Романтика да и только... (№3)

С любимыми не расставайтесь…

С Ваней мы познакомились в одном из пригородных кафе Одессы. Тогда мне было семнадцать. Он работал официантом, а я… я стала постоянной посетительницей того самого кафе. Это был красивый роман. Поначалу мы просто улыбались друг другу. Я дарила ему загадочные взгляды, а он мне — белые розы. Я просто по-детски улыбалась, а он водил меня на море ночью… Все продолжалось недолго. Да и наши отношения еще развиться толком не успели, — нужно было возвращаться домой. Я помню каждый миг нашего прощания. Он обещал, что будет ждать меня в следующем году. Будет ждать…

На следующий год я вернулась. Он ждал меня. Мы виделись каждый день, загорали, купались, ходили на дискотеки, в кино. Даже когда мы просто сидели вечером на пляже, а над головой в звездном небе взрывались ослепительные нити салюта, я чувствовала себя самой счастливой девушкой на свете…

Он дарил мне нежность, ласку, любовь, заботу, а я… я подарила ему себя.

Однажды он просто предложил мне пожить у него некоторое время в Одессе. Мои родители, да и знакомые моих родителей, которые с нами отдыхали, были от него без ума, поэтому возражать не стали. Нам легко было вместе. Началась новая жизнь. В Одессе я продолжила учебу, начала работать. И вроде бы все складывалось отлично… У меня было все: квартира, своя машина (Ваня устроился на хорошую работу), нежность, ласка, забота, а главное — любимый человек. Я любила его, он боготворил меня… Когда все знакомые уже твердили в один голос, что пора бы уже нам пожениться и заводить детей. Вот тогда-то мой маленький Дворец счастья и любви разрушился где-то у меня в душе. И вся жизнь пролетела перед глазами. Она ведь так отличалась от той жизни, которой я живу сейчас. Она была другой до появления Ванечки…

На секунду мне показалось, что брак — это болото, которое затянет меня, и я не успею сделать то, что начало так медленно, но стремительно рушиться. Рушились мечты. Их было две: серьезная журналистика и долгая счастливая семейная жизнь в Норвегии. Вани в этих планах не было. Мысли одолевали меня. Внутри что-то кричало, что мой курортный роман слишком затянулся и что пора бежать.

Я всегда убегаю, когда мне очень хорошо. Наверное, от страха, что это когда-нибудь кончится. А это облако счастья хотелось оставить в сердце навсегда.

Я сбежала ночью, когда он спал. Почему ночью? Не знаю, хотелось быть с ним до последнего, да и поезд отправлялся примерно в это время. Я оставила лишь записку «Любимый, я ухожу от тебя. Умоляю, не ищи меня. Прости». Только сейчас я понимаю, сколько любви и боли было вложено в эти слова… Но мечта и страсть к путешествиям звали меня все громче, при этом заглушая отчаянный крик сердца…

Я добилась своего. Я стала успешной начинающей журналисткой. Начала работать на одном из норвежских каналов. Нашла много новых друзей, понимающего и любящего меня человека, все, мечта сбылась. И вот опять машина, квартира, любовь и нежность, забота и… успешная работа. Да, я променяла любовь на работу. Наверное, в тот момент я задумалась, что цена исполнения желаний выше, чем мы думаем. Я заплатила за них душой и сердцем, потому что душа моя осталась в Одессе, а сердце у Вани. Мы были друг от друга далеко, но я все равно ощущала, как он мучается, чувствовала, что он искал меня. Искал у родителей, друзей, подруг… не нашел.

Что заставило меня к нему вернуться знает только Бог и мое сердце. Однажды я просто включила кино «Ирония судьбы или с легким паром». Я всегда любила классику, а особенно этот фильм, который мы когда-то смотрели с Ванечкой, лежа в обнимку на диване и, восхищаясь игрой актеров.

С любимыми не расставайтесь,
С любимыми не расставайтесь,
И каждый раз навек прощайтесь,
И каждый раз навек прощайтесь,
Когда уходите на миг…

Эти слова со страшной силой врезались в мое сердце. Я очнулась минут через десять. Вся в слезах и с криком «Ванечка, я люблю тебя!» выбежала на улицу, поймала такси и мчалась в аэропорт. Эфир в тот день отменили. А в голове всплывали только обрывки фраз: «С любимыми не расставайтесь… и каждый раз навек прощайтесь...», «Одна ошибка в жизни, может стоить всей жизни...», — когда-то говорил мне папа.

Сейчас я еду в поезде Москва-Одесса. Теперь я знаю, что разум может подсказать чего следует избегать, и только сердце говорит, что следует делать. И я слушаю свое сердце, оно шепчет: «Он все еще любит тебя и все простит...»

(Кувшинка)
  • 417
  • 16/05/2013

Смотрите также

Категории