Девять книг, которые любого спасут от депрессии

Поделиться





Предлагаем почитать книги, от которых вы позабудете о всем плохом и погрузитесь в чтение с головой:

1. Братья Стругацкие — Понедельник начинается в субботу
Блистательная книга русских фантастов, ставшая бестселлером на многие годы. Молодой программист Александр Привалов, путешествующий на взятом напрокат автомобиле по Центральной России, и внезапно попадающий в странный провинциальный городок, где сталкивается со множеством странных и непонятных вещей, не объяснимых с точки зрения науки.

2. Джон Ирвинг — Правила виноделов
Роман классика американской литературы Джона Ирвинга — это современная сага о семье, живущей в нашем абсурдном и бессмысленном мире, члены которой пытаются, каждый по-своему, обрести гармонию и установить равновесие между вечным и преходящим.

3. Джером К. Джером — Трое в лодке, не считая собаки
Невероятная, остроумная, жизнеутверждающая история, рассказанная блистательным английским писателем-юмористом. Повесть о путешествии трех джентльменов по Темзе наполнена интереснейшими событиями, веселыми коллизиями и комическими ситуациями, из которых герои выходят, неизменно сохраняя чувство собственного достоинства.

4. Даунхэм Дженни — Пока я жива
Шестнадцатилетняя героиня этой книги только начинает жить, и ей так много хочется успеть. Поэтому она пишет список всех своих желаний и берется за дело. Не все в нем так невинно, как у ее сверстников. Но лишь потому, что она во многом на них не похожа. А еще потому, что ей нужно успеть все сейчас! «Пока я жива» — честный, смелый и невероятно жизнеутверждающий роман.

5. Дуглас Адамс — Автостопом по Галактике
Пестрая компания вольных странников колесит от звезды к звезде в поисках радости, покоя и коктейля «Пангалактический Грызлодер» — но неведомые силы по два раза на дню навязывают им разнообразные высокие миссии по спасению всего живого от разных мерзавцев и психопатов. То с саркастической усмешкой, то с меланхолической улыбкой Адамс размышляет о Смысле Жизни, Вселенной и Всего Остального.

6. Эрленд Лу — Наивно. Супер
Роман «Наивно. Супер» — самая известная его книга, написанная от лица тридцатилетнего героя, переживающего «кризис середины жизни», — переведен уже на дюжину языков и везде, в том числе и в России, встречен с восторгом. Эта обаятельная и иронично-сдержанная вещь сродни хорошей примитивной, «наивной» живописи — на первый взгляд просто и смешно, всмотришься — умно и трогательно, и детали, при общей кажущейся простоте, выписаны точно и мастерски.

7. Элизабет Гилберт — Есть, молиться, любить
К тридцати годам у Элизабет Гилберт было все, что может желать современная, образованная, амбициозная женщина, — муж, загородный дом, успешная карьера, но пережив развод, депрессию и очередную любовную неудачу, она понимает, что все ее прежние представления о себе были ошибочными.

Чтобы вновь обрести себя, Элизабет решается на радикальный шаг: продает все, чем владеет, расстается со всеми, кого любила, и отправляется в кругосветное путешествие. На целый год. В полном одиночестве…
ЕСТЬ, МОЛИТЬСЯ, ЛЮБИТЬ — это книга о том, как можно найти радость там, где не ждешь, и как не нужно искать счастье там, где его не будет. По определению.

8. Фэнни Флэг — Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Если приблизить этот томик к уху, то наверняка можно услышать чей-то смех, плач, разговоры, шум поезда, шорох листвы, звяканье вилок и ложек. Прислушайтесь к звукам, пробивающимся через обложку, и вы узнаете историю одного маленького американского городка, в котором, как и везде в мире, переплелись любовь и боль, страхи и надежды, дружба и ненависть. История эта будет рассказана с такой искренностью, что запомнится на долгие годы, и роман Фэнни Флэгг станет одной из самых любимых книг.

9. Рэй Бредбери — Лекарство от меланхолии
«Когда все потеряно, остается надежда», – утверждает герой одного из рассказов Рэя Брэдбери. И эти слова могли бы стать эпиграфом ко всему сборнику «Лекарство от меланхолии», на страницах которого всегда найдется место для грустных улыбок и добрых чудес

Автор: mirkrasoty.life

Жизнь, на удивление, — очень простая штука

Поделиться



Жизнь — очень простая штука. Но не в том смысле, что вы её можете раскусить, посчитать и положить за пазуху.

Жизнь — простая штука, потому что вам совсем не нужно стараться, чтобы жить.

К примеру вам не нужно дышать. Дыхание происходит само по себе.

Положив пищу в рот, вы её просто разжёвываете. А вот переваривать будете уже не вы. Вам не нужно заботиться о пищеварении, оно тоже происходит само-собой.





 

 

У вас нет необходимости чередовать фазы сна. Не нужно заботиться о регулировке температуры тела.

Даже с болезнями бороться не надо. Нужно просто побыть расслабленно и внимательно, пока тело само со всем справится. Просто спокойно полежать дня три или пять.

А если у вас нет времени (дней трёх или пяти), то как же вы так живёте и чем же вы себя напичкали (какими идеями), что у вас нет каких-то трёх дней на самих себя? Это хороший вопрос, над которым стоит задуматься.

Всё очень просто. Но не для человека. Потому что человек привык бороться.

Вы привыкли добиваться, горбатиться, стараться. Потому что кто-то очень давно вам сказал, что ничего не бывает “просто так”. Что за все нужно платить.

Этот кто-то, скорее всего, понятия не имел о чём говорит, но вы ему/ей зачем-то поверили. И с тех пор живёте и любые слова, которые вам кажутся мудрыми или авторитетными, принимаете на веру.





 

 

Рассуждать “плохо” это или “хорошо” — бессмысленно. Но тоже не для вас. Ведь вы привыкли везде и во всем искать смысл. Причины, следствия, некий, якобы скрытый от глаза и ума порядок.

И порядок этот определенно есть. Вот только анализу не подлежит. Ну не для того он существует, чтобы его раскладывать на составляющие.

А вам кажется, что именно для этого. Иначе для чего еще? Не для того же есть этот порядок, чтобы вам просто жилось легко и непринужденно. Неее, это фигня какая-то.

“Мироздание”, “цели”, “божественный замысел”, “подсознание”, “проработки”, “родовая карма”, “травма детства”, “депрессия”. Вот классные слова. Эпичные. Толком ничего не значащие, но красивые.

И вредные. Вредные потому что из-за этих слов, вы не можете допустить простую и очень неприятную для вас мысль. Мысль, что жизнь безо всяких особенных целей, стараний и заморочек о предназначении и вашем смысле, предоставила вам:

  • безвозмездно гигантскую площадку для игр – планету
  • управляемый, пилотируемый, настроенный тончайшим образом, наичувствительнейший комплекс – тело
  • наделила разумом (чтобы вы могли играться, что-то выбирать, что-то под себя подстраивать); 
  • да еще большие пальцы вам оттопырила от остальных, чтобы и вы что-то дельное творить учились.
 

Но нет – всё это как-то сомнительно, да? Жизнь же не такая. Она “правильная и разумная” только когда что-то по-вашему и “неверная, нуждающаяся в изменениях”, когда вы с ней не согласны.

Но нет, только не безразличная и одновременно заботливая. Это же нелогично. А нелогично — значит или неправильно или так и вовсе не бывает.

И, вообще, что это за жизнь такая, которая даже инструкцию к себе не приложила?! Не сказала, что да как делать и как быть?! А главное – зачем?!

И вот чем больше вы стараетесь разгадать загадку бытия, тем закрученнее она становится и тем дальше вы убегаете от ответа. Ответа, который мало кого устраивает и никому не нравится: никакой загадки нет и никогда не было. Есть тайна, которую никому постичь не суждено.

И этот простой, и может быть слегка тревожный факт — главная причина вашего беспокойства. Но и лекарство от беспокойства вы тоже ищете не там. А где искать я подскажу.





Вместо того, чтобы разгадывать загадки, которые никто не загадывал, и искать ответ на заведомо глупые и бессмысленные вопросы, вы должны учиться жить. Именно учиться.

Потому что вы этого не умеете. Умели бы — не вскипели бы сейчас от протеста, читая эти строки. И не возмутились бы, подлавливая “автора” в неточностях и неверном взгляде.

Вы должны учиться просто быть. Этому необходимо учиться. И не кому-то, а всем без исключения. Всем жителям этой планеты. Буквально всем.

Учиться жить без целей, без направлений, без желаний и вопросов. Учиться, потому что с наскока у вас это вряд ли получится. Но учиться не так, как вы привыкли — для галочки, на пятерочку, с экзаменами и дипломами. Нет, не так.

Вы никому ничего не должны. Жизнь ничего от вас не требует. Но всегда дает по необходимости.

Даже, если вам кажется, что этого мало или что-то вручили вам “не то”.

Жизнь ничему не учит вас специально. Не стоит спонтанные, не связанные между собой явления облекать в форму “урока” или “наказания”. Никто не жаждет вас ни наказывать, ни поучать. Никому это не нужно, тем более самой жизни. Вы всегда сами вершите свой суд. Вы сами себе и судья, и подсудимый, и присяжные с адвокатами.

Жизнь — одновременно очень сложная и очень простая штука. И шутка в том, что всё сложное существует ТОЛЬКО для того, чтобы вам было легко и просто.

Но вам почему-то кажется, что легко и просто — это неправильно. Что настоящее скрывается в анализе и декомпиляции сложного. Когда тяжело – вот тогда верно, тогда всё хорошо, правильно. А ещё лучше, когда невыносимо, правда? Ведь для вас удовольствие и ценность только там, где невыносимо тяжело, где до седьмого пота.

И вы ломитесь туда, в надежде найти ответы на какие-то свои вопросы. Ищете годами, но не находите ничего кроме истощения и злости. А всё почему? А потому что невнимательно читали предыдущий абзац. Ну не совсем его, но суть, которую встречали уже не раз, но пропускали мимо глаз и ушей. Ну ничего. Будет ещё три миллиарда полотен со словами. Проскочите и их, пока наконец не устанете, не задержитесь на мгновение и не останетесь совсем без слов и без протеста.

И, наконец, попробуете осмотреться вокруг и Пожить. Секунд десять. Вдох-выдох. Ну а затем — опять по делам...опубликовано    

 

Авторы: Токарский Анатолий, Василий Курышев

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/zhizn_prostaya_shtuka/

Депрессия «своими руками»

Поделиться



Депрессия как самонаказание

Часто, не мудрствуя лукаво, человек, оказавшийся на психологической консультации, заявляет: «У меня депрессия!». Так ли это – большой вопрос, но сейчас о другом. Допустим, так и есть, депрессия.





Возможно, кому-то покажутся интересными взгляды Уильяма Глассера, касающиеся вопроса депрессии. Они дают хорошие возможности для коррекции подобных состояний.

Как смотрит на депрессию Уильям Глассер?

Этот известный учёный считает, что человек, страдающий от депрессии, на самом деле, сам себя и «депрессирует». По мнению данного деятеля, люди ПОДСОЗНАТЕЛЬНО ПРЕДПОЧИТАЮТ предаваться унынию, страдать, быть несчастными и подавленными. О, каким странным это покажется, вероятно, многим людям людям, переживающим сейчас подобные состояния.

Как показывает практика, когда приходит понимание, звучащее примерно, как «то, что я создаю сам, я сам могу и изменить», сопровождающееся видением внутренних причин таких проблем, подчас появляется и вдохновляющая надежда, дающая достаточное количество сил, для того, чтобы «вытащить себя из болота».

Модель депрессии по Глассеру, конечно, у многих вызовет ассоциации с вторичными выгодами, о которых принято говорить в психологии традиционно.

Когда ребёнок ещё совсем маленький, он инстинктивно учится выживать среди других, получать желаемое, удовлетворять потребности доступными способами. Для этого он пытается влиять на близких, в определённых случаях осваивая и стратегии манипуляций. В качестве инструментов манипулирования окружающими выбираются плач, определённые выражения лица, улыбки и т.д.

Что дальше? Например, так: получив долгожданное внимание во время болезни, в следующий раз (но чаще после повторного получения нужного в ходе другой болезни и, соответственно, закрепления) кроха подсознательно может демонстрировать недомогание, чтобы обрести желаемое. А хорошо сыгранная роль нередко становится программой, вызывающей самые настоящие физиологические изменения. Так зачастую появляются хронические заболевания у детей. Ребёнок в этом случае – не зловредный, а подсознательно использующий доступные возможности – какие уж нашёл.

Так дети могут получать для себя ласку, внимание, родительскую заботу и т.д. Позже – допустим, шанс избежать необходимости идти в школу или другое учреждение, возможность выразить протест против чего-то и проч.

Когда человек физиологически становится взрослым, психологически, как мы знаем, – далеко не всегда. И нередко он подсознательно применяет детские стратегии выживания и удовлетворения потребностей, если не осознаёт второго дна подобного подхода, не хочет ничего менять или не учится целенаправленно стратегиям другим – более продуктивным и безопасным для себя. И тогда, например:

  • женщина, покинутая супругом, и не принимающая сей факт, подчас уходит в депрессию и будто бы говорит ему своим состоянием: «Посмотри, как мне плохо! Вернись!». Даже если он на другом континенте. Или другим: «Пожалейте меня!». Она в это время – во внутреннем ребёнке, она действует, как привыкла.
Или

  • оказавшийся без работы вполне взрослый мужчина переживает длительно состояние безысходности и ничего не делает, а его внутреннее дитя в это время ждёт спасения от кого-то со стороны. Мамочка всегда раньше приходила на помощь.
Или

  • трудоголик, не позволяющий себе полноценно отдохнуть, предпочитает депрессию, ведь тогда можно ничего не делать… О нет, он зачастую даже сокрушается из-за невозможности выйти на работу. Но подсознание то сильнее…
Думаю, у коллег есть масса подобных примеров.

Что же до выходов… Допустим так:

Женщине, будь она по-настоящему взрослой, следовало бы, наверное, принять, что теперь она одна, найти в этом хотя бы что-то позитивное, обрести устойчивость, научиться жить иначе, да и выводы сделать не помешало бы для потенциально возможного лучшего будущего. Следовало бы учиться Жить в условиях свободы.

Мужчине? Почему бы не насладиться, для начала, появившимся временем, а потом разработать тактику поиска другого места приложения профессиональных навыков? Почему бы ни направить усилия на поиски работы лучше предыдущей?

Трудоголику было бы здорово научиться чувствовать собственные естественные потребности,организовывать отдых, и действительно отдыхать, дав предварительно себе соответствующее разрешение.

Но, увы… Некоторым легче, проще и привычнее «депрессировать» себя. Ведь столь привлекающее внимание состояние объясняет другим и самому себе бездействие, вызывает жалость, а жалость зачастую привлекается людьми в качестве заменителя любви.

Кроме того, депрессия иногда представляет собой способ самонаказания. Или становится реализованным шансом спрятать поглубже гнев.

Как мы знаем, гнев – не самая одобряемая социумом реакция. То есть, для того, чтобы вогнать себя в депрессию, причин подчас долго не приходится искать.

В период детства уловки, о которых идёт речь, к сожалению, обоснованы. Они – инструменты приспособления к окружающим. Становясь взрослыми, люди получают много прав, свобод и возможностей, но во многих случаях оказываются в оковах прошлых моделей, как тот выросший из маленького слонёнка слон, что будучи уже огромным, по привычке послушно бредёт туда, куда его ведёт владелец, повинуясь малейшим посылам и даже не помышляя о чём-то другом.

Имеющее такой характер «депрессирование» себя саморазрушающе и, простите те, кто страдает от подобных состояний, инфантильным.





Восприятие мира у таких людей зачастую искажено. Как, собственно, и у других. Все мы смотрим на всё вокруг через собственные призмы. Но в ситуации «самодепрессирования» это настолько глобально, что лучше бы не терпеть. Самостоятельно обнаружить подобное трудно, особенно находясь в тотальности переживаний. В работе с психологом осуществить нужные преобразования легче. Хотя и не в первую минуту общения, конечно. И не по щелчку пальцев.

Кому-то трудно расстаться с убеждением о том, что мир несправедлив, а люди вокруг только и думают, что стараются причинить вред. Кому-то трудно принять и тот факт, что спасание утопающих – нередко дело самих утопающих. Или хотя бы смириться с тем, что что-то менять нужно, а для улучшения ситуации следует учиться думать иначе – не так, как раньше, а также решать и действовать.

Пребываете в тяжёлом эмоциональном состоянии? Так долго, что беспокоитесь об этом или о вас тревожатся родственники? Тогда вопросы для вас ниже. Кто знает, может, ответив на них, вы что-то для себя откроете.

Не «депрессирую» ли я себя?

Итак, вопросы:

  • От чего я скрываюсь, находясь в негативном эмоциональном состоянии?
  • Чьё внимание я пытаюсь привлечь или привлекаю?
  • Что хорошего я получаю в процессе, какие «бонусы» обретаю попутно?
  • Что нужное для меня или желаемое дают мне окружающие, когда я такой?
  • Если бы кто-то притворялся, что находится в депрессии, то для реализации каких целей?
  • Моё тяжелое эмоциональное состояние что оправдывает в моём поведении?
  • Как другим оно помогает? опубликовано 
 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/49901/

Причины болезней по Берту Хеллингеру

Поделиться



Берт Хеллингер, немецкий психотерапевт, философ, автор метода семейных настроек, автор сорока трудов о терапии, связанной с семьей и предыдущими поколениями утверждает: причины болезней лежат в недостатке любви в семье, неправильных отношениях и в чувстве вины. Хеллингер сформировал метод краткосрочной терапии болезней, болезненных состояний «семейные расстановки», суть которого заключается в устранении последствий системных семейных травм, полученных тем или иным членом семьи.



Хеллингер утверждает:люди систематически испытывают страх, несмотря на отсутствие реальной угрозы. Страх является причиной тревожного состояния, приводящего к  стрессу и развитию болезней. Появление страха спровоцировано наличием негативного опыта у представителей предыдущего поколения. Страхи по Хеллингеру, в большинстве случаев являются переходящим симптомом, перенимаемым ребенком от родителей. Ребенок бессознательно выносит себе приговор: «У меня страхи вместо тебя». Ребенок думает, что если возьмет на себя тревогу и боязнь родителей, то автоматически освободит их. Данный способ мышления не решит проблему.

Причинами страхов по Хеллингеру являются опыт родителей или предков со времен войны. Несмотря на то, что прошло много времени, ситуации, связанные с ней, существуют в подсознании современного поколения. Хеллингер утверждает, что страх не что иное, как связь с потерпевшими или лицами, совершившими нежелательные для семьи действия. При биполярном аффективном расстройстве мания является связью с преступником, депрессия  – связью с жертвой. Страхи являются причиной болезней.

Болезнь начинается при отсутствии любви

Алкоголизм по Хеллингеру

Причины алкоголизма по Хеллингеру (алкогольная зависимость является причиной ряда заболеваний) лежит в отказе от одного человека, а именно отца. Люди ожидают любви от человека, страдающего алкоголизмом. Зависимость длится до тех пор, пока человек не примет отца. Принятие в философии Хеллингера означает признание того, что отец так же любим и дорог, как и мать. Многие люди имеют проблемы с уважением к отцу, зависимость от алкоголя чрезвычайно актуальна.Для излечения алкоголик должен быть готов полюбить своего отца.

По Хеллингеру зависимость ребенка от алкоголя приводит родителей к пониманию своего бессилия. Они не имеют власти в данной ситуации, что может являться исцелением для всей семьи. Если между родителями была борьба за ребенка, то в конце проиграют все. По мнению Хеллингера, главным проигравшим является победитель.

Берт Хеллингер утверждает: если при воспитании ребенка доминировала мать – риск возникновения алкогольной зависимости у ребенка высок. Если доминировал отец – риск практически отсутствует.

Причины алкоголизм по Хеллингеру могут лежать в алкогольных проблемах предков. Человек становится зависимым от алкогольных напитков, чтобы напомнить об алкоголиках, которые были исключены из семьи.

Депрессия по Хеллингеру

Депрессия, по мнению Берта Хеллингера, не что иное, как связь с жертвами, погибшими, пропавшими и/или исключенными из семейного круга. Депрессия является формой покаяния. Наличие депрессии у человека указывает на то, что ему кого-то не хватает, пустота в душе формируется в результате дефицита энергии. Депрессия – психическое состояние, при котором защитные функции организма ослабляются. Депрессия может являться не только причиной болезней, сама является болезненным состоянием, требующим медикаментозного лечения.

Исключение из жизни матери провоцирует обычно депрессию. Мать является связующим звеном с любовью. При депрессии не хватает любви и, одновременно, матери. Хеллингер подчеркивает, что подразумевается не физическое присутствие. Депрессией могут страдать дети в семьях, где матери не трудятся, проводят с ребенком достаточно много времени. Физического присутствие рядом с ребенком для предотвращения появления депрессии недостаточно.

По Хеллингеру, возможна ситуация, когда ребенок по неизвестным причинам отвергает любовь матери, не принимает того, что она может ему предложить. Многие люди в состоянии депрессии имеют сложные отношения со своими матерями. В отдельных случаях, мать подсознательно ориентирована на умершем члене семьи и не способна оказать ребенку должного внимания, фокусируясь на своей болезни, не видя, что ребенок нуждается в матери. В данной ситуации возраст ребенка не имеет значения, проблема распространяется и на взрослых детей, которые всегда нуждаются в родителях.



Фото Monika Koclajda

Хеллингер утверждает, что родители дают бессознательное согласие на болезнь ребенка, в том числе и на депрессию. На сознательном уровне они видят своего ребенка радостным, здоровым и счастливым. На подсознательном уровне открыты к тому, что часть их страданий ребенок возьмет на себя. Бессознательное согласие родителей на болезнь ребенка, по Хеллингеру, является причиной заболеваний ребенка, развивающихся у него в будущем.

Родители, дети которых страдают депрессией, должны проанализировать, в какой степени они способны удовлетворить потребности своего ребенка, посвящают им достаточное количество времени.

Депрессия у детей может развиться на фоне обязательств или вине предыдущих поколений. Когда бабушка ребенка сделала аборт, чувство вины неосознанно может нести ее дочь, внуки. Депрессия развивается из-за любви к бабушке. По Хеллингеру, избавиться от депрессии можно, отдав проблему источнику депрессии, именно она должна противостоять ей.Дочери и внуки не имеют права вмешиваться.

Берт Хеллингер неоднократно подчеркивает, что человек не должен судить кого-либо: ни других людей, ни самих себя. Многие вещи люди делают бессознательно. Независимо от контекста каждого отдельного случая, болезнь начинается при отсутствии любви. Отсутствие любви, является по Хеллингеру, причиной болезней. Особенно, когда в предыдущих поколениях кто-то от кого-то отдалился. Великая любовь ко всем членам семьи приносит излечение.

Согласие на болезнь дает возможность увидеть, что больному необходимо на самом деле:

  • любовь,
  • забота,
  • внимание со стороны членов семьи.
Берт Хеллингер приводит пример: когда он работал с больной раком  женщиной, то установил интересный факт. Хеллингер попросил женщину направить опухоли следующие слова: «Дам тебе простор, который тебе необходим, ты получишь от меня все желаемое, разрешаю тебе со мной остаться и сопровождать меня во всех делах». После слов символ болезни начал сокращаться, напоминая при этом клубок. Когда Хеллингер попросил произнести слова к болезни, призывая ее уйти, удалиться из жизни, символ опухоли начал набирать силу и расти.

Люди с диагностированными онкологическими  болезнями, обычно полны ярости и гнева. В бессознательном монологе больных появляется утверждение, что прежде чем сделаю что-то кому-то другому, сам себя убью. Хеллингер утверждает, что болеющий человек защищает других людей.

По Хеллингеру, при опасных и смертельных болезнях, включая сахарный диабет, у человека возникает стремление к смерти, желание воссоединиться с умершими близкими людьми. Душа ждет заболевания, которое окажется смертельным.

Путем к избавлению от подобных мыслей является выявление личности умершего человека из семьи, после чего нужно принять этого человека в свое сердце, отдав ему дань уважения. Необходимо принять, что у мертвого – своя судьба, у живого – своя. Человек может любить умершего родственника, четко осознавая, что происходящее предопределено судьбой.

Хеллингер утверждает: при онкологических болезнях следует признать величие смерти. Символом является поклонение ей – перед судьбой и смертью люди бессильны. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //moitabletki.ru/info/prichiny-boleznej-hellinger.html

Язык тела: прикладная психосоматика

Поделиться



Часто можно услышать фразу: «Все проблемы от нервов». В ней достаточно примитивно отражена истина о том, что любая проблема нашего физического тела связана с тонкими телами: прежде всего нашими мыслями, убеждениями и эмоциями, а также теми травмами, которые глубоко засели в нашем подсознании.

 





 

Одним из наиболее простых схем в изучении воздействия психологических проблем человека на его здоровье является система чакр.

Это энергетические центры организма в индийской традиции, которые отвечают за определенные функции. Они выглядят в форме энергетических вихрей и находятся на центральной оси тела.

Выделяют 7 основных чакр:

  • первая и седьмая – одинарные – мы получаем энергию земли и неба,
  • остальные 5 – парные.
 

Чакры соответствуют 7 цветам, 7 нотам.

 

1 чакра – копчик

 

Широкой стороной спускается к ступням ног. В нее поступает энергия от земли. Охватывает ноги, наружные половые органы, мочевой пузырь, матку, прямая кишку.

Психологически — это чакра жизненной силы (насколько хорошо чувствуете, полны энергии, способны переходить из состояния в состояние, действовать).

Болезни 1 чакры:

  • потеря сил,
  • усталость,
  • подавленность,
  • депрессия.
 

Ноги устроены так, чтобы идти вперед, они символизируют жизненные цели. Ноги – ответ на вопрос: туда ли я иду, чтобы быть здоровым и счастливым? Если болят ноги – не те цели в жизни, или идем не туда, или думаем, что идем не туда.

Тело не различает эти нюансы. Грызть себя не продуктивно. Лучше пойти не туда, понять это, приобрести жизненный опыт и поменять направление, но себя не грызть.

Колени – это свобода идти к своим целям. В коленях и нижней части бедер живут те программы, которые мы получили от других людей – мамы, папы, школы, общества, бабушек и дедушек – всех кто нас учил и нам «втулял» как жить и как не жить, что правильно и что неправильно. Если тут болит – значит в голове у вас есть программы, которые мешают вам двигаться по жизни, достигать целей, делать что-то, чтобы эти цели реализовывались.

Сносят тело только те программы, которые идут в противоречие с вашими внутренними целями и смыслами. Полезные программы (переходить улицу на зеленый цвет) могут работать до конца жизни и тело болеть не будет.

Депрессия – болезнь смысла жизни (упорно идем не туда). Когда человек идет не к своим целям, жертвует собой, делает например карьеру, а не любовь. Любые перекосы приводят к дисбалансу энергии.

Депрессия идет изнутри: «Стоп, дальше туда идти не надо. Остановись, разберись с собой, куда ты идешь…»

Мочевой пузырь – эмоции. Способность чувствовать и пропускать чувства. Болезни мочевого пузыря – долгое подавление эмоции или ничего не делание с ними. Выходит из строя, когда реальная ситуация в вашей жизни угрожающая, он сигнализирует, что что-то надо изменить.

Прямая кишка (способность избавляться от прошлого – вы его съели, переварили, его надо отпустить). Избавляться надо не только от плохого, но и от хорошего. Зачем вспоминать какой был вкусный торт или  хороший секс, когда можно пережить это заново. Не надо застревать в прошлом, его уже нет, надо жить сейчас, все время есть свежую пищу и все время получать свежие впечатления от жизни.

Запор – страх отпустить прошлое. Или люди, которые застревают в прошлом. Страх расставаться с деньгами (жадность). Страх расстаться со старыми вещами – захламляется дом старыми вещами.

Понос – страх перед будущим (ой как бы чего не вышло). Это всегда невротический страх, к реальности он не привязан: неумение сделать нужные выводы и идти дальше, нет попытки произвести анализ, деньги не держатся.

Матка – вынашивание ребенка и творение. Это — орган творчества. Опухоли матки – чрезмерное материнство (быть «мамочкой»). Бесплодие – неразвитая функция материнства.

На первой чакре живут самые страшные страхи – биологические:

  • страх умереть,
  • страх заболеть, 
  • страх тяжелых болезней,
  • страх нищеты,
  • страх голода.
 

2-я чакра — низ живота

 

Находится на 3 пальца ниже пупка, сзади – поясница. Отвечает за сексуальную энергию, сексуальную функцию и желания.

Правый придаток и аппендицит – разрешение на радость (от вкусно поесть до общения с Богом). Способность переживать радость основана на сексуальной энергии. Любую радость от физической до духовной.

Левый придаток – разрешение на творчество (возможность «творить» свою жизнь). Если мы этого не делаем – у нас с этой стороной проблемы.

Поясница – деньги. Разрешение на денежный поток в вашей жизни. Захотеть деньги надо на 2 чакре. Денег у нас столько, на сколько мы себя ценим. Если вы хороший специалист, но себя не цените – платить будут мало. Когда мы зарабатываем деньги, мы должны чувствовать, что мы заслуживаем этих денег, мы их достойны и мы достойны той жизни, которую можно купить за эти деньги. Зарабатывание денег – это продажа себя, своих способностей или качеств. Женщины, которые сидят дома, тоже зарабатывать деньги – жена делает тяжелую работу.

Радикулит – болезнь денег.

 

3 чакра  – желудок и солнечное сплетение

 

Периферия этой чакры – все органы пищеварения и почки.

Существуют три аспекта третьей чакры:

 

3-А. Адаптация к жизни (умение переваривать жизнь, способность выживать в социуме, среди других людей).

 

На 3 чакре находятся социальные страхи: страх как я выгляжу, страх как ко мне относятся, страх чтобы меня не оттолкнули, страх быть никому не нужным, стыд, обиды…

Эмоции – зарождаются здесь. Эмоции – сигналы о том, как вы адаптируетесь к жизни. Если нашей адаптации, нашему выживанию ничего не грозит, мы спокойны, уверены, если у нас что-то не ладится у нас появляются гнев, злость, стыд, грусть. Если чувствуешь страх, обиду, подавленность – значит в жизни что-то не так, как нужно. (Как звонок на двери – если приходят неприятные люди, то не отрезать же звонок).

 

3-Б. Индивидуальная воля (печень). У каждого из нас есть воля к жизни – способность к волевому усилию, что-то сделать, реализовать или от чего-то отказаться. Защищает нашу индивидуальную волю + злость. Злиться – когда поперек нашей воле идет чья-то воля (нельзя, не дам…). Либо когда вами манипулируют. Когда нас подставляют, предают – это серьезные причины для злости. Самое опасное – это попробовать отрицать свою злость. Если вы скрываете свою злость от других – это вам не особенно вредит, но если вы скрываете ее от себя – вы заболеете – язва, колит, гастрит. Надо честно себе признаваться – да это глупо, но я злюсь, я обижаюсь. Это залог здоровья. Со злостью обращаться, как с ножом.

 

3-В. Переработка информации. Переработка знаний (переваривание). Мы потребляем знания путем переваривания. То что нам интересно, полезно – мы отправляем в свой биокомпьютер – голову, а то что не интересно, не нужно – уходит в «унитаз».

Ребенок должен получать и переваривать знания в спокойной остановке. Но он боится, он напряжен, он сомневается в своих способностях. Это спазмирует желудок и эти знания идут через это спазм.

В теле школьный невроз — это колиты, гастриты и холециститы. В жизни потом ситуации, когда надо проявить себя, сдать экзамен – сопровождаются болью в желудке. 

 

Почки – застревают страхи и очень часто родительские (боялись за ребенка, он за себя боится, с чем-то не справился). Почти также проблемы партнерства, отношений с другими людьми.

 

4 чакра – сердце

 

Находится на уровне сосков – Чакра любви.

У человека нет выбора любить или не любить.Если вы принимаете решение отказаться от любви в своей жизни – тело будет бороться. Заканчивается инфарктом или инсультом (если «умная» голова ставит запрет на любовь).

Любовь должна двигаться в две стороны. Надо отдавать любовь другим людям и принимать любовь.

Принятие и отдача должны быть уравновешены – перекосы приводят к проблемам. Сколько отдаете – так же полноценно и принимайте. Если сердце перекрывается – инфаркт.

Любая любовь начинается с любви к себе. Любить других и не любить себя – это самообман, который прячет страх других людей. Любовь как родник – должна наполнить чашу, дарить любовь надо от щедрости, а не от страха.

Сердце закрывается изнутри. Только самостоятельно человек может открыть его.

Сердце закрывается в очень раннем возрасте. Может в роддоме. Или ребенок подходит к маме и папе, а те говорят «пойди поиграй, не мешай». Ребенок говорит «моя любовь им не нужна» и закрывает сердце. И становится очень удобным, но с закрытым сердцем. Возникает программа «Я не достоин любви».

Потом человек говорит «докажите мне любовь» и не верит никому, как бы его не любили.

Любовь к себе – в нашей культуре это не принято, как не принято хвалить – если человек сделал хорошо – это так и должно быть, ясно и чего за это хвалить. А поругать – это святая обязанность. У ребенка накапливается ощущение убожества – то не так, се не так, то не правильно. Ребенок думает: «за что меня любить – я такое убожество». Тогда запрет на любовь к себе – «если я себя буду любить, я вырасту чудовищем».

Большинство людей считает что надо себя кнутом погонять, стимулировать. Если не прижать, то не будет ничего делать.

 

5 чакра – основание шеи

 

Периферия – вся дыхательная система. Самореализация – быть собой.

Быть самим собой это дышать и жить. Не быть собой – умереть. Наступить на горло собственной песне – без дыхания умереть. Грузим на плечи проблемы других людей!

Если ребенок кричит, а к нему не подходят – меня никто не слышит, я никому не нужен – бронхит.

Астма, туберкулез, рак легких – я не имею права жить (чувство вины) – как правило, связана с родовой травмой.

Гланды и насморк – сильная обида, нехватка нежности, непринятие пола ребенка. Или плохие сексуальные отношения между родителями.

Кашель – обратите на меня внимание.

 

6 чакра – Центр лба и затылок (она в центре головы)

 

Третий глаз. Глаза. Проблемы со зрением, какие-то установки. Очки – это защита. Мировоззрение – наш взгляд на мир и себя в этом мире, память, опыт, знания. Наша картина мира. Мировоззрение меняется с опытом.

Боль в голове – самокритика. Голова болит, когда мы делаем то, что согласно нашим представлениям делать не должны (не вписывается в вашу картину мира). Например – позлились, а считаете, что злиться плохо. Будет головная боль.

Мигрень – постоянная самокритика на уровне привычки.

Уши – ребенок не хочет слышать чего-то – энергетические заглушки.

 

7 чакра – темя (там где у ребенка родничок)

 

Связь с запредельным. Предельные ценности (самые важные). Связь и с другими людьми, связь с жизнью в целом. Это высшие ценности – типа совести. Если человек переступает через эти ценности, то говорят: «Жизнь человека раздавила».

Психические болезни часто связаны с этой чакрой. Если человек не может жить в ладу со своей совестью – разрушение. Закрытая чакра – страх осознать что-то в себе или в мире. Обида на Бога.

 

Левая/правая сторона тела

 

У  правшей – правая мужская – активность: действия, целеустремленность, воля.

Левая женская – пассивная: расслабление, отдыхать, способность чувствовать.

Кровь – радость, которая разносится по всему телу.опубликовано

 

Иллюстрация Munch, Edvard — Встреча в космосе, 1899

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.mendel.kiev.ua/prikladnaya-psixosmatika-yazyk-tela/

Александр Янов: терапия «первичного крика»

Поделиться



Американские психотерапевты вновь обратили внимание на «первичную терапию», разработанную Александром Яновым 35 лет назад. Этот ученый считал, что дикие и первобытные крики весьма полезны для здоровья — как физического, так и психического.

К такому выводу Янов пришел на основе собственного клинического опыта в психиатрической больнице. Он обратил внимание на то, что некоторые его пациенты, страдавшие психозами и неврозами, спонтанно издавали сильные и нечленораздельные звуки. После этого у больных наступало огромное облегчение, а также ощутимо менялось в лучшую сторону восприятие мира — оно становилось более уравновешенным и рациональным.





Янов засел за книги по антропологии и обнаружил, что у так называемых первобытных народов длительные и громкие крики являются непременным атрибутом различного рода ритуалов, после чего у людей наступает радостное состояние. Потом Янов опросил своих друзей из числа футбольных болельщиков. Они единодушно сказали, что после криков и воплей во время матчей у них не только ослабевают симптомы хронических болезней, но и заметно улучшается психическое состояние — проходит депрессия, улучшается качество сна, меньше тянет к спиртному.

Для своей «первичной терапии» дикого крика Янов разработал оригинальную теорию. Он пришел к выводу, что психозы и неврозы — это символическое поведение, защищающее от чрезмерной психобиологической боли, связанной с травмами детства. Первичная боль относится к ранним событиям жизни, которые остались неотреагированными. Из-за этого эмоции и ощущения накапливаются в напряжения. Все это, по мнению Янова, мешает человеку «быть реальной личностью».

Лечение «первичным криком» позволяет быстро преодолеть защитные реакции  и «свести счеты» с первичной болью, пережив в полном объеме безо всякой словесной проработки и саму боль, и те события, которые были ее причиной. Согласно психотерапии Янова «первичный крик» должен стать непроизвольным и сильным звуком, который моментально выразит реакцию больного на прошлые травмы.

Если этот «крик души» вызовет опытный специалист, то у человека может быть быстро разрушена «поддельная» психологическая система защиты от того, что Фрейд называл «тихим ужасом повседневной жизни». То есть у личности исчезнет необходимость в алкоголе, курении, наркотиках как способах преодолеть невыносимые внутренние страдания.

Свои взгляды и методы Александр Янов изложил в знаменитой книге «Первичный крик: первичная терапия — средство от неврозов», вышедшей в 1971 году.

 





В Америке, Европе и Японии в 70-е годы прошлого века возникло немало психотерапевтических групп, куда обращались тысячи страждущих. Во многих группах занятия вели не специалисты, что привело к печальным результатам — вместо улучшения состояния некоторые даже ощущали его ухудшение. Проблема заключалась в том, что далеко не всякий громкий крик имеет целительную силу. Чтобы вызвать поистине первобытное звучание, нужна предварительная проработка с профессионалом и выход на определенный эмоциональный уровень.

Но и после того, как терапия «первичного крика» вышла из моды, к ней обращались многие знаменитости. Так поступила Барбра Стрейзанд, когда впала в глубочайшую депрессию, узнав, что ее единственный и горячо любимый сын оказался гомосексуалистом. Дойдя до грани самоубийства, Стрейзанд обратилась за помощью к самому Янову.

После долгих уговоров ученый провел с ней пятнадцать сеансов «первичной терапии». «Я кричала так, что не видела ничего вокруг, — признавалась Стрейзанд журналу „Роллинг стоун“ — Я не могла остановиться, потому что мой мозг покидали демоны страха, тоски, отвращения к миру и к самой себе. Я снова становилась матерью и одновременно чувствовала себя ребенком, для которого мир прекрасен и добр». После этого Стрейзанд вернулась к концертной деятельности и стала снова успешно сниматься в кино.

Крупнейший психолог современности Станислав Гроф полагает, что терапия «первичного крика» Янова при умелом применении обладает большими целительными свойствами и уделяет ей должное внимание в своей книге «За пределами мозга».

Гроф считает, что Янов оригинально применил на практике доказанные жизнью открытия Юнга — первобытный слой психики, или коллективное бессознательное, является фундаментом душевного здоровья. И, грамотно активизируя его, можно избавиться от многих психозов и помочь в лечении других болезней.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.pravda.ru/health/prophylaxis/psychotherapy/10-11-2006/203291-krik-0/

Уловки депрессии

Поделиться



Основная уловка депрессии – фильтр восприятия/мышления/памяти, который она «накладывает» человеку. Весь негатив, какой возможно, вытаскивается на поверхность, помещается в фокус внимания и становится огромным. Это проявляется, в частности, в мрачных ослышках и очитках («следующая станция – «Покойники» вместо «Сокольники»).

  • В настоящем выделяются и обретают яркость негативные аспекты.
  • В будущем – риски и угрозы.
  • В прошлом – сожаления.




При этом депрессия настаивает на внутреннем локусе контроля для неудач (если что-то не получается, то это, однозначно, вина самого человека, и более того – неизбежное следствие внутренне присущих ему особенностей). Удачи и успехи обесцениваются и игнорируются. В результате, когда человек вспоминает периоды жизни, проведенные под властью депрессии, возникает ощущение пустоты. Как будто ничего не было. Депрессия украла кусок жизни.

Искажение воспринимаемой сложности действий

 

Если есть какие-то действия, которые можно и нужно совершить для улучшения собственного состояния, депрессия скажет, что это слишком сложно. Даже если человек знает, что если он выйдет на улицу, ему полегчает, и идти туда всего 20 секунд – но это же надо одеваться, собираться, выходить, а там будет жарко и придется с людьми разговаривать… «нет, я лучше дома посижу».

Мы назвали один из аспектов такого искажения воспринимаемой сложности действий «режимом ложной экономии ресурса».

Депрессия говорит: «у тебя нет сил, тебе надо экономить оставшиеся силы. Если ты сейчас не будешь ничего делать, ты не потратишь силы, и потом, когда они тебе действительно понадобятся, они у тебя будут. А если ты их сейчас потратишь, то можешь в нужный момент оказаться без сил».

Такие идеи не приходят в голову здоровому человеку вне состояния депрессии. В ремиссии понятно, что запас энергии не остается неизменным, энергия рассеивается, если ее не восполнять. А депрессия удерживает человека от активных действий, направленных на заботу о себе, мотивируя это «экономией ресурса».

Нарушение контакта с чувствами и ощущениями, включение негативных «петель» и «спиралей» умозаключений

 

Депрессия каким-то образом встает между человеком, его сознанием — и переживанием эмоций, телесных ощущений. Все ощущения притупляются. Возникает ощущение «стеклянной стены», оторванности от себя и от жизни. При этом человек воспринимает это как плохое состояние и пытается «разобраться», что же с ним не так, отчего же ему так плохо. В результате подобных размышлений состояние не улучшается, и самокритические мысли опускаются на следующий уровень: «да что же со мной не так, что я даже не могу понять, что со мной не так».

Изоляция, пристыживание, «затыкание рта»

 

Депрессия, как и другие «эффективные проблемы» (если пользоваться термином Стивена Мэдигэна), процветает в изоляции. Депрессия внушает человеку, что «только такие уроды», как он, попадают в подобную ситуацию. Говорить об этом стыдно, тем более стыдно обращаться за помощью. При этом, если другие люди предлагают помощь, депрессия предлагает рассматривать эти их инициативы как снисхождение и подтверждение несостоятельности самого человека («нормальный человек должен справляться сам»).



Обострение различных проблем из прошлого

 

Когда депрессия завладевает жизнью человека, многие проблемы, которые были оставлены в прошлом, могут всплыть и проявиться вновь – например, застенчивость или аутоагрессия, присутствовавшие в жизни человека в подростковом возрасте.

Создание и закрепление неконструктивных телесных паттернов

 

В ходе проекта мы с участниками собрали много насыщенных описаний телесных паттернов и динамик состояния, характерных для депрессии, и научились лучше их распознавать.

Это:

характерная осанка «что головушку повесил, закручинился чему»;
аверсионные мышечные зажимы, связанные с желанием «убежать от себя» (стиснутые зубы, напряженные жевательные мышцы, напряженные мышцы шеи и плеч, как будто человек идет против сильного ветра);
сопутствующая мышечным зажимам головная боль;
утренняя гипогликемия, особенно – у новоиспеченных матерей, кормящих грудью;
— у них же, а также у подростков – психофизиологическая реакция на резкие перепады уровня гормонов в крови;
воспалительные процессы и иные нарушения, дающие подпороговый уровень боли (не такой, чтобы возникло ощущение, что с этим нужно что-то делать, а такой, где еще можно игнорировать боль, но на это тратится много энергии, и сам человек этого тоже не замечает);
гиподинамия, связанная с «режимом ложной экономии ресурса», и связанное с ней нарушение естественной секреции эндорфинов.

 

Автор: Дарья Кутузова

 

Также интересно: 10 признаков, что у вас депрессия, а вы и не догадываетесь об этом  

Мучное и депрессия – в чём связь

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: vk.com/wall-99950428?offset=40&own=1&w=wall-99950428_152

10 известных женщин, которые пережили темные времена и не бояться признаться в этом

Поделиться



О депрессии и повышенной тревожности многие бояться говорить вслух из-за страха получить клеймо «сумасшедший». Вот мудрые слова и советы известных женщин, которые пережили темные времена и не бояться признаться в этом.





Мара Уилсон, актриса

«По сути, я с самого детства живу с тревогой в душе. У меня синдром тревожности, обсессивно-компульсивное расстройство и, кроме того, я знаю, что такое депрессия. Я имею с ней дело большую часть жизни. Я росла тревожным ребенком, тревога остается со мной и во взрослом возрасте. Я бы хотела, чтобы кто-нибудь тогда, в детстве, сказал мне, что переживать – нормально, что с этим не нужно бороться. Что, на самом деле, борьбой мы только усугубляем свое состояние…

А вот в депрессии ты пребывать не обязан. Ты не обязан страдать от нее. Ты можешь обратиться за помощью и получить ее. Ты можешь достучаться до людей, встретить у них поддержку… Я бы пожелала себе юной сопротивляться депрессии и не стараться изо всех сил подавить тревожность. Когда сталкиваешься с тревогой, когда понимаешь, что это такое — просто ложный сигнал опасности в теле — появляется опыт, ты учишься справляться с напрасными страхами. И тогда ты можешь их победить» — Project UROK, April 2015.





Принцесса Диана

«Я мучилась из-за послеродовой депрессии, но вокруг о ней не принято было говорить…и одно это осложняло мое состояние. Ты просыпаешься утром с мыслью, что не хочешь вставать и начинать день. Ты чувствуешь, что тебя не понимают, и очень, очень, очень мало веришь в себя...

Возможно, я первая в моей семье, кто испытал депрессию и не побоялся в открытую заплакать. Конечно, мое поведение пугало и шокировало окружающих, ведь сложно сопереживать тому, чего не понимаешь… зато у всех появился повод наклеить на меня новые замечательные ярлыки – «Диана нестабильна» и «Диана психически не здорова».

«Когда никто тебя не слушает, или тебе кажется, что тебя слушают, но не понимают,  в голову лезет всякое. Внутри тебя переполняет боль, и ты пытаешься выплеснуть ее, причиняя себе боль снаружи, потому что ищешь помощи, хотя это плохой способ о ней попросить.

Близкие считают твое поведение ложной тревогой или желанием привлечь к себе излишнее внимание: раз о тебе и так дни напролет пишут газеты и вещает телевизор, то внимания твоей персоне уже достаточно. Но я на самом деле таким способом молила о помощи, так как хотела выздороветь, чтобы идти вперед и исполнять свои обязанности жены, матери, принцессы Уэльской. Вот почему я наказывала себя. Я себе не нравилась, я себя стыдилась, потому что никак не могла справиться с давлением окружающего мира».—BBC1 Panorama Interview, 1995.





Кристен Белл, актриса

«Мне выписали антидепрессанты, когда я была очень юной, чтобы помочь справиться с тревожностью и депрессией, и я до сих пор их принимаю. И не стыжусь этого, потому что моя мама в свое время сказала: если начнешь чувствовать себя так-то и так-то, поговори с врачом, с психотерапевтом, и выбери, как ты хочешь себе помочь.

Принимая решение о курсе антидепрессантов, важно понимать, что окружающие будут пытаться заставить вас стыдиться этого, хотя, скажем, врач никогда не откажет диабетику в инсулине. Никогда. Но по какой-то причине тех, кому необходим ингибитор серотонина, сразу записывают в сумасшедшие. Интересный двойной стандарт получается — мне часто не хватает духу говорить об этом, но я в любом случае не стыжусь своего состояния». —Off Camera With Sam Jones, April 2016.





Элизабет Уерцел, писатель

«Вот что, мне кажется, важно ясно понимать о депрессии. Она не имеет ничего общего с жизнью, вообще. В жизни случается печаль, и душевная боль, и все это, в свой день и час — совершенно естественные переживания, неприятные, но естественные. Погружаясь в депрессию, вы оказываетесь на абсолютно чуждой жизни территории, в зоне полного отсутствия: здесь отсутствуют эмоции, отсутствуют чувства, отсутствует отклик, отсутствует интерес.

Страдания, которые вы переживаете в процессе острой клинической депрессии, — это попытка со стороны природы (природа, в конце концов, терпеть не может пустоты) заполнить пустое пространство. Но, невзирая на все благие цели и намерения, те, кто находится в депрессии — просто-напросто механически передвигающие ноги, бодрствующие мертвецы». —Prozac Nation, 1994.





Кристин Стюарт, актриса

«Пик пришелся на годы между 15 и 20 годами. Я постоянно нервничала, волновалась, мне нужно было точно знать, что все у меня под контролем. Если я не представляла, чем все обернется, то заболевала или просто запиралась в комнате, или «тормозила» по ходу дела до такой степени, что доводила себя до изнеможения и надрывала здоровье… В какой-то момент ты просто отпускаешь  все свои переживания и отдаешься потоку жизни.

В конце концов я поняла, как это делается, и теперь получаю от жизни несравнимо больше. Я жила очень тяжело для моих совсем юных лет и я сама себе это устроила — но я вышла с другой стороны туннеля, не ожесточившись, а став сильнее. У меня появилась новая способность — преодолевать препятствия и удерживать равновесие. Напоминает ощущения, когда впервые падаешь лицом вниз и ужасно больно, зато в следующий раз ситуация уже знакома и говоришь себе: ну да, упала, и что такого? Раньше бывало, и ничего, выжила»— Marie Claire, August 2015.





Кара Делевинь, актриса

«Я никогда не говорила о своей депрессии и тревожности, но они во многом сформировали мою личность. Огромная волна депрессии, тревоги и ненависти к себе накатила на меня неожиданно, и чувства были такими болезненными, что я билась головой о дерево, чтобы потерять сознание, «вырубить» их. Я никогда не резалась, но я царапала себя до тех пор, пока не появлялась кровь.

Мне просто хотелось исчезнуть, дематериализоваться, чтобы кто-нибудь смел меня с лица земли. Я понимала, что надо закончить школу, если я хочу стать актрисой, но мне было так плохо, что я не могла встать утром. Хуже всего то, что я знала, как на самом деле мне повезло в жизни, и тот факт, что при этом мне хотелось умереть…ты ощущаешь ужасную вину за свои переживания, и это порочный круг. Я спрашивала себя, как я вообще смею испытывать подобные чувства? И в ответ набрасывалась на саму себя, резала еще немного сильнее». —Vogue, July 2015.





Белл Хукс, писатель, легенда движения за женские права

«Изоляция и одиночество — главные причины депрессии и отчаяния. В то же время они — результат жизни в нашей культуре, где вещи значат больше, чем люди. Жажда потребления создает мир нарциссов, в котором целью жизни становятся исключительно достижение и потребление. Мир нарциссов — это не то место, где может расцвести любовь».— All About Love: New Visions, January 2001.





Кэрри Браунстин, писатель, музыкант, актриса

«Иногда мне кажется, что эта борьба будет продолжаться всю жизнь. Я начала медитировать. Я занимаюсь фитнесом, правда, не в спортзале. Я выхожу гулять на улицу. Я много читаю, погружаюсь в хитросплетения чужих судеб. Стараюсь больше не изолировать себя от мира так сильно, как раньше. Но напряжение действительно иногда невыносимо. Чувствительные люди временами ощущают себя так, будто живут почти без кожи.

Вдруг тебя охватывают слабость и вялость, и они не проходят, и трудно выбраться из постели. Мысль о том, что другие тоже через это проходят, по-настоящему спасает. Мои самые энергичные, гениальные друзья иногда говорят мне, что охвачены тоской, и тогда я переживаю за них, а потом испытываю облегчение за весь наш мир. И говорю: «Видишь: нам всем это знакомо».—Pitchfork, October 2015.





Кейт Мосс, актриса

«В 17 или 18 лет у меня случился нервный срыв, когда мне пришлось работать с Marky Mark и Гербом Рицем. У меня совсем не лежала к этому душа. Мне было физически плохо, когда я сидела верхом на том накачанном парне. Потом я не могла прийти в себя. Не могла заставить себя встать с постели две недели. Я думала, что умру. Пошла к врачу, и он сказал: «Я дам тебе немного валиума». Но, благодарение Богу, вмешалась Франческа Сорренти: «Ты не будешь это принимать».

Мои симптомы оказались просто синдромом тревожности. В нашей профессии никого не интересует твоя психика. Наоборот, на тебя давят со всех сторон: ты должна это сделать, работаем! Я была еще, по сути, ребенком, а уже снималась у Стивена Мейзеля, легенды модной фотографии. Выглядело все это и правда как фантастический сон — за тобой приезжает огромный вытянутый лимузин, чтобы забрать после съемочного дня. Мне это не нравилось. Но это была работа, и я должна была с ней справиться».— Vanity Fair, October 2012





Шерил Стрейд, писатель

«Никто не спасет тебя от твоих страданий. Невозможно выплакать душевную боль или заесть ее шоколадом и пирожными, уничтожить ударами о боксерскую грушу и даже избавиться от нее с помощью психотерапии. Боль просто существует, и нужно ее превозмочь. Нужно выдержать страдания. Тебе нужно прожить боль шаг за шагом и сродниться с ней, а потом двигаться дальше, учиться превозмогать страдания лучше и бежать изо всех сил, туда, куда зовут тебя самые сокровенные мечты, по мосту, который построит твое собственное желание залечить раны» — Tiny Beautiful Things: Advice on Love and Life From Dear Sugar, July 2012.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: smart-cookie.ru/preodolenie-2/10-izvestnyx-zhenshhin-o-tom-kak-spravitsya-s-trevogoj-i-depressiej/

Психогенный ревматизм: 3 клинических варианта заболевания

Поделиться



Клинически заболевание проявляется непостоянными полиартралгиями и миалгиями, которые могут иметь различные локализации, степень выраженности, длительность и зависимость от провоцирующих факторов.





Боль характеризуется изменчивостью, сочетанием с необычными ощущениями (парестезии, чувство тяжести, жара). Классическая симптоматика артрита, артроза либо кристаллической артропатии не выявляется, отсутствуют и характерные локальные изменения суставов, лабораторные признаки не подтверждают активного воспаления (в большей части случаев).

Главным инструментом диагностики психогенного «ревматизма» должно быть умение определить психопатологическое состояние, симптомом которого и выступают «ревматические» боли.

Многочисленные свидетельства различных авторов позволяют считать, что базой развития таких расстройств могут быть различные психические нарушения. Это и депрессии (особенно часто при ее инволюционном варианте), и проявление ипохондрического дебюта шизофрении, и невроз. Артралгии могут выполнять и адаптивные функции, способствуя «приспособлению через болезнь».

Можно ли объяснить механизм подобной патологии?

Зная природу психогенной дистонии и дисгормоноза, можно не сомневаться, что нарушения микроциркуляции в сочленовой системе (кость, синовиальная среда сустава, мышцы) являются достаточными основаниями для формирования болезненных ощущений. Сочетание психогенных расстройств дистального кровообращения с астенической сенситивностью или депрессивной оценкой восприятия способствует формированию ярких образных картин болезненного состояния. Сопутствующие тревоге, депрессии или блокированной агрессии мышечные напряжения либо гипокинезия создают дополнительные местные условия для развития психогенного «ревматизма».

Выделяют три клинических варианта заболевания (скорее, синдрома):

1. Собственно психогенный «ревматизм», при котором тщательное обследование не выявляет каких-либо признаков органической патологии локомоторного аппарата. Безусловно, этот синдром не однороден, поскольку его психопатологическая база различна (тревога, депрессия, астения, ипохондрия, агрессия), а местные условия (нагрузка на суставы, степень мышечного напряжения) иные в каждом конкретном случае.

Но в то же время объединяет эти состояния общая зависимость от первичных расстройств психической активации и терапевтическая результативность психорегуляторных воздействий.

2. Психогенный «ревматизм», дополняющий клинические проявления органических заболеваний локомоторной системы. Болезненное состояние возникает в результате развития патологической личностной реакции на ревматическое заболевание, либо при «параллельном» течении психопатологии и органического заболевания суставов. Ситуации, складывающиеся при этом варианте патологии, весьма разнообразны.

Не вызывает диагностических сомнений развитие синдрома на базе малозначащих органических изменений (вертебральный остеофитоз без явной дископатии, «неактивизированные» артрозы, узелки Гебердена, миофиброзы). Явно гипертрофированное субъективное проявление столь незначительной органической патологии позволяет предполагать развитие психопатологических состояний.





Несомненное органическое заболевание (любое из группы ревматической патологии) часто вытесняет из общей структуры субъективного образа болезни те ее компоненты, которые обусловлены личностью. Однако необходимо при любых, даже подчас крайне тяжелых, органических заболеваниях анализировать психологические составляющие болезни с тем, чтобы «отсекать» те ее проявления, которые могут отягощать страдание больного.

Проблемы, возникающие при лечении тяжелого соматического больного, связаны и с подбором оптимальной медикаментозной терапии, и с необходимостью лечебной физкультуры и правильного питания, особенно – при подагре, артропатиях сопутствующих гиперлипидемии, сахарному диабету и другим обменным расстройствам.

На этой почве могут возникать личностно обусловленные конфликты: кажущаяся непереносимость медикаментов, необоснованные опасения нагрузок, неприятие лечебной физкультуры из-за болезненности движений, нежелание обрекать себя на ограниченное по ассортименту «невкусное» питание.

Щитом больного от навязываемых нежелательных для него терапевтических режимов и выступают субъективные симптомы болезни (главным образом – боли), которые используются им для доказательства недейственности или даже «вредности» рекомендованных тактик лечения.

Затягивающееся выздоровление, трудности планомерной реабилитации, требующей при ревматических болезнях обязательной активности больного (в том числе высокой физической активности) — все это проблематика вторичного «психогенного» добавления к основному заболеванию.

3. Остаточный «ревматизм» определяется как своеобразная фиксация внимания больного на перенесенных в прошлом мышечно-суставных заболеваниях или травмах. Подобные «воспоминания» провоцируют сходные с перенесенными в прошлом ощущения, создавая впечатление рецидива, что особенно опасно в тех случаях, когда терапевтические вмешательства, необходимые для преодоления очередного «обострения», могут, по мнению больного, вызвать тяжелые последствия.

Такого рода ситуации возникают при ревматизме, и при доброкачественно текущих системных заболеваниях соединительной ткани, когда страх поселяется в душах больных как естественное следствие информированности о прогнозе болезни.

Диагностика остаточного психогенного синдрома базируется на сочетании отсутствия параклинических признаков обострения с несомненным присутствием синдрома психических расстройств.

В современной медицинской литературе больные, страдающие психогенным «ревматизмом», оцениваются как случаи фибромиалгии. По определению, приводимому в «Руководстве по медицине» («The Merck Manual», vol. 1, 1992), это «… группа часто встречающихся внесуставных ревматических заболеваний, проявляющихся стойкой болью, болезненностью при пальпации и скованностью в мышцах, в местах прикрепления сухожилий к костям и в смежных мягкотканых структурах».

Рассматривается синдром первичной фибромиалгии, который с особой частотой наблюдается у молодых женщин, которым свойственны: напряженность, тревожность, упорство, подверженность стрессам и депрессии, но также и у подростков (чаще – девочек), и у взрослых лиц более старшего возраста, нередко в сочетании с остеоартрозом позвоночника. Считается аналогичным по генезу синдром раздраженного кишечника. При вторичной фибромиалгии определяется основное органическое заболевание опорно-мышечной ткани. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: vk.com/wall-23903469?w=wall-23903469_5707

Внешне успешные люди

Поделиться



Для стороннего наблюдателя кажется, что у Аманды Левенталь, студентки колледжа при Университете Миссури, все прекрасно. Отличные оценки, хорошая компания друзей, участие в университетском хоре — она не тот человек, о котором можно было бы сказать, что у нее «депрессия». И все же, у нее депрессия.

Никто из ее друзей даже не догадывался об этом, пока Левенталь не написала эссе о своей тайной борьбе с тревогой и депрессией.





Вот это эссе:

Я впервые пришла на прием к психиатру по поводу своей депрессии и тревоги в старшей школе. На приеме она спросила о моих отметках и занятости в школе. Я рассказала, что моя средняя оценка — 4, и я занимаюсь подготовкой к сложным экзаменам. Она озадаченно посмотрела на меня и спросила, участвую ли я во внеклассной деятельности. Я отбарабанила длинный список групп и кружков. Складка недоумения на ее лице пролегла глубже.

Наконец, она отложила ручку, посмотрела на меня и сказала что-то вроде: «Кажется, у вас очень большие способности, но ваша тревога и депрессия очень серьезны. Подростки, подобные вам, пугают меня».

Теперь я была в замешательстве. Внешне я была вполне «нормальным» подростком. Даже трудоголиком. Я работала, несмотря на мои психические расстройства, и даже преуспела, так в чем проблема? Что такого страшного было в моем состоянии?

Я ушла из кабинета с рецептом на антидепрессанты и вопросом, который не давал мне покоя много лет. Ответ на него пришел не сразу; точнее, я находила его каждый раз, когда слышала в новостях очередную историю о самоубийстве с комментарием: «Все считали, что у него все прекрасно». Ответ пришел ко мне, когда я снова и снова впадала в отчаяние, стараясь соответствовать и чего-то добиться. Он пришел ко мне, когда я начала делиться своей историей и рассказывать о своей болезни, и все вокруг говорили: «надо же, я не знал» или: «никогда бы не подумала».

Легко разложить депрессию на симптомы, и хотя мы в обществе постоянно говорим, что психическое заболевание имеет различные формы и проявления, у нас сложилось определенное закостеневшее представление о том, что такое депрессия. Когда мы обсуждаем депрессию и тревожность у подростков, мы представляем детей, которые борются за каждый день своей жизни. Мы видим, как падает их успеваемость. Мы видим как их интерес к жизни сменяется замкнутостью. Люди незаметно ускользают.

Мы не думаем, что депрессия может быть у школьника, приносящего четверки, школьника, который поет в хоре, играет в театре, руководит религиозной молодежной группой и является членом National Honor Society. Невзирая на то, что нам часто говорят, что психическое заболевание не так то легко выявить, мы возвращаемся к шаблонному представлению о том, как оно должно проявляться, и это опасно.

Осознавая эту опасность я смогла найти ответ на свой вопрос. Я наблюдала многих людей, включая себя, которые смогли проскользнуть под «детектором депрессии», и поняла, откуда берется этот страх. Мой психиатр знала список симптомов и знала, что я не соответствую им. Она понимала, что причиной этого было то, что хотя моя борьба с психическим заболеванием началась в 12 лет, я пришла к ней только в 16. Четыре года — долгий срок, чтобы справиться с психическими расстройствами в одиночку, а средняя школа — опасное время для борьбы с ними.

Если мы будем позволять нашему представлению о том, как выглядит психическое заболевание, диктовать нам, как распознавать и лечить его, мы будем продолжать игнорировать тех, кто не вписывается в это представление. Мы не можем все время игнорировать тот факт, что существуют люди, которые, не соответствуя каждому симптому в списке, все же тяжело больны. Если мы забудем об этом, их борьба за жизнь останется незамеченной, а это действительно страшно.

Говоря о депрессии, реклама антидепрессантов и массовая культура часто рисуют одну и ту же картину: отстраненность от друзей или любимых занятий, проблемы со сном и слезы. Хотя эти признаки тоже существуют, проблема в том, что у депрессии много лиц. Человек в депрессии может выглядеть как Кристен Белл. Или как олимпийская чемпионка, пловчиха Эллисон Шмитт. Как ваша коллега, которую только что повысили, или ваш друг, который только что обручился.Все они — часть постоянно увеличивающегося контингента людей, страдающих от так называемой высокофункциональной депрессии. Но так как есть общепризнанный штамп, многие скрывают свои проблемы, и никто не знает, что у них что-то не так — иногда до тех пор, пока не становится слишком поздно.

Высоко- и низкофункциональная депрессия

Высокофункциональная депрессия — это такая депрессия, когда кажется, что внешне у кого-то все в порядке, а на самом деле внутри ему очень плохо и грустно.

Кэрол Ландау, кандидат медицинских наук, клинический профессор психиатрии, поведения человека и медицины в Brown Universit, говорит, что в первую очередь наблюдает это у женщин, склонных к перфекционизму — в общем, это как раз те ваши коллеги и друзья, которые ведут завидную жизнь и имеют длинный список личных достижений.





«Люди часто говорят, что “высокофункциональная депрессия” лучше, чем “низкофункциональная”, но это не совсем верно, потому что самое главное для человека в депрессии — получить помощь, а люди с высокофункциональной депрессией не всегда ее получают», — говорит Ландау.

Борьба на виду у всех

Левенталь не сразу публично рассказала о своей борьбе: «Я часто думала написать эссе. Однажды ночью я не могла заснуть и решила облечь в слова все то, о чем размышляла на протяжении многих лет».

Она рассказывает, что после того как ее пост был опубликован, ее друзья признались, что были в шоке. Теперь она чувствует себя более комфортно, говоря о своей депрессии: «Сказать, что у меня назначена встреча с моим терапевтом, теперь для меня тоже самое, что сказать, что я иду к стоматологу».Но в то же время она признается, что до сих пор не говорит об этом много, так как беспокоится, что это оттолкнет людей.

Ландау говорит, что это характерно для женщин: «Мы все время пытаемся проявлять заботу и поэтому даже отчасти не допускаем мысли о том, что сами нуждаемся в помощи», — говорит она.

«Но это огромная проблема. На самом деле, депрессия — главная причина недееспособности во всем мире, по данным Всемирной организации здравоохранения, которая учитывает такие факторы, как неявка на работу, невозможность выполнения повседневной работы и, вероятно, влияние других заболеваний, таких, как диабет. Но в ту минуту, когда кто-то решается открыться своему другу, он может услышать в ответ: «я тоже это переживаю» или «моя сестра/мама/наш лучший друг чувствует то же самое».

Другие способы обнаружить депрессию

Левенталь не отождествляет себя с угрюмыми женщинами из рекламы антидепрессантов. Ее симптомы проявляются по-другому. «У меня нервозность», — объясняет она. Ландау говорит, что это абсолютно нормально. «У вас может быть друг, который все время капризничает, или своеобразная подруга, обычно таких называют «стервой», но в душе этот человек действительно борется. Другие тонкие признаки обнаружить депрессию: ирония или угрюмые шутки — если они не соответствуют характеру вашего знакомого».

Итак, как разговаривать с подругой, если вы считаете, что она скрывает депрессию? Ландау говорит, что нужно для начала просто поинтересоваться, как дела, все ли в порядке. «Как дела? Ты сама не своя в последнее время. Что-то произошло?». Просто быть рядом, слушать и спрашивать — все, что нужно. Разным людям нужно разное. Ландау говорит, что лучше всего обратиться к опытному терапевту: «Есть огромное количество различных типов терапевтов, лекарств, программ и других инструментов. Поэтому ужасно, что так много людей не обращаются за помощью».опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.matrony.ru/depressiya-u-uspeshnyih-lyudey/