Врачи сказали, что никогда не буду ходить... Страница 2 из 2



— Конечно, в больницу наведывались подруги, родственники, одноклассники, — говорит о тех временах девочка. — Мама приходила поддержать меня каждый день, фактически жила в моей палате с 6 утра и до полуночи, папа пришел несколько раз, а дядя — всего два. Он и отец вели себя как-то раскованно после такой страшной аварии. Я узнала, что моя подруга пролежала в больнице месяц, у папы были несерьезные травмы, его девушка сломала ключицу, дядя получил легкую ЧМТ — об руль головой ударился. Дядя дал под расписку маме два миллиона, а в конце осени купил новый автомобиль. Мама почти все расходы на лечение «тянула» сама: и памперсы, и лекарства, и продукты… Каждый день мне нужно было съедать убойную дозу йогурта и творога. В них кальция много — чтобы кости срастались лучше. Все-таки дядя не очень хорошо поступил, когда оставил все проблемы исключительно на маме… И вообще, их позицию однажды озвучила бабушка по папиной линии. Она позвонила и сказала: «Извини, что так вышло, но ты сама виновата. Это же ты потянула всех съездить за рыбками». Мама сказала, что подавать в суд не стала, хотя в течение трех лет за нами остается такая возможность.

— Чем я занималась все это время? — продолжает Вера. — Думала, мечтала… Потом стало повеселее. Коллеги мамы сбросились и купили мне ноутбук. В моем распоряжении оказался интернет, появилась возможность общаться с друзьями. Учителя ко мне тогда не ходили. Я вернулась к учебе только после выписки из БСМП. Отлично помню тот день: с каталки меня переложили на заднее сиденье машины и мы наконец-то поехали домой. Мама приготовила совсем не диетическую, но очень вкусную жареную картошку. Дома я пробыла несколько недель. Потом положили в реабилитационный центр под Минском: целыми днями делали массажи, упражнения лечебной физкультуры — то ногу поднять, то согнуть. Все это, естественно, в лежачем положении. Эта физкультура отличалась от той, к которой я привыкла. Когда-то мне хотелось профессионально заниматься настольным теннисом. Врачи сказали, что придется забыть об этом, как, в принципе, и о спорте в целом.





— Потом было лето, — улыбается наша героиня. — Меня все подбадривали: мол, молодец, что не сдаешься. Ну, я просто не расстраивалась и не кисла. А в июне я впервые после аварии встала. Врачи разрешили. Я взяла костыли и поднялась. Помню, как страшно было от того, что ноги из белых стали красными — приливала кровь. Было очень тихо: ни музыки, ни телевизора. Мы с мамой прислушивались — боялись услышать какой-нибудь хруст. Я сделала три шага. И от этого меня просто переполняло счастье, подумала: «Ура! Костыли!»

В течение лета Вера заново училась ходить, старалась больше времени проводить на улице. Квартира, в которой она живет, находится на пятом этаже в доме без лифта. Поэтому даже выход во двор был для нее порой получасовым испытанием. Ни на одной ее фотографии, сделанной летом, нет костылей. На собственный день рождения, в августе, когда подруги упросили девочку сделать фотосессию, Вера запечатлена на кадрах «без этих палок». С учителями, которые приходили на дом, стала догонять школьную программу. Когда похолодало, врачи убедились, что пессимистичные прогнозы не сбываются, и назначили курсы реабилитации в детском отделении травматологии одной из городских больниц. С тех пор один месяц Вера проводит дома, другой — в медучреждении.

— Я даже успела повстречаться с парнем, — говорит Вера. — Правда, 19 ноября он прислал сообщение, что больше не хочет быть со мной… В тот же день я бросила костыли, попробовала идти без них. И у меня получилось. Сейчас я хожу пусть и медленно, зато самостоятельно. Могу недолго сидеть. На рентгеновских снимках видно, что осколки обросли гематомами, они каким-то образом должны вернуть отколовшиеся части на место. Спать можно пока что только на спине. Ношу специальный корсет, который ужимает таз. Снять его смогу только в марте 2014 года. После этого, говорят врачи, я буду в норме. Но и потом, чтобы не возникло осложнений, за мной будут какое-то время наблюдать. Еще долго мне нельзя будет прыгать, бегать, падать. Возможно, возникнут проблемы с беременностью.

— Вообще, я не считаю, что авария выбила меня из жизни, — подытоживает девочка. — Она даже научила меня кое-чему. Например, избавила от лишних в моей судьбе людей. А заботу и помощь действительно близких, наоборот, заставила ценить. Машин я опасаться не стала и, когда можно будет, спокойно сама сяду за руль.
Многие до сих пор, удивляясь, спрашивают: «Как тебе удалось встать?» Повторюсь: я просто не расстраивалась.

источник





Источник: www.yaplakal.com/
  • 821
  • 15/02/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое