«Я клянусь, что так, как я люблю тебя, мне никогда не приходилось любить» Страница 1 из 2





Один из самых известных писателей XX века обладал не только талантом. Судьба уготовила для него еще один дар — настоящую любовь. Владимир Набоков и его жена Вера прожили вместе 52 года.

Набоков не раз говорил, что без своей Веры он не написал бы ни одного романа. Она была музой, которой он с первой встречи посвящал пронзительные стихи и все свое творчество. На большинстве книг стоит посвящение: «Моей жене Вере».

Супруги были неразлучны, как сиамские близнецы. Даже мысли у них были общие — они вели один дневник на двоих.

Вера занималась переговорами с издателями, договаривалась о гонорарах, писала письма от лица мужа и была его первым читателем. Набоков так и не научился пользоваться телефоном, за него всегда разговаривала жена.

Набоков рисовал для своей Веры бабочек, которые были еще одной его страстью. И, даже расставаясь ненадолго, писал ей длинные письма. Сохранилось 300 почтовых отправлений за полвека их совместной жизни. Спустя много лет их сын Дмитрий издал избранные.

Сайт делится отрывками из переписки Владимира и Веры Набоковых.



Из Берлина в Берлин, 8 ноября 1923 года









«Как мне объяснить тебе, мое счастье, мое золотое, изумительное счастье, насколько я весь твой — со всеми моими воспоминаниями, стихами, порывами, внутренними вихрями? Объяснить — что слóва не могу написать без того, чтобы нe слышать, как произносишь ты его, — и мелочи прожитой не могу вспомнить без сожаленья — такого острого! — что вот мы не вместе прожили ее — будь она самое, самое личное, непередаваемое — а не то просто закат какой-нибудь на повороте дороги, — понимаешь ли, мое счастье?

… я клянусь всем, что мне дорого, всем, во что я верю, — я клянусь, что так как я люблю тебя, мне никогда не приходилось любить, — с такою нежностью — до слез, — и с таким чувством сиянья. И я больше всего хочу, чтобы ты была счастлива, и мне кажется, что я бы мог тебе счастье это дать — счастье солнечное, простое, — и не совсем обыкновенное.

Как мне хочется тебя увести куда нибудь с собой — знаешь, как делали этакие старинные разбойники: широкая шляпа, черная маска и мушкет с раструбом. Я люблю тебя, я хочу тебя, ты мне невыносимо нужна… Глаза твои — которые так изумленно сияют, когда, откинувшись, ты рассказываешь что-нибудь смешное, — глаза твои, голос твой, губы, плечи твои — такие легкие, солнечные...

Ты пришла в мою жизнь — не как приходят в гости (знаешь, „не снимая шляпы“), а как приходят в царство, где все реки ждали твоего отраженья, все дороги — твоих шагов. Судьба захотела исправить свою ошибку — она как бы попросила у меня прощенья за все свои прежние обманы.

Все это я пишу лежа в постели, опирая листок об огромную книжку… Любовь моя, спокойной ночи… Не знаю, разберешь ли ты это безграмотное письмо… Но все равно… Я люблю тебя. Буду ждать тебя завтра в 11 ч. вечера — а не то позвони мне после 9 часов.

В.»

Из Берлина в Шварцвальд, 8 июня 1926 года



  • 439
  • 20/02/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое