помнить, что (согласно механизму проекции) все, что человек говорит вам, он говорит о себе.
  • Во-вторых, возможен вариант, что какая-то часть истины в словах говорящего все же имеется, поэтому делим их на 2, а лучше на 4, или на 6
  • В-третьих (лучше всего), вернуть то, что вам «подарили».
 

Например, ваша подруга говорит, что «ты не женственна». Скорее всего, именно эта проблема волнует её всю жизнь. Верните то, что принадлежит только ей.

Если ваш «бывший» говорил, что «вы худшая жена в мире», то отдайте ему этот «худший вариант», а себе оставьте «лучший».

Если ваша мама считает, что вы «не достойны...» (как вариант вам «еще рано/уже поздно...»), то скорее всего, она озвучивает причину своего неудачного брака, отсутствия успешной карьеры, или чего-то другого, важного для неё. 

 

Как вернуть:

 

1. Вспомните ситуацию, когда вас оскорбили, обидели или «подарили» убеждение, которое вы сейчас носите с собой. Что вы сейчас чувствуете? Как это повлияло на вашу жизнь?

2. Расслабьтесь, закройте глаза и сконцентрируйтесь на внутренних ощущениях и образах. В какой части тела вы храните свой «подарок»? Представьте и прочувствуйте это.
 
3. Воспроизведите образ человека, который «подарил» вам эту «прелесть». Смотрите прямо на него, излучайте уверенность в том, что делаете. 
 
4. Мысленно достаньте из себя «подарок» и отдайте этому человеку. Скажите ему: «Я тебя прощаю, но подарок не принимаю». Делайте это спокойно, без мыслей о мщении, упрёков и объяснений. 
 
5. Наблюдайте, как будет меняться образ человека. (Как правило человеку стыдно, или выглядит растерянным.) Что он будет делать с возвращённым «подарком»? Поблагодарите его за ценный опыт, дайте понять, что вам больше этого не нужно, отпустите его образ. 
 
6. Заполните пространство положительной энергией. Для этого нужно понять какой новый образ вы готовы принять на освободившееся место? (как правило, возникает образ-антипод «подарка».) Представьте его и прочувствуйте новые ощущения в теле. Как меняется ваше настроение? 
 
С помощью данной техники вы можете «раздать» всё, что накопили, независимо от давности событий.

А чтобы ваша дальнейшая жизнь протекала более гармонично, тут же возвращайте «подарки» в «щедрые руки» дарителей.

Принимайте только приятные, добрые и полезные подарки! опубликовано

 

Автор: Наталья Нилова 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/27334/

4 ключа к удачному браку

Поделиться



Интересно перечитывать наши русские народные сказки теперь в зрелом возрасте. Там ключи к решению многих проблем, с которыми мы сталкиваемся в жизни, а вернее, к решению тех ситуаций, которые нам представляются проблемными. Недавно перечитала сказку «Царевна-лягушка» и открыла много полезного.

Думаю, эта сказка предназначена для мужчин, для молодых мужчин, которые хотят создать семью. Я раскрою сейчас те ключи, которые мне показались важными для свершения этого события в жизни молодого мужчины, пишет Ирина Лебедева, специально для .





©Виктор Михайлович Васнецов

Ключ 1. «Выбор невесты».

Стрела, пущенная наугад, попадает в то место, где точка силы для мужчины, точка его роста и становления. Сразу нужно оговориться, что только одной трети мужчин (младший сын) предстоит этот Путь, остальным двум третям достаточно традиционного сценария жизни, без каких-либо кардинальных изменений.

Это ни хорошо, ни плохо, это обусловлено, видимо, природой и статистикой распределения энергии между людьми. Итак, стрела попадает к Лягушке. Иван, младший сын, находит свою стрелу у неё и расстраивается, но (!) смиряется перед судьбой после слов Лягушки. Здесь подчёркивается значение женского слова для мужчины. Если в мужчине есть смирение и слушание женского слова, он начинает, следуя её направлениям, проходить Путь.

Вывод: Доверие судьбе, женщине.



©Виктор Михайлович Васнецов

Ключ 2. «Сжигание кожи».  

Испытания (соткать ковёр, испечь хлеб, прийти на пир)  - это те моменты притирки, которые проживает молодая пара. Быт (Царь-отец) даёт задания и нужно их выполнить. Суть здесь не в том, кто и как справился с заданием, а в том, что Иван, молодой муж, обнаруживая в жене сокровища, понимает, как ему повезло, радуется и тут его ждёт ещё один урок: Побороть своё нетерпение. Нетерпение к получению, завладению своей женой полностью.

Что в этом ключе обозначает лягушачья кожа? Лягушачья кожа – это Связь, оболочка, предыдущая  жизнь  женщины (влияние её семьи, её привычки, её установки). Всё это не нравится мужу и он думает, если резко раз и навсегда обрубить эту связь, сжечь оболочку, то жена будет ему принадлежать всегда.

Он заботится о себе в данный момент. А мужу нужно научиться признавать в жене её мир. Дело в том, что даже, если женщина и остаётся с мужем, она отдаляется от него, закрывается. Это приводит к конфликтам. Женщине нужно время, перестроиться на волну мужа, слиться с ним в одно целое. Здесь не должно быть резких движений, иначе – беда.  Беда и случилась.

Ключ 3. «Путь» (Становление мужчины, как мужа). Опять подсказывает неопытному незрелому ещё мужу Царевна-лягушка: «Пока три пары каменных сапог не износишь, пока три каменных посоха не изотрёшь, пока три каменных хлеба не сгрызёшь, не найдёшь меня. Ищи меня у Кощея Бессметного». Молодой муж уже готов к испытаниям (научился слушать и слышать жену).

Он начинает проходить испытания. Когда он изнашивает две пары каменных сапог, два каменных посоха истирает, два каменных хлеба съедает, он становится готов воспринять советы и принять помощь от других (а не только надеяться на самого себя). Хорошенько поработав над собой, проходя эти трудности в Пути, он начинает  ПРИНИМАТЬ помощь. Ему попадается старичок-лесовичок, который дарит волшебный клубочек (направление), клубочек  показывает мужчине дорогу к любимой.

До этого, заметьте, дороги ему не было, а были «каменные» испытания. И вот приходит наш герой к избушке, в которой его встречает  Баба Яга (Мудрость). «Повернись к лесу задом, ко мне передом» — иными словами  «Мудрость, повернись ко мне лицом! Я готов!»  После отдыха (мудрость приходит и начинает говорить только в тишине и внутреннем покое) Ивану открываются последние шаги к своей любимой (найти Кощееву смерть).

Здесь сделаем небольшое отступление и поясним, кто есть Кощей. Кощей Бессмертный – это бессмертный  дух, бог,  иными словами. Он не даёт жену мужу, пока тот не готов. И суть тут не в том, чтобы убить Кощея, а в том, что становясь сильным, мудрым, терпеливым, признающим женскую природу мужем, сам муж становится богом своей жене, её опорой  и  её духом (следовательно,  надобность в Кощее отпадает сама собой). 

Ещё посмотрим и на такое качество, как щедрость и отказ от своих желаний. (То, что приобретает Иван-царевич, отпуская животных, несмотря на то, что его мучает голод). Животные отблагодарили его и  помогли дойти до «смерти Кощеевой».  Следовательно, мужчине важно научиться вот чему: доброте, отказу от своих желаний, и просто умею совершать добрые, вроде на первый взгляд для него самого не выгодные, поступки. Добро всегда возвращается, и оно возвращается в самый подходящий момент. Но, чтобы оно вернулось, нужно его посеять в своей судьбе добрыми делами.

Ключ 4. «Счастливый конец». Ну вот, друзья, мы подошли к самому приятному! Встреча мужа и жены. Теперь муж готов быть мужем, он имеет зоркое сердце, сильные руки, бесстрашную  душу, трезвые спокойные мысли. Теперь ему есть ЧЕМ  взять жену. Он и берёт, и жена счастлива и ему хорошо.

Чего же больше: совет да любовь!

Скоро сказка сказывается да не скоро дело делается. В наших современных семьях наблюдается картина печальная. Даже если мужчина находит первый ключ, то второй «Сжигание кожи» мало, кто способен преодолеть. Не говоря уже о третьем. Читайте сказки и учитесь жить! Счастья вам!

P.S.: Вы скажете: «Да конечно! Полно живёт семей, и никаких там Кощеев!» Может быть… Дай, Бог… Это и есть две трети (два старших сына!)

 

Автор: Ирина Лебедева, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Ирина Лебедева

Про контроль, властных женщин и болезни, поддерживаемые системой

Поделиться



Допустим, в моей родительской семье были размытые границы и возбуждение ходило свободно от одного члена семьи к другому и по кругу. Замыкаясь чаще всего на ребенке. Под возбуждением я имею ввиду чисто характеристику нервных процессов. Чаще всего оно проявляется в форме тревоги. 

Например, маму свекровь обидела, мама разозлилась, почувствовала себя никчемной, плохой матерью и т.д… Она с этой злостью не справляется. Конечно, ребенок виноват, что так себя ведет и дает повод бабушке обесценивать невестку. И тут ребенку достается от мамы. Теперь я чувствую себя плохой девочкой, непутевой дочкой и т.д…

Или, например, мама впрямую на меня не ругается, а начинает со страшной силой тревожиться про то, что я кашляю/гуляю одна по улице/ плохо учусь… в общем не важно про что.

Мамина тревога, злость страхи передаются мне. Поскольку ребенок не может справляться с такими сильными чувствами, тем более чужими, он начинает либо как-то особенно себя вести, либо болеть. Или и то и другое вместе.




©Vicky Mount

Короче, мы получили маленького человека, который не умеет регулировать свое возбуждение. Потому что:

  • во-первых, он не понимает откуда оно берется и откуда ему в любой момент прилетит;
  • во-вторых, ему негде увидеть хороший пример как человек сам контейнирует и проживает свои чувства, как выставляет границы. В его опыте любой аффект надо немедленно кому-то «слить» и часто это либо через психопатическое поведение либо через телесный симптом.
Я например, научилась общаться только через телесный симптом. Это основная форма сообщения близким, что со мной что-то происходит и мне нужна помощь. Чаще всего это сообщение, что мне срочно нужно кому-то слить избыток возбуждения. Привет Перлзу с его «помойным ведром».

Вот такое «использование» близких людей. Вместо здорового взаимного обмена, взаимное использование. Главная его особенность в неожиданности и непредсказуемости. Никто не знает в какой момент позвонит/появится мама и наорет/пожалуется/выбьет меня из колеи.

Эта неожиданность пробивает границы в первую очередь. Ощущение как будто на тебя налетает вихрь и резко закручивает в неожиданном направлении. Я в это время резко перестаю чувствовать свое тело, свои границы, блокирую дыхание. То что я делала до этого резко становится не важным и не интересным. Я как бы оказываюсь в поле другого человека

Соответственно все в семье обучаются контролировать окружающих на предмет резкого и неожиданного приближения и на предмет вообще того, что у каждого из окружающих в жизни происходит.

Например, мне надо точно знать не напился ли папа или муж, чтобы понимать, что меня ждет в ближайшее время. Соответственно я буду пытаться повлиять на каждого члена своей семьи от кого мне может «прилететь» неожиданный аффект. Я буду вмешиваться в их жизнь, критиковать их интересы, увлечения и т д, просто потому что, чем предсказуемее они себя ведут, тем мне легче жить. То есть у меня развивается способность не себя регулировать и жить в соответствии со своими интересами, а контролировать и влиять на окружение, чтобы они не перевозбуждались и не сливали на меня потом свое возбуждение. 

Понятно, что муж в такой ситуации самый предсказуемый тот, который лежит на диване. Лучше даже если и не работает. Зато на глазах, без сюрпризов. 

И дети пусть лучше больные, но зато под контролем и опекой.

И я сама пусть все время болею и все время жертва, но пытаюсь хоть как-то регулировать свою жизнь и контролировать тех, кто на нее слишком сильно влияет. 



©Vicky Mount

Еще в такой семье соответственно всё получает тот кому сейчас хуже всех. Т.е., если ты болеешь — тебя не трогают. Или, наоборот, все прибегают и начинают таскать тебя по больницам. А если ты здоров и в хорошем настроении, то значит ты срочно всем всё должен. Как ты можешь радоваться и наслаждаться, если маме так плохо, огород не посажен, дача не достроена, ребенок не выучил таблицу умножения или не устроен еще в Гарвард, и т.д. и т.п..

Это я развернула тезис Нины Рубштейн о том, что контролируют других те, кто не умеет регулировать себя.

Только мне не хочется этих людей ругать и осуждать. Это правда очень тяжело и неприятно, когда тебя с детства используют в качестве помойного ведра. Важно, чтобы человек хотел выйти из этого и научиться прямому и здоровому способу общения, построения границ и регулирования себя.опубликовано 

 

Автор: Наталья Лопатина

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: natalter.livejournal.com/6561.html

Кто у вас глава семьи?

Поделиться



Раньше была традиция на Руси: после венчания молодожены приезжали домой, у порога вставали рядом и старались сделать как можно больший шаг. Кто входил первым, тому, считалось, и надлежало быть главой семьи. Нынешние молодожены по тем же самым причинам стараются откусить побольше кусок, когда им подносят хлеб-соль. В обоих случаях обычай шутлив, но в каждой шутке есть доля шутки, остальное правда...

Итак, молодая семья. Посмотрим, у кого здесь больше шансов стать лидером. Муж озабочен тем, как побыстрее создать в семье материальное благополучие. Конечно, есть профессии, имея которую, мужчина и в молодости может зарабатывать очень прилично. Однако не все у нас дилеры и брокеры. Отсюда: стрессы, приработки по вечерам, унижение при рассматривании женой и тещей его получки через лупу.





По хозяйству мужу поручается (в силу той же патологической некомпетентности) только неквалифицированная работа, именуемая “чисто мужской”. В какой-то мере беспомощность мужа в быту, которую никто и не пытается ликвидировать, играет на руку жене, являясь еще одним доказательством ее незаменимости.

Удивительно, но и его самого устраивает собственная некомпетентность в домашних делах. С точки зрения мужчины, он добытчик. Его дело — принести деньги домой, об остальном пусть заботится жена. Единственное занятие на благо семьи, привлекательное для мужчины, — возня с автомобилем, который помогает ему почувствовать собственную значимость в доме.

Если жена сидит дома с маленьким ребенком, то расценивает это как несправедливость. Муж живет полной жизнью, а она должна довольствоваться четырьмя стенами и прогулкой с коляской. Зато появляется время поразмыслить над недостатками мужа. Над тем, как не сбываются мечты, рожденные до замужества.

Пожалуй, угроза развода — самое сильное средство, способное “обломать” любого упрямца (к любителям возлияний это, к сожалению, не относится). По мнению психологов “стресс разрыва” наиболее тяжел для молодого мужа. Самоубийств и запоев, связанных с этим, больше именно среди мужчин с небольшим стажем семейной жизни.

Инициаторами же “молодых” разводов чаще выступают женщины. Вот такой парадокс: замуж выйти они стремятся сильнее мужчин, и тем не менее с большей готовностью идут на развод. Пока они молоды, им легче, чем их бывшим мужьям, найти нового партнера. Кроме того, если в семье есть ребенок, то стресс для мужчины усиливается предполагаемым разрывом с ним. Ребенок практически всегда остается с матерью, а она может настроить его против отца. И муж становится более покладистым. Жену можно найти новую, а вот своего ребенка уже не повторить.

Еще одно мощное средство для “дрессировки” мужа в молодые годы — секс. У молодой женщины сексуальные чувства выражены намного слабее, чем у мужчины, и более легко заменимы другими потребностями. Поэтому в качестве наказания для мужа можно устроить “сексуальный пост” — еще один удар по его самолюбию.

Итак, первые лет десять у женщины больше шансов стать лидером в семье, ибо в ее руках—больше рычагов власти. Но пройдет еще несколько лет, и декорации меняются.





Посмотрим на семью, уже не столь молодую. У мужа повышается социальный статус, а, следовательно, и доходы. Понятно, что оценить это может не только собственная жена, но и возможные ее соперницы. Женщина к этому времени уже не столь юна и привлекательна. Мужчина, наоборот, становится наконец-то похожим на мужчину, появляется уверенность в себе, солидность.

Сексуальное влечение к жене притупляется в силу привычки. Хочется новизны (у женщин стремление к новизне выражено меньше). А сексуальность женщины с годами вырастает. И отказ от близости — уже рычаг власти мужчины. А так как материально он становится независимым от жены, появляется возможность иметь неконтролируемые деньги, на которые можно развлечься и без супруги.

Дети подросли. Им кажется, что справедливее стать на сторону отца. Поняв, что материальная основа в семье — именно его доходы, они поддерживают с ним отношения даже вопреки воле матери, если возникает угроза разрыва.

В результате возможность разрыва с женой угнетает зрелого мужчину все меньше. Теперь, теряя объективное лидерство, она может стать покладистее. Но чаще — по инерции — пытается жить как прежде. В этом возрасте преобладают разводы по инициативе мужчин.

Что же, выходит, развод “молодой” ли, “старый” практически неизбежен?

И все же выход есть. Не надо с первых же лет семейной жизни стремиться заработать все деньги на свете. Имея ежедневные стрессы, мужчина не становится терпимее к домашним неурядицам, а имея приработки, реже бывает дома, что явно не улучшает семейных отношений.

 

Также интересно:  Клятва верности: Я с тобой  

Конфликт в паре: молчание — самое разрушительное оружие

 

Вывод: в первые годы женщине стоит стараться противодействовать своим импульсам к власти. Тогда в будущем мужчина, даже имея возможность замены, из благодарности сохранит верность и не уйдет из семьи. В нем будут говорить не обиды, а совесть (естественно, если она сохранится до того возраста).

И если вы сможете держаться за “рычаги семейной власти” вместе, у вас есть реальные возможности отметить свою золотую свадьбу.опубликовано 

 

​P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: muz4in.net/news/2009-07-16-462

Не вините «Ту женщину» ...Вина лежит на вашем муже

Поделиться



Если вы когда-нибудь сталкивались с предательством, то наверняка знаете, насколько это больно. Одна мысль о том, что вам изменили, прямо жжет нутро, одновременно нанося раны в самое сердце. И первая, к кому хочется кинуться за вопросами, это, конечно, любовница. Жуткая женщина, исчадие ада, разрушившее семью. Зачем ты это сделала? Зачем?

Далее следуют размышления, а любил ли вас ваш супруг вообще? А были ли те слова любви, что он говорил вам, правдой? Кто-то встречает это известие с прямой спиной, но в полном неведении, а кто-то уже месяцами следил за мужем и уже не раз подозревал неверность.





Да и после измены все живут по-разному. Есть женщины, которые находят в себе силы простить и понять супруга. А есть женщины, на клеточном уровне не переносящие измену. Они не простят, не поймут, прогонят, еще и отомстить попытаются.

Некоторые же отомстят не только ему…

После первого “анафилактического шока”,  когда все немного успокаивается, женщины начинают активно думать о “той, которая…”. Избежим резких эпитетов. Кто она? Знает ли она о том, что у него есть жена? Почему она разрушила нашу семью? Интересно, а он ее любит?

Очень часто другая женщина становится неким идеализированным образом, даже если мы ее знаем. Она может оказаться и сестрой, и подругой, а может  - случайной девушкой из бара. Порой обманутая женщина чувствует необходимость найти разлучницу, чтобы “посмотреть в ее глаза бесстыжие”. Не столько для того, чтобы себя показать, сколько для того, чтобы узнать, что в ней есть такого, чего нет во мне.

Но этого мало. Надо непременно найти крайнего, а, вернее, крайнюю. Тогда мы, конечно, начинаем винить или эту женщину, или себя. Особенно если супруг молит о прощении, а не уходит, молча собрав вещи. И тогда возникает резонное оправдание: “Это не он, а она во всем виновата. Охмурила мужика.”

Правда в том, что все люди рождены со свободной волей. Какой бы ни была его любовница, нельзя снимать вину с того, кто поддался искушению изменить. Неважно, в каком состоянии он был. Он принял решение — сознательное или не вполне сознательное. В конце концов, он же не совращенный юнец, а мужчина.





Она всего лишь женщина

Примите этот факт. Она женщина, которой тоже могли наврать. Наврать, что у него нет жены или что его жена — чудовище. В эти сказки так легко поверить.Редко изменщики признаются любовницам, что у него прекрасная семья и двое детей, а спит он с ней потому, что ему захотелось перчинки.

Так что неверный муж — единственный активный и осознанный участник этой драмы. Как говорится, знал, на что шел. Так что стоит подумать: если он так легко сдался ей, то разве не могла бы его “осадить” любая другая женщина в любой другой момент?

 



9 законов счастья

ЧТО означает простить

 

Изменщика нельзя прощать, не поставив прежде всего его вину на первое место. Только если он признает, что он сам виноват, и вы увидите искренне желание начать все с чистого листа, это действительно стоит сделать!опубликовано 

 

 

Источник: marketium.ru/izmena-ne-vinite/

Сообщение мужчинам, которые НЕ хотят своих жен!

Поделиться



Вот вы, все ноете: жёны у вас — не такие, не возбуждают. Спят в застиранных футболках, скучные. Или даже не в застиранных, но всё равно скучные.

А вы и рады: теперь у вас есть полное, как вам кажется, право хотеть других баб без зазрения совести. Это же жёны виноваты! Это они не возбуждают!

Всё так. Но есть нюанс.

 





Чтобы женщина возбуждала, она должна хотеть возбуждать. Являетесь ли вы для своих женщин сексуальным вдохновением? Всё ли делаете для этого? Уверены?

Сколько часов вы готовы возиться с новой электронной игрушкой? Сколько времени готовы потратить на изучение устройства смартфона? Вашего драгоценного времени, которое будет принадлежать исключительно смартфону и только ему? Времени, когда ни на что другое вы не будете отвлекаться, ни о чём другом не будете думать?

Уверена, что много.

Вы без проблем выкроите два часа на новый гаджет. А на жену?



 ©Владимира Любарова

Когда вы в последнее время посвятили целых два часа жене, всецело и безраздельно занимаясь ею, а не просто включив её в свою программу развлечений?

Нет, не вместе в ресторан сходили или на экскурсию съездили и разделили впечатления. Я — не про это.

Когда в последний раз жена была вашим впечатлением? Когда вы в последний раз, не отрываясь, смотрели ей в глаза и изучали её тело?

За все годы вашей любви вы не просидели и 15 минут, разглядывая глаза собственной жены. Смартфон разглядывали, а глаза жены — нет.

Вы когда удивляли жену в постели и удивляли ли вообще?  опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: etozhizn.ru/?p=16865

Корона «я-сильней»

Поделиться



Есть такой опасный вид короны, которая называется «я-сильней».

Опасна эта корона тем, что ее путают с реальной силой и не могут избавиться. 

Но корона «я-сильней» и реальная сила — это совершенно разные вещи. 

Реальная сила открывает перед вами пути и возможности, а корона «я-сильней» заставляет вас терять то немногое, что у вас есть, внушая, что у вас этого полно и вы должны поделиться. 

Очень часто, например, приходится видеть в письмах: «мой муж — минус, он все время ревнует, все время требует внимания, ни с кем не общается, даже на работу не ходит, превратил меня в смысл своей жизни». Это типичная корона «я-сильней». Муж в такой ситуации — ярко выраженный плюс, ничего не делает, не работает и требует у жены удовлетворять прихоти и капризы, потому что она охотно подчиняется ему, но в свободное от своего рабства время жена пишет письма в эволюциолаб, чтобы рассказать, какой ее муж слабый и зависимый. Да это ведь она зависимая, обслуживает мужа и подчиняется его требованиям, боясь возразить (и принимая свой страх за великодушие). Она думает, что делает это из жалости, из сострадания к его зависимости. Хотя будь он зависим от нее, он бы боялся выносить мозг, он бы щипцы свои и топор под кроватью спрятал и старался бы ей угождать, чтобы не потерять «смысл своей жизни». 

Минусы не ревнивы, они боятся ревновать, избегают скандалов, живут в иллюзиях. Минус если и ревнует, то тихонечко, себе в подушку, а показать боится, и сам себя все время убеждает, что поводов для ревности нет. Показывают минусы ревность только когда в плюс выпрыгивают, а потом сразу же соглашается не ревновать, от страха потерять. Вот это — минус. 

И в апатии минусов не бывает, не лежат они на диване с кислым лицом. Кислое лицо означает, что все вашего партнера в жизни достало, и вы тоже. Возможно вы чуть меньше, чем все остальное, но тоже достали. Плюсует он. Может испугаться вас потерять и уйти в минус, тогда и энергия появится, но пока он лежит и киснет, он в плюсе. Ко всем ресурсам и к любви тоже. У него фрустрация общая. 

То есть претензии, обиды, ревность по любому поводу, плохое настроение, нытье — это все плюс. 

И если ваш партнер так себя ведет, а вы ему угождаете, не сочиняйте, что делаете это из жалости, из милосердия, из понимания его зависимости, не обманывайте себя. Снимите корону «я-сильней». Ваша сила — иллюзия, вы зависите от него больше, чем он от вас. Материально вы, может быть, и независимы, а вот эмоциональная зависимость у вас больше, если вы все время идете на поводу и выполняете его условия и терпите его претензии. И пока вы не снимете корону, вы свою большую зависимость не увидите, а значит не сможете никак ситуацию изменить. 

Корона «я-сильней» — это неуважение к другому человеку, поэтому за нее так сурово приходится расплачиваться. Надел такую корону, начинай отдавать, тебе ведь кажется, что у тебя всего больше.




Чтобы снять такую корону, надо воспитывать в себе уважение к другим людям. Если вы кого-то не уважаете, он вас легко может съесть, потому что из-за неуважения вы даже и не подумаете защищаться. Он вас будет есть, а вы его жалеть и спасать. Он же слабый, он же несчастный, он же убогий. Но убоги вы, пока вы так думаете о другом. Это — человек и, вполне возможно, у него в резерве есть такие силы, о которых вы не догадываетесь. Ну и в отношениях с вами он явно сильней, раз вы короной дыру в голове прикрыли. 

Люди, у которых корона «я-сильней» к голове приросла, живут в мире, где не работают никакие законы. Они не понимают, почему на их добро им злом отвечают, они все время попадают в загадочные ситуации, где все происходит вдруг и на пустом месте, нарушая логику. Эта корона полностью искажает реальность. Из-под нее, например, кажется, что человек очень любил, но внезапно разлюбил. Это происходит потому, что корона все явные признаки нелюбви толкует в свою пользу: «обиделся на меня», «страдает по мне», «умирает от ревности», «злится на мое равнодушие», даже «бьет, потому что любит». Корона рисует человека в собственных глазах таким могущественным, таким важным, что любые негативные реакции партнера — это проявления боли, страха, ревности, зависти, то есть реакции слабого, зависимого. 

Стоит представить, что второй — не бедняжка, а такой же человек, а то и покрепче вас, и сразу все становится на свои места. 

Но расстаться с такой короной очень сложно. Привык чувствовать себя грандиозным, сильным, а тут выясняется, что ты слабый, ножки подгибаются, тебя обижают, ты сам ревнуешь и боишься. Нет, лучше жить в искаженном мире, лишь бы чувствовать себя на высоте. Лучше продолжать жалеть своего партнера сверху. Пусть даже он обращается с вами очень плохо. Но он просто слабый человек, у него плохая ситуация, он не имеет опор, он такой зависимый. А вы-то, конечно, очень сильны. 

Ну вставайте на четвереньки тогда и возите его на своей спине, что ж с вами поделаешь. Корона станет вам утешительным призом. 

Знакомы с такой короной? опубликовано 

 

Автор: Марина Комиссарова

 

​Также интересно: Эмоциональный нуль​  

Экхарт Толле: Волшебство уступания​

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: evo-lutio.livejournal.com/390163.html