«Немцы очень их не любят...» Страница 2 из 3



Корпус с внутренней стороны покрывали шеллаковым лаком.

Для броска гранату брали в правую руку, так чтобы предохранительное кольцо находилось между пальцами руки и прижимали рычаг гранаты. Затем предохранитель отводили в сторону, после чего гранату метали в цель.

В момент броска предохранительное кольцо оставалось в руке. Оттяжка гранаты проворачивалась вокруг своей оси и ударник накалывал капсюль запала. После выгорания замедлительного состава происходил взрыв детонатора и заряда гранаты.

Некоторая сложность в обращении с гранатой была результатом повышенных требований специалистов ГАУ к безопасности гранат. Именно по требованию ГАУ конструкция имела два предохранителя. Один – предохранительная задвижка – отодвигался перед броском, второй – предохранительное кольцо – удалялся в момент броска. Подчеркивалось, что если в момент замаха в солдата попадёт пуля, то граната все равно не взорвётся, так как предохранительное кольцо останется на рукоятке. Кстати, позже мы увидим, что эта тенденция сохранится и в дальнейшем. Граната РГД-33 также будет взводиться в момент броска.
При взрыве образовывалось около 1000 осколков: к 500 готовым добавлялись около 300 осколков от решёток и около 200 от корпуса гранаты. Взрывы гранат, произведённые во время испытаний, показали что: «…значительная часть этих осколков, направленная вверх и в землю, пропадает, но всё же в круге диаметром 9 аршин, составленном из мишеней в рост, получается от 150 до 400 сквозных пробоин в дюймовых досках…».



Производство гранат было начато только в 1912 году и в этом же году первые партии их поступили на вооружение крепостей. Командиры пехотных и инженерных частей неоднократно просили руководство Главного артиллерийского управления выслать образцы гранат для проведения занятий с офицерами и нижними чинами. Главное инженерное управление запрашивало артиллерийское ведомство о возможности поставки гранат в инженерные части. В журнале заседания мобилизационного совещания Виленского военного округа указывалось «…признаётся крайне желательным снабдить полевые войска ручными гранатами…».

Однако ГАУ отвечало отказом во всех случаях. Вот, например, документ от апреля 1912 года: «Согласно уведомления Главного Управления Генерального Штаба настоятельной необходимости введения ручных гранат в табели довольствия полевых войск не установлено. Означенные ручные гранаты приняты для снабжения ими лишь крепостных артиллерий…».

Эти ручные гранаты в целом зарекомендовали себя с хорошей стороны. К их достоинствам следует отнести высокое поражающее действие (например, осколки гранаты образца 1912 года пробивали дюймовую
сосновую доску на расстоянии 1-3 сажени, количество только готовых осколков в этой гранате составляло около 600 штук), дешевизну и простоту изготовления. Фронтовики эту гранату предпочитали другим конструкциям. Вот что вспоминает один из них: «…дистанционные гранаты, начинённые тротилом Охтенского Завода …являются излюбленными гранатами разведчиков. Доказано, что немцы их очень не любят…».

Немецкие памятки со схемами и характеристиками русских гранат образца 1912 и 1914 годов



Граната образца 1914 года.
В дальнейшем для вооружения войск была разработана и принята на вооружение граната образца 1914 года. По сравнению с предыдущим образцом она была легче, компактнее, имела более выгодную форму.

Граната состояла из жестяного корпуса, заряда ВВ, осколочной решётки, накольного механизма и запала.

Накольный механизм располагался в трубке корпуса и походил на механизм гранаты образца 1912 года.

Корпус гранаты заполнялся взрывчатым веществом. В качестве штатных взрывчатых веществ предполагалось использовать тротил и мелинит. Однако в ходе войны в дело пошли и суррогатные взрывчатые вещества на основе аммиачной селитры. Гранаты, снаряженные такими ВВ, не уступали по поражающим свойствам обычным гранатам, но имели весьма серьзные недостатки, связанные с химическими свойствами аммиачной селитры. Уже вскоре после поступления таких гранат на фронт было замечено, что их корпуса подвергаются сильной коррозии, а снаряжение может терять взрывчатые свойства из-за высокой гигроскопичности. Для предохранения «капризного» взрывчатого вещества от влаги пришлось больше внимания уделить герметичности корпусов, более тщательно пропаивать швы корпуса, что было затруднительно и вызывало дополнительные затраты.

Для хранения таких гранат требовались сухие вентилируемые помещения, что было не всегда возможно. Вот некоторые выдержки из документов того времени – 13.05.1916. командир 64 пехотного Казанского полка доносит начальнику штаба 16 дивизии: «1916 года мая 9 дня, мы нижеподписавшиеся, свидетельствовали полученные 64 пехотным Казанским полком в 3 парке 16 парковой артиллерийской бригады по талону от 2 сего мая за № 12 тысячу двести (1200) гранат образца 1914 года, причём оказалось: семьсот семьдесят гранат (770) совершенно не пригодны к употреблению в бою, так как у большинства из них от небрежного хранения перержавела пружина рычага, благодаря чему рычаг не действует и у некоторых перержавела защёлка, придерживающая капсюль, а поэтому неисправные гранаты, в числе семьсот семьдесят (770) штук подлежат сдаче обратно в 3 парк, что и постановили занести в сей акт».

В повести «Школа», действия которой происходят уже в гражданскую войну, А. Гайдар так описывает применение ручных гранат образца

1914 года в боевой обстановке: «…Бомба у тебя есть? Нету? Возьми у меня одну. Погоди, да не суй её в карман рукояткой, станешь вынимать, кольцо сдернешь. Суй запалом вниз…».

Немецкие памятки со схемами и характеристиками русских гранат образца 1912 и 1914 годов

Или вот ещё: «…- Бросай вниз бомбу! — услышал я короткое приказание и увидел, как в руке Чубука блеснуло что-то и полетело вниз. Тупой грохот ошеломил меня. — Бросай! — крикнул Чубук и тотчас же рванул и мою занесённую руку, выхватил мою бомбу и, щёлкнув предохранителем, швырнул её вниз.
— Дура! — рявкнул он мне, совершенно оглушенному взрывами и ошарашенному быстрой сменой неожиданных опасностей. — Дура! Кольцо снял, а предохранитель оставил…».

«…Бомбу? — улыбнулся Чубук. -Это, брат, не ты один, это почти каждый непривыкший обязательно неладно кинет: либо с предохранителем, либо вовсе без капсюля. Я, когда сам молодой был, так же бросал. Ошалеешь, обалдеешь, так тут не то что предохранитель, а и кольцо-то сдёрнуть позабудешь. Так вроде бы как булыжником запустишь — и то ладно…».

Автор Борис Прибылов

  • 479
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое