Устами ребенка



Старший внук растет — философ (шесть с половиной лет). Не потому, что свой (хотя, и поэтому тоже). Младший тоже перлы выдает. Но они несколько иного свойства. Ну, за детишками такое водится — отмочить номер, чтобы у взрослых глаза на лоб полезли. Кто имел дело — знает.
И вот предстоит Яну операция. Постановили аденоиды удалить. Неприятно, понятное дело, вроде бы никто не сторонник операционного вмешательства, но — нужно.



Мама объясняет, готовит, так сказать. Рассказывает, что это нужно сделать, объясняет почему. Подробности там всякие. Сделают укольчик. Потом из носика кое-что достанут. Ну, как-то так. Выслушал. Вздохнул. Согласился.
Во время операции вел себя мужественно. Правда, сразу заявил :«Умоляю, только без спирта!» Есть у него такой маленький бзик. И ни стона. Ни слезинки. Только глазки распахнул, когда после укола стали ему удалять то, из-за чего весь сыр-бор состоялся.
Привезли в палату. Молчит. Мама волнуется. «Ян, как ты?» Наконец, заговорил. Оказывается, в предварительной подготовке он упустил момент, что от него будут что-то отрезать. Только про укол воспринял.
-Но так нужно, Ян
-Мама, как может быть нужно? Ведь это была частичка меня? Как я теперь без нее буду жить?
-Ян, она тебе мешала. Ты болел. Тебе было тяжело дышать.
-Да, раз она у меня была, зачем-то это было нужно?
И возразить нечего.
  • 1070
  • 11/01/2013

Смотрите также

Категории