Интервью с преподавателями Coursera

Добрый день. Многие знают и пользуются известной площадкой для онлайн образования Coursera.org. Я тоже принадлежу к их числу. Пройдя пару курсов, я стал интересоваться внутренней кухней. Я связался с несколькими преподавателями и попросил их дать письменное интервью. О том что получилось читайте далее.

На вопросы отвечают:

Берзо́н Николай Иосифович, профессор, доктор наук. Автор курса «Финансовые рынки и институты», ВШЭ.





Paolo Prandoni, PhD. Вместе с Martin Vetterli ведет курс «Digital Signal Processing» от École Polytechnique Fédérale de Lausanne



Jim Fowler, PhD. Вместе с Bart Snapp и Jenny George ведет курс «Calculus One» от The Ohio State University. Так же он является автором курса «Calculus Two»



Готовы? Поехали!


Почему вы решили сделать он-лайн курс?
Берзон Н.И. Я читаю аналогичный курс в ВШЭ, и, когда университет решил войти в Coursera и записать ряд курсов, я сказал, что готов в этом деле поучаствовать. Я просто не представлял, во что ввязался)) Вообще, в Coursera так просто не попадешь. Они долго проверяли университет, качество преподавания, и так далее. И когда они дали добро, тогда руководство ВШЭ решило что мы запишем 11 или 12 курсов. Ну и я сказал, что готов.
Paolo Prandoni. Нам посчастливилось оказаться в близком контакте с Daphne Koeller, когда она запустила Coursera, и мы решили внести свой вклад в мир глобального свободного образования, создав курс Signal Processing.
Jim Fowler. Я очень хочу, чтобы больше людей занимались математикой. С помощью новых, интересных, увлекательных знаний, я хочу вовлечь большое количество студентов в математику, и неважно, будут они заниматься ей для удовольствия или профессионально.

Насколько тесно в процессе работы происходит взаимодействие с сотрудниками самой Coursera?
Берзон Н.И. Практически никак. У нас есть служба (учебно-методическое управление), которая взяла все организационные вопросы на себя. На меня легла только подготовка материалов, презентаций, лекций ну и прочего. Так что Coursera мне никак не мешала.
Paolo Prandoni. Не очень тесно. Платформа, хотя и не совершена, является понятной.
Jim Fowler. Не слишком тесно при работе над этим курсом, хотя, я часто говорю с ними о других вещах.

Расскажите, как происходила подготовка курса. Сколько человек в этом участвовало? Сколько ушло времени на запись лекций и подготовку тестов?
Берзон Н.И. Обычно я читаю этот курс в магистратуре ребятам, которые выбрали специальность «Финансовые рынки и институты». Мне оставалось лишь адаптировать его к отсутствию коммуникации со слушателями. Я постарался максимум информации разместить на слайдах, это первое. Второе, я понимал, что слушать могут люди, которые будут далеки от финансов, поэтому некоторые вопросы упростил, не вдаваясь в нюансы, важные для специалистов.
Paolo Prandoni. Сначала мы приготовили слайды для видео. Потом мы записали голос, который комментировал слайды на планшете Wacom. Наконец, мы записали введения с преподавателем для каждой лекции. Таким образом, подготовка каждой лекции занимала приблизительно 5 человеко-дней.
Jim Fowler. Мне необходимо около 10 часов для записи одного часа лекций, включая редактирование. Чтобы это стало возможным, я разработал «autocutter», о котором вы можете прочитать на githab. Он справляется с редактированием за нас.

Какие трудности вы испытали при оформлении курса? Есть ли какие-то «тестовые студенты» на которых проходила обкатка курса до его публичного открытия?
Берзон Н.И. В основном, чисто технические сложности. Например, нельзя на съемки приходить в полосатой рубашке, нельзя чтобы галстук был в крапинку.
Еще мне было сложно адаптировать лекции к формату записи. Обычно моя лекция идет полтора часа, а запись идет фрагментами по 10-15, иногда 20 минут. И необходимо было лекцию разбить на несколько блоков, причем каждый должен нести в себе завершенную мысль. Вот это было сложно. Но, тем не менее, все получилось хорошо.
«Тестовых студентов» не было. Мы могли контролировать записи до их размещения. Так, после записи ролика, мне его присылали. Я смотрел, если мне что-то не нравится, то мы это переписывали.
Paolo Prandoni. Курс основан на дисциплине, которую мы читаем в EPFL уже 6 лет, так что мы получили достаточно обратной связи для создания первой версии курса. Сегодня у нас третий запуск курса и обратная связь от онлайн сообщества помогает нам постоянно улучшать курс.
Jim Fowler. Сначала, запись и редактирование были очень трудными – было много нарезок, а то, что нам необходимо сделать, было трудно объяснить другому человеку (например, «каждое второе видео снимается сверху вниз» так как мы снимаем очень много математического контента). Autocutter решил эту проблему.
Нет, у нас нет тестовой аудитории. Насколько я знаю, нет легкого способа сделать материал на Coursera доступным только для тестовой группы студентов.
Наоборот, я рассматриваю MOOC-студентов как «тестовых» для тех вещей, которые я хотел бы сделать в Университете Огайо. Я могу запустить большой «учебный эксперимент» в MOOC, который не смог бы сделать «в реальности», и мы получим много интересных данных по обучению Calculus.

На большинстве курсов работает команда, состоящая из лекторов и TA. Сколько человек было в вашей команде, как между ними распределялись роли?
Берзон Н.И. Мне помогали Анна Петрикова, аспирант моей кафедры. Сергей Володин – старший преподаватель моей кафедры.
Роли я, конечно, распределил, но потом они все равно перемешались. Сергея, так как он хорошо делает слайды, я попросил привести презентации в приличный вид. Также, Сергей аккумулировал вопросы, заданные на форуме. На вопросы, которые он способен был дать ответ, он отвечал, а остальные присылал мне.
Задача Анны заключалась в подготовке тестов. У меня, конечно, тесты были, я ей их передал, а она их расширила. По каждой неделе мы писали 30 тестов. Она их дорабатывала, потом я их еще раз просматривал, что-то исправлял и отсылал назад. Она же их сопровождала, поскольку автомат проверки иногда давал сбои.
Paolo Prandoni. Мы с Мартином создали лекции. Потом привлекли пять аспирантов для работы над домашними заданиями, два человека работали над видео и три TA поддерживают форум.
Jim Fowler. Мы запускали этот курс три раза подряд. В этот раз Dr. Jenny George была ответственным лицом, так что она просмотрела большинство видео, писала вопросы, отвечала на сообщения и делала анонсы. Мне нравится работать с моделью «великодушного диктатора», когда один человек постоянно полностью контролирует курс и может изменять его, когда считает нужным.
Когда мы первый раз размещали курс, я создал много контента (например структуру курса, шкалы и политику оценок), а так же написал бэкенд, являющийся модифицированным кодом Khan Academy, интегрированным в нашу платформу, построенную на алгоритмах скрытых Марковский моделей и адаптивного обучения. Математический парсер был написан на JavaScript
Steve Gubkin разработал упражнения MOOCulus.
Bart Snapp руководил написанием учебника и записывал больше видео, когда он руководил курсом.

Чем вы руководствовались, составляя структуру курса?
Берзон Н.И. Своим курсом в ВШЭ.
Paolo Prandoni. Мы постарались сделать курс похожим, насколько это возможно, на курс в EPFL. Цель заключалась в создании высококачественного курса по цифровой обработке сигнала, который мог бы использоваться как в университете, так и вне его.
Jim Fowler. Это хороший вопрос, я приверженец старой школы. Некоторые ожидают от MOOC «современных» методов, но я не считаю необходимым менять учебный план. Calculus One представлен в онлайн всего лишь видео, учебником, и случайно сгенерированными вопросами, но по содержанию он очень близок к стандартному курсу AP Calculus AB. Надеюсь, многие люди смогут повторно использовать курс для достижения поставленных целей.

На курсе лекции публиковались по недельно. Они записываются так же «на ходу» или все было готово заранее?
Берзон Н.И. Все лекции были сделаны до открытия. Университет нанял компанию, которая специализируется на записи роликов. Там был режиссер, оператор, звукооператор и т.д. Знаете, это оказалось не все так просто. Я приходил, мы записывали, потом что-то переписывали, потом уже был монтаж. Но в любом случае делалось все централизовано.
О времени. У меня 9 лекций, приблизительно по 1,5 часа. Каждая лекция записывалась часа 4. Поскольку некоторые вещи приходилось перезаписывать. Ну, например, когда ты ведешь лекцию, и где-то ошибся, можно сказать: «ой, ребята извините», поправиться, и дальше поехали. Тут же так не сделаешь
Paolo Prandoni. Большинство видеолекций было готово до начала курса. Они слишком напряженные, чтобы записывать их писать на ходу.
Jim Fowler. Мы делали видео по ходу курса. С Autocutter это не так долго

Если в тестовых заданиях обнаружится ошибка, есть ли возможность ее исправить, перезачесть тест или удалить его из оценки вовсе?
Берзон Н.И. Это как-то возможно, но детали я не знаю.
Paolo Prandoni. Да мы можем исправить или удалить вопрос.
Jim Fowler. В зависимости от ситуации. Если ошибка затрагивает только формулировку проблемы, то она может быть исправлена без существенных затруднений. Если проблема в неверном ответе, тогда необходимо будет снизить оценку за тест, или не учитывать этот тест в финальной оценке.

Известно, что сертификаты участники получают спустя какое-то время. Но оценки за контрольные известны заранее. Почему происходит задержка? Обработка не автоматизирована? Как вообще происходит подведение итогов и формирование сертификатов?
Берзон Н.И. Не смогу ответить, это технические вопросы. Саму форму сертификатов делали наши ребята из учебно-методического управления.
Paolo Prandoni. Сертификаты готовятся Coursera. Мы не можем контролировать это время.
Jim Fowler. Мы ждем до того момента, когда последняя возможность для кого-либо сдать работу истечет. Что обычно означает пару недель с момента окончания финального экзамена. Само вычисление финальной оценки занимает несколько часов, после чего мы удостоверяемся в корректности вычислений, и только потом отправляем запрос на изготовление сертификатов. После того, как запрос будет отослан, тоже есть задержка.

Каковы ваши личные впечатления от такого нового формата преподавания? Какие проблемы и перспективы MOOC Вам видятся?
Берзон Н.И. Смотря с какой точки зрения посмотреть. С точки зрения университета это абсолютно правильный шаг. Потому что на моем курсе было свыше 16 000 человек, а что еще можно лучше придумать для пиара университета? Причем я думал, что меня будут слушать ребята только из России и стран СНГ, а слушали из Америки, Германии, Израиля и Франции. Для университета то, что он вошел в этот глобальный тренд – это абсолютно правильное стратегическое решение.
С точки зрения меня, как преподавателя. Первое, тяжело читать курс в пустоту. Я не вижу аудитории, я не вижу глаза студентов, я не понимаю их реакции: понимают они меня или нет. Преподаватель, который читает лекцию, сродни артисту, который выступает на сцене, и артисту важно, чтобы был полный зал. Мне тоже это важно. У меня в университете лекция превращается в беседу, дискуссию, некое обсуждение. Я ребятам могу сказать: «На следующей неделе мы будем обсуждать облигации, я рекомендую прочитать главу такую-то». Это позволяет не рассказывать азы на лекции и переключиться на проблемы. А тут с нуля – это тяжело. Но потом привык.
Второе, физически дискомфортно стоять на одном месте во время записи. Ведь когда я читаю лекцию, я оживляю ее с помощью работы с доской (рисую формулы, графики). А тут все очень статично, это было тяжело. Я предлагал сделать запись по время обычно лекции, но, как мне объяснили, это было бы раза в три сложнее, чем студийная запись. Кроме того, это потребовало бы больше оборудования (например, трех камер вместо одной). Хотя, наверное, когда-нибудь я попробую и этот формат.
В целом о MOOC. Не так давно я прочитал в интернете статью немецкого профессора, который пишет, что через лет 10-15 останутся только сильнейшие университеты, которые встали на путь MOOC. Это сделает образование качественным, доступным и дешевым. Действительно, зачем мне заканчивать третьесортный вуз, если я могу получить знания от ведущих профессоров мира? Это его прогноз, не мой. Но какая-то доля правды в этом есть. От себя замечу, что, все-таки, вербальное общение необходимо и студенту и преподавателю. Поэтому онлайн курсы полностью все равно не вытеснят традиционный формат обучения.
Paolo Prandoni. Мы думаем, это прекрасный инструмент, который не заменит университеты, но сможет дать многим людям улучшить свои навыки и знания. Это большая работа со стороны учителя, но и большое вознаграждение.
Jim Fowler. Я думаю что лучшее в этом новом формате это разнообразие студентов. MOOC обогащает людей со всего мира, не зависимо от того, где вы живете. Как результат, появляется больше людей, которые занимаются математикой.
Как потенциальная проблема, меня очень волнует большая зависимость от видео. Моя любимая аналогия выглядит так: обучение один-на-один это любительский театр, тогда как MOOC это больше похоже на фильм или телевидение. Но эта аналогия простирается глубже: при создании постановки или видео нам будут необходимы АКТЕРЫ. Я не хочу, чтобы люди больше смотрели математику, я хочу, чтобы они больше занимались ей. Я надеюсь, что разнообразие онлайн сообщества решит эту проблему. MOOC объединяет множество людей, которые хотят больше вместе заниматься математикой, так что я не сильно волнуюсь. Это многообещающий тренд.

Есть ли, с вашей точки зрения, недостатки именно у самой платформы Coursera?
Берзон Н.И. Проверка тестов делается в автоматическом режиме, нас туда не пускают. И иногда там происходили какие-то непонятные сбои. И неправильные ответы выдавались за правильные. Нам приходилось звонить и исправлять ситуацию.
Paolo Prandoni. Платформа не дружественна к пользователю, как мы привыкли ожидать от многих веб-платформ. Работа должна быть закончена, но это постепенный процесс.
Jim Fowler. Улучшить можно все. Лучшее, что может быть в Coursera это то, что мы можем получать данные для нового цикла разработки. На этом видео я рассказываю более подробно:


Есть ли у Вас планы на будущее связанные с MOOC, если да, то какие?
Берзон Н.И. К сожалению, не все здесь зависит от меня. Жду решения университета. Я бы курс повторил. Тем более что по повторяющимся вопросам на форуме я вижу, что не все я смог доходчиво объяснить. Такие фрагменты, конечно, надо переделать. И у меня есть задумки для еще одного курса.
Paolo Prandoni. Мы рассматривает сотрудничество с другими университетами для актуализации и согласования программы.
Jim Fowler. Я хочу сделать курсы по геометрии и топологии.

Какова статистика курса?
Берзон Н.И. 16289 – записалось. Лекции прослушаны 237 849 раз. Тесты написаны 41 518 раз. Средний бал по неделе варьируется от 7,6 до 8,6 (из 10). 1 939 студентов получило сертификат с отличием (более 80 балов), 545 обычный сертификат (более 50 но менее 80). Не получили сертификат 14 164 студентов.
Paolo Prandoni. На курс подписывается около 20 000 студентов, из них около 1 000 получают сертификат.
Jim Fowler. На курс было подписано 185 021 студентов, из них 5% сдали экзамен.


Один из преподавателей (Kevin Werbach, курсGamification, University of Pennsylvania) отказался давать интервью, но в конце курса выложил подробное статистическое видео, краткая выжимка для тех, кому хочется больше цифр, под спойлером.

GamificationПодписались – 78351 студент (81600 в 2012, 66438 в 2013 году). Для 46% студентов это был первый курс. 20% покинули курс до его окончания
169 страны (24% студентов из США), что больше чем в прошлый раз (150 стран)
Половой состав: 62% мужчины ( 66% и 67% в предыдущие запуски)
77% уже работают. Из тех, кто учится, 83% имеют степень бакалавра, 43% степень магистра.
Об активности на курсе. 51 341 (66%) просмотрели весь курс (обычный показатель 50-60%). 10 593 тем на форуме было открыто. Более 100 000 peer assessment от 6 936 студентов было выполнено.
О результатах курса. 61% выполняли все p2p задания, 75% писали экзамен. Сертификаты (набрано более 70% баллов) получили 4510 студентов это 5,8% от общего числа(10,1% в 2012, 8,4% в 2013). Эти данные согласуются с другими курсами, и выглядят даже хорошо. В целом по Coursera успешно сдают курсы только 2-3% студентов.
Я постоянно экспериментирую с курсом, что-то меняю в зависимости от обратной связи. Этот запуск был удлинён на 4 недели (общая продолжительность 10 недель). С этим я связываю уменьшение процента успешного прохождения.
Курс будет отредактирован и запущен снова осенью. Я так же работаю над Gamification Two.

P.S. Большое спасибо мой супруге, за редактирование моего корявого перевода.

Источник: habrahabr.ru/post/223603/
  • 466
  • 21/05/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также