Цитаты Ван Дамма Страница 1 из 3

Фильмы с участием Жан-Клода я смотрела не по собственному желанию, а по желанию моего наидобрейшего папы, но сегодня я готова сказать ему «спасибо» только за то, что он открыл мне такого прекрасного актёра. Пусть Жан-Клод Ван Дамм не гений на актёрском поприще, но его фильмы смотреть легко и приятно, несмотря на изобилие разнообразных боевых приёмов, которыми он, как известно, владеет в совершенстве (ногами работает особенно знатно). В прошлом Ван-Дамм был одним из лучших каратистов, культуристов и кикбоксеров, а сегодня он простой 51-летний актёр, которому не важно, сколько заплатят, а важен характер персонажа. По причине того, что Сильвестр Сталлоне не смог толком объяснить, кого должен будет сыграть Жан-Клод в первых «Неудержимых», тот отказался от роли, хотя ему обещали огромный гонорар.

Когда-то меня просто назначили звездой.






Но без ложки дёгтя в его истории не обошлось, ведь даже такой мужчина, как Ван Дамм не идеален, но вернулся в нормальную жизнь, пережив очередной развод, и вырастив троих детей. Кстати, внешность Жан-Клода обманчива и он не только качает мышцы. Актёр обожает классическую музыку, знает четыре языка и неравнодушен к балету, которым занимался в детстве.

Считается, что такие люди, как Слай (Сталлоне), Арнольд и я, не могут совершать ошибок. Но мы ошибаемся, а Голливуд нам все прощает.
Еще 10-15 лет назад всем нам приходилось качать мышцы, держать себя в форме и мучительно искать хорошие сценарии. Но сегодня тебе уже не нужно быть Мистером Бицепсом, чтобы стать героем боевика. Тебе даже не нужен хороший сценарий. Тебе просто нужен режиссер, умеющий работать с зеленым экраном и всем этим чертовым шулерством.
Мне кажется, что первым настоящим супергероем экрана был Чарли Чаплин.
Как же мне это надоело: три кувырка в воздухе, потом проламываешь кому-нибудь голову, а потом приземляешься на стол и говоришь: «Привет, я Жан-Клод Ван Дамм».




Я расскажу вам, что такое дешевое кино. Ты привык делать три, четыре, пять дублей, но тут тебе говорят: у тебя в запасе только два. Два дубля, и — плохо это или хорошо — идем дальше. Декорации, на фоне которых ты стоишь, изображают Америку, и ты пытаешься говорить, как американец, ведь ты, типа, в Майами, и все такое. Но вот в самый неподходящий момент мимо тебя проезжает «лада» — ну такая русская тачка из восточного блока.
Это бывает со всеми. В какой-то момент ты вдруг осознаешь, что это не ты следуешь за сценарием, а сценарий следует за тобой. И ты начинаешь просто жить внутри фильма. Де Ниро, мне кажется, в сценарии вообще не заглядывает.
Когда я только приехал в Америку, я занимался всякой ерундой — водил лимузин, работал в массажном салоне, доставлял пиццу и чистил ковры. А еще я был вышибалой. Однажды мой лимузин сняли две тетки. Им было под сорок, и они мне говорят: «Водитель, у вас есть что-нибудь пожевать?» — «Да, — говорю, — жвачка». — «Да нет, — говорят, — нам бы что-нибудь такое, чтобы во рту, ну ты понимаешь». В общем, они хотели меня снять. Мужья отправили их в Беверли-Хиллз к пластическим хирургам, а они хотели меня. Но ничего не произошло. Очень они были страшные.




Когда я вижу бездомную собаку, я понимаю, что должен забрать ее с улицы. В Таиланде я подобрал семь псов. Некоторые из них были парализованы. У одного вместо четырех лап было три. Еще один страшно хромал, и мне пришлось заказать для него специальное устройство с колесами. Но собак не так-то просто возить из одной страны в другую, так что я нанял частный самолет. Теперь дома у меня живут девять собак, и настоящее удовольствие я испытываю, когда гуляю с этой сворой по пляжу. Видели, наверное?
Нет во мне ничего необычного. С вами говорит человек, который родился в простой стране среди простых людей. Во мне нет ни глубокомыслия, ни ума, ни глупости — просто чувак, у которого есть собаки и дом, который любит тренироваться и который рад, что жив.
Я до сих пор спрашиваю себя: что я сделал за свою жизнь? Но у меня нет ответа.




Ни мать, ни отец никогда не называли меня брюссельской мышцей (прозвище Ван Дамма). Мать звала меня Сиска. Это такое бельгийское слово, которым называют что-то, что хочется потискать. А отец звал меня Жан-Клод, и в такие минуты я ненавидел его.
У меня нет врагов. Жизнь слишком коротка для этого.
Меня не интересует политика. Я бросил школу в 13, и вряд ли многое знаю — кроме того, что ничто в мире не стало за последнее время лучше. Поэтому вместо того, чтобы рассуждать о президентских выборах, давайте поговорим о планете и о том, что с ней будет через 20 лет. Победит Обама? Да мне плевать.


  • 3371
  • 15/11/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое