Рассказ минского бродяги (11 фотографий) Страница 1 из 3

Перед вами 65-летний Анатолий — один из бомжей Минска. Однако в отличие от среднестатистического бомжа он трезв и прилично одет. Без определенного места жительства он уже более пяти лет и сегодня готов поделиться своим рассказом с вами.



Минчане без прописки и квартиры — по чистым и нарядным столичным улицам каждый день бродят десятки, если не сотни тех, за кем уже давно и прочно закрепилось емкое и вызывающее брезгливость слово «бомж». Задавшись вопросом, как же бывшие семьянины и хозяева квадратных метров превращаются в бездомных, редакция одного известного новостного сайта отправилась в город в поисках людей, которых давно не пугают «ни волны, ни ветер». Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что большинство несчастных не так уж и одиноки: почти все вокзальные и уличные попрошайки, жалостливо протягивающие заскорузлые руки в сторону прохожих, находятся под опекой и постоянным присмотром крепких парней кавказской национальности. А отыскать в зимнюю стужу бомжа, гуляющего самого по себе, занятие не из легких.



Анатолий — нетипичный бомж: теплая и, самое главное, чистая куртка, более или менее приличная шапка, светло-голубые, немного не по размеру джинсы. Мужчина трезв, выбрит и рассуждает вполне здраво, никакого специфического запаха или откровенной запущенности. Несезонность его наряда заключается в осенних туфлях и отсутствии перчаток — руки Анатолий греет в карманах куртки или втягивает в рукава. В общем, выглядит он для бомжа достаточно прилично, по крайней мере несколько месяцев в году, в основном зимних, когда ему, как и почти сотне «коллег по цеху», удается устроиться в государственное учреждение «Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства». Все его «богатство» умещается в один старый целлофановый пакет «Виталюр», который он всегда носит с собой — оставить-то негде.



Анатолию 65 лет, в июле исполнится 66, бомжует мужчина не первую «пятилетку». В Доме ночного пребывания, расположенном в промышленной части столицы, он частый гость.
— Про «Дом» я знаю еще с 92-го года, он тогда был на улице Якуба Коласа — два старых деревянных сарая. А потом его сюда перенесли. Почти каждый год живу здесь, конечно, стараюсь устроиться к зиме, — рассказывает мужчина.
По словам Анатолия, каждый бездомный может «устроиться» в Дом ночного пребывания на один месяц. Дальнейшая судьба — улица или теплая, но контролируемая жизнь в заведении, напоминающем хостел, — в руках директора, именно он может продлить «путевку» на срок до года.



— Все на усмотрение директора, как он сам решит: он же здесь и царь, и Бог, и воинский начальник. Вообще Михайлович [директор заведения — прим. автора] очень многим помогает: документы восстановить, в Дом престарелых устроить, в бумагах разбирается. Грамотный и неравнодушный человек. Но и за порядком следит. Мы же как: с 6 и до 10 вечера можем зайти в «Дом», а в 8 утра уже уходим. Строго смотрят, чтобы пьяные не приходили, тогда просто не пускают — ночуй где хочешь. И я согласен — правильно это.
О том, как лишился жилья, Анатолий говорит уклончиво:
— Была у меня квартира в Ленинском районе, на Плеханова, но с семьей начались неполадки и жена меня выписала. К тому моменту мы уже были разведены. Не знаю, как это ей удалось, все юристы и адвокаты сделали. Понимаете, когда началась перестройка, я стал работать по фирмам. Все больше по колхозам ездили, у нас было три области: Гомельская, Могилевская и Брянская. В основном в России и сидели. Там нормально я зарабатывал, но и режим такой: три-четыре месяца поработаешь, на неделю можно домой. Ну вот ей это, видимо, и не понравилось, и она меня выписала. Соседи ее поддержали, были против меня. Ну и это дело любил иногда, — признается мужчина, воспроизводя при помощи указательного пальца и шеи общеизвестный жест. — Дочка в той квартире сейчас не живет, у мужа она, может, сдает, может, продала — я даже не знаю.

  • 607
  • 06/03/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое