Зэки Николаевки Страница 1 из 4

Поселок Николаевка отделен от центра Краснояска бетонной стеной, как настоящая зона отчуждения, построенная внутри города. В наши дни а Николаевке проживает так называемый «уголовный люд», ряды которых не так давно пополнил известный авторитет Андрей Перец. Читаем далее о том, как живется в этом опасном месте.

Николаевка до революции была рабочим предместьем Красноярска. Сегодня это район компактного проживания лиц с уголовным прошлым и настоящим. От центра города Николаевку – своеобразное гетто – отделяет Транссиб и бетонная стена, возведенная вдоль полосы отчуждения железной дороги.
Прошлое Перца туманно. Несколько судимостей за разбой, большой лагерный стаж. Сейчас давно уже на свободе. Во время одного из своих сроков Перец предложил построить на зоне церковь и добился этого. Потом, освободившись, познакомился с отцом Валерием Солдатовым, который тогда возглавлял епархиальный отдел по работе с заключенными, начал работать у него в храме, носил подрясник, все чин по чину, и батюшка даже поселил его в своей общаге. Сегодня все это в прошлом.







Привокзальная площадь в Красноярске. Вокзалы были и остаются местом притяжения уголовного люда. Проезжающим по Транссибу солдатам и туристам, например, здесь предложат якобы гашиш, который на самом деле не более чем смесь высушенной жевательной резинки, пепла и табака.
По каким-то одному ему ведомым причинам Перец вернулся в свой мир, в привычную среду, хотя с тяжкими преступными намерениями вроде завязал. Теперь он хозяин «малины», куда может прийти любой освободившийся из мест заключения, чтобы получить на какое-то время кров и стол и решить, что делать дальше. На Пасху Андрей все же приходит к отцу Валерию причащаться, и в последний раз подарил ему пасхальное яйцо с трогательной надписью фломастером: «Бате от Перца и Валентóса». Валентóс — это жена Андрея, Валентина.





Колония строгого режима №6 расположена прямо посреди одного из жилых районов Красноярска. На закате советской власти (в октябре 1991 г.) здесь произошел масштабный бунт с захватом заложников и жертвами. Заключенные больше месяца удерживали власть в колонии, захватив оружие у персонала. С красноярской «шестерки» началась целая волна тюремных бунтов, прокатившаяся по стране в момент распада СССР.




Перец и Валентóс
Жизнь бывшего уголовника — непрерывная борьба за выживание. Недавно дом Перца наполовину выгорел — кто-то бросил во двор бутылки с зажигательной смесью. «Ничего, я как Иов Многострадальный, утерся и иду по жизни дальше», — говорит он. Потом неподалеку нашли труп, и милиция, по его словам, тут же попыталась «повесить» все на него — еле отбился. Разумеется, все разговоры — о несправедливости «системы» и вечном сопротивлении ей.




Икона Спаса Нерукотворного в доме Андрея Перца.


  • 358
  • 05/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также