Лев и журавль




Во времена р. Иошуи бен Ханании императором Адрианом разрешено было евреям вновь построить храм в Иерусалиме. Двое граждан Папус и Лулианус открыли по всему пути от Аку до Антиохии кассы для снабжения всех возвращающихся в Иерусалим евреев деньгами и всем необходимым.
Когда об этом узнали хутеи (самаритяне, непримиримые враги евреев), они оклеветали евреев перед Адрианом, донося о будто бы готовящемся против него восстании.
— Как же быть? — задумался Адриан. — Ведь разрешение уже вступило в силу.
— Прикажи им, — посоветовали хутеи, — возобновить храм не на прежнем месте, или же вели изменить его размеры, увеличив или уменьшив их хотя бы на пять локтей против прежнего. Тогда они от постройки храма сами откажутся.
Между тем весь народ собрался в долине Бет-Римон, и известие о новом указе Адриана вызвало общий плач и отчаяние. Тут и там начали раздаваться голоса против подчинения указу. Необходимо было немедленно успокоить народ. Кому же поручить это? Выбор пал на р. Иошую бен Хананию как на самого популярного из учёных.
Встаёт р. Иошуа и, обращаясь к народу, говорит:
— Однажды лев, пожирая свою добычу, подавился костью. И начал лев звать на помощь: «Кто вытащит у меня кость из горла, того я вознагражу по-царски!» Прилетел журавль, засунул свой длинный клюв в глотку льву и, вытащив кость, стал требовать награды. «Уходи поскорее, — ответил лев, — достаточно для тебя награды, что ты можешь похваляться, говоря: «Я был в пасти у льва — и ушёл, как видите, цел и невредим!» Так и мы, братья: будем довольны тем, что, подпав под власть Рима, мы хотя бы жизнь свою сохранили до сих пор.
  • 719
  • 27/11/2012

Смотрите также

Категории