Год рождения - 1912.Когда о смерти думаешь чаще Страница 1 из 3

Когда о смерти думаешь чаще, чем о жизни. Долгожительница рассказывает о своей судьбе

Шум закипающего чайника нарушает тишину деревенской хаты. Елизавете Константиновне Трайкович уже тяжело ходить, но она все равно суетится по хозяйству. Накормить гостей — святая обязанность женщины в любом возрасте. Летом ей будет 102. Она прошла через революции, войны и неоднократную смену власти. У женщины пятеро детей (двое из них умерли), восемь внуков и тринадцать правнуков. Она помнит дни рождения каждого из них, а вот свой забыла… Каково это — жить больше 100 лет и каждый день готовиться к смерти, читайте в нашем репортаже.

Официально долгожителями у нас считаются те, кто отпраздновал 100-летний юбилей. В Беларуси таких людей немногим более полутысячи, причем женщин среди долгожителей примерно в 6,5 раза больше, чем мужчин. Отметку в 110 лет удается пересечь единицам. На сегодняшний день в Беларуси таким солидным возрастом могут похвастать всего 9 человек. Лидером по числу долгожителей традиционно является Гродненская область, на втором месте — Минская, на третьем — Брестская.

11 фото, источник





Год рождения — 1912

По информации соцслужбы, большинство пенсионеров-долгожителей — уже лежачие и на полноценную беседу вряд ли настроены. Но есть среди людей с вековым опытом настоящие «уникумы», сохранившие к такому возрасту быстрый ум и ясную память. Елизавета Константиновна — одна из них. Глядя на нее, понимаешь: временные границы порой бывают размыты. Но паспорт с пометкой «год рождения — 1912» развеивает все сомнения.



Дом бабули-долгожительницы расположен на холме в небольшой деревушке Ислочь. Эта часть поселка совсем глухая: летом сюда приезжают дачники, зимой — никого нет. Обращаем внимание на расчищенное крыльцо. К приезду гостей здесь готовились, несмотря ни на что.

Всю жизнь женщина прожила в Минском районе. Сначала в деревне Семково, в которую ее отец убежал из Минска во время революции. Потом на Ислочи: «выгналі паноў i пасялілі туды нас, батракоў». Дом, в котором нас встречала хозяйка, они строили вместе с мужем. Говорит, жили с ним хорошо, дружно. Он был лесником, она дояркой, вместе смотрели хозяйство, вместе растили детей. Правда, умер муж рано, еще в 64-м. Прошло уже почти полвека, как женщина живет одна.



«Прыйшла з фермы і радзіла»

Заходим в дом, и первым делом Елизавета Константиновна показывает нам награды за успехи в труде, которые она получила еще при советской власти. Женщина с 16 лет работала в хозяйстве. Протягивает руки: «Во якiя пальцы крывыя». Долгое время доить коров приходилось руками, машинное оборудование подключили гораздо позже. Даже детей приходилось рожать, почти не отходя от «рабочего станка».

— Вот старшую дачку Таіску прыйшла з фермы i радзiла. У гэты дзень была пры цялятах, везла воз сена. Месяц пабыла дома і зноў пайшла на работу.

Это сейчас, говорит бабуля, мать сидит с ребенком три года, а тогда было совсем другое время. Не было ни света, ни газа, и ничего — жили!

— Печку затаплю, гаршок вады сагрэю і пакупаю гэтае дзіця. Патом пяленкі памыю, каля печкi пасушу, каб заўтра на цэлы дзень было пеленаць яшчэ. А цяпер панцыры гэтыя (памперсы) надзяюць. І ўсё успевалi неяк.



Вся жизнь — в спешке

Всегда при себе у женщины были часы: сколько себя помнит, она всегда торопилась. С работы — домой, а дома — большое хозяйство. Держали корову, свиней, овечек, распахивали участок в 60 соток, иначе было не выжить. «Насадзім картошкі, — вспоминает Елизавета Константиновна, — і патом муж у Мінск на кане ездзіў прадаваць. Так і пражылі». Вечера женщина проводила за швейной машинкой: всю семью обшивала своими руками.

  • 492
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое