Зачем нужны братья? Страница 1 из 2

На этот интересный вопрос нам помогут ответить такие знаменитые родственники, как Люк, Крис и Лиам Хемсворты, Аркадий и Борис Стругацкие, пятеро Марксов, братья Райты и Ван Гоги.

ИЗ ОДНОЙ ДЫРЫ

Братья: Люк, Крис и Лиам Хeмсворты




Мало того что эти трое родились, мягко говоря, не в центре мира — в австралийском Мельбурне, самом южном городе-миллионере на планете. Так родители и на том не остановились, перебравшись еще дальше от цивилизации — на Филлип-Айленд, остров южнее Мельбурна. Благо старший брат Люк и средний Крис уже были достаточно взрослыми, чтобы думать о самостоятельной жизни, а вот Лиам Хемсворт в то время учился всего лишь в 8-м классе и ни о чем подобном не помышлял. При таком раскладе, особенно когда ты сын учительницы и социального работника, как-то самонадеянно замахиваться на стремительную кинокарьеру — тем более на карьеру голливудской звезды. Однако они замахнулись. Люка и Криса, что называется, с детства тянуло на экран. Люк довольно быстро прошел путь от никому не известного телеактера до большой ТВ-звезды. Любому австралийцу скажешь о сериале «Соседи» — так он сразу подумает про Люка Хемсворта. Телекарьера Криса началась с небольшой заминки: он пришел на кастинг в сериал «Дома и в пути», но роль отдали не ему. Правда, потом перезвонили и попросили сыграть другого персонажа — таким образом Крис прошел 171-серийную закалку на телевидении. В общем, старший умный был детина, средний сын и так и сяк, младший вовсе был дурак. Лиам пошел работать в бригаду ремонтников и стелил в домах полы, пока старшие братья не взяли его за шкирку и не переволокли в кинобизнес — на съемочную площадку сначала «Дома и в пути», а затем и «Соседей». В 2009-м агент Криса намекнул, что в Голливуде-то возможностей побольше. Крис собрался и поехал, но младшенького тоже захватил с собой и даже поселил в своей квартире — кто-то же должен присматривать за юной звездой. С этого момента Люк остался единоличным представителем династии Хемсвортов на австралийском телевидении (чем, кажется, вполне доволен). А Крис с Лиамом за несколько лет сделались едва ли не самыми яркими новичками в Лос-Анджелесе и на киноэкране. «Звездный путь», «Идеальный побег», «Тор», «Мстители», «Белоснежка и охотник» — это краткая фильмография Криса. Впереди — «Красный рассвет», «Тор 2» и «Гонка», в которой Крис сыграет пилота «Формулы-1» Джеймса Ханта. Портфолио Лиама поскромнее (мелодрама «Последняя песня», «Голодные игры»). Зато в середине августа выходят «Неудержимые 2», где 22-летний Хeмсворт делит экран с настоящими монстрами жанра экшeн, причем со всеми сразу. Кстати, с «Тором» вышла любопытная история, которая сообщает, что Лиам может быть благодарным за братскую помощь. Первым-то на пробы пригласили младшего, но он не получил роль. А потом позвонили Крису. «Естественно, я первым делом к брату: черт, Лиам, рассказывай, что там было, как все проходит, что сработает, что нет? — вспоминает Крис. — Он дал мне пару дельных советов, ну и вот я Тор». «Между нами всегда было соперничество — в лучшем смысле этого слова, — рассказывает в свою очередь Лиам. — Мы же братья, и сделать что-нибудь круче Криса всегда приятно. И это отличный стимул в жизни, который заставляет нас обоих двигаться вперед и чего-то добиваться. Но самое главное — мы умеем искренне порадоваться друг за друга».

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПАРА

Братья: Аркадий и Борис Стругацкие



Взаимодополняемость двух творческих людей — большая удача для каждого из них. И пословица о том, что одна голова хорошо, а две — лучше, как нельзя лучше описывает случай братьев Стругацких. Причем их писательский пазл сошелся идеально, несмотря на все, казалось бы, несовместимые моменты. Во-первых, это довольно ощутимая разница в возрасте: Борис на восемь лет моложе. Во-вторых, разные темпераменты: Аркадий был более эмоциональным, зависел от настроения, легче раздражался. В-третьих, у них были разные сферы интересов: Аркадий по профессии — военный переводчик с английского и японского, Борис — астрофизик. И тем не менее эти неровности отлично притерлись друг к другу. В интервью «Известиям» Борис так описывал метод сотворчества: «Сюжеты мы всегда придумывали вместе — обычно вечером, во время прогулки. Тексты писали тоже вместе, хотя в самом начале пробовали писать и порознь, но это оказалось нерационально, слишком медленно и как-то неинтересно. Обычно же один сидел за машинкой, другой бродил тут же по комнате, и текст придумывался и обсуждался постепенно — фраза за фразой, абзац за абзацем, страница за страницей. Это было как бы устное редактирование — самый эффективный метод работы вдвоем». И это при том, что братья жили в разных городах — Аркадий в Москве, Борис в Ленинграде. Чтобы написать очередную главу, один из них садился на поезд и ехал к соавтору. Конечно, за их книгами можно разглядеть двух разных людей: космические реалии, сугубо научные отступления — это Борис. Неожиданные отсылки к японскому языку — это Аркадий. Но все-таки они были одной творческой единицей — АБС. В 1991 году Аркадий умер. Борис издал после смерти брата две самостоятельные книги. По его словам, в его жизни не было ничего сложнее, чем вот это одиночное плавание: «Я пилю толстое бревно литературы двуручной пилой, но без напарника».

ВНИМАНИЕ, ВОЗДУХ!

Братья: Уилбер и Орвилл Райты

  • 794
  • 01/05/2013

Не забудьте подписаться!

Категории