Трагедия дочерей, на которых возлагали роль родителей

Поделиться



Разбирая аспекты формирования личности, психологи приходят к общему мнению, что мало кто способен так сильно покорёжить психику ребенка, как его родители. И эти травмы человек врачует всю оставшуюся жизнь, причем часто безрезультатно. Сегодня расскажу о трагедиях дочерей, на которых возлагали роль родителей.





Психологическая эксплуатация матерью дочери

Любая формирующаяся личность нуждается в поддержке и опоре. Именно в этом и заключается смысл отношений «мать-дочь». Девочка должна видеть пример женщины, которая является самым важным человеком в её жизни, ощущать одобрение, понимать, что в любой ситуации её готовы выслушать, поддержать и понять.

Это идеальная ситуация, которая осложняется тем, что дочери находятся в абсолютной зависимости от эмоциональной, ментальной, физической поддержки матерей. В некоторых случаях естественный ход взросления нарушается желанием матери решить свои психологические проблемы за счет этой зависимости.

Бывает так, что матери ожидают, что дочери будут выслушивать их страхи, решать проблемы, утешать и заботиться, выступать в качестве посредника, то есть происходит подмена понятий, трансляция на дочь функций мамы. Фактически, на ребенка возлагается ответственность за благополучие взрослого, дочь наделяется обязанностями терапевта, подруги и даже замещает партнера. У девочки не остается другого выхода, как либо принять правила игры, либо попробовать бунтовать, но поскольку в плане выживания ребенок находится в полной зависимости от родителя, это оказывается под силу далеко не каждому.

Поэтому традиционно поведение дочери варьируется в следующих схемах:

  • быть идеальной маленькой девочкой, в ожидании, что мама это оценит и наконец-то проявит заботу

  • стать сильной и начать решать мамины проблемы, в надежде на похвалу и любовь

  • попытаться понять нужды матери и полностью их удовлетворить, рассчитывая, что после этого можно будет начать жить своей жизнью

К сожалению, как бы ни пыталась дочь «встроиться» в ситуацию, это не решит проблемы матери, не залечит её травму, зато для подрастающей девочки такая эксплуатация не проходит даром. Обычно схема поведения с матерью проецируется и на другие стороны жизни – работу, отношения с друзьями, партнером, превращая реальность в замкнутый круг боли и неуверенности

Причины и последствия подмены понятий

В чем же кроется причина подмены матерями понятия материнства? Во многом это следствие патриархальности нашего общества. Женщина зачастую с рождения находится в приниженном положении, и когда в распоряжении оказывается абсолютно зависимое от неё существо, не может удержаться и не использовать возможность самоутвердиться, получить признание и любовь. И такая ситуация длится из поколения в поколение.

Матери подсознательно транслируют дочерям свою слабость, неспособность противостоять ударам судьбы, постепенно подводя к мысли, что потребности ребенка слишком высоки и не под силу родителям. Как результат – дочери стыдятся самого факта своего существования, столь осложнившего жизнь мамы, принимают мысль о необходимости отказа от собственных потребностей и даже возможности становления как личность. Девочкам кажется, что они слишком большие и занимают так много места, что стесняют родителей, что их «Я» может ранить мать, что единственный выход – остаться маленькой и хрупкой, без собственного мнения и собственной жизни.

Кладя свою жизнь на алтарь материнской травмы, девочки не понимают главного: мать не одобряет дочь как личность, только как функцию, служащую удовлетворению её проблем. Любая попытка отказаться от роли «рыцаря» грозит дочери агрессией со стороны матери.

Взрослея, девочка начинает понимать, насколько легко вывести мать из равновесия и из-за этого скрывает свою личную жизнь, так как любая попытка отделиться, обрести собственные интересы делает её в глазах матери злейшим врагом. Причина – мать ассоциирует поведение дочери с поведением собственной мамы, которая в свое время отвергла её и чтобы не чувствовать снова боль отторжения, готова проявлять грубость, в том числе и физическую, в обращении с дочерью.

При этом матери не желают признаваться в эксплуатации дочерей, да попросту в краже их детства. Часто прибегают к аргументам вроде «Моей вины в этом нет!», «Ты просто неблагодарная!», «Как ты можешь обвинять совою мать, я лучшие годы тебе отдала!» и т.д. Они хотят заставить дочерей молчать об их боли, так как признать проблему слишком болезненно для них самих. Но тот, кто обладает силой, может творить не только добро, но и зло, и какие бы мотивы своего поведения ни называли матери, все равно они несут ответственность за вред, который причинили дочерям.

Способы преодоления травмы

И все же 99% процентов дочерей, оказавшихся лишенных детства из-за эксплуатации матерями, рано или поздно понимают, что сложившаяся ситуация – ненормальна и следует что-то менять. От подруг можно услышать совет: будь сильной, начни жить своей жизнью. В чем-то они правы, но в данном случае проявления силы должно начаться с себя. Надо заставить себя увидеть роль мамы в психологической травме. Пока мы отказываемся видеть вину матерей в наших страданиях, мы продолжаем кормить свое чувство стыда, ущербности и самоуничижения.





Прятаться за чувством стыда легче, чем взглянуть правде в глаза, стыд выступает защитой от боли, которая непременно последует за пониманием, что именно мама, самая дорогая и важная в мире, нас просто-напросто использовала. Быть жертвой – не выход, это не исцелит ни нашу проблему, ни проблемы матери. Со своей травмой мама должна разобраться сама, это её ответственность, и ничья больше. Нужно найти в себе силы отдать матерям то, что они переложили на плечи дочерей, не оставив детям выбора и не поинтересовавшись их мнением.

Только после полного осознания проблемы, понимания того, как она повлияла на прожитую жизнь, можно будет браться за её решение. Стоит отметить, что часто дочери пытаются перешагнуть через ступень осознания и перейти сразу к милосердию и прощению, и в этом вязнут. Не получится оставить проблему в прошлом, если не понимать, что именно оставляешь.

А суть, на самом-то деле, вот в чем:

  • материнская любовь – основной фактор, необходимый для выживания ребенка, поэтому безусловная верность матери, что бы она ни сделала, заложена в детях на генетическом уровне

  • общество возлагает на женщин, и, следовательно, девочек, обязанность заботиться о других, часто в ущерб собственным интересам

  • культурные табу накладывают на детей обязанности почитать родителей, кроме того, обожествленный образ матери есть практически в каждой религии, поэтому детские бунты обречены на порицание со стороны общественного мнения

  • такое понятие, как «женская солидарность» — дочки и матери одного пола, а значит, по умолчанию должны испытывать сходные эмоции, иметь общие интересы, быть «на одной стороне»

  • трудно увидеть во взрослом человеке, а тем более матери, жертву укоренившихся комплексов

И вот «на выходе» мы имеем следующую проблему: девочка, которой с детства пришлось играть роль взрослого человека, в отношениях с матерью была вынуждена подавлять себя (я любима, пока я маленькая), из-за чего выработалась подсознательная ассоциация материнской любви с самоуничижением. С возрастом можно сколько угодно вслух декларировать свое желание построить карьеру, семью, добиться успеха, любви, уважения, но подсознание будет неутомимо подкидывать детские страхи, когда быть большим и естественным означало остаться без поддержки матери, быть ею отвергнутым.

Для подсознания ребенка отвержение матерью однозначно означает смерть, а самосаботаж (остаться маленьким) – выживание. Следовательно, отпустить свой стыд и вину значит, отпустить свою мать, остаться беззащитным, нелюбимым, ведь любить себя дочерей никто не учил.опубликовано 

 

Автор: Мария Кудрявцева

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //maria-kudryavtseva.ru/styid-zabotyi/

Не отбирайте у детей право на слёзы!

Поделиться



Это нормально — плакать, когда больно

Вчера Гриша прыгал на матрасе, немного не рассчитал траекторию и улетел в спинку кровати. Ударился и заплакал. Я его подхватила на руки, прижала к себе, стала укачивать, целовать и говорить: «Грише больно, Гриша прыгнул высоко-высоко и ударился. Дай поцелую ваву» и т.д. Так мы сидели с ним минут пять. Потом он затих, вытер слёзы и заинтересованно посмотрел на кубики: «Мам, давай строить дом!».

Ну, собственно, на этом инцидент исчерпан. Всё в порядке. Про «ваву» больше не вспоминал и прыгать на кровати стал осторожнее.

Что хочется сказать — и что я говорю вместо этого

Но я хочу рассказать, что происходит со мной — мамой, когда моему ребёнку больно. Мне больно вместе с ним, а ещё страшно — вдруг что-то серьёзное, и ещё царапает чувство вины — как же я не предусмотрела. Испытывая всё это, так и хочется сказать ему: «перестань плакать», «ничего страшного — всё пройдёт», «я же тебе говорила, а ты...». Все эти слова — чтобы мне, маме, стало легче переносить плач, а ещё лучше поскорее эти слезы прекратить и переложить ответственность на малыша — сам виноват.



Но я, мама — взрослый человек, и умею весь этот поток слов контролировать и не выпускать наружу. Я большая и справлюсь сама. А ребёнок — нет. Как ему помочь? Обнять и прожить эту боль и страх вместе с ним, озвучить его чувства (не свои), так как он этого пока не умеет, и дать ему поплакать столько, сколько ему требуется.

И совершенно не имеет значения, сколько ребёнку лет и какого он пола. Это я к тому — никаких «ты уже большой, ты же мальчик». Бабушку не раз на этом ловила — почему-то ей кажется, что манипулировать чувством стыда, вины — нормальный способ остановить слёзы. Думаю, её так воспитывали, а она воспитывала так меня — стереотипы ломать сложно. И мне бывает сложно, но всё возможно.

«Нельзя плакать». Как правило разбилось о настоящее горе

Правило «нельзя плакать» я принесла из детства во взрослую жизнь, и это правило работало так: в состоянии горя — в горле ком, становилось сложно дышать, при этом на моём лице замирала маска «всё в порядке». Я не могла плакать даже при близкой подруге, и в одиночестве это получалось у меня с трудом, словно мне нужно было проломить корку льда, а потом из меня начинали вырываться рыдания. И даже рыдая, я успевала подумать, как же некрасиво всё это, мой голос мне казался неприятным, и становилось стыдно. Удивительно, что я гордилась этой своей маской железного человека и называла её способностью контролировать эмоции.

Однажды эта маска сломалась. Случилась непоправимая беда — из жизни ушёл мой близкий друг. Горе было так велико, что не помещалось в груди. Я чувствовала его в виде клубка колючей проволоки. Так я научилась плакать — по-настоящему, во весь голос, так я научилась проживать своё горе.

Мне потребовалось много лет и тяжёлая утрата, чтобы научиться тому, что умеют делать все маленькие дети — если не внушать им, что это стыдно, плохо или неважно — плакать, когда больно.





Зачем ребенку право на слезы

С рождением детей я начала открывать в себе всё новые способности эмпатии. Я поняла, что не хочу, чтобы мои дети собирали в себе эти клубки из острых иголок и цепляли на свои лица маски железного человека. Я продолжаю учиться быть мамой и каждый день учусь у своих детей быть естественной, открыто проживать свои эмоции, любить себя и не стесняться своих чувств.

Не отбирайте у своего ребёнка право на слёзы. Не стоит бояться, что он вырастет слабаком, что он не повзрослеет и не научится быть сильным. Это не так, а более того, всё наоборот. Возможность проживать своё горе в объятиях родителей закладывает базовое доверие к окружающему миру и учит с наименьшими потерями выходить из ситуации стресса. Это и есть — сила и уверенность. Кроме того, способность выражать свои чувства избавляет в будущем от многих психосоматических заболеваний, так как невыплаканная, запертая внутри боль на физическом уровне разрушает наше тело. опубликовано 

 

Автор: Ольга Грачева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.ourbaby.ru/article/Rebenok-udarilsya-i-zaplakal-Chto-skazhet-i-sdelaet-mama/

Матрица Грофа: Комплекс оживления

Поделиться



КРИЗИС НОВОРОЖДЕННОСТИ

 

Кризис новорожденности – это промежуточный этап между внутриутробным и внеутробным образом жизни ребенка. Новорожденный настолько беспомощен, что не окажись рядом взрослого человека, он бы погиб уже через несколько часов после рождения. Вот и получается, что в момент родов и сразу после него человек нуждается в обществе.
 





МАТРИЦА ГРОФА

 

По мнению психоаналитиков, рождение – это первая травма, которую переживает ребенок, и она настолько сильна, что оказывает влияние на всю последующую жизнь. Станислаф Гроф, например, утверждал, что те или иные свойства личности, черты характера, особенности поведения и наши последующие психологические проблемы находятся в прямой зависимости от процесса рождения. Он выделил несколько стадий родов – 4 базовые перинатальные матрицы:

  • схватки (матрица 1);

  • прохождение по родовым путям (матрица 2);

  • собственно роды (матрица 3);

  • первичный контакт с матерью (матрица 4).

 

На основании того, с какими проблемами пришлось столкнуться малышу на той или иной стадии рождения, или, напротив, насколько успешно они были пройдены, и строится в дальнейшем личность взрослого человека.

Для решения «взрослых» проблем Гроф, с помощью специально разработанного им метода холотропного дыхания (специальная дыхательная техника, чем-то напоминающая гипервентиляцию легких), вводил своих пациентов в состояние, схожее с трансом, и заставлял переживать травму рождения снова и снова – до тех пор, пока все четыре стадии не были успешно пройдены.

Любая беременная женщина настраивается на то, что в скором времени ей предстоит как следует поработать. Будущие мамочки тщательно готовятся к этому ответственному мероприятию: слушают душераздирающие рассказы подружек, до мельчайших подробностей изучают физиологию родовой деятельности, разучивают техники дыхания, осваивают приемы релаксации, запоминают облегчающие схватки позы… словом, хотят быть во всеоружии.

Но вот наступает долгожданный момент, и вся подготовительная работа летит в тартарары; лишь изредка, в моменты просветления, в памяти то и дело вспыхивают сумбурные обрывки полученных знаний и умений, которые могут оказать значительную помощь роженице или, как минимум, придать ей уверенности в собственных силах.

С одной стороны, все идет своим чередом – независимо от нас, и в то же время наши действия играют огромную роль в благополучном завершении родов. Суть в том, насколько мы сработаемся с малышом.





ГЛАЗАМИ РЕБЕНКА

 

Давайте попробуем взглянуть на ситуацию с другой стороны – со стороны маленького, на первый взгляд абсолютно беспомощного существа, вашей частички, вашего ребенка. 9 долгих месяцев он пребывал в довольно специфичном, но, без сомнения, весьма уютном местечке – вашей матке. Жил себе там тихонько, спал, кушал, и по большому счету ни на что особо не жаловался, ну разве что иногда.

Но вот человечек стал совсем большим, и комфорта явно поубавилось – уж очень тесно, негде развернуться! А через какое-то время стало совсем невмоготу: вздохнуть – проблема! Малыш забеспокоился – что же это такое делается? От волнения и досады начал толкаться ручками и ножками. И тут происходит из ряда вон выходящее – некогда такой удобный и милый домик начинает сжиматься и в буквальном смысле выживать кроху.

Возмутительно! Вопиющая несправедливость, с которой так или иначе ( кто-то быстрее, кто-то медленнее ) смиряются все. Ребенок понимает: надо «делать ноги». А выход один – этот безнадежно узкий жуткий темный тоннель…

И малышу ничего не остается, как отправиться в опасный и, пожалуй, самый сложный в его жизни путь. Крохе больно, темно, душно и страшно. А после всех этих, прямо скажем, малоприятных ощущений маленького человечка ожидает самое главное потрясение и разочарование. Представьте, что вы вдруг оказались голышом на жутком сквозняке, пронзительный свет слепит ваши глаза, вокруг стоит оглушительный грохот и шум, над вами склонились огромные существа, с интересом изучающие вас и разговаривающие на совершенно чужом языке, вдобавок ко всему вы понимаете, что не можете дышать как прежде…

На самом деле, мы никогда не узнаем, что чувствует и переживает младенец, приходя в этот мир. Ясно одно: психика крохи разительно отличается от психики взрослого человека, она пока еще очень примитивна и лишь начинает свое формирование. И это обстоятельство во многом помогает ребенку пережить сильнейшее потрясение от появления на свет.

Все новые впечатления сначала выступают для младенца как бы в виде комплекса, без отрыва от ситуации. Исследователи склонны думать, что в первый месяц для ребенка не существует ни кого-то, ни чего-то, все внешние раздражители младенец переживает как единое состояние. Однако то, что физическая оболочка малыша получает сильнейший удар, сомнений не вызывает.

Многие родители находят в выписном листе из роддома неприятные записи типа «синдром угнетения в первые сутки», «тремор конечностей» и, наконец, настоящий бич современности – перинатальная энцефалопатия (ПЭП). А тот факт, что в первые несколько дней после появления на свет новорожденный заметно теряет в весе? От хорошей жизни не похудеешь…

 

СПАСИТЕЛЬНЫЕ РЕФЛЕКСЫ

 

На помощь малышу приходит набор врожденных безусловных рефлексов. Рефлексами смелый маленький человечек словно цепляется за жизнь, старается удержаться. Но при этом он продолжает быть абсолютно беспомощным, и лишь благодаря заботе взрослых способен выжить.

Таким образом, детеныш человека оказывается максимально социализированным существом, нуждающимся в обществе как никто другой. При этом, как ни парадоксально, у него нет ни единого вразумительного средства взаимодействия с этим обществом, за исключением крика. Потом, как будто в благодарность за заботу, ребенок овладевает речью, а сейчас этот маленький сжатый комочек без конца тревожит мамино сердце, и плачет, плачет, плачет…

Мы бьемся изо всех сил, не жалея себя, пытаемся понять нашего маленького инопланетянина, стараемся сделать его приход в наш мир чуть-чуть радостнее. И из всей этой суеты постепенно вырастает огромная и бесконечная любовь.

 

ЗНАЙТЕ МЕРУ!

 

Появление в семье ребенка – ни с чем не сравнимое счастье. Хочется часами смотреть на это чудо, радовать и развлекать его. Мамочка еще не успела прийти в себя, а ей уже со всех концов света летят sms-ки и звонки с поздравлениями и пожеланиями. Новоиспеченные бабушки, дедушки, тетушки и дядюшки торопятся взглянуть на долгожданного потомка, штурмуют послеродовые палаты в часы приема или толпятся под окнами, радостно выкрикивая положенную фамилию.

Все они с нетерпением ждут дня выписки, совершают бесконечные рейды по магазинам, готовя приданное, закупая тонны одежек и погремушек. Между тем, часто бывает, что эти 3-4 дня, проведенные в роддоме, оказываются для мамы и малыша пусть непростыми, но самыми спокойными и оттого такими желанными.

Скоро, очень скоро мать и дитя закружит вихрь забот и неведомых доселе трудностей, и все кому не лень будут изнурять их бесконечными советами и замечаниями, подчас противоречащими друг другу. Пока же можно молча восхищаться своим «произведением искусства», а при возникновении поводов для беспокойства, обратитесь к врачу.

Еще несколько лет назад сразу после родов ребенка у матери забирали, относил в детское отделение, и в последующие 5-7 дней встречи мамы и малыша происходили лишь во время кормлений. Сегодня, если роды прошли без осложнений, в большинстве роддомов младенца помещают в одну палату с мамой, что, безусловно, правильно, ведь именно так задумано природой.

Однако планировались ли при этом бесконечные звонки на мобильный, вспышки цифровых фотоаппаратов и прочие вторжение извне – вопрос спорный. В детском отделении, оторванный от мамы кроха тосковал в окружении себе подобных и с нетерпением ждал обеда, а сегодня, уже с первых часов жизни, хоть и под бочком у мамы, он становится жертвой современных технологий. Только не примите эти слова за агитацию к возврату старых традиций! Просто самое главное, в чем нуждается новорожденный, — это максимальный покой.

Не секрет, что и сегодня правила роддомов отличаются строгостью и консерватизмом, что на первый взгляд может показаться излишним и даже бессмысленным. На самом деле за этим кроется стремление дать ребенку возможность восстановить хотя бы часть истраченных ресурсов, чтобы скорее адаптироваться к новым непростым условиям существования.

Надо сказать, что природа и здесь не осталась равнодушной, и «наградила» кроху не таким острым зрением и слухом, как у здорового взрослого человека. Но, несмотря на это, в обязанность каждой молодой мамы входит сознание и поддержание вокруг малыша спокойной доброжелательной обстановки.

Постарайтесь избегать дополнительных сенсорных стимулов в виде яркого света, громких, резких звуков, а также восторженных и впечатлительных компаний родственников и друзей хотя бы в первые пару дней после родов. Все это наверстается, поверьте! В идеале, ребенку требуется около месяца, чтобы «прийти в чувства». Так что примета о том, что не стоит никому показывать кроху до достижения месячного возраста, имеет вполне научное объяснение.
 

ГАРАНТИЯ БЕЗОПАСНОСТИ

 

Принято считать, что новорожденный почти все время спит и не реагирует на внешние раздражители. Это не совсем верно. По сути, младенец находится в непрерывном полусонном состоянии, на границе сна и бодрствования, и как бы дезориентирован в пространстве. Он вроде бы спит, но при этом ощущает, что происходит вокруг.

Посмотрите, как груднички часами могут лежать на руках у матери, ни на секунду не выпуская изо рта ее грудь. А, просыпаясь, кроха криком дает знать, что он снова не уверен, и ему требуется подтверждение своей защищенности и благополучия. Ну, заодно и подкрепиться не мешало бы! Ученые давно установили, что большинство младенцев прикладываются к груди не только, когда хотят есть, но и когда им грустно, страшно, обидно, одиноко.

Очень важно, чтобы мама поддерживала хрупкое доверие малыша, пришла на первый же зов: «Да, родной, все хорошо! Ты в безопасности!» Не бойтесь избаловать кроху! Вряд ли ему причинит вред дополнительное кормление (в отличие от взрослых, ребенок никогда не съест больше, чем того требует организм) или сон на руках у мамы.

Возможно, полдня просидев с сынишкой или дочуркой на руках, вы не успеете приготовить обед, но в данной ситуации не так сложно определиться с системой приоритетов: с момента появления ребенка он чаще других будет занимать первую строку в списке ваших жизненных ценностей.

Не нужно пугаться и того, что ваше чадо «привыкнет к рукам». «Ручными» становятся дети, которым это действительно нужно. Возможно, они в большей степени подвержены сомнениям относительно надежности и стабильности этого мира и собственной значимости в нем. И ваша материнская обязанность – разрешить эти сомнения.

Многие исследователи говорят о том, что в этот период жизни закладывается базовое доверие к миру. Сейчас все чувства важны для возникновения первичной эмоциональной и психической связи с матерью.

 

КОМПЛЕКС ОЖИВЛЕНИЯ

 

Первый месяц после рождения – один из самых сложных периодов в жизни человека. Поэтому постарайтесь окружить малыша спокойствием во всех его проявлениях. Не стоит с первых же дней обрушивать на кроху лавину новых впечатлений. Не торопитесь обращать внимание ребенка даже на яркие игрушки и мелодичную музыку. Всему свое время.

Младенец сам сообщит о своей готовности к активному познанию и исследованию мира. Так, способность фокусировать взгляд на предмете вы заметите примерно в 2-3 недели, а в возрасте 3-4 недель появляется сосредоточение на мамин голос. Ребенок все больше и больше обращает внимание на самого близкого ему человека – мать.

Из реакций сосредоточения на его лице, в период от 1 до 2 месяцев, у здорового малыша появляется основной феномен кризиса новорожденности – комплекс оживления, одновременно являющийся сигналом того, что кризис подошел к концу, и на смену ему пришел период младенчества, который продлится вплоть до кризиса 1 года.





Комплексом оживления называют эмоционально-положительную реакцию, которая сопровождается движениями и звуками; это первое проявление потребности в общении. Значение его трудно переоценить, ведь ваш малыш впервые (!) почувствовал себя хорошо! (Специалисты склонны считать, что в период, предшествующий комплексу оживления, младенец испытывает только отрицательные эмоции).

Комплекс оживления имеет три составляющие:

  • бурные двигательные реакции (общее моторное возбуждение);
  • гуление (так называют первые звуки, которые издает малыш);
  • осмысленная улыбка при виде маминого лица.
 

Итак, комплекс оживления – это психический критерий окончания кризиса новорожденности.

Физиологическим критерием его завершения считается зрительное и слуховое сосредоточение, возможность появления условных рефлексов на зрительные и слуховые раздражители. Ну а медицинским критерием является достижение ребенком веса, с которым он родился, что свидетельствует о нормальном функционировании всех систем организма.

Необходимо отметить, что если у малыша были какие-либо неврологические проблемы (а сегодня без них обходятся буквально единицы новорожденных), комплекс оживления может появиться несколько позже.

Комплекс оживления возникает при появлении матери или иного взрослого, ухаживающего за ребенком. Кроха начинает двигать ручками и ножками, все это сопровождается радостным гулением и милой улыбкой! Вы и раньше могли замечать, как ваше чадо сладко улыбается чему-то во сне, однако только теперь эта улыбка адресована конкретному человеку. Получайте! Вы ее заслужили! опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.missfit.ru/mammy/kalendar-razvitiya-rebenka/kompleks-ogivleniy/

Александр Янов: терапия «первичного крика»

Поделиться



Американские психотерапевты вновь обратили внимание на «первичную терапию», разработанную Александром Яновым 35 лет назад. Этот ученый считал, что дикие и первобытные крики весьма полезны для здоровья — как физического, так и психического.

К такому выводу Янов пришел на основе собственного клинического опыта в психиатрической больнице. Он обратил внимание на то, что некоторые его пациенты, страдавшие психозами и неврозами, спонтанно издавали сильные и нечленораздельные звуки. После этого у больных наступало огромное облегчение, а также ощутимо менялось в лучшую сторону восприятие мира — оно становилось более уравновешенным и рациональным.





Янов засел за книги по антропологии и обнаружил, что у так называемых первобытных народов длительные и громкие крики являются непременным атрибутом различного рода ритуалов, после чего у людей наступает радостное состояние. Потом Янов опросил своих друзей из числа футбольных болельщиков. Они единодушно сказали, что после криков и воплей во время матчей у них не только ослабевают симптомы хронических болезней, но и заметно улучшается психическое состояние — проходит депрессия, улучшается качество сна, меньше тянет к спиртному.

Для своей «первичной терапии» дикого крика Янов разработал оригинальную теорию. Он пришел к выводу, что психозы и неврозы — это символическое поведение, защищающее от чрезмерной психобиологической боли, связанной с травмами детства. Первичная боль относится к ранним событиям жизни, которые остались неотреагированными. Из-за этого эмоции и ощущения накапливаются в напряжения. Все это, по мнению Янова, мешает человеку «быть реальной личностью».

Лечение «первичным криком» позволяет быстро преодолеть защитные реакции  и «свести счеты» с первичной болью, пережив в полном объеме безо всякой словесной проработки и саму боль, и те события, которые были ее причиной. Согласно психотерапии Янова «первичный крик» должен стать непроизвольным и сильным звуком, который моментально выразит реакцию больного на прошлые травмы.

Если этот «крик души» вызовет опытный специалист, то у человека может быть быстро разрушена «поддельная» психологическая система защиты от того, что Фрейд называл «тихим ужасом повседневной жизни». То есть у личности исчезнет необходимость в алкоголе, курении, наркотиках как способах преодолеть невыносимые внутренние страдания.

Свои взгляды и методы Александр Янов изложил в знаменитой книге «Первичный крик: первичная терапия — средство от неврозов», вышедшей в 1971 году.

 





В Америке, Европе и Японии в 70-е годы прошлого века возникло немало психотерапевтических групп, куда обращались тысячи страждущих. Во многих группах занятия вели не специалисты, что привело к печальным результатам — вместо улучшения состояния некоторые даже ощущали его ухудшение. Проблема заключалась в том, что далеко не всякий громкий крик имеет целительную силу. Чтобы вызвать поистине первобытное звучание, нужна предварительная проработка с профессионалом и выход на определенный эмоциональный уровень.

Но и после того, как терапия «первичного крика» вышла из моды, к ней обращались многие знаменитости. Так поступила Барбра Стрейзанд, когда впала в глубочайшую депрессию, узнав, что ее единственный и горячо любимый сын оказался гомосексуалистом. Дойдя до грани самоубийства, Стрейзанд обратилась за помощью к самому Янову.

После долгих уговоров ученый провел с ней пятнадцать сеансов «первичной терапии». «Я кричала так, что не видела ничего вокруг, — признавалась Стрейзанд журналу „Роллинг стоун“ — Я не могла остановиться, потому что мой мозг покидали демоны страха, тоски, отвращения к миру и к самой себе. Я снова становилась матерью и одновременно чувствовала себя ребенком, для которого мир прекрасен и добр». После этого Стрейзанд вернулась к концертной деятельности и стала снова успешно сниматься в кино.

Крупнейший психолог современности Станислав Гроф полагает, что терапия «первичного крика» Янова при умелом применении обладает большими целительными свойствами и уделяет ей должное внимание в своей книге «За пределами мозга».

Гроф считает, что Янов оригинально применил на практике доказанные жизнью открытия Юнга — первобытный слой психики, или коллективное бессознательное, является фундаментом душевного здоровья. И, грамотно активизируя его, можно избавиться от многих психозов и помочь в лечении других болезней.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.pravda.ru/health/prophylaxis/psychotherapy/10-11-2006/203291-krik-0/

5 упражнений улучшения зрения по Бейтсу

Поделиться



Согласно теории, выдвинутой Бэйтсом, существует тесная связь между состоянием психики и зрением. Когда психика расслаблена, зрение человека нормально.

«Фактом остается то, утверждает Бэйтс, что когда мозг отдыхает, ничто не может утомить глаза. Когда же психика находится под напряжением, ничто не может дать глазам отдыха. Все, что дает отдых психике, полезно и для глаз.





Наверное, каждый из нас замечал, что глаза медленней устают, когда читаешь какую-нибудь интересную книгу, в отличие от чтения книги скучной или трудной для понимания. Школьник может просидеть всю ночь напролет, упиваясь романом и ни разу не вспомнив при этом о своих глазах. Но если он попытается просидеть всю ночь за своими уроками, он очень быстро обнаружит, что глаза его сильно устали».

Когда мозг человека занят воспоминанием, его психика до некоторой степени расслабляется. Чем идеальнее воспоминание, тем глубже расслабление и тем лучше зрение.

Если воспоминание несовершенно, то несовершенно и зрение. В форме глазного яблока тогда происходят нежелательные изменения оно становится либо слишком длинным в передне-задней оси, либо слишком коротким. В соответствии с этим появляется миопия или гиперметропия.

Изменения в форме глазного яблока могут носить и ассиметричный характер. Тогда неизбежен астигматизм.

Кроме того, неравномерное напряжение наружных мышц глаз может привести к появление косоглазия.

Исходя из взаимосвязи между воспоминанием и состоянием психики и между состоянием психики и состоянием глаз, Бэйтс приходит к выводу о том, что улучшение воспоминания объектов может способствовать улучшению зрения.

Второе важное положение о связи между памятью и зрением заключается в том, что чем больше знаком человеку объект, тем лучше воспоминание и, следовательно, лучше зрение.

Советским физиологом В. Д. Глезером было предположено, что обработка зрительной информации в коре головного мозга ведется с использованием некоторых принципов голографии.

Известно, что даже кусочек голограммы позволяет полностью восстановить всю картину, которая была записана голографическим способом. Обычно этот факт не осознается человеком, но при желании можно заметить, например, насколько быстрее мы читаем знакомый нам шрифт и сколь медленнее незнакомый. Именно поэтому во многих упражнениях на воспоминание буквы и другие печатные знаки являются лучшими объектами для воспоминания.

Все знают также, что знакомого человека мы узнаем издали. В то же время, черты лица незнакомых людей на этом же расстоянии, как правило, разглядеть не удается.

 





 

Бэйтс отмечал, что для каждого человека существуют определенный объект или объекты, воспоминание которых дается ему легче всего. Такие объекты он назвал «оптимумами».

В то же время существуют объекты, представления которых добиться очень трудно. Такие объекты называются «пессимумами».

Вам, по возможности, следует искать первые и избегать последних. В качестве объекта для воспоминания вы можете выбрать любой черный объект, который легче всего удается вспомнить. Для художника это могут быть черные краски, для ветеринара шерсть черной кошки и т.д.

Упражнения на воспоминание нередко объединяются в системе Бэйтса с пальмингом.

Таким образом, пальминг, расслабляя не только глаза, но и психику, обретает для занимающегося двойную ценность. Во время пальминга вы достигаете более высокого уровня концентрации на вспоминаемом объекте.

Во время концентрации надо четко различать концентрацию на каком-либо объекте и удержание этого объекта в целом в своем представлении. Главным является следующее:

  • мысли не следует давать блуждать;
  • думайте о чем-либо приятном для вас, не концентрируясь, на веселой поездке в воскресный день, о красивых пейзажах, которые вы видели и т.д.
 

То, что вам надо думать об одном и том же, не концентрируясь, мы объясним на наглядном примере, который привел Р.С.Агарвал в своей книге и который может служить в качестве самостоятельного упражнения.

 

УПРАЖНЕНИЕ 1

 

Представьте мысленно прекрасную розу. Таким образом, вы представляете в уме только один объект.

Но во время мысленного «видения» этой розы вы не должны концентрировать упорно, прилагая все силы, свой мысленный взор только, скажем, на ножке этой розы.

Вместо этого представьте на ней маленького черного муравья. Он выползает из зелени травы и начинает свое путешествие (и вы вместе с ним) по объекту вашего представления.

Муравей вползает на ножку розы и начинает медленно взбираться по ней, перелезая от одной веточки розы к другой, доползая до кончика каждого листика на своем пути и достигая, в конце концов, бутона.

Он с трудом взбирается на каждый лепесток до тех пор, пока не обнаруживает глубокое углубление в центре розы маленькую белую чашечку, наполненную нектаром.

Муравей набирает немножко этого нектара и начинает обратный путь.

Эту мысленную картину можно рисовать довольно долго. Как видите, вы все время думали о розе, т.е. концентрировали свою мысль на ней, но это не вызвало у вас никакого напряжения, поскольку эта мысль одновременно и блуждала по розе вместе с муравьем.

Прежде чем приступить к упражнениям на воспоминание запомните следующее. Вы должны смотреть на объект, который собираетесь вспоминать, с такого расстояния, откуда он виден лучше всего.

«Вспомнить четко черное, — пишет Бэйтс, невозможно, если оно не было четко увидено. Если человек видел черное нечетко, то лучшее, что он может сделать, так это столь же нечетко вспомнить его.

 

УПРАЖНЕНИЕ С ПРОВЕРОЧНОЙ ТАБЛИЦЕЙ

 

Повесьте проверочную таблицу Сивцева на стену на хорошем освещении так, чтобы расстояние от вас до нее составило 3-6 метров.

Прочитайте по таблице вниз столько строк, сколько вы можете без приложения каких-либо усилий или стараний.

Посмотрите на последнюю букву, которую вы смогли увидеть, закройте глаза и сделайте пальминг, вспоминая во время него эту букву столь четкой, сколь это только можно.

Для этого надо белые (непокрытые краской) части буквы представлять еще белее, чем они видны для вас в реальности (можно сравнивать белизну этих частей букв с белыми полями таблицы).

Черные части букв надо представлять, соответственно, еще чернее.

Здесь воспоминание тесно переплетается с представлением, поскольку вы должны не просто вспоминать эту букву, но и представлять ее еще максимально четко видимой.

Откройте, спустя некоторое время, глаза и бросьте взгляд на букву прямо под той буквой, которую вы только что вспоминали. Вы должны увидеть ее более четко.

Если пальминг прошел успешно, то вам, возможно, удастся прочитать и всю строчку ниже той, на которой вам пришлось остановиться.

Посмотрите на последнюю букву, которую вам удалось увидеть на этой строке, закройте глаза и повторите всю процедуру еще раз.

Иногда за время тренировки удается прочитать на несколько строк больше, чем удалось сделать при первом подходе. Причиной неудачи, когда не удается прочитать следующую строчку, может быть, вероятнее всего, плохо исполненный пальминг.

 

УПРАЖНЕНИЕ НА ВОСПОМИНАНИЕ ПЕЧАТНЫХ ЗНАКОВ

 

В качестве одного из лучших упражнений для улучшения зрения Бэйтс рекомендует упражнение на воспоминание маленьких черных букв, цифр и других печатных знаков.

При этом необходимо посмотреть на какую-нибудь большую букву в верхней части проверочной таблицы, а затем мысленно представить букву поменьше и более черного цвета, чем та, на которую вы только что смотрели.





 

Если это удается, то большая буква и буквы более мелкого размера на нижних строках будут видны лучше.

Большинству людей удается при достаточно хорошем качестве воспоминания или мысленного представления излечиться только с их помощью.

Делается это чередованием закрывания глаз на минуту или дольше, в течение которой вспоминается какая-нибудь буква, с их открыванием и вспоминанием той же самой буквы в течение доли секунды.

После того, как пациент научится в благоприятных условиях представлять мысленные изображения букв при открытых глазах столь же хорошо как и при закрытых, его способность хорошо видеть будет сохраняться ощутимый промежуток времени.

 

УПРАЖНЕНИЕ 4

 

Повесьте проверочную таблицу на хорошем освещении и читайте ее всерху вниз.

Однако, вместо того, чтобы фиксироввать свой взор на черных линиях, образующих буквы, бросайте легкие взгляды на их белые части, не покрытые краской.

Время от времени закрывайте на минутку глаза и вспоминайте любые объекты белого цвета: белый снег, белую краску, белые облака в небе и т.д.

Это даст возможность человеку видеть непокрытые краской части букв белее, чем поля проверочной таблицы, а поскольку белизна белых частей букв возрастает, то соответственно увеличивается и их чернота. Как следствие, буквы становятся более четко видимыми.

 

УПРАЖНЕНИЕ 5

 

Возьмите кусок черного вельвета и положите его на подуечку, которую вы используете в качестве подкладки под локти во время пальминга.

Посмотрите в течение секунды на вельвет и сразу же закройте глаза приблизительно на полминуты.

Повторяйте это до тех пор, пока вы не обнаружите, что удается вспоминать черное в течение достаточно долгого времени. Обычно на это требуется 10-20 повторений.

Вместо попыток добиться воспоминания черных объектов с помощью вспомогательных упражнений вы можете обратиться к воспоминанию приятных сцен, пейзажей и т.д. Если воспоминание осуществляется в истинном свете, в соответствии с реальностью, то человек во время пальминга видит перед собой идеально черное поле.

Вспоминать можно также любимые оттенки цветов. У каждого человека есть цвета, которые ему приятны и которые способствуют его расслаблению. Но у каждого человека есть цвета, которые ему неприятны и которые вызывают у него раздражение. Раздражение это уже напряжение, а напряжение это ухудшение зрения.

Психологами было замечено расслабляющее воздействие зеленого цвета на человека. Обычно вспомининие зеленых объектов, вне зависимости от оттенка их окраски, оказывает расслабляющее воздействие на психику и глаза.

Обратим ваше внимание также на следующее открытие, сделанное психологами. Было обнаружено, что воспоминание узких, стесненных мест (или их мысленное представление), как правило, оказывает активизирующее, возбуждающее, мобилизующее воздействие на человека. В то же время воспоминание широких, открытых пространств оказывает успокаивающее воздействие на людей.

Поэтому с целью углубления состояния расслабления вам в упражнениях на воспоминание следует в качестве его объектов выбирать пейзажи, ландшафты, морское побережье и т.п. места, где ощущается простор.

Во время пальминга можно не только мысленно представлять или воспоминать какие-либо образы, но и внимательно прислушиваться к какому-либо из ощущений своих органов чувств.

»Когда психика, — пишет Бэйтс, — способна идеально вспомнить какое-нибудь из проявлений органов чувств, она всегда идеально расслабляется.

При этом, когда глаза открыты, зрение нормально, а когда они закрыты и прикрыты ладонями, чтобы полностью исключить свет, видно совершенно черное поле, т.е. совсем ничего не видно.

Если вы сможете четко вспомнить тиканье часов, какой-нибудь запах или вкус, ваша психика придет в идеальное состояние покоя. Тогда, если вы закроете глаза и прикроете их ладонями, вы увидете абсолютную черноту.

Если ваша память на чувство осязания может сравниться с реальностью, вы не увидите ничего другого, кроме черноты (если полностью исключите при этом свет). То же произошло бы, если бы вы четко вспомнили какой-нибудь музыкальный такт".

Как определить, расслаблены мы сейчас или же напрягаемся? Что может служить объективным индикатором этого?

В качестве средства определения истинного состояния психики Бэйтс предлагает использовать воспоминание маленькой черной площади, например, точки размером с ту, что стоит в конце этого предложения. Определив свою способность вспоминать эту точку, человек сразу понимает, напрягается он или нет.

Если он напрягается, он начинает искать, чем же вызвано это напряжение. При устранении причины напряжения удается вспомнить черную точку.

Постоянную практику воспоминания черной точки Бэйтс рекомендует возвести практически в ранг привычки. Он пишет:

«Какой бы метод улучшения зрения человек не применял, ему рекомендуется постоянно при этом вспоминать какую-нибудь маленькую площадь черного цвета, например, точку, чтобы он мог опознать и устранить условия, создающие напряжение.

 

В некоторых случаях люди за очень короткое время излечивались одним только этим методом. Одним из его преимуществ является, то, что он не требует проверочной таблицы. Человек в любое время дня и ночи, что бы он ни делал, всегда может найти условия, благоприятные для идеального воспоминания точки».

 

Когда зрение улучшается воспоминанием точки, человек, открыв глаза, начинает различать детали рассматриваемого объекта, и это настолько его захватывает, что он теряет воспоминание точки. Иногда воспоминание точки теряется еще до того, как человек успеет осознать свое улучшившееся зрение.

Таким образом, перед вами будет стоять довольно трудная, но разрешимая дилемма: сохранять воспоминание черной точки во время видения объектов открытыми глазами.

Для этого надо начать с простейших этапов воспоминания во время пальминга, воспоминания с просто закрытыми глазами, а потом уже воспоминание с открытыми глазами.

Меняться должны и условия исполнения упражнения от благоприятных (тишина, отсутствие посторонних людей и т.п.) до неблагоприятных (наличие людей в помещении, тусклый свет и т.д.).опубликовано

 

Материалы носят ознакомительный характер. Помните, самолечение опасно для жизни, за консультацией по поводу применения любых лекарственных препаратов и методов лечения обращайтесь к врачу.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.prodenas.ru/go.php?name=nm&nam=index-1035

Обесценивание: перестаньте себя разрушать!

Поделиться



Способность обесценивать что-либо — себя, других, свои и чужие действия, результаты, достижения — это такая психологическая защита, которой мы пользуемся, чтобы остановить внутри разные сложные переживания, с которыми можем сталкиваться.

В общем, любая психологическая защита призвана прекратить какое-то актуальное переживание, поскольку психика расценивает его как причиняющее вред ее целостности.

Обесценивание защищает нас часто от мнимых опасных состояний и чувств, которые когда-то, в детстве и правда были сложно выносимы. Сейчас это может быть совсем не так, но психика работает по-старому.





Как мы учимся себя обесценивать

 

Конечно, нас этому учат. Родители, авторитетные родственники, учителя. Все те люди, которые там и тогда казались нам знающими, правыми, сильными. В общем, мы им верили, потому что кому-то надо было верить, необходимо было обрести какую-то систему координат для жизни.

Так уж получается, что авторитетных людей мы в детстве не выбираем — они как-то сами подбираются. Вот досталась такая мама и такой папа — придется им верить.

И вот часто достается такая обесценивающая мама или такой обесценивающий папа. Которые говорят, мол «нечего тебе нос задирать», «тоже мне достижение, пятерку получил», «а у Зои Петровны дочка так прекрасно вяжет, а ты что намудрила?»… Еще, бывает, говорят: «у тебя не получится стать врачом, ты у нас девочка не очень умная» или «ты у нас мальчик слабенький, нечего тебе идти в авиацию».

И как же этому маленькому мальчику или этой девочке не поверить папе или маме, даже если это все очень грустно и обидно, придется принять как данность, потому что альтернативы просто нет — дети слишком малы, чтобы быть критичными к словам родителей... Психика еще к этому не созрела.

А бывает другая ситуация, когда вроде бы никто ничего такого не говорил, а все равно внутри ощущение, что я какой-то маленький, ничего не стоящий… «Ну, и что, что я танцую… все танцуют, и намного лучше меня! И поют лучше… И вообще, я такой никчемный. Да лучше б меня и не было на этом свете!». Такие мысли и ощущения говорят о том, что родители могли невербально, то есть бессловесно, транслировать детям такую обесценивающую позицию. Мол, ты — лишний, лучше б тебя и правда не было, мороки только… Ходит мама и думает: дочка-то не такая уже красавица родилась, как мама хотела, и не такая уж и умница… Обычная девочка, а сколько сил в нее приходится вкладывать. И переживает такая мама отвращение к собственному ребенку и злость, к примеру, или обиду. Но не признать, часто, не сказать об этом не может — как-то странно ведь будет звучать. Но только в ее автоматическом поведении, мимике и жестах, которые невозможно проконтролировать, и будет проявляться ее отношение. А ребенок будет это улавливать, четко считывать эту информацию и чувствовать себя пристыженным, обиженным, одиноким, ненужным.

Часто клиенты на консультации психолога говорят: мол, ничего мне такого не говорили, что я чего-то недостоин, и мама всегда приветлива была, и папа нормальный, а вот чувствую я себя, почему-то маленьким, неценным, лишним...

Потому что есть вербальный способ коммуникации — словами, а есть невербальный — жесты, мимика, поведение. И ничего, по сути, не скроешь от собственных детей.

Постепенно, когда мы взрослеем, происходит присвоение родительских установок и родительского отношения к нам.Мы сами себе становимся вот такими родителями, какие у нас были. Если обесценивали нас, то такими же обесценивающими мы становимся по отношению к себе.

 

Как работает обесценивание во взрослой жизни

 

Я уже говорила, что обесценивание является защитным механизмом психики от непереносимых чувств. Когда-то эти чувства испытывали родители рядом с нами. Им было, к примеру, стыдно за нас — когда мы корявенько так рассказывали этот стишок или неуклюже так пытались изобразить этот танец. Им было стыдно перед другими родственниками, пришедшими посмотреть, и родители пытались заглушить этот стыд: «ну, все, Дашенька, не будет из тебя певицы, нечего этим заниматься». «Петенька, зачем тебе это нужно, слезь с табуреточки».

Или зависть, например, была непереносима. А дочка-то какая красавица выросла, не такая, как я была в молодости! И кудри золотистые, и тонкий стан. Хм… Ну и что из этого? Ничего в этом такого нет, обычная себе, как все. И говорит мама: «Ты как все, обычная». Или «Вон, у Людки пятый размер, а тебе такое декольте не идет, сними это платье!».





Эта вся внешняя картина, если мы в ней росли, становится нашей внутренней. И теперь эта выросшая девушка считает себя корявенько читающей стихи, неуклюже танцующей и обычной «серой мышкой». Хотя, ей могут говорить совсем иное, восхищаться ее декламационными способностями, отмечать ее красоту и уникальность. Но ей это все — хоть бы хны, она не верит! А кому верит-то?.. Конечно, той маме и тому папе — в прошлом.

Мы защищаемся от собственных чувств, которые нам кажутся непереносимыми, как когда-то их пытались остановить в себе наши родители. Мы не осознаем и не можем долго находиться в стыде, или в зависти, или в отвращении. Нам кажется, мы этого не вынесем, ведь наши родители не могли этого выносить там и тогда.

 

Как перестать обесценивать

 

То, что я описала, во взрослом возрасте работает бессознательно и в автоматическом режиме. Обесценивание просто срабатывает как какой-то клапан и «бац» — мы уже в неприятном для нас состоянии, ничего не хотим, никуда не стремимся, и места себе найти не можем. Нет нас и все. И ценности в нас никакой тоже нет.

В процессе терапии можно постепенно размотать этот клубок бессознательных процессов, сделать их очевидными, попробовать посмотреть на них уже взрослыми глазами, возможно, перепроверив, не устарели ли, случайно, эти автоматизмы?





Действительно ли я ничего не стОю?

Действительно ли я — никчемный человек?

А, может, я столько всего интересного и полезного могу?

Ведь это я придумала эту программу, которой успешно пользуются люди, ведь это я написала ту книгу, которую с удовольствием читают. Это со мной дружат те и те люди, доверяя мне свое время, свои мысли, чувства и эмоции и внимательно относясь ко мне. Это я так очаровательно пишу картины и так искренне люблю вон того мужчину (ту женщину) и у нас такие прекрасные и талантливые дети!

Это все будет невозможно, если вы, к примеру,запрещаете себе переживать радость и удовольствие от того, чего достигли. Если вы боитесь присвоить сегодняшние достижения, опасаясь в будущем не смочь «держать марку» и попасть тем самым в свой токсический стыд. Если вы привыкли все время сравнивать себя с кем-то, у кого обязательно найдется что-то лучшее. Если обесценивание себя настолько автоматически и повсеместно работает в вашей голове, что и сейчас, прочитав эти строки, вы думаете: «Ну, да, легко это все вот так написать, это все и так понятно! А попробуй сделать, измениться!».

А вот этим мы и занимаемся во время индивидуальной или групповой психотерапии - небыстро, постепенно, но с гарантией: то, что осознается и может быть прожито, ведь больше не управляет нами. опубликовано 

 

Автор: Елена Митина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: elenamitina.com.ua/publications/ya-nikchemnyy-chelovek-obescenivanie-sebya.html

Сам себе мучитель

Поделиться



Если у вас проблемы в отношениях, не тратьте время на их постоянное выяснение. Ищите свой внутренний конфликт. Эта короткая дорога к изменениям.

Суть всех внешних конфликтов между людьми кроется, прежде всего, во внутренних противоречиях человека с самим собой. Не будь у меня внутри противоречия по какому-то вопросу, будь у меня по нему «штиль и благодать в душе», мне бы не нужно было разворачивать его во вне и делать достоянием отношений.

Это не значит, что нужно замолчать и перестать прояснять важные чувства, потребности, смыслы. Конечно, это важно.

Я говорю о тех конфликтах, когда тратится очень много времени на выяснение, люди «ходят по кругу», а воз, как говорится, и ныне там. То есть, ничего в корне не меняется.





Психологическое расщепление в промежуточной фазе развития

Внешние события во многом зависят о того, как мы организованы внутри. И отношение к нам окружающих, и «подбор» этих окружающих, и вообще все, что мы имеем и не имеем в жизни, зависит во многом от того, насколько мы целостны изнутри. Насколько интегрированы наши амбивалентности, насколько наша психика может одновременно вместить те смыслы, которые по факту исключают друг друга.

Конечно, это умение — ощущать и осознавать себя как целостный организм, принадлежит человеку со зрелой психикой. То есть психологически взрослой личности. У детей такого не получается, накаждом этапе развития ребенок познает свой спектр возможностей, и он ограничен.

Внутренние противоречия — это, по сути, то же расщепление. Когда что-то раздваивается на половинки, чтобы легче было это принять, понять, систематизировать. Ребенку в определенном возрасте легче понять, что такое хорошо, а что — плохо, расщепляя мир на хороший и плохой, и особенности мира, людей — также раскладывая на эти две категории. Так хоть как-то можно ориентироваться, чтобы обеспечить себе безопасность и успокоение. Но если для ребенка этого достаточно, потому что рядом есть взрослый, с более сложной психической организацией, то для самого взрослого такого мировосприятия будет мало.

Чем более расщеплена психика, тем более сложно сделать свою жизнь качественной, получать от нее удовольствие. Все время нужно будет с кем-то или чем-то сражаться, все время чувствовать себя либо победителем, либо жертвой и нуждаться в защите.

Многие физически взрослые люди в душе остаются на определенных детских этапах развития. Конечно, это не значит, что они не приспособлены к обычной жизни, очень даже.

Ведь основная детская игра — это манипуляции взрослыми, и многие взрослые могут всю жизнь именно таким образом выживать, манипулируя окружением.

Но любая манипуляция — это очень искривленный контакт с другим человеком. По сути, это не-контакт. Ведь манипуляция призвана обойти волю и сознание другого.

Так вот, такие люди могут быть приспособлены — иметь работу, семью, налаженные социальные связи. Все атрибуты взрослого и социально успешного человека. Но в душе могут чувствовать себя совсем по-другому — испытывать страдания, не находя им причин.

Проявления внутреннего конфликта в отношениях

Когда в душе слишком много нерешенных противоречий, которые по большей мере не осознаются, а лишь проявляются определенными состояниями или чувствами, желанием что-то срочно сделать или сказать. Например, в какой-то момент можно переживать сильный физический дискомфорт или чувства — вины, стыда, обиды. Или желание спорить, доказать свою точку зрения. Или сделать что-то назло кому-то, бороться с кем-то, доказывать.

Примером есть пресловутая игра в «да, но...». Когда человек разворачивает какую-то свою проблему другим, и ему начинают давать какие-то рекомендации, часто, кстати, очень уместные, но он на все это отвечает: «да, это хорошо, но...». И дальше следует объяснение, почему «но».И всегда есть эта причина. Мозг ее сгенерирует за доли секунд.

А на самом деле игре в «да, но» предшествует глубоко неосознанный и, тем более, не проговоренный внутренний конфликт. И конфликт этот в одной голове одного человека. И общается он сам с собою. Потому что в этой голове расщепление: есть одна часть, которая говорит: «Надо делать так!». И есть другая часть, которая говорит: «Нет, — вот так!». И разрывает бедную голову на две половины ежесекундно.





Откуда берутся внутренние конфликты

Конечно, они сначала были внешними, как все, что впоследствии стало нашей психической реальностью. Они были чьими-то голосами, поступками и действиями. А может быть, даже пожиманиями плечами и ухмылками. И эти все проявления окружающих и были в противоречии между собой. Вот, та же мама или тот же папа могли говорить, что нужно делиться всегда с друзьями, а когда их сын приходил со школы без тетрадки по алгебре, в которой нужно было делать домашнее задание, и которой он «поделился» с другом — мальчика, конечно, ругали. «Чего разбазариваешь свои вещи!» — говорили.

Вот, редко, к сожалению, родители объясняют нюансы, последствия — что будет, если сделать так, что будет, если эдак… В такой ситуации или в такой. Обычно на это времени не хватает, и воспитание ограничивается короткими емкими фразами. И что в итоге имеем? Два послания: «всегда делиться» и «никогда не давать», к примеру. И вот как с этим жить? Что и когда применять? В каких случаях? Не понятно. Вот психика и выкручивается как-то — все время находясь в конфликте с собой. И тратится на это зачастую очень много энергии и сил.





Как внутренний конфликт становится внешним

Человек с неосознаваемым внутренним расщеплением вынужден его помещать в общение с другими людьми. Ну, вот, к примеру. Обманул один человек другого, украл деньги. А потом, когда выяснилось, начал валить на него вину: мол, это ты меня довел, я был вынужден их взять! Из-за чего это происходит? Внутри укравшего борются две части: та, которая, считает, что ему нужны деньги и их легко достать известным способом, и та — которая считает, что воровать — это плохо, стыдно.

Но в отношениях он одну из сторон проецирует на оппонента. А себе оставляет другую, и тогда как-то легче — защищать лишь одну точку зрения, а не сразу две внутри себя.

Или, например, часто бывает: мужчина женат, но желает другую женщину. И, к примеру, желать ее не разрешают внутренние установки. Но когда он все-же разрешает себе реализовать свое желание в какой-то собою же осуждаемой форме, то чтобы как-то избавиться от «букета» сложновыносимых чувств — вины, стыда и т.д., он старается ответственность за содеянное возложить на объект его желания: мол, это все ты короткую юбку надевала, вот я и нестерпел! Тогда один внутренний оппонент проецируется в эту женщину (который, например, говорит: «живи в удовольствие»), а другой оппонент остается себе — «нельзя изменять жене», к примеру.

И так можно разобрать многие конфликты и недопонимания.





Как работать с внутренними конфликтами

Все бы ничего, но наши противоречия мешают строить отношения с окружающими. Сценарии таких отношений — либо разрыв или дистанция (отстранение), либо — вечная борьба, обиды, боль (по кругу).

Поэтому, главной работой является обнаруживать, осознавать и интегрировать расщепленные элементы. То есть, доделывать ту работу, на которую когда-то у родителей или учителей или тех, кто нас растил, не хватило времени или умений. А мы знаем, что 100% на все времени и умений никогда не хватит и что-то точно остается на «собственную доработку».

Алгоритм работы такой: необходимо все противоречия развернуть и «доиграть» себе. То есть, уже со зрелым интеллектом, взрослым взглядом отнестись к тем простым установкам, которые являются присвоенными. Поразмышлять более подробно на все «конфликтующие темы».

Что же есть на самом деле для меня «хорошо» и когда, где и как. И что есть для меня «плохо» — когда, где и как. Это достаточно емкая и трудная работа.

Часто для этого необходим обученный специалист, психолог или психотерапевт, который поможет обнаружить и развернуть внутреннее расщепление. Поможет «договориться» его частям. Когда противоречие перестает отыгрываться внутри, человек, обычно, переживает спокойствие и уверенность, ему более не нужно выкручиваться и что-то скрывать от самого себя и других. Ему понятно и спокойно. Он принимает и свое несовершенство, и несовершенство мира, где, по сути, все противоречиво и царит хаос. Он — как серфингист —  лишь «ловит волну».опубликовано 

 

Автор: Елена Митина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: elenamitina.com.ua/publications/sam-sebe-muchitel.html

ЛЮБОЙ симптом — то, что вы НЕ хотите видеть, слышать и замечать!

Поделиться



Послание симптома 

Есть такое понятие — как «послание симптома». Где «симптомом» мы можем считать что угодно. Физические недомогания, эмоциональные проблемы, события, ситуации, отношения с некоторыми людьми… — и правда, что угодно. Специально для эконет.ру психолог и коуч Сергей Мучкин поделился своим виденьем, как через симптомы можно выявить суть проблемы.

И я считаю, что ЛЮБОЙ симптом — это всего лишь Указатель.


Указатель на то, что человек всеми силами не хочет видеть, слышать и замечать. И всеми силами — вытесняет из сознания.





Знаете — как сигнальная лампочка на панели управления (может быть — автомобиля, а может — и ядерного реактора). 
Которая пытается сообщить о чем-то. О чем-то очень важном.

И про причины этого «вытеснения» — я тоже неоднократно писал. Потому что когда-то — это стало больно.
 Опасно. Дискомфортно.

И с тех пор — это было спрятано куда подальше, и прикасаться к этому совершенно не хочется. (Собственно — именно подобный раскол и вытеснение я и называю «травмой»).

Но… наша психика так устроена, что вытеснить нельзя ничего и никого. И оно — найдёт как вернуться.

Через телесный симптом, через других людей, через определённые события и обстоятельства — и чувства, переживания, которые эти события вызывают.

И, в этом смысле — «ВСЕ — симптом».

И, получается, что любой симптом — это всего лишь ГОЛОС. Голос какой-то части нашей личности — которую мы отвергли и забыли...

Способ этой части — достучаться до нас, сообщить о себе и о своём желании ВЕРНУТЬСЯ.

И «прикоснуться к симптому» (если мы хотим, что бы он «ушёл») — это позволить этой части «высказаться». А себе — позволить «услышать» то, что она хочет сказать.

К сожалению — одновременно это означает — прикоснуться ко всей той боли, из-за которой эта часть была когда-то отвергнута.

Только тогда эта наша часть, эта наша сторона личности — увидев и почувствовав что её принимают и больше не отвергают — может перестать «давать знать» о себе — с помощью симптома.

Потому что контакт с ней внутри — восстановлен.

Это и означает — не просто «лампочку выключить», но разобраться, исцелить то — на что она указывала.

Я решил вчера с одним своим симптомом поработать. Физическим. Ибо достал.
 И игнорировать его — уже никаких сил и терпения не хватает. А может — просто его время пришло. (Тут ведь тоже — не все и не всегда решается «волевым усилием». К некоторым процессам надо прийти, они должны «вызреть», в определённом смысле...)

Ну в общем, пришло...

Хотя и тут, прежде чем начать — я часа 2 ходил вокруг, да около. Сопротивление, однако... А когда все таки начал...

В моей жизни было много не самых приятных переживаний, но «пиковых», таких, когда думаешь, что не выдержишь — всего несколько.

И лишь пару раз — в подобной работе. И это был один из таких случаев.

Это было настолько невыносимо и эмоционально больно — что сложно даже описать.

В какой-то момент — я реально почувствовал — как на меня опускается многотонная глыба. Как пресс.
 И деться некуда.

Почему-то в этот момент я подумал о людях, которых вот так же вот сжимало заживо.

И ты уже думаешь не о несправедливости подобного конца — а согласен практически на что угодно — лишь бы это побыстрее закончилось.





Лишь бы это — ХОТЬ КОГДА-НИБУДЬ закончилось!

К счастью, объективно это продолжалось не так долго, минут 15-20.

А потом, постепенно, что-то произошло.

И ТО, что проявляло себя симптомом — стало очень близким и дорогим.

И с этим — возникла (или, что скорее всего) — просто вновь ВОССТАНОВИЛАСЬ связь.

А это — наверное, одно из самых приятных чувств на свете.

И тогда — «симптом» стал больше не нужен. И смог уйти.

А эта связь — осталась.

Я не знаю до конца, про что это было.
 Есть, конечно, гипотезы...- про процесс родов, про связь с мамой… но, вряд ли важно это объяснять.
 Или «понимать».

Гораздо важнее — что это произошло. Смогло произойти.

А что касается моего «физического симптома» — посмотрим… Тут какое-то время должно пройти. 
Не все — сразу.

Очень важно отметить, что подобная работа — не отменяет и не заменяет необходимую медицинскую помощь в случае работы с физическими симптомами или недомоганиями.

 

Автор: Мучкин Сергей, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Мучкин Сергей

Психолог Андрей Метельский: Превратились в зомби-потребителей и весьма этим довольны

Поделиться



Андрей Метельский — врач-педиатр, подростковый психотерапевт, гештальт-тренер, сертифицированный тренер центра INTC. Общая психотерапевтическая практика — 20 лет.

 

Закончились новогодние праздники, и многие из нас с искренним удивлением обнаружили, что остались с пустыми карманами. Почему так произошло? Ведь вроде бы за несколько месяцев начали откладывать деньги на праздники, была приличная «подушка безопасности», на которую в непраздничное время вполне можно было бы протянуть еще пару месяцев… Вы можете расслабиться: ничего удивительного, шокирующего, сверхнеобычного не случилось. Просто вы безвольный шопоголик, такой же как и 95% населения страны.





Сам по себе термин «шопоголик» начинает постепенно исчезать, потому что безмерное, необдуманное, хаотичное потребление, которое он обрисовывает, становится нормой, как и многие другие настораживающие вещи. Можно вполне ясно вспомнить, что еще двадцать лет назад человек, проводивший в магазинах часы, бесцельно шляющийся по торговым залам, становился предметом насмешек. Его считали нездоровым, неспособным жить нормальной, наполненной реальными событиями жизнью. Точно так же не могли вызвать уважения «специалисты», навязчиво втюхивающие тебе самыми отвратительными способами тот или иной товар.

Сегодня в торговые центры ходят всей семьей — отдыхать. Не в театр, не в парк, не в кино! Люди, не замечая этого, целенаправленно идут в магазин за хлебом, а от кассы отходят с пакетами, забитыми совершенно ненужной дребеденью. И очень часто, если вы на месте спросите их о мотивах этих покупок, они не смогут ничего внятно объяснить, более того, многие даже не вспомнят, как принимали решение положить тот или иной продукт в корзину.

Мы смеемся над идиотской рекламой в телевизоре, на билбордах и в интернете, мы думаем, что она рассчитана на простаков, но при этом не замечаем, что сами становимся ее жертвами ежедневно. Люди, разрабатывающие сложнейшие схемы «втюхивания», теперь высокооплачиваемые и уважаемые специалисты. Общество незаметно, но верно сдает позиции и дает все больше простора для бесстыдных манипуляций. Мы уже не возмущаемся, что самые важные вещи написаны маленьким шрифтом в конце договора или в наклейке на товаре. Мы с радостью участвуем в акциях и распродажах, даже не задумываясь, что собой представляют «льготные» цены и чем они отличаются от тех, что были раньше.

И если еще пару лет назад для того, чтобы красиво «развести» покупателя на продажу, приходилось проявить смекалку и фантазию, то теперь наш уровень толерантности к насилию над собственной силой воли вырос настолько, что наглость продавцов поражает. Вас и вашего ребенка могут подписать на эротическую рассылку, уведомив об этом через SMS. Избавиться от этой дряни можно наверняка, только потратив свое время и отправившись с паспортом в офис телефонного провайдера. И всех это устраивает!

Кто-нибудь задумался, почему при выросшем в десятки раз количестве магазинов (в общем объеме торговых площадей, думаю, в сотни раз!) мы продолжаем ныть, что мест для покупок мало? Мы стали во сто крат богаче? У нас в разы увеличились желудки? Наши потребности в комфорте претерпели удивительные изменения? Конечно, нет. Нами просто умело манипулируют. Нас целенаправленно заражают бациллой «шопоголии». Но ведь если разобраться, это такая же зависимость, как наркомания, игромания и прочие «мании» и «голии». Есть одно лишь отличие: эта социально приемлемая зависимость, которая поддерживается обществом в целом.

Особенно уязвима наша психика стала после того, как бóльшая часть денег перестала быть осязаемой и превратилась в набор единиц и ноликов на счетах банков. Человеку сложно осознать материальную ценность цифр, кочующих из одного виртуального кошелька в другой. Наличные деньги «таяли в руках». Идя в магазин за хлебом, мы брали железный или бумажный рубль, потому как понимали, что больше нам не надо. Сейчас в одночасье «сливаем» все, что есть на карточке, да еще и влезаем в овердрафт. После берем «быстрый кредит только по паспорту», оформляем рассрочку на телефон, берем машину в лизинг… Мы хотим побыстрее перевести цифры на счетах в нечто материальное, ведь только в этом случае получаем осознанное подтверждение того, что мы что-то заработали.

Дальше будет только больше! Компания Amazon уже анонсировала открытие продуктового магазина без очередей, кассиров и денег. Удобно? Бесспорно. Но многие ли готовы к тому, что можно прийти в магазин и свободно взять все, что душе угодно?

В интернете ходят слухи о том, что на продвижение гигиенических прокладок человечество потратило денег больше, чем на освоение космоса. И вы знаете, я склонен этому верить. Безумные деньги перетекают туда и обратно из миллионов маленьких карманов «трудящихся» в одиночные большие карманы корпораций. Но с каждым разом в миллионах маленьких общая сумма чуть уменьшается, а в больших — немного прирастает. Остановить этот процесс сможет лишь глобальный финансовый кризис, после которого придется все начинать с нуля, или большая война. Вряд ли кто-то согласится на любой из этих вариантов, а третьего, увы, не дано.

Вы спросите меня: «Что же делать?», «Как избавиться от пагубной страсти?», «Как себя защитить?». Боюсь, ответ вас разочарует: я уверен, что 95% из нас так и останутся «растениями», если не сказать хуже. Цветы хотя бы поворачиваются «лицом» к солнцу, а мы и этого не станем делать, если только реклама на том не настоит. Оставшиеся 5% просто имеют стойкое желание не поддаваться на манипуляции. Они готовы выйти из убаюкивающей зоны комфорта массового сознания и, как следствие, осознать и принять себя одинокими. А это — самая страшная фобия современного общества. Осознав, что каждый из нас не «как все», мы посмотрим на задействованные «инструменты влияния маркетинга» со здоровой долей иронии и наконец освободимся.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: people.onliner.by/opinions/2017/01/04/mnenie-602

Тщеславие — возвеличенная низость

Поделиться



Сегодня рассмотрим тему унижения через призму гордыни и тщеславия. Как говорит толковый словарь, тщеславие – это потребность в доказательствах собственного превосходства над другими людьми. С одной стороны, это – признак болезненного самолюбия. С другой стороны, желание быть лучше других – превосходная, а порой и единственная мотивация для саморазвития. Возможно, с этим инструментом эволюции природа слегка перестаралась. 

Соревновательный дух и самоутверждение как мотивация отлично работают, если не доходят до откровенного унижения и тирании. Стараться быть лучше других, играя по правилам и развивая личные навыки – это вполне здоровая мотивация.





Возможно, все дело в том, что природа поощряет человеческое развитие, награждая успешных в этом деле людей чувством удовлетворения. А человек – существо хитрое – научился обманывать самого себя, и переживать удовлетворение от псевдоразвития.

Это – самообман, в котором, чтобы «держать марку», не надо расти самому, достаточно всего лишь унижать других людей. Чтобы оставаться на уровне – куда проще опускать окружающих, нежели реально продвигаться в собственной эволюции. Но суррогат «развития» путем принижения других людей – это фейк, имитация развития, мертвый муляж, который на деле является скорей деградацией.

Тщеславие ничтожества

Тщеславие – это способ обмануть себя, получив удовлетворение от иллюзии собственного величия. На запущенных стадиях тщеславие перерастает в звездную болезнь и далее в манию величия – самодовольную паранойю, с которой человеку на пустом месте мерещится собственное могущество, красота и гениальность. Все это – обратная сторона унижения. Тщеславие – это возвеличенная низость.

Порой, когда мы просим о помощи, или когда нам эту помощь предлагают без нашей просьбы, мы можем переживать унижение, потому что в наших головах сидит штамп, что помощь требуется слабым, беспомощным, или неполноценным членам общества. Иной гордец не попросит о помощи, даже если от этого зависит чья-то жизнь.

Нас унижают не столько «короли», сколько люди равные нам, но в своем тщеславии, возомнившие себя королями. И если так происходит, значит, наше положение – ниже среднего, в нашу сторону можно плевать и выливать помои, пока мы это позволяем. В определенном смысле желание быть «выше» других – это и есть низость, которая пытается возвыситься за чужой счет.

Тщеславное ничтожество радуется чужой боли, становится «энергетическим» вампиром, который питается чужим страданием. Ничтожество выискивает больные места людей, чтобы почувствовать власть над ними. Отсюда растут ноги в том числе: у эгоизма, снобизма, честолюбия, гордыни, звездной болезни и чувства собственной важности. Надевая все эти напыщенные маски, мы бравируем перед собственным унижением внутри себя. Возвеличиваем себя до небес, втаптывая в грязь собственное подавленное ничтожество. Так мы создаем и поддерживаем внутренний психический раскол, в котором наше величие является обратной стороной нашей ничтожности.

Когда человек переживает унижение длительное время, он теряет самоуважение, а самооценка становится заниженной. Он закрывается от окружающих, прячет свою боль, защищаясь маской ложной личности, которая искусственно сконструирована, чтобы спрятать психическую травму. По мере нарастания внутреннего раскола, психика становится все менее устойчивой, и человек пребывает в непрерывном напряжении, потому что не может быть собой, не может раскрыть ни другим, ни даже самому себе свое нутро, изуродованное кровоточащей раной унижения.

С такой раной в душе человек болезненно воспринимает любую критику, случайно услышанный посторонний смех принимает на свой счет, как насмешку, и даже невинное замечание ему напоминает о подавленном унижении.

Сторонний критик при этом иногда воспринимается так, словно он раскусил униженного, выявил его тайну о психической ране в душе, залез под кожу, и, узнав слабое место, уколол в самый его эпицентр.

Все это – персональные галлюцинации раненой души. Именно поэтому психотерапевт, выслушивая клиента, в какой-то подходящий момент может задать вопрос о сходных случаях из прошлого. Быть может, в далеком детстве, когда ребенок был не в силах переварить унижение, это переживание было вытеснено в его бессознательное. А в бессознательном душевные раны не заживают, а продолжают кровоточить. Чтобы исцелиться, необходимо терпеливо раскрываться, устраняя все ложные личины, смотреть в лицо собственным страхам.

Неудивительно, что даже невинная критика может вызывать в раненой душе ненависть. Униженный и тщеславный человек падок на лесть, и крайне зависим от мнения окружающих, чем окружающие иногда сознательно, или бессознательно пользуются. Некогда униженный человек часто перестраховывается, защищаясь даже там, где нападением и не пахло, от чего кажется безосновательно резким и агрессивным.

Чем более запущенная «ситуация», тем сильней человек напряжен, тем сложней ему общаться с другими людьми,  тем более одиноким, порой, человек себя чувствует. В такой ситуации роль психолога может оказаться незаменимой. Страдающему человеку необходимо, чтобы его просто выслушали, позволили быть собой, приняли без всяких оценок, чутко и с уважением к его сущности.





Любовь тщеславного ничтожества

Влюбленность с такой раной в душе может стать крайне болезненным опытом, наполненным каскадом труднопреодолимых иллюзий. Болезненное самолюбие проецирует на возлюбленного радость возможного приятия израненной души. На расставание, или невозможность быть в обществе возлюбленного проецируется душевная рана. Иными словами человек, живущий с раной подавленного унижения, склонен приписывать боль от этой раны разлуке с объектом своей «любви». По этой теме на progressman.ru имеется ряд статей под тегом «привязанность».

На противоположном полюсе болезненной психике удобно приписывать внутреннее самовозвеличивание «победам» на любовном фронте. Такой человек в отношениях не столько строит отношения, сколько самоутверждается, пытается доказать себе очередной победой, что он – не жалкое ничтожество. И если этому самоутверждению сопротивляются, «любовь» внезапно обращается в ненависть.

За что мы ненавидим возлюбленного? Он не стал тешить наше самолюбие, не стал возвеличивать нашу персону, показал, что мы недостойны такого отношения, и поэтому наше тщеславное величество впадает в другую крайность – унижение. К любви примешивается ненависть, потому что отказ во взаимности растаптывает гордыню, которая на деле была всего лишь прикрытием для собственного внутреннего ничтожества.

И кстати, чем сильней возлюбленный втоптал нашу гордыню в грязь, тем сильней мы его «любим»! Помните? Одна крайность поддерживает и укрепляет другую. Такая разновидность болезненной «любви» идет рука об руку с тщеславием, ненавистью и унижением.

Напомню, что речь идет вовсе не о какой-то реальной ничтожности, а всего лишь о его противоречивых чувствах и догадках на свой собственный счет. Все это мы делаем сами с собою. Так работают психические механизмы двойственности. Мы сами втаптываем себя в грязь, чтобы затем возвеличиться. От таких душевных «ран» в разной степени страдает большинство из нас.





Тщеславие цивилизации

Вся наша цивилизация держится на самоутверждении собственной никчемности. Вспомните свое детство. Нам всегда нравились герои, которые тешили свое самолюбие особенно искусно. Чем круче герой, тем виртуознее он возвеличивает свое эго: нерушимый терминатор, или могущественный Нео, побеждающий невротика Смита, Золушка, пробившаяся из низов общества прямиком к принцу, Барби, рожденная в богатстве и роскоши розового гламура.

Чего стоит одна сказка Пушкина о волшебном зеркале! Гордой царице лукавое зеркало внушило, что она «на свете всех милей». И вот, вокруг заниженной самооценки царицы завязалась целая заварушка! «Жестокую» правду о том, что молодая царевна красивее, болезненная психика царицы не смогла воспринять разумно, и чтобы удержать свой имидж на высоте, царица была готова пуститься «во все тяжкие». Перечислять можно бесконечно. В каждой истории найдется подходящий пример.

А величайшими мастерами в этом нелегком деле тщеславного самовозвеличивания мы становимся на духовном пути, когда, отрекаясь от гордыни, мы тешим именно ее – гордыню на все более изощренных и утонченных уровнях. Полагаю, и к этому стоит относиться со спокойным пониманием.





Тщеславие и унижение

Продолжительный опыт унижения не означает, что на личности можно поставить крест. Наоборот, преодолевая дисбаланс, мы обретаем мудрость и становимся сильней, чем могли стать без этого закаляющего опыта. Все психические «болезни» преодолимы. Наши слабости – просто те психические «мышцы», над которыми необходимо поработать в первую очередь, обращая слабость в силу.

Часто, когда мы видим, как критикуют других, то можем легко распознать субъективность критика.Но если критикуют нашу персону, то начинаем принимать критику всерьез. Происходит своеобразная «сцепка», когда галлюцинации критика как бы совпадают с галлюцинациями унижающегося.

Например, доминирующий босс отчитывает подчиненного, доходя до самодурства, возвышается над человеком, который от него зависит. А подчиненный, активно участвуя в «игре» не на равных, унижается, утверждаясь в позиции слабого менеджера младшего звена. Подчиненный воспринимает это как «объективную» реальность, «общее» пространство, в котором происходит этот единый процесс унижения и возвышения между двумя субъектами. Все это ощущается настолько реалистично, словно действительно является объективной реальностью. И ответная ненависть к боссу, также, кажется оправданной и уместной.

Однако вся эта ситуация происходит в голове подчиненного. Нет никакой «объективной» реальности, где босс в роли альфа-самца унижает подчиненного. Все это – субъективное восприятие, двойственные игры разума, которые большинство людей проигрывают ежедневно в своих головах.

Что реально происходит в голове босса – не имеет значения. Субъективные переживания босса не выходят за пределы его головы. Если босс прилюдно мастурбирует тешит свое самолюбие – это его «национальная» проблема. Подчиненный лишь слышит тембр голоса, видит мимику, и характеризует все это сообразно своему жизненному опыту. И если в его опыте есть психотравма унижения, она закономерно проецируется в новой сходной ситуации.

В психологии существует термин «классическое обусловливание», которым обозначают процесс выработки условного рефлекса. Возможно, Вы слышали анекдот про лабораторных обезьян?

 

Беседуют две обезьяны в клетке:
– Подруга, а что такое условный рефлекс?
– Ну, как бы это тебе объяснить… Вот видишь этот рычаг? Как только я его нажимаю, так вот этот человек в белом халате сразу подходит и дает мне кусочек сахара!


 

Условные рефлексы проявляются, когда, например, мы реагируем на нейтральную ситуацию конкретной эмоцией только потому, что эта она ассоциируется в нашей голове с другой ситуацией из прошлого, в которой мы уже проявляли именно эти эмоции.

То есть, когда подчиненный ненавидит Босса, возможно, на самом деле он ненавидит своего отца, или хулигана-одноклассника, который в прошлом подчинял нашего подчиненного, подавляя его психику. Возможно, замечания босса были невинными, но какие-то неуловимо схожие оттенки его действий пробудили подавленные чувства в подчиненном, и вызвали неадекватную реакцию.

Именно поэтому целесообразно поддерживать здоровую самооценку у ребенка, потому что детское сознание еще не в силах осознавать в полной мере иллюзорность психической двойственности. Травмы, нанесенные в раннем детстве подавляются в бессознательное, и могут преследовать личность всю жизнь.Ведь именно в детстве вырабатываются наши базовые представления о мире и обществе, которые поменять в будущем крайне сложно.

 

Унижать других — гораздо худший вид гордости, чем превозносить себя не по заслугам.
Франческо Петрарка


Гордыня — эхо былого унижения.
Степан Балакин


Не унижайся ни перед кем: не смотри ни на кого свысока!
Леонид С. Сухоруков


Если ты не унизил себя сам, ничто не в силах тебя унизить.
Ричард Юхт


 

 





Сознательное унижение

Иногда унижение выбирают сознательно по разным причинам. Для некоторых унижение – это своего рода психологический экстрим, который дает освобождающее ощущение раскованности, преодоления границ и свободы от страха.

Что-то схожее, с характерным приливом адреналина ощущают любители экстремальных видов спорта, например, во время прыжков с парашютом. Раскованность чувств дает ощущение, когда «море по колено».

В иных случаях некоторым людям нравится чувствовать себя подчиненной вещью, с которой хозяин сделает все, что захочет. Это, я полагаю, является искаженной потребностью в приятии и доверии, в чем-то аналогичного доверию ребенка по отношению к родителям.

Выше я уже говорил, что унижение является обратной стороной тщеславия. Возможно, люди, наделенные большой властью над другими (начальники, боссы и пр.), чтобы сгладить самооценку и разрядить напряжение, могут сознательно выбирать унижение.

В нашем обществе даже существует отдельная психосексуальная субкультура «БДСМ», которая основывается на унижении и господстве в сексуальных отношениях. Последователи «БДСМ» возбуждаются и разряжают эмоциональную напряженность, нарушая в своих ролевых играх социальные условности и табу.

Иногда унижаются, чтобы манипулировать тщеславием другого человека, которого своим унижением возвышают. Например, унижаясь, человек в роли слабого просто стремится снять с себя ответственность, чтобы оставить все сложные дела для «сильной» личности, падкой к лести и тщеславию. Унижающийся при этом, может считать себя умней, коль ему удалось своими «хитрыми» манипуляциями добиться желаемого. Или унижающийся просто хочет жалости, и жаждет вечно оставаться в зоне комфорта, где ему удобно быть беспомощным и слабым.

Нищие и попрошайки, также, играют на жалости к их унизительному положению. Говорят, некоторые из этих «нищих» зарабатывают унижением куда приличней своих благодетелей.

Иногда люди приходят к сознательному унижению, чтобы избежать наказания от господствующего авторитета. Если авторитет ведется на «игру», он также, в своей психике увеличивает раскол, раскачивая маятник тщеславия и унижения.

Еще один, достаточно редкий вариант сознательного унижения – с духовной целью усмирения гордыни и тщеславия. Но с такой целью человек не столько унижается, сколько учится проявлять смирение. И такое смирение, я считаю, не следует смешивать с унижением. Обыденное унижение – это всегда определенного рода самообман и неприятие происходящей ситуации. Смирение на духовном пути, напротив, связано с приятием происходящей жизни. Унижение отличается от смирения – так же, как невроз от святости.

 

Инерция

Понимание того, как действует наша психика, как мы привязываемся к маятнику унижения и тщеславия, помогает привлечь внимание к этим психическим механизмам. Но даже их сознательное понимание еще не гарантирует полного освобождения от этих переживаний. Могу судить по своему опыту.

Инерция – словно один из ключевых законов ума. Ум без привычек – это ум Будды. А если человек утверждает, что у него нет гордыни и чувства собственной важности, скорей всего, это значит, что гордыня у него развита столь сильно, что мешает человеку признать ее же наличие.

Выход из этой болезненной двойственности – самопознание, усердная систематическая осознанность, чуткость и внимательность к проявлениям собственной психики. Чтобы не включаться в эту игру, будьте честны с собою. Так ли важно, что руководит другими людьми? Что руководит Вами?

Если вы не играете в тщеславие и унижение, вас становится скучно унижать. Не получая желаемого результата, мелкий тиран перестает доставать своим болезненным самолюбием.

Если вы умеете смеяться над собой, никто не сможет посмеяться над вами. Человек унижается не когда кланяется, а когда ощущает унижение. Само переживание унижения – признак внутреннего раскола.

 



Михаил Лабковский: Полюбите себя в бездействии

О духовных и материальных долгах

 

Сильный – не тот, кто возвышается, а тот, у кого в этом более нет потребности. Вполне можно быть успешным и преуспевающим человеком, не становясь при этом тщеславным идиотом. Такие импульсы в себе стоит внимательно исследовать, чтобы те гасли на корню. Тщеславие – это лишь игра в силу и реальный внутренний раскол. Истинная сила – это наша здоровая психика, созидательная воля, наработанные способности и таланты.опубликовано 

 

© Игорь Саторин

 



Источник: progressman.ru/2011/08/vanity/