Вернувшиеся из Афганистана Страница 1 из 5

Фоторграф Лайледж Сноу сделал снимки и интервью с бойцами 1-го батальона Королевского шотландского полка перед их отправкой в Афганистан, после трех месяцев службы и после возвращения домой. На их лицах легко прочесть то, через что им пришлось пройти. Ни одна война не оправдывает себя, это много горя много слез, так и война в Афганистане никому не нужна, ведь сколько детей, парней, сыновей, мужей погибло там. Только политики так не считают ведь для них все эти люди одно сплошное пушечное мясо…
13 фото отсюда

1. Рядовой Крис Макгрегор, 24 года.

11 марта, Эдинбург: “Конечно, я буду скучать по своей семье, но кроме этого я буду очень скучать и за своими собаками. Они помогают мне избежать стрессов и вообще не сойти с ума. Будет недоставать телевизора. О худшем варианте стараюсь не думать”.

19 июня, район 19, Над Али, после взрыва самодельной бомбы: “Большинство людей привыкает быть далеко от дома, но для меня это тяжело. Здесь ты выживаешь благодаря страху. Но если тебе суждено умереть, то с этим ничего не поделать. Если бы тот главный на самом верху мог что-то сделать, солдаты бы не погибали. Все были бы живы. До сих пор больно слышать о том, что кого-то убили. Думаешь о том, что испытают его близкие. За что они умерли и чего мы здесь добиваемся? Теперь я не знаю, что ответить. Этот афганский солдат только что потерял обе ноги… не знаю…”







28 августа, Эдинбург, после эвакуации из-за травмы колена: “Мои ноги просто сдались. Я думаю, из-за веса на мне – что-то около 60 килограммов. Тело говорило мне, что надо прекратить, а я заставлял его двигаться. Я заставлял ноги идти, они умоляли остановиться. Когда бойцы возвращаются, в них полно адреналина и злости. Мне тоже пришлось пройти курсы по управлению гневом после Афганистана. Если на меня снова находит, я просто гуляю с собаками. Это лучше, чем быть в напряжении и набрасываться на людей. Первое, что я сделал после возвращения – после того, как обнял-поцеловал всех, за кем соскучился, – взял своих собак и пошел гулять с ними. Мы шли и шли, много миль, и я даже не задумывался о том, куда иду и на что наступаю”. 2. Второй лейтенант Адам Петч, 25 лет

6 марта, Эдинбург: “Я немного волнуюсь, но действительно хочу увидеть, как это. Это то, ради чего я пошел в армию, но даже не знаю, чего ожидать”.

19 июня, район 19, Над Али, после взрыва самодельной бомбы: “Сегодня я впервые стал свидетелем подрыва на самодельной бомбе и потери человека. Сначала, когда надо унести пострадавшего в безопасное место, раздумывать некогда. Но потом начинаешь понимать, что произошло, думаешь, что можно было предотвратить это, что это была твоя вина, думаешь, как это переживают остальные. До этой операции с момента нашего приезда все было слишком спокойно, и я знал, что нам надо сохранять бдительность и осторожность”.

10 октября, Эдинбург: “Мы занимали один район, и если продвигались вперед больше чем на двести-триста метров, попадали под огонь. В начале службы мы могли патрулировать несколько километров и никто нас не трогал. Думаю, наше присутствие там все же что-то меняет”.





3. Рядовой Шон Паттерсон, 19 лет

11 марта, Эдинбург: “Я попрощаюсь со своей семьей заранее, потому что ненавижу прощания. Буду скучать по ним. Но мне не страшно, наоборот не терпится. Когда я вступил в армию, мне было 15 – это все, чего я хотел, и теперь не могу дождаться, пока попаду туда”.

20 июня, Кэмп Тумстон: “Это было ужасно. Когда мы добрались до безопасного места, я разрыдался. Все плакали. Не мог уснуть. Я думал о доме и смотрел на звезды. У меня после этого был небольшой отпуск, и меня мучили кошмары и воспоминания. Просыпался в холодном поту. Когда я вернулся и мы попали под огонь, и еще двоих увезли из-за ранений в конечности. Дерьмово было наблюдать подобное снова и снова. Мало приятного. Перед выездом на патрулирование, я молюсь и постоянно думаю о том, вернусь ли я целым или без ноги. И каждый раз мне страшно. И меня это бесит. До возвращения домой остается 84 дня.”

7 октября, Эдинбург: “Люди думают, что можно просто идти по жизни, но все не так просто. Тебя может сбить автобус, и на этом все закончится. Никогда не знаешь, что может случиться, особенно на войне. Ты можешь выехать на патрулирование и получить свое. Думаю, нам следует уйти, и пусть афганцы сами разбираются со своей проблемой. Мы и так потеряли уже много ребят. Многие возвращаются без руки или ноги. Как они устроятся на работу на гражданке? Не вижу смысла во всем этом. Мы же не получим никакой выгоды в Афганистане. Это их проблема. Пусть разбираются сами”.



  • 555
  • 23/02/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое