Хулио Гранель: Психоаналитическая теория несчастных случаев Страница 1 из 3

В основе текста интервью Julio Granel «Lecturas psicoanalíticas del accidentarse» для Emilia Cueto и журналов ImagoAgenda и ElSigma

Интервью аргентинского психоаналитика доктора Хулио Гранеля (Julio Granel), учитывая печальную современную статистику ДТП, посвящено чрезвычайно актуальной теме, а именно – несчастным случаям. 

В интервью д-р Гранель делится своим почти 30-им опытом наблюдений различных несчастных случаев, концептуализация которых, на сегодняшний день, расходится с представлениями классического психоанализа.  Одно из этих расхождений проявляется в важности того значения, которое Гранель, опираясь на Биона, отводит интуиции и предчувствиям. Другим чрезвычайно интересным пунктом теории Хулио Гранеля является представление о связях несчастного случая с перверсией и психозом.




Вы – медик, психиатр, обучающий психоаналитик Ассоциации Психоаналитиков Аргентины (АРА). В какой момент вас заинтересовало изучение бессознательных процессов, приводящих к несчастным случаям?

На самом деле всё началось с медицины.  Несчастные случаи привлекли моё внимание, когда я работал в службе спасения ассистентом в отделении травматологии. Меня всегда интересовало, что же происходило в душе пострадавших.  Мне казалось странным то, что человек во время вождения автомобиля проявлял такую рассеянность или невнимательность, например, смотрел в другую сторону от дороги, что попадал в аварию. И мне показалось, что это тоже своего рода заболевание. Речь идёт не  столько о сломанных костях, сколько о том, что в этом человеке присутствовало что-то такое, что и привело его к аварии. И это «что-то»  связано ни с бактериями, ни с гормонами, ни с артериальным давлением, а именно с тем, что с ним произошло. Так я к этому пришёл. Потом я стал  изучать психиатрию, психоанализ, и начал я, конечно, с чтения Фрейда.

Когда вы работали в качестве медика в службе спасения, вы думали о том, в каком направлении и по какой специальности вы будете работать в дальнейшем?

Я всегда хотел изучать медицину для того, чтобы стать психиатром, но во время работы в неотложке я имел дело с травмами, ранениями, ожогами. Я был медиком и я должен был владеть общими медицинскими знаниями, но несчастные случаи вызывали у меня особый интерес.  А потом я перешёл работать под патронаж врача, приехавшего из Соединённых Штатов,  и он научил меня психологическому подходу к пациентам  с соматическими нарушениями. Потом я устроился работать в психиатрическую клинику (Sanatorio Flores в Буэнос-Айресе) под руководством профессора Гонсало Боск (Gonzalo Bosch), одного из выдающихся психиатров того времени. Я окончил курс психиатрической медицины и поступил в качестве интерна в клинику Flores, а затем я вступил в Ассоциацию Психоаналитиков Аргентины и начал психоаналитическую практику.

В каком году вы вступили в Ассоциацию?

Я начал обучение в 1951 году и в 59-60-ых года вступил в АПА.




Вы утверждаете, что несчастные случаи  — это не злополучные случайности, а реакция на «кризис перемен», которому субъект «не может ни противостоять, ни разрешить его».  Каким образом несчастные случаи связаны с «кризисом перемен»?

Да, я это утверждаю, но я основываюсь на трудах Фрейда. Изучая психоанализ, я открыл для себя «Психопатологию обыденной жизни» Фрейда. В  этой книге он изучает разного рода повседневные оплошности, такие как забывчивость, оговорки, описки, и в том числе несчастные случаи. Он описывает различные ситуации, в которых люди пострадали случайно, но при этом Фрейд проницательно указывает на их «как бы» случайный характер. На основании этого, мы заявляем, что в действительности «несчастные случаи не случайны».  Если мы вспомним философское определение случайности  у Аристотеля, как чего-то, что принадлежит материи, а не человеку, чего-то над чем человек не властен, то это будет не то, что мы понимаем под несчастными случаями.

То, что мы понимаем под несчастными случаями, Фрейд называл Vergreifen, что в переводе с немецкого обозначает что-то вроде «разрушить спутанные вещи». То есть несчастный случай это изменение вещей, находящихся в состоянии спутанности. Фрейд будет первым, кто скажет, что несчастные случаи – это не злополучные случайности, их причины находятся в бессознательном.  Таким образом, я основывался на концепциях Фрейда, чтобы продолжить исследование и продвинуться дальше, в описании того, что же происходило с человеком, перед тем, как с ним произошёл несчастный случай. Положения нашей теории – это результат размышлений и наблюдений за пациентами, попавшими в несчастные случаи и переживающих кризис перемен.  Это лишь теория, которая, следовательно, может быть или опровергнута, или расширена.

  • 19
  • 19/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также