Чертов Мост. 210 лет спустя Страница 1 из 8

36 фото + много интересного текста словами Автора

Швейцария. Чертов Мост. 210 лет со дня сражения.

210 лет назад, в сентябре 1799 года, вдалеке от Родины, русские солдаты навсегда покрыли себя воинской славой.
Невероятные сражения, которые они вели в тяжелейших условиях, попали во все военные хрестоматийные труды как пример беспрецедентного мужества и героизма, выносливости и стойкости.
Одна весьма скромная по масштабам войны битва, не только для нашей страны, но и для всего мира стала символом духа русского солдата. В России на протяжении десятилетий про неё слагались стихи, создавались произведения живописи, про неё рассказывали в школах маленьким детям, а храбрость простого русского воина в этот день приводили в пример в военных училищах.





Прошло много лет. Сотрутся воспоминания той поры, уйдут в небытие очевидцы, герои, забудутся обстоятельства и причины. Будут новые подвиги, новые поражения и новые победы, на которых будут воспитываться молодые поколения. Еще много войн познает Россия.
Но факт остается фактом – несмотря на века, несмотря на смену взглядов, политических режимов, идеалов и принципов, был, есть и будет человек, который всегда в истории России, в головах русских людей останется с гигантским знаком «плюс». Тяжело найти в России человека, не слышавшего эту фамилию.
Хватит интриговать. Приступим к делу. Мушкетеры короля, к бою!
14 сентября 1799 года, 210 лет назад, в ходе своего швейцарского перехода через Альпы, Александр Васильевич Суворов со своими «чудо-богатырями» с боем берет у французов Чертов Мост.
В ходе швейцарского похода эта стычка была далеко не самой крупной по масштабам. Были более значительные сражения, были более серьезные победы. Почему же именно этот эпизод легендарного похода стал символом мужества русских в глазах всего мира тех лет?
Почему этот небольшой эпизод считается вершиной, апофеозом военного таланта Суворова? За его плечами были грандиозные победы с десятками тысяч пленных. Но именно после швейцарского похода Суворов получает от императора высший воинский чин России – генералиссимуса.
Почему же побежали французы, находясь в беспроигрышной ситуации? Да и в чем она, эта беспроигрышная ситуация?
Да в конце концов, как вообще попал Суворов в Швейцарию вместе со своей небольшой двадцатитысячной армией, и при этом навел тотальный шухер по всей Западной Европе?
Вопросов много. Я считаю, что надо уважать память людей, живших до нас, ведь без них мир не был бы таким, каким его застали мы. А помимо уважения, мне очень хочется их понять. Понять их мотивы, причины, цели, прочувствовать их горе и радость, чем жили, чего хотели, что получилось у них, а что не совсем. Это понимание великолепно дает осознать и твое собственное место в жизни и времени.
Сейчас я хочу понять мотивы русских солдат, обычных крестьян, из которых долгие годы делали воинов, и которые сейчас вот царапаются по отвесным скалам в далекой, неведомой им горной стране, с одной лишь целью – ПОБЕДИТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ.
Я вот люблю историю.
И вот я еду к Сен-Готардскому перевалу искать Чертов Мост.



Однако, прежде чем искать конкретное место, нужно понять те обстоятельства, которые окружали событие. Без этого осознания древнерусская летопись будет казаться лишь затхлым куском кожи, полустертая монета 19 века – убогим кусочком металла, а остатки Чертова Моста – лишь грудой камней.
Чтобы понять, что привело Суворова и двадцать тысяч молодых, и не очень, русских парней сюда, к этой груде камней, за сотни километров от дома, нужно начать издалека.
XVIII век в Европе был веком абсолютизма – судьбу государств и народов решал один человек – король. Ну или там царь. Или курфюрст. Или папа. Или мама. Народу это не всегда нравилось, особенно когда путь развития приводил к подыханию его (народа) от голода. А король то, сука, во дворце из золота веселится с голыми бабами.
В общем, в самом конце XVIII века французский народ был окончательно выведен из себя своим королем и народ быстренько отрубил ему голову, ибо достал треклятый. Началась французская революция. Много крови, богатеньких резали масово, да и вообще всех кого ни попадя. Не палеолит же, когда на всю Францию двадцать человек жило, с тех пор много развелось людишек то, можно и покромсать друг друга чуток.
Французам очень понравилось без короля, и они стали подначивать соседние народы, мол что же вы тупите, у вас же король дебил, а вы такие молодцы. Так что терпеть? В соседних странах, напомним, везде были одни короли. Естественно, им, королям, очень не хотелось повторить судьбу своего французского партнера по бизнесу. Они быстро поняли, куда ветер дует, и все объединились против Франции, чтобы ничто не угрожало монархии, основе основ жизни.
В России в те времена правила Екатерина II, весьма умная тетенька, она, конечно, не любила революцию и французов, но делала это издалека, и предоставила европейским народам грызться между собой, а сама под шумок окончательно поделила Польшу. Тем не менее, надо было что-то делать, потому что буйные французы поперли из своей Франции как раненые буйволы, сокрушая всех и вся на своем пути. Так и до России могут окаянные добраться.
В Европу собирается 60-тысячное русское войско во главе с Суворовым, полководцем, не проигравшем ни одного сражения, притом при всех самых неблагоприятных раскладах.
Но случился конфуз – Екатерина уже была старенькая и умерла.
Новый император, её сын, Павел I, маму очень не любил и всё, что она задумывала, отменил, а всех, кого она любила, не полюбил. В том числе и Суворова. Но французы одерживают победу за победой, пол-Европы у них уже в руках, а молодой и талантливый нападающий французской революционной сборной Наполеон Буонопарте экспортирует заразу за пределы Европы и успешно воюет в Египте. Надо что-то делать – решает Павел и вступает в союз с европейскими державами, в первую очередь с Англией и Австрией, а остальные в этом союзе были так себе, ни с чем пирожки.
По просьбе союзников во главе армии встает Суворов. Он с небольшим войском прибывает из Империи в Вену, а затем и в самую горячую точку того далекого 1799 года – в северную Италию. Она уже три года как захвачена Наполеоном, и несмотря на то, что он уехал, в Италии австрийцев успешно теснят серьезные французские полководцы. Вся надежда на только Суворова.
И он оправдывает их. Такого Европа еще не видела. Бородатые люди в длиннополых кафтанах, вооруженные пиками и саблями, нападающие с нечеловеческом визгом большими конными отрядами, также известные как «коззакс», с ходу берут город Бергамо, ну знаете, оттуда ещё Труффальдино был.
В апреле русские войска вместе с австрийцами вступают в Милан, а через две недели – и в Турин. Все крупные сражения (при Требии и при Нови) были выиграны Суворовом, потери французов – колоссальны. За четыре месяцев вся северная Италия была от них очищена
Уж было загрустившие все европейские короли, чувствуя свою скорую участь, воспряли духом, приободрились и оперились. Слава Суворова становится невероятной и всеобъемлющей. Вся наша армия и так молилась на своего командующего, потому что он, по большому счету, её и воспитал, и вел от победы к победе. Давным-давно уже стало за истину для всего войска, что этот смешной плюгавый семидесятилетний старик, вечно что-то бормочущий себе под нос — колдун.
Суворов — это вовсе не такой статный красавец при регалиях, который смотрит на нас из всех школьных учебников истории



Гораздо ближе к истине этот памятник, установленный на перевале Сен-Готард в Швейцарии. Маленький старичок в клоунском плаще, ведомый своим проводником



Старичок не проиграл ни одного сражения. Всей армии было известно, что помимо пяти «людских» языков, которые он знал, он разговаривает с птицами — они доносят ему о расположении противника
Известны факты, когда при бомбардировках позиций свита Суворова и окружающие его солдаты прижимались поплотнее к командующему – ведь вся армия знает, что его не берут ядра и пули.
Теперь же в Суворова верит вся Европа. До такой степени, что она ни в коей мере не сомневается, что сейчас он вместе со своей оголтелой, небольшой армией двинет прямо из Италии через Гренобль и Лион на Париж и с ходу возьмет его. Собственно, он так и планировал.
Но как обычно начались слухи, сплетни, переговоры. Англии и Австрии не нужны были русские армии в сердце Европы, им как-то и без них хорошо жилось. Разрабатывается общий союзнический план: вместо Суворова наступление на южную Францию предпринимают австрийцы. В Голландии высаживается русский и английский десант (что и было проделано), он вторгается в плохую Францию с севера. Русские же силы ударяют напрямую на Париж из Германии, в которую они уже успели подоспеть.
Для этого удара сил у наших было недостаточно, потому что к северу от Альп у нас был лишь корпус Римского-Корсакова, а французов там была тьма. Суворову было велено идти на соединение с нашими основными силами, а возможно это было только через Альпы. Вернее, через одну-единственную горную дорогу, соединяющую в те времена северную Италию и южную Германию. Она шла через перевал Сен-Готард.
А вот тут-то мы и приступаем к самому интересному, потерпите же еще немного этой исторической хрени.
Ну в общем примерно расклад ясен. Есть одна немаленькая русская армия с Римским-Корсаковым на севере. Есть маленькая русская армия, но с Суворовым, она на юге. Между ними – высоченные горы Альпы. Им бы, русским армиям, соединиться – а потом гуляй рванина, перейдем Рейн, вторгнемся во Францию, Париж, вино, девочки…
Мечтам препятствовали два фактора: первый — это как уже было сказано, Альпы, а второй – восемьдесят тысяч французов, действовавших в них. Они очень не хотели дать русским соединиться, чтобы потом не смотреть на бородатые рожи, шастающие у Лувра.
Но русские же упорные. Они поперли в горы, и тут- то для французов и настал момент истины. Или мы московитов сейчас останавливаем, или наши парижские девочки в их лапах. Тут любой станет драться как лев, особенно в таких превосходных естественных условиях.
Обороняться на горе от наступающего снизу противника, в общем-то, не очень сложно. Особенно, если дорога одна. А она была одна. Суворов знал, на что шел, но на то он был и Суворов. На то была и его армия, готовая пойти за этим нелепым, комичным стариком в огромном плаще, в огонь и воду.
Поход начался с подстав. Австрийцы кинули нас и не предоставили мулов для перехода. Были потеряны несколько дней, за это время французы укрепляются на ключевом перевале всего маршрута – Сен-Готарде.
Штурм Сен-Готарда вошел в историю. Русские проявляли сумасшедший напор, такой, который и не снился даже буйным революционным французам. Известный факт, что Суворов всем другим видам боя предпочитал бой рукопашный, и действительно, равного в нем нашим солдатам на ту пору просто не было. Пуля дура, штык молодец! Французы не понимали, какая неведомая сила гонит русских наверх на неприступные склоны, наверх, со зверскими рожами, наверх, со штыками наперевес. Это было выше европейского понимания.
Ну выше, так выше… за один день Сен-Готардский перевал, единственная наша возможность пройти на север, был взят. Но перевал – перевалом… он большой, есть где побегать. Впереди лежало препятствие более значительное. Там, где реку Рёйс сжимают в тиски неприступные отвесные скалы, испокон веков был небольшой мостик. Слева, справа — не обойти его, невозможно. По большому счету, вся дорога между Италией и Германией сужалась до этих трех метров ширины, ширины моста, и находилась эта дорога на двадцатиметровой высоте!
Ущелье — естественная ловушка, которую не миновать. Мост через него – единственная ниточка, позволяющая спастись. Порви эту ниточку, уничтожь мост – и можно расстрелять всю неприятельскую армию с противоположного берега, а тебе почти ничего не будет. Так, собственно, и порешили сделать французы. Кокнем, думают, мост, и пусть этот Suwaroff сидит в своей Италии, а мы сообща навалимся на Римского-Корсакова.

  • 551
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое