Вахта-барахта Страница 1 из 7

На них держатся десятки тысяч российских семей, сотни предприятий и одна большая, но сырьевая экономика. Вахтовик – это идеал мужа, работника и гражданина. Его месяцами не бывает дома, но семейный бюджет регулярно пополняется. Он вкалывает на северах, как таджик в Москве, и знать не хочет, что такое КЗоТ и профсоюз. Он всегда найдет себе работу, даже если завтра война, и совсем отвык предъявлять какие-то требования к государству. Корреспондент «РР» сел в переполненный вахтовиками поезд «Нижневартовск – Самара», имея в сумке три очень крупные бутылки водки – на всякий случай. Но «всякого случая» не произошло: бутылки в целости и сохранности приехали обратно в редакцию.
Буквы + 20 фото © Дмитрий Виноградов





Вахтовики больше не пьют

Это потрясение я испытал в первые же часы путешествия. Пока вся страна бьется над вечным русским вопросом «как бросить пить», на Севере, похоже, рецепт нашли. Ингредиент первый — сухой закон сроком на один месяц (столько длится вахта). За это время организм попросту отвыкает от алкоголя и перестает понимать, зачем вообще пить. К сухому закону надо добавить строгую милицию в поезде – одному вахтовику, пойманному с водкой, на моих глазах предложили альтернативу: заплатить штраф или вылить водку в унитаз. Он выбрал второе, хотя сами понимаете, какой это стресс для русского человека, даже если он татарин. Ну и, наконец, третья составляющая трезвости вахтовика – это отсутствие наличности: деньги теперь перечисляют на карточку. Вот и все. Три простых ингредиентов этого рецепта. Смешать, но не взбалтывать.

— Два кочегара у нас работали. Каждый день напивались. Задолбали уже, — травит трезвую байку вахтовик с 30-летним стажем Сергей Иванович Орлов. Таких баек у него за шесть пятилеток накопилось как раз на двое суток пути. Сейчас он работает мастером по сложным работам. «Сложные работы значит аварийные, — объясняет Сергей, — потому что где дело тонко, там оно и рвется». А вообще это человек, который еще помнит, что такое романтика Крайнего Севера: «Я всегда один на один со смертью. И с морозом. Вот это мне и нравится: адреналин! На Большой земле такого не найти и не понять».



А байка про кочегаров тем временем продолжается.

— Прихожу я к ним один раз — котельная холодная, а они сидят, брагу хлещут. Перед ними полная фляга, литров на сорок. Ну, то есть там уже меньше было, но не сильно. Я кочегарам и говорю: раз так любите пить, выпивайте всю флягу. До утра. Не выпьете — уволю на фиг. Выпьете — остаетесь. И закрыл их в этой котельной.

Иваныч держит эффектную паузу. Достаточную для того, чтобы мы наполнили кипятком стаканы с чайными «тампонами» и тарелки с «дошираком».

— Что дальше-то было? – не выдерживает кто-то после обжигающего глотка чая. Иваныч уже как будто забыл об этой истории. Но это он по-театральному изображает, как забыл про кочегаров.

— К утру я про них уже забыл совсем. Пока всякие дела, коллектор-уектор… В общем, пришел за ними только днем. И что ты думаешь – допили почти всю флягу!

Сергей Иванович любуется эффектом. Сомнению рассказ никто не подвергает. То ли в байках вахтовиков не принято сомневаться, то ли действительно все понимают, как не хочется вылетать с хорошей работы.

  • 655
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое