Отчего буксует патентная реформа в США




Harry Reid (слева) против Patrick Leahy (справа)

Когда в декабре 2013 г. Палата представителей 325 голосами против 91 проголосовала за законопроект S. 1720 “A Bill to promote transparency in patent ownership and make other improvements to the patent system, and for other purposes”, драйвером которого является Патрик Лихи (Patrick Leahy), сенатор-демократ от штата Вермонт и председатель юридического комитета Сената США, в технологических кругах наблюдался всплеск оптимизма. Смысл поправок вкратце изложен здесь; их вступление в действие существенно изменило бы судебное рассмотрение патентных споров. Законопроект активно поддерживали Google и Cisco Systems и целая коалиция общественных групп во главе с Electronic Frontier Foundation, включая Public Knowledge, Open Technology Institute, Engine Advocacy, а также Consumer Electronics Association (CEA) и Computer & Communications Industry Association (CCIA).

Однако в мае 2014 Патрик Лихи неожиданно для многих снял законопроект с повестки дня юридического комитета, что означает, что его обсуждение, скорее всего, сможет продолжиться лишь в следующем году. При этом источники, знающие законотворческую кухню США, указывали на Гарри Рейда (Harry Reid), сенатора-демократа от штата Невада и лидера сенатского большинства, как на того, кто в действительности нажал на «красную кнопку».

Поправки заметно осложнили бы жизнь патентным троллям, однако на законопроект ополчились разные стороны, в том числе, непосредственного отношения к троллингу, похоже, не имеющие. Коалиция патентовладельцев Innovation Alliance заявила, что законопроект позволит рассматривать каждого патентовладельца как тролля. Среди участников Innovation Alliance есть крупные патентовладельцы, например, Qualcomm и Dolby, которые подчас ведут агрессивную патентную политику, но которых при этом трудно причислить к троллям. Крайне негативно к документу отнеслись и американские университеты, которые широко патентуют свои изобретения, но реализовать их на практике не имеют физической возможности. Позицию университетов выражала, например, компания Edison Nation, выступающая посредником в процессе монетизации университетских разработок.

Однако основное давление оказывали, по-видимому, все же не они. Джули Сэмюэльс (Julie Samuels), директор группы Engine, лоббирующей интересы стартапов, заявила, что «это сделали фармацевтическая промышленность и судебные адвокаты». Яростная борьба производителей «патентиков» (патентованных лекарств) против производителей «дженериков» (лекарств-заменителей) хорошо известна. Рынок лекарственных средств огромен, а в США с фармацевтической промышленностью так или иначе связано 3,4 млн. рабочих мест. Законопроект чисто технически усложнит преследование производителей «дженериков», а от патентных троллей фармацевтические гиганты не особо страдают, во всяком случае, их есть кому защищать. В 2011 году в Америке насчитывалось более 1,2 млн. лицензированных юристов, не все они выступают в судах, и уж тем более не все специализируются на патентных делах, но общее количество впечатляет. Причем в последние годы явно наметился сдвиг специализации юристов в сторону интеллектуальной собственности. Для адвокатов, практикующих в судах, уменьшение количества исков означает падение доходов. Логично предположить, что и патентные тролли не сидели сложа руки, но их ресурсы явно несопоставимы с ресурсами мэйджоров фармацевтики и крупных юридических фирм. Поэтому мнение Джули Сэмюэльс не выглядит странным.

На фоне этих событий уместно вспомнить историю происхождения самого термина «патентный тролль». В настоящее время он применяется в отношении лица, приобретающего патенты без намерения дальнейшего совершенствования запатентованных изобретений, производства продукции или оказания услуг на их основе и извлекающего прибыль из их продажи и/или лицензирования другим лицам.

Первое использование этого термина относится к 1993 г., причем значение его несколько отличалось от современного и термин относился к компаниям, инициирующим агрессивные патентные иски («When Intel Doesn't Sue», Forbes, March 29, 1993). Первая получившая широкую известность комическая визуализация патентного тролля появилась в 1994 г. в популяризационно-образовательном фильме «The Patent Video», распространявшемся среди корпораций, университетов и правительственных учреждений.





Впоследствии эпитет стал популярным благодаря Питеру Деткину (Peter Detkin), бывшему заместителю главного юристконсульта компании Intel, который использовал его в отношении компании TechSearch LLC, ее директора Энтони Брауна (Anthony O.Brown) и ее юриста Реймонда Ниро (Raymond Niro) в связи с судебным преследованием со стороны TechSearch. Сначала Деткин использовал термин «патентный вымогатель» (patent extortionist) в отношении компаний, судившихся с Intel из-за нарушений патентных прав, однако после обвинения самой компании Intel в клевете он применил термин «патентный тролль». Прижившееся определение стали использовать в патентной области для обозначения любого истца, который не нравится говорящему. Строго говоря, современное определение того, кто является патентным троллем, не блещет точностью и под него попадает и сама компания Intel и масса других компаний и организаций, включая образовательные и научно-исследовательские учреждения.

Здесь стоит задуматься о том, что вопрос о патентном троллинге не такой однозначный. Всплеск «смартфонных» патентных войн в 2012 году вызвал множество высказываний о «коме» и «безвременной кончине» американской патентной системы. «Громкие» дела вроде противостояния Apple и Samsung, несомненно, привлекают общественное внимание к теме патентных войн, но не они составляют главную проблему. Такое бывало и раньше, достаточно вспомнить «первую телефонную войну» эпохи Александра Белла. В те годы одна только American Bell Telephone Company и ее наследница AT&T выдержали 587 патентных споров. Так что генералам «смартфонных войн» есть чему поучиться у предшественников. В конечном счете, миллиардный штраф, отсуженный одним гигантом у другого, будет «размазан тонким слоем» на миллиард пользователей и от этого еще никто не умирал. А вот несколько сот тысяч долларов, которые стартапу на взлете так или иначе придется отдать троллю или адвокатам в случае патентного спора, способны сильно подкосить его, а то и вовсе привести к краху. Стоимость судебных споров, связанных с троллингом, в 2010 г. составила 61 млрд. долл. и активность троллей усиливается. Все десять наиболее активных истцов в патентных судебных исках за 2013 г. являются патентными троллями. Из тройки лидеров – ArrivalStar, Wynncom и Thermolife – каждый подал более сотни исков. Это вызывает озабоченность технологического сектора экономики и получает резонанс в обществе – многим становится ясно, что с этим надо что-то делать.

Противники этой точки зрения указывают, что начиная с первого патентного закона 1790 г., в законодательстве США предусмотрена продажа патентных прав, чему призваны способствовать как патентное ведомство США, так и суды. Продажа патентных прав всегда была важным фактором американской экономики, поскольку основной «изобретательской силой» Америки всегда были независимые изобретатели (ныне именуемые Non-Practicing Entities, NPE), не имевшие финансовых возможностей для превращения своих патентов в новые изделия. Документы XIX столетия свидетельствуют о том, что две трети из 160 величайших изобретателей эпохи технической революции, включая Томаса Эдисона, были NPE. А в отчете American Bell Telephone Company за 1894 г. указано, что она приобрела 73 патента у сторонних изобретателей против всего 12 изобретений, сделанных внутри компании.

Патентная система США уже подверглась заметным изменениям в 2011 г. с принятием пакета поправок к патентному законодательству, известному как America Invents Act, одним из драйверов которого также был Патрик Лихи. Тогда изменения, главным образом, коснулись принципа определения первенства в изобретении и появилась возможность подачи патентной заявки юридическим лицом.

В своем обращении в связи с отзывом нового законопроекта Патрик Лихи заявил, что неудача постигла эту инициативу потому, что заинтересованные стороны не смогли придти к соглашению относительно того, как бороться с троллингом, который является бичом американской экономики, не нарушая законных интересов крупных работодателей и университетов, и выразил надежду, что заинтересованные стороны сумеют преодолеть разногласия и к обсуждению законопроекта можно будет вскоре вернуться.

Будем надеяться, что лоббисты все же найдут компромисс и американским законодателям удастся в разумный срок принять этот пакет поправок к патентному законодательству. Пожелаем Патрику удачи!

Источник: habrahabr.ru/post/230871/
  • 466
  • 29/07/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое