3 диалога, которые могут разрушить ваши взаимоотношения

Поделиться



Несчастливые пары всегда говорят мне, что они ссорятся либо из-за денег, либо из-за детей, либо из-за секса.Они также говорят, что не могут общаться друг с другом, и единственное решение проблемы заключается в том, что партнер должен измениться.

«Если бы Мэри так не распылялась, а выслушала бы мои доводы, касающиеся семейного бюджета и воспитания детей, то мы бы уже нашли какое-то общее решение», — рассказывает мне Брайн. «Да, а если бы Брайан больше говорил, а не молча уходил, то мы бы не ссорились. Я думаю, что здесь и начинаются все наши разногласия», — отвечает Мэри.

 





Опыт более 25 лет в сфере терапии семейных пар, а также исследований в области взаимоотношений говорит мне о том, что Мэри с Брайаном видят только верхушку айсберга. Если копнуть глубже, то настоящая проблема кроется в том, что оба партнера эмоционально обособлены друг от друга.

Они видят лишь спины друг друга, слышат лишь критику в свой адрес, чувствуют одиночество и разделение. Любые веские аргументы и эпизоды продолжительного молчания являются лишь прикрытием для главных вопросов, которые терзают партнеров в их любовной трагедии: «Ты все еще здесь для того, чтобы позаботиться обо мне? Важны ли я и мои чувства для тебя? Ответишь ли ты мне, когда я буду нуждаться в тебе?»  Ответы на эти вопросы, которые так сложно задать и так трудно услышать в разгаре ссоры, и вносят решающий вклад в ощущение эмоциональной безопасности, либо, наоборот, опасности и эмоционального голода.

Из множества исследований, касающихся любви, коих было немало в течение последнего десятилетия, нам стало известно, что эмоциональный отклик — это то, что созидает или разрушает взаимоотношения.

Счастливые и стабильные пары могут серьезно поссориться, однако они также умеют «настраиваться» друг на друга и восстанавливать эмоциональную связь после конфликта. В наших исследованиях мы обнаружили, что семь пар из десяти, прошедших эмоционально-фокусированную терапию, или сокращенно (ЭФТ), умеют восстанавливать свои отношения. Они находят способ, как выйти из состояния эмоциональной разобщенности, и восстанавливают безопасную любовную связь, в которой выстраиваются доверительные отношения. Но почему же не все из нас умеют это делать, не прибегая к услугам терапевта, например? Что стоит на нашем пути? Новая наука о любви отвечает на этот вопрос.

Любимый человек — наше убежище от жизненных невзгод. Когда же он недоступен и невосприимчив, то цунами эмоций, таких как грусть, гнев, боль и, главное, страх, сбивает нас с ног. Этот страх заложен глубоко внутри нас. Возможность полагаться на любимого человека, знать, что он или она ответит на наш призыв — врожденный код выживания.Из исследования ясно, что, когда мы сталкиваемся с ситуацией, в которой любовные отношения под угрозой, нами овладеваетпервобытная тревога.

Существует только три способа борьбы с чувством надвигающейся потери и разделения. Если большую часть времени мы находимся в безопасных и счастливых отношениях, то мы понимаем необходимость эмоциональной связи и открыто проговариваем свои потребности, тем самым помогая партнеру отреагировать на них с любовью. Если же отношения шаткие, то мы не знаем, как озвучить свои потребности, поэтому либо сердито требуем чего-то от партнера, добиваясь его реакции, либо же закрываемся и уходим в себя в целях самозащиты.





Неважно, о чем и какими словами мы говорим, главное, что подразумевается всегда лишь следующее: «Заметь меня. Будь со мной. Ты нужен мне». Или «Я не позволю тебе причинить мне боль. Я успокоюсь и постараюсь контролировать ситуацию».

Если эти стратегии выходят на передний план и занимают центральное место во взаимоотношениях, то, очень возможно, мы застрянем в том, что я называю «дьявольскими диалогами». Подобные диалоги могут разрушить отношения. Они создают атмосферу взаимных обид, настороженности и увеличивают дистанцию между партнерами до тех пор, пока они не достигнут точки, в которой единственным решением останется сдаться и ретироваться.

Существует три главных «дьявольских диалога», из-за которых пары попадают в ловушку неразрешимого эмоционального голода и ощущения небезопасности:

1. Найти виновного

Этот тупиковый паттерн взаимных обвинений сразу отбрасывает партнеров на несколько километров друг от друга. Ссоры похожи на конкурс под названием «кто кого лучше охарактеризует». Как говорит Пэм: «Я нахожусь в ожидании критики в своей адрес. При этом сама тоже в полной боевой готовности. Возможно, я нажимаю на курок даже тогда, когда он просто проходит мимо». Оба партнера считают друг друга равнодушными и в какой-то степени неполноценными. Проигрывают все. Но подобный паттерн «зуб за зуб» очень сложно воспроизводить длительное время. Как правило, это первый шаг к наиболее распространенному и запутанному танцу под названием «полька протеста».





2. Полька протеста

Психологам давно известно, что этот танец «требование — отстранение» в конечном итоге ведет к разводу, однако они не могли понять, почему же он так распространен и опасен. Теперь мы знаем, что данный паттерн задействуется под влиянием мощных эмоций и жизненно важных потребностей: глубоко заложенной в нас потребности в эмоциональном контакте, а также из страха быть отверженными и брошенными. Даже если умом мы понимаем, что критика в адрес партнера и отгораживание от него только ухудшают положение вещей, мы не можем нажать волшебную кнопку, чтобы просто выключить внутренние тоску и страх.

«Чем дольше он со мной не разговаривает и не принимает во внимание мои чувства, тем больше я злюсь и говорю ему колкости», — делится Мия. «В ход идет любая уловка, лишь бы только заставить его как-то отреагировать».

Ее партнер Джим тут же включается в беседу: «И чем дольше я слышу ее рассерженный тон, тем больше понимаю, что я никогда не смогу угодить ей. Ситуация кажется мне безнадежной, я закрываюсь и молчу». Именно эта спираль и есть главный враг отношений, а не сам партнер. Хотя ни для одной из сторон конфликта это не является очевидным. Мия протестует против того, что Джим все более отдаляется от нее. А Джим отчаянно пытается избежать ее неодобрения. Они разговаривают именно таким образом, потому что чувствуют тревожный ответ на главный вопрос привязанности: «Ты все еще близок для меня?» В «польке протеста» каждый из партнеров в попытке совладать с внутренним ощущением эмоционального разделения невольно подтверждает худшие опасения другого,и спираль продолжает закручиваться. В конце концов требовательный протестующий партнер отказывается от борьбы за воссоединение утраченной связи, оплакивает взаимоотношения и отходит в сторону. Все это приводит к последнему танцу из всех возможных.

3. Замри и беги

В этом танце оба партнера чувствуют себя беспомощными. Здесь уже никто не пытается ни до кого достучаться. Никто не берет на себя никакие риски.Все спрятались под панцирь из защит. В отношениях иного рода подобное состояние на непродолжительное время может считаться вариантом нормы, однако для взаимоотношений с близкими людьми, которых мы по-настоящему любим, «безответный танец» трагичен и мучителен. В этом танце партнеры уже даже не танцуют. Каждый просто отсиживается в сторонке. Мы не можем долго выносить подобный тип изоляции. Если ситуация не меняется, то отношения переходят в стадию, схожую с неконтролируемым свободным падением.

Когда ко мне приходят пары, погрязшие в атмосфере «дьявольских диалогов», и спрашивают: «А есть ли у нас надежда на общее будущее?» — я отвечаю: «Конечно!»

Когда мы понимаем, что такое на самом деле любовь, какие потребности и страхи в нас заложены, мы можем помочь друг другу выйти из этих негативных диалогов и начать общаться с любовью, возвращаясь в объятия друг друга, к себе домой. опубликовано 

 

Автор: Сью Джонсон, перевод Екатерины Чабаненко, редакция Юлии Твердохлебовой

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: alpha-parenting.ru/2017/02/06/gde-oshiblas-lyubov-ili-tri-dyavolskih-dialoga-kotoryie-mogut-razrushit-vashi-vzaimootnosheniya/

Иногда забота душит

Поделиться



Предполагается, что мы заботимся о тех, кого любим, в этом и проявляются наши чувства и отношения. Мы хотим самого лучшего для наших детей и близких, мы искренне уверены, что вот эта шапочка убережет крошку от неминуемого менингита, вот эта ложка супа поможет детке вырасти здоровым, вот эти шерстяные панталончики предотвратят будущие неполадки с женским здоровьем. Близкие же почему-то отпихиваюся, отбрыкиваются, надувают губу и стягивают ненавистные штаны прямо в лифте.

Что происходят с нами, когда мы это делаем? Что нами движет?

Тревога

Мы отчаянно боимся, что деткам будет плохо, больно, тяжко, и нам придется ЭТО НАБЛЮДАТЬ. То есть, сопереживать невыносимым страданиям. Нам самим будет в этот момент больно, и для того, чтобы не испытывать душевную боль, мы натягиваем на уши шапочку,а была б наша воля – еще и гвоздиком прибили бы.





На днях я посмотрела изумительно красивый и точный мультфильм «Песнь моря». Не видели? Посмотрите обязательно, это шедевр, как художественный, так и музыкальный. В центре конфликта – Всемогущая ведьма Маха, которая, не в силах терпеть страдания овдовевшего сына, решает избавить его от мучений и забирает у него чувства: сначала горе, отчаяние, потом гнев, потом боль, незаметно уходит радость, сочувствие, счастье, удовольствие… Каменеет она сама, после того, как в скалу превратился ее сын. А называлось это все «Я же о тебе забочусь!».

Я не говорю о тех очень простых и незатейливых вещах, как укрыть одеялкой разметавшегося младенца, как приготовить обед к возвращению второклашки из школы, нет. О навязчивой, агрессивной форме заботы, когда один человек, не спрашивая, даже не интересуясь, а нужна ли его помощь, и в той ли форме, вмешивается в дела и жизнь другого.

 

Одной моей близкой подруге родители подарили дачу. Здорово! Это ж так классно! Все обзавидуются, когда узнают!

Только вот у неё грудной младенец, муж чисто номинальный и отсутствующий, денег в обрез на еду, а подрабатывает она уроками. То есть, дачу ей объективно содержать не на что, выезжая туда с ребенком, она лишается единственного источника дохода, дача без удобств (туалет не то, что на улице, его вообще нет. Ведро в сенях. Вода в колонке, печное отопление, до ближайшего магазина 5 км пешком.) Но родители считают, что для малыша полезней проводить лето в деревне, чем в душном городе. Забота? А то ж!А чего это дочка-то не рада? Дура потому что.





Границы

Иногда под заботу маскируется банально самооборона.

Женщина, 55 лет, любящая мама и бабушка: «Я очень люблю своих детей. Когда сын с невесткой приезжают в гости, я просто счастлива. А уж когда дочка с внуком – вообще, крылья вырастают. Только вот стала замечать, что к вечеру начинаю собирать им «припас в дорогу»: упаковываю остатки ужина, достаю баночки всякие, мед там, варенье, все им в сумки пихаю. Малышу книжки или игрушки с собой. Я бы и не замечала, но муж вдруг говорит: «Мать, ты смотри, как гранату в окоп кидаешь эти свои пирожки и ватрушки. Ты их прям выпихиваешь в коридор».

И тут до меня дошло. Я устаю за целый день, когда гости. Я хочу уже спокойно полежать с книжечкой, потупить в сериал, завтра воскресенье, надо будет к родителям ехать, у них убирать-готовить, хочу отдохнуть. А просто сказать «дорогие гости, не надоели ли вам хозяева?» язык не поворачивается. Вот и начинаю паковать, вроде как приятное делаю, а смысл именно такой: не пора ли вам пора?».

Про себя могу сказать, что начинаю активно спрашивать, не устал ли кто, не хочет ли погулять, или посмотреть мультик, или сходить за мороженым, по той же самой причине:хочу побыть одна.

Собственно, разница между настоящей заботой и агрессивным вмешательством в дела суверенного государства в этом: меня попросили сварить именно этот суп именно в этот день «Маааам! Я так соскучилась по твоему бульону! Сваришь к моему приезду?» – дочка, возвращающаяся домой после годичной стажировки) или я решила, что детям с дороги НАДО есть первое-второе-третье и запихиваю в них это все под девизом «Я же старалась!».

Русичи призвали варягов править, и Рюриковичи правили себе много лет, ко всеобщему удовольствию. А орду никто не звал, вот и получилось – Иго. Хотя, я уверена, Чингиз-Хан тоже думал, что несет свет культуры варварам.

Сейчас мне представляется крайне важным давать детям пространство выбора: ты хочешь, чтобы я сделала для тебя – что? И отвечать именно на эту, прямо и недвусмысленно высказанную просьбу. Иначе мы получаем потом измотанных матерей («Я все для них делаю, а им все мало!») и обесточенных, печальных детей, которые рассказывают мне на приеме, что мамы никогда не было рядом, что они скучали, что хотелось поваляться с пледом и книжкой, а получали музеи и экскурсии.

Если еще развить метафору кормления, то правильная забота – это грудь младенцу и шашлык подростку. А мы все норовим шпинат и тем, и другим, хотя вся кухня уже заплевана. Но шпинат (в нашем представлении) полезнее, поэтому будем пихать.

Вот не надо так. Спросите. Кстати, если вместо вожделенного молока/шашлыка кормить чем-то другим, насыщения не наступает. Ребенок остается голодным, хотя и кажется, что съел много. Потому что не дали того единственного, что было нужно сейчас.

Иногда это единственное – всего лишь сидеть молча и слушать, без комментариев. опубликовано  

 

Автор: Катерина Демина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.pravmir.ru/kak-pribili-tak-i-derzhitsya/

Бертран Рассел: Чем старше я становлюсь, тем длиннее становятся периоды счастья

Поделиться



— Лорд Рассел, Вы кажетесь очень счастливым человеком. Вы всегда были таким?

— Нет, конечно, нет. У меня были периоды счастья и периоды несчастья. К моей радости, кажется, что чем старше я становлюсь, тем длиннее становятся периоды счастья.

— Какой был у Вас самый худший, несчастливый период?

— Я был очень, очень несчастен в юности. Я думаю, как и многие подростки. У меня не было друзей, никого, с кем бы я мог поговорить. Мне казалось, что меня все время посещала мысль о самоубийстве и что я с трудом удерживал себя от этого поступка, а на самом деле это была неправда. О, я, конечно, выдумывал, что я очень несчастен, но это было частично вымыслом, который я почерпнул из снов. В моем сне я был действительно очень болен и умирал.





Как это ни странно, у моей постели находился профессор Джовет, магистр Баллиол-колледжа и переводчик Платона, чрезвычайно ученый человек и друг нашей семьи. У него был скрипучий голос, и я в моих снах говорил ему очень сентиментальным тоном: «Ну, в любом случае в этом есть одно удобство: скоро я буду далеко от всего этого». Он спрашивал: «Вы имеете в виду жизнь?» И я отвечал: «Да, я имею в виду жизнь». И он говорил: «Если бы Вы были чуть старше. Вы бы не говорили такую чепуху». Я просыпался и никогда больше не говорил подобных глупостей.

— Но когда Вы были счастливы, это было сознательно спланировано или происходило случайно?

— Это было сознательное планирование только тогда, когда это касалось моей работы, остальную часть моей жизни я полагался на импульс и волю случая. Но, конечно, в отношении работы у меня был обдуманный план, который я выполнял довольно успешно.

— Но Вы думаете, это хорошо срабатывает — оставлять счастье на волю случая и импульса?

— О! Я думаю, в огромной степени это зависит от удачи и также от того, как идет ваша работа. У меня был ужасно несчастливый период (в значительно более позднее время, чем тот, в юности, о котором я говорил), когда я был совершенно поставлен в тупик проблемой, которую я должен был решить прежде, чем продолжать дальше мою работу. Два года я бился над этой проблемой абсолютно без видимого прогресса, и это было очень несчастливое время.

— Каковы, Вы думаете, составляющие счастья?

— Я думаю, самые важные — четыре. Возможно, первая из них — здоровье, вторая — достаточные средства, чтобы уберечь вас от нужды, третья — счастливые личные связи и четвертая — успешная работа.

— А почему здоровье? Почему Вы придаете ему такое важное значение?

— Я думаю, если вы не очень здоровы, сложно действительно быть счастливым. Нездоровье влияет на сознание и заставляет вас чувствовать себя несчастным. Определенные болезни вы можете переносить стоически, но не все.

— Как Вы полагаете, то, что вы здоровы, делает вас счастливым или то, что вы счастливы, делает вас здоровым?

— Я думаю, прежде всего то, что вы здоровы, делает вас счастливым, но и другое помогает тоже. Я полагаю, что счастливый человек с меньшей вероятностью может заболеть, чем несчастливый.

— Скажите, у Вас более счастливый день, когда Вы утром чувствуете, что хорошо выспались, чем тогда, когда Вы спали плохо?

— О, да, конечно.

— Мы можем рассмотреть следующую составляющую — доход? Насколько он важен?

— Это зависит от того уровня жизни, к которому вы привыкли. 

Если вы привыкли быть довольно бедным, вам не нужен очень большой доход. Если вы привыкли быть очень богатым, вы чувствуете себя несчастным, если ваш доход просто большой, а не огромный, поэтому это все вопрос привычки, я полагаю.

— Не выльется ли это, однако, в одержимую погоню за деньгами?

— О, очень легко, и это часто бывает. Вы обнаруживаете, что богатейшие люди боятся умереть в работном доме. Так часто случается.

— То есть слишком большие деньги совсем не обязательно приносят счастье.

— Да. Я думаю, деньги — это своего рода минимальное условие, и вам не хочется думать о них слишком много. Если вы думаете о них слишком много, вы начинаете беспокоиться.

— Вы расположили личные связи третьими в списке. Вы подразумевали под этим то, что Вы считаете их третьими по приоритету?

— Нет, нет. Исходя из моего опыта, я должен сказать, что они — это первая необходимость или это первая необходимость после здоровья.

— Не могли бы Вы немного подробнее объяснить, что вы имеете в виду?

— Под личными связями?

— Да.

— Я предполагал, что это достаточно очевидно. Это означает дружбу, любовь, связь с детьми, все виды близости, тесных личных связей. Если они не приносят счастья, это делает жизнь довольно сложной.

— Работа. Теперь, как высоко Вы бы оценили важность успешной работы?

— На самом деле очень высоко в случае со всеми энергичными людьми. Некоторые люди более апатичны и не зависят от работы так сильно. Но если вы энергичны во всем, вы должны иметь выход для своей энергии, и работа — это очевидный выход. 

Конечно, работа не сделает вас счастливым, если она не успешна. Но если она успешна, она наполняет ваш день и прибавляет вам много счастья.

— Имеет значение, какого рода эта работа?

— Нет, не думаю, что имеет значение, если только это не сомнительная работа. Я полагаю, что если бы я был членом Политбюро, работа была бы немного беспокойной, но...

— Она могла бы послужить стимулом для кого-то, кому нравятся такого рода вещи.

— Да, если вам это нравится, то все будет в порядке.

— Но незначительность или большая значимость того, что вы делаете — это важно?

— Нет, это зависит от вашего темперамента. Некоторые люди могут быть счастливы, только когда они вовлечены в великие дела, другие могут быть достаточно счастливы маленькими достижениями. Это вопрос темперамента. Но ваша работа должна быть такой, чтобы ваши способности позволили вам выполнять ее успешно.

— То, что Вы говорите, по-видимому, предполагает, что кто-то был бы счастлив быть ленивым, что кто-то был бы очень доволен, если бы работы было мало?

— Да, но вы не были бы так счастливы, по меньшей мере, исходя из моего опыта. Радость от действительно хорошей, успешно выполненной части сложной работы на самом деле очень, очень велика, и я не думаю, что ленивый человек когда-либо испытывал нечто подобное.

— Если бы Вам сказали, что Вас ждало бы больше удовольствий, если бы Вы были менее умны, как бы вы реагировали?

— О, я бы не пошел на это, нет. На самом деле я был бы готов обходиться гораздо меньшим количеством удовольствий, если бы я мог стать немного умнее. Нет, я люблю ум!

— Как Вы думаете, философия способствует счастью?

— Она способствует, если вы интересуетесь философией и хорошо разбираетесь в ней, но не иначе, как кладка кирпича… если вы хороший каменщик. 

Все, в чем вы хорошо разбираетесь, способствует счастью.

— Каковы факторы, которые препятствуют счастью?

— Их существует достаточное количество, помимо тех, что являются противоположностями тех вещей, о которых мы говорили. Один из факторов, который препятствует достижению счастья, — это тревога, и в этом отношении я стал гораздо счастливее с годами, когда стал старше. Я беспокоюсь гораздо меньше, и я выработал очень полезную тактику в отношении беспокойства, которая состоит в том, чтобы подумать: «Какая самая худшая вещь, которая может случится?»… И затем подумать: «В конце концов, это не было бы так плохо спустя сто лет, возможно, это не имело бы значения». После того как вы действительно заставили себя так подумать, вы не будете волноваться так сильно. Тревога происходит из-за того, что вы избегаете смотреть в лицо неприятным возможностям.

— Вы способны исключить беспокойство по желанию? 

— Не полностью, нет, но в очень большой степени. 

— А где бы Вы бы расположили зависть?

— О да, зависть. Это ужасный источник несчастья для очень многих людей. Я вспоминаю художника Хейдона, который был не очень хорошим художником, но хотел бы быть им. Он вел дневник и в нем он записал: «Провел несчастное утро, сравнивая себя с Рафаэлем».

— Не могли бы Вы развить этот вопрос о зависти?

— Я думаю, огромное количество людей, имеющих многое, что может сделать их счастливыми, беспокоятся, потому что им кажется, что кто-то еще имеет немного больше. 

Они думают о том, что кто-то имеет лучшую машину или лучший сад, или о том, как хорошо было бы жить в более благоприятном климате, или насколько большее признание приносит та или иная работа, и тому подобные вещи. Вместо того чтобы радоваться тому, что им есть чему радоваться, они отказываются от удовольствия, думая, что, возможно, кто-то еще имеет больше, а это к делу не относится.

— Да, но может ли зависть быть хорошей вещью в том смысле, что если вы завидуете чьей-то работе, потому что вы думаете, что она, возможно, лучше, чем ваша, это может быть стимулом для вас делать вашу собственную работу лучше?

— Да, так может быть, но это также служит стимулом делать худшую работу, я думаю, и прежде всего, если пытаться соотноситься с работой других людей. Существует два пути быть впереди другого человека: один — превзойти самого себя и выйти вперед и другой — оттащить его назад.

— Скука… Как важна скука, на Ваш взгляд?

— Я думаю, она чрезвычайно важна, и я не буду говорить, что она характерна только для человека, поскольку я наблюдал за обезьянами в зоопарке, и мне показалось, что они тоже скучают, но я не думаю, что другие животные скучают. Думаю, это показатель высшего интеллекта, а ее важность довольно велика. 

Вы можете видеть это из того, что дикари, когда они впервые входят в контакт с цивилизованными людьми, больше всего хотят алкоголя. Они хотят его гораздо больше, чем Библию, или Евангелие, или даже голубые бусы, и они хотят его потому, что на время он уносит прочь скуку.

— А как преодолевать скуку людям, например девушкам, которые довольно хорошо образованы? Они выходят замуж и им ничего не остается делать, как только присматривать за домом.

— Это плохая социальная система. Я не думаю, что вы можете изменить ее индивидуальными действиями, но приведенный Вами пример очень важен. Он показывает, что у нас нет должной социальной системы, потому что каждый должен иметь возможность развивать любые полезные способности, какими бы он или она ни обладали. Современные, высокообразованные женщины после того как они входят замуж, не имеют такой возможности, но это следствие нашей социальной системы.

— Насколько понимание мотивов собственных поступков помогает человеку быть счастливым и таким образом избегать самообмана?

— Я думаю, эта помощь велика. Все люди либо ненавидят какого-нибудь человека, либо ненавидят некоторую группу лиц, либо еще что-то, находясь под впечатлением, что в основе их побуждений лежит благородный идеализм. Когда фактически скорее всего это не так. Если они могли бы осознать это, я думаю, что они были бы счастливее.

— Вы думаете, что многие люди чувствуют себя несчастными, обманывая самих себя?

— Да, я думаю, очень и очень многие.

— Как Вы думаете, можно быть счастливым в несчастии, скажем, в тюрьме? Вы сами там были.

— Я провел очень хорошее время в тюрьме, но тогда я был в первом отделении, где совсем не чувствовались обычные трудности тюремной жизни. Но обычно это очень, очень сложно для человека, привыкшего к умственной работе. Гораздо легче, если вы привыкли к физическому труду, потому что вы не лишены в такой мере привычной интеллектуальной жизни.

— Вы думаете, что легче быть счастливым, например в тюрьме, в ситуации, в которой были Вы, когда Вы думали, что находились в ней за благое дело, чем если бы вы находились в ней, потому что заслужили это?

— Да, конечно, это так. Я имею в виду то, что если бы они вынесли мне тот же приговор за воровство ложек, я был бы довольно несчастен, потому что я должен был бы чувствовать себя… ну… я был бы заслуженно опозорен. Но в моей ситуации я не чувствовал себя обесчещенным.

— Просто потому, что это было дело принципа?

— Да.

— Как Вы считаете, помогает людям быть счастливыми то, что у них есть какая-то цель, ради которой они живут?

— Да, при этом условии они могут более или менее преуспеть. Я думаю, если это цель, которую невозможно достичь, они не будут счастливы. Но если они могут добиваться успеха время от времени, тогда я думаю, это помогает. И мне кажется, что этот принцип нужно распространять и на другие вещи; так, другие интересы, особенно когда вы становитесь старше, очень важный элемент счастья. Чем более имперсональны ваши интересы и распространяются за пределы вашей собственной жизни, тем меньше вы будете возражать против того, что ваша собственная жизнь придет к своему концу лишь через довольно длительное время. Я думаю, что это очень важный элемент счастья в старости.

— Что Вы думаете обо всех этих формулах, которые люди постоянно повторяют, как прожить долгую жизнь и быть счастливым?

— Ну, как прожить длинную жизнь, это медицинский вопрос и не тот, по которому я хотел бы высказываться. Я получаю огромное количество литературы от защитников таких систем. Они говорят мне, что как только я приму их лекарства, мои волосы снова станут черными. Я не уверен, что мне это нравится, потому что я обнаружил, что чем белее мои волосы, тем с большей готовностью люди верят в то, что я говорю.опубликовано 

1959 г.

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: izbrannoe.com/news/mysli/bertran-rassel-chto-takoe-schaste-/

Тазовый сегмент мышечного панциря: витальные страхи

Поделиться



Колосс на глиняных ногах. Так можно назвать человека с мышечным блоком в тазовом сегменте.

Это самый крупный сегмент характерного панциря. Он включает в себя все мышцы нижней половины туловища, начиная от подвздошных костей и до нижних конечностей.





К  внешним проявлениям тазового блока можно отнести особенности походки. Напряженные негнущиеся ноги, подкашивающиеся коленки (эдакий колосс на глиняных ногах), шарканье при ходьбе, расхлябанность или чрезмерная скованность бедер, походка на жесткой стопе, на носочках, на пятках и прочее.

При блоке появляется специфическая осанка – слишком оттопыренный или наоборот поджатый таз. Чем сильнее защитный панцирь, тем более таз вытянут назад, как бы торчит. Ягодичные мышцы могут быть напряжены вплоть до болезненности. Такой таз «мертв» и «невыразителен».

О наличии блока нам может рассказать и усиленное подчеркивание или, наоборот, старательное скрывание одеждой области таза и постоянное пребывание рук в этой зоне, стыдливо прикрывающее ее или нарочито обращающее на нее внимание.

 

Что же так усиленно сдерживается и скрывается здесь за мышечным напряжением?

 

1. Здесь блокируются так называемые витальные страхи

 

Т.е. страхи, связанные с инстинктом самосохранения. Страх за собственную жизнь в ситуации реальной и непосредственной угрозы для выживания и за нарушение собственной физической целостности.

Этим объясняется огромное количество случаев диареи в окопах во время двух мировых войн, а также в любых ситуациях, чреватых реальной опасностью для жизни. Довольно часто та же диарея без всяких особых причин возникает у особо тревожных студентов перед экзаменом.

 

2. Здесь блокируется специфическая тазовая тревога и специфический тазовый гнев 

 

Как и грудной сегмент панциря, тазовое кольцо накапливает эмоции тревоги и гнева.

Запрет на ощущение удовольствия в тазовой части оборачивается гневом, а обуздываемый гнев – мышечными спазмами. И независимо от того, насколько продвинулось разрушение тазового панциря и насколько подвижным стал таз, в этой области тела не возникнет приятных ощущений, пока тазовая мускулатура не высвободит гнев. 

 

3. Здесь блокируется сексуальное возбуждение

 

Тазовый панцирь подавляет сексуальное возбуждение, гнев, удовольствия, кокетство. Результат – блок не дает возможности получить удовольствие, оно превращается в ярость. Отсюда – сексуальное насилие, проблемы в этой области, запоры, импотенция, опухоли и т.п.

Причины этих блоков возникают в детстве как запрет на проявление эмоций страха, гнева, сексуальности, кокетства. Как запрет на получение радости от своего тела.

 

Что важно и необходимо сделать в первую очередь для высвобождения напряжения в области бедер и таза?

 

Заземлиться. 

Заземление в телесной терапии –это чувственный контакт между ногами и землей.

Таз не может двигаться свободно, спонтанно и естественно, если он не «подвешен» между головой и стопами ног. Это – принцип лука. Если оба конца тетивы закреплены, когда она натянута, и лук заряжен, то все, что необходимо, – это выпустить стрелу. Тогда стрела летит благодаря силе заряда, заложенного в лук.

Этот принцип применим и к движениям таза. Если стопы ног находятся в тесном контакте с опорной поверхностью, нужно лишь толкнуть таз назад, чтобы создать заряд, который спонтанно двинет его вперед. Энергия заряда продуцируется метаболическими процессами тела, которые связаны с дыханием. Таким образом, всякое телесное напряжение, ограничивающее дыхание или препятствующее заземлению, лимитирует подвижность таза.

И мы на занятиях в первую очередь обращаем внимание на упражнения на заземление. Потому что заземление еще позволяет повысить ощущение безопасности.

Если человек сильно возбужден, «заряжен» (неважно, это отрицательные эмоции или чувство восторга) – у него появляется желание подняться вверх, «улететь». Вспомните, с вами когда-нибудь происходило подобное? Например, когда вы летели на самолете.

Однако, в этом состоянии всегда присутствует элемент тревоги и опасности падения. Тревога исчезает, только когда человек благополучно возвращается на землю, физически или эмоционально.

Все вы, наверное, слышали призыв «отпустить себя». Так вот, как это ни парадоксально, – это не значит оторваться от земли и улететь. Это значит опуститься вниз, так как мы постоянно бессознательно поддерживаем себя приподнятыми. Все мы боимся падения, провала, боимся потерпеть неудачу и соответственно боимся позволить себе отдаться собственным чувствам.

Направленность вниз – это путь к удовольствию освобождения или разрядки. Это – путь сексуального удовлетворения. Те, кто боится опуститься, блокированы в возможности полностью отдаться сексуальной разрядке и не могут полностью испытать оргастического удовлетворения.

Упражнения для разблокировки мышечных зажимов в тазовом сегменте позволят вам стать более устойчивыми, уравновешенными, сильными и радостными.опубликовано

 

Автор: Ирина Созонова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: cross-club.ru/320-koloss-na-glinyanyh-nogah-tazovyy-segment.html

Михаил Лабковский: Тревога убивает радость

Поделиться



Как тревога убивает удовольствие

 

И чтобы от тревоги избавиться, нужно избавиться от перфекционизма. Когда вы выполнили какую-то работу, не надо переделывать!





 

Тревога уйдет, когда вы перестанете бояться, к примеру, что не закрыли квартиру. Вы говорите себе: «Да пусть ее хоть всю вынесут», и усилием воли перестаете рисовать в воображении страшные картины.

Не надо себя перепроверять, выходя из дома, дергать ручку двери, перезакрывать кран, перевыключать утюг и так далее.Надо позволить себе недоделывать, позвонить и не выйти на работу, если неохота… Конечно, сначала будет тревожно.

Может, вы реально забыли закрыть эту дверь, может, квартиру и вынесут, но главное, чтобы вы были здоровы и не изводились. 

И потом, не лезьте с утра в тревожные источники информации, не надо с утра открывать интернет и смотреть, кто умер и где война началась.

Когда вы позволяете себе расслабиться, побыть самим собой и делать то, что вы хотите, вас начинает отпускать, и тревога уходит. 

©Михаил Лабковский

фото David Stewart
 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/Mihail.Labkovskiy/

10 известных женщин, которые пережили темные времена и не бояться признаться в этом

Поделиться



О депрессии и повышенной тревожности многие бояться говорить вслух из-за страха получить клеймо «сумасшедший». Вот мудрые слова и советы известных женщин, которые пережили темные времена и не бояться признаться в этом.





Мара Уилсон, актриса

«По сути, я с самого детства живу с тревогой в душе. У меня синдром тревожности, обсессивно-компульсивное расстройство и, кроме того, я знаю, что такое депрессия. Я имею с ней дело большую часть жизни. Я росла тревожным ребенком, тревога остается со мной и во взрослом возрасте. Я бы хотела, чтобы кто-нибудь тогда, в детстве, сказал мне, что переживать – нормально, что с этим не нужно бороться. Что, на самом деле, борьбой мы только усугубляем свое состояние…

А вот в депрессии ты пребывать не обязан. Ты не обязан страдать от нее. Ты можешь обратиться за помощью и получить ее. Ты можешь достучаться до людей, встретить у них поддержку… Я бы пожелала себе юной сопротивляться депрессии и не стараться изо всех сил подавить тревожность. Когда сталкиваешься с тревогой, когда понимаешь, что это такое — просто ложный сигнал опасности в теле — появляется опыт, ты учишься справляться с напрасными страхами. И тогда ты можешь их победить» — Project UROK, April 2015.





Принцесса Диана

«Я мучилась из-за послеродовой депрессии, но вокруг о ней не принято было говорить…и одно это осложняло мое состояние. Ты просыпаешься утром с мыслью, что не хочешь вставать и начинать день. Ты чувствуешь, что тебя не понимают, и очень, очень, очень мало веришь в себя...

Возможно, я первая в моей семье, кто испытал депрессию и не побоялся в открытую заплакать. Конечно, мое поведение пугало и шокировало окружающих, ведь сложно сопереживать тому, чего не понимаешь… зато у всех появился повод наклеить на меня новые замечательные ярлыки – «Диана нестабильна» и «Диана психически не здорова».

«Когда никто тебя не слушает, или тебе кажется, что тебя слушают, но не понимают,  в голову лезет всякое. Внутри тебя переполняет боль, и ты пытаешься выплеснуть ее, причиняя себе боль снаружи, потому что ищешь помощи, хотя это плохой способ о ней попросить.

Близкие считают твое поведение ложной тревогой или желанием привлечь к себе излишнее внимание: раз о тебе и так дни напролет пишут газеты и вещает телевизор, то внимания твоей персоне уже достаточно. Но я на самом деле таким способом молила о помощи, так как хотела выздороветь, чтобы идти вперед и исполнять свои обязанности жены, матери, принцессы Уэльской. Вот почему я наказывала себя. Я себе не нравилась, я себя стыдилась, потому что никак не могла справиться с давлением окружающего мира».—BBC1 Panorama Interview, 1995.





Кристен Белл, актриса

«Мне выписали антидепрессанты, когда я была очень юной, чтобы помочь справиться с тревожностью и депрессией, и я до сих пор их принимаю. И не стыжусь этого, потому что моя мама в свое время сказала: если начнешь чувствовать себя так-то и так-то, поговори с врачом, с психотерапевтом, и выбери, как ты хочешь себе помочь.

Принимая решение о курсе антидепрессантов, важно понимать, что окружающие будут пытаться заставить вас стыдиться этого, хотя, скажем, врач никогда не откажет диабетику в инсулине. Никогда. Но по какой-то причине тех, кому необходим ингибитор серотонина, сразу записывают в сумасшедшие. Интересный двойной стандарт получается — мне часто не хватает духу говорить об этом, но я в любом случае не стыжусь своего состояния». —Off Camera With Sam Jones, April 2016.





Элизабет Уерцел, писатель

«Вот что, мне кажется, важно ясно понимать о депрессии. Она не имеет ничего общего с жизнью, вообще. В жизни случается печаль, и душевная боль, и все это, в свой день и час — совершенно естественные переживания, неприятные, но естественные. Погружаясь в депрессию, вы оказываетесь на абсолютно чуждой жизни территории, в зоне полного отсутствия: здесь отсутствуют эмоции, отсутствуют чувства, отсутствует отклик, отсутствует интерес.

Страдания, которые вы переживаете в процессе острой клинической депрессии, — это попытка со стороны природы (природа, в конце концов, терпеть не может пустоты) заполнить пустое пространство. Но, невзирая на все благие цели и намерения, те, кто находится в депрессии — просто-напросто механически передвигающие ноги, бодрствующие мертвецы». —Prozac Nation, 1994.





Кристин Стюарт, актриса

«Пик пришелся на годы между 15 и 20 годами. Я постоянно нервничала, волновалась, мне нужно было точно знать, что все у меня под контролем. Если я не представляла, чем все обернется, то заболевала или просто запиралась в комнате, или «тормозила» по ходу дела до такой степени, что доводила себя до изнеможения и надрывала здоровье… В какой-то момент ты просто отпускаешь  все свои переживания и отдаешься потоку жизни.

В конце концов я поняла, как это делается, и теперь получаю от жизни несравнимо больше. Я жила очень тяжело для моих совсем юных лет и я сама себе это устроила — но я вышла с другой стороны туннеля, не ожесточившись, а став сильнее. У меня появилась новая способность — преодолевать препятствия и удерживать равновесие. Напоминает ощущения, когда впервые падаешь лицом вниз и ужасно больно, зато в следующий раз ситуация уже знакома и говоришь себе: ну да, упала, и что такого? Раньше бывало, и ничего, выжила»— Marie Claire, August 2015.





Кара Делевинь, актриса

«Я никогда не говорила о своей депрессии и тревожности, но они во многом сформировали мою личность. Огромная волна депрессии, тревоги и ненависти к себе накатила на меня неожиданно, и чувства были такими болезненными, что я билась головой о дерево, чтобы потерять сознание, «вырубить» их. Я никогда не резалась, но я царапала себя до тех пор, пока не появлялась кровь.

Мне просто хотелось исчезнуть, дематериализоваться, чтобы кто-нибудь смел меня с лица земли. Я понимала, что надо закончить школу, если я хочу стать актрисой, но мне было так плохо, что я не могла встать утром. Хуже всего то, что я знала, как на самом деле мне повезло в жизни, и тот факт, что при этом мне хотелось умереть…ты ощущаешь ужасную вину за свои переживания, и это порочный круг. Я спрашивала себя, как я вообще смею испытывать подобные чувства? И в ответ набрасывалась на саму себя, резала еще немного сильнее». —Vogue, July 2015.





Белл Хукс, писатель, легенда движения за женские права

«Изоляция и одиночество — главные причины депрессии и отчаяния. В то же время они — результат жизни в нашей культуре, где вещи значат больше, чем люди. Жажда потребления создает мир нарциссов, в котором целью жизни становятся исключительно достижение и потребление. Мир нарциссов — это не то место, где может расцвести любовь».— All About Love: New Visions, January 2001.





Кэрри Браунстин, писатель, музыкант, актриса

«Иногда мне кажется, что эта борьба будет продолжаться всю жизнь. Я начала медитировать. Я занимаюсь фитнесом, правда, не в спортзале. Я выхожу гулять на улицу. Я много читаю, погружаюсь в хитросплетения чужих судеб. Стараюсь больше не изолировать себя от мира так сильно, как раньше. Но напряжение действительно иногда невыносимо. Чувствительные люди временами ощущают себя так, будто живут почти без кожи.

Вдруг тебя охватывают слабость и вялость, и они не проходят, и трудно выбраться из постели. Мысль о том, что другие тоже через это проходят, по-настоящему спасает. Мои самые энергичные, гениальные друзья иногда говорят мне, что охвачены тоской, и тогда я переживаю за них, а потом испытываю облегчение за весь наш мир. И говорю: «Видишь: нам всем это знакомо».—Pitchfork, October 2015.





Кейт Мосс, актриса

«В 17 или 18 лет у меня случился нервный срыв, когда мне пришлось работать с Marky Mark и Гербом Рицем. У меня совсем не лежала к этому душа. Мне было физически плохо, когда я сидела верхом на том накачанном парне. Потом я не могла прийти в себя. Не могла заставить себя встать с постели две недели. Я думала, что умру. Пошла к врачу, и он сказал: «Я дам тебе немного валиума». Но, благодарение Богу, вмешалась Франческа Сорренти: «Ты не будешь это принимать».

Мои симптомы оказались просто синдромом тревожности. В нашей профессии никого не интересует твоя психика. Наоборот, на тебя давят со всех сторон: ты должна это сделать, работаем! Я была еще, по сути, ребенком, а уже снималась у Стивена Мейзеля, легенды модной фотографии. Выглядело все это и правда как фантастический сон — за тобой приезжает огромный вытянутый лимузин, чтобы забрать после съемочного дня. Мне это не нравилось. Но это была работа, и я должна была с ней справиться».— Vanity Fair, October 2012





Шерил Стрейд, писатель

«Никто не спасет тебя от твоих страданий. Невозможно выплакать душевную боль или заесть ее шоколадом и пирожными, уничтожить ударами о боксерскую грушу и даже избавиться от нее с помощью психотерапии. Боль просто существует, и нужно ее превозмочь. Нужно выдержать страдания. Тебе нужно прожить боль шаг за шагом и сродниться с ней, а потом двигаться дальше, учиться превозмогать страдания лучше и бежать изо всех сил, туда, куда зовут тебя самые сокровенные мечты, по мосту, который построит твое собственное желание залечить раны» — Tiny Beautiful Things: Advice on Love and Life From Dear Sugar, July 2012.опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: smart-cookie.ru/preodolenie-2/10-izvestnyx-zhenshhin-o-tom-kak-spravitsya-s-trevogoj-i-depressiej/

Психогенный ревматизм: 3 клинических варианта заболевания

Поделиться



Клинически заболевание проявляется непостоянными полиартралгиями и миалгиями, которые могут иметь различные локализации, степень выраженности, длительность и зависимость от провоцирующих факторов.





Боль характеризуется изменчивостью, сочетанием с необычными ощущениями (парестезии, чувство тяжести, жара). Классическая симптоматика артрита, артроза либо кристаллической артропатии не выявляется, отсутствуют и характерные локальные изменения суставов, лабораторные признаки не подтверждают активного воспаления (в большей части случаев).

Главным инструментом диагностики психогенного «ревматизма» должно быть умение определить психопатологическое состояние, симптомом которого и выступают «ревматические» боли.

Многочисленные свидетельства различных авторов позволяют считать, что базой развития таких расстройств могут быть различные психические нарушения. Это и депрессии (особенно часто при ее инволюционном варианте), и проявление ипохондрического дебюта шизофрении, и невроз. Артралгии могут выполнять и адаптивные функции, способствуя «приспособлению через болезнь».

Можно ли объяснить механизм подобной патологии?

Зная природу психогенной дистонии и дисгормоноза, можно не сомневаться, что нарушения микроциркуляции в сочленовой системе (кость, синовиальная среда сустава, мышцы) являются достаточными основаниями для формирования болезненных ощущений. Сочетание психогенных расстройств дистального кровообращения с астенической сенситивностью или депрессивной оценкой восприятия способствует формированию ярких образных картин болезненного состояния. Сопутствующие тревоге, депрессии или блокированной агрессии мышечные напряжения либо гипокинезия создают дополнительные местные условия для развития психогенного «ревматизма».

Выделяют три клинических варианта заболевания (скорее, синдрома):

1. Собственно психогенный «ревматизм», при котором тщательное обследование не выявляет каких-либо признаков органической патологии локомоторного аппарата. Безусловно, этот синдром не однороден, поскольку его психопатологическая база различна (тревога, депрессия, астения, ипохондрия, агрессия), а местные условия (нагрузка на суставы, степень мышечного напряжения) иные в каждом конкретном случае.

Но в то же время объединяет эти состояния общая зависимость от первичных расстройств психической активации и терапевтическая результативность психорегуляторных воздействий.

2. Психогенный «ревматизм», дополняющий клинические проявления органических заболеваний локомоторной системы. Болезненное состояние возникает в результате развития патологической личностной реакции на ревматическое заболевание, либо при «параллельном» течении психопатологии и органического заболевания суставов. Ситуации, складывающиеся при этом варианте патологии, весьма разнообразны.

Не вызывает диагностических сомнений развитие синдрома на базе малозначащих органических изменений (вертебральный остеофитоз без явной дископатии, «неактивизированные» артрозы, узелки Гебердена, миофиброзы). Явно гипертрофированное субъективное проявление столь незначительной органической патологии позволяет предполагать развитие психопатологических состояний.





Несомненное органическое заболевание (любое из группы ревматической патологии) часто вытесняет из общей структуры субъективного образа болезни те ее компоненты, которые обусловлены личностью. Однако необходимо при любых, даже подчас крайне тяжелых, органических заболеваниях анализировать психологические составляющие болезни с тем, чтобы «отсекать» те ее проявления, которые могут отягощать страдание больного.

Проблемы, возникающие при лечении тяжелого соматического больного, связаны и с подбором оптимальной медикаментозной терапии, и с необходимостью лечебной физкультуры и правильного питания, особенно – при подагре, артропатиях сопутствующих гиперлипидемии, сахарному диабету и другим обменным расстройствам.

На этой почве могут возникать личностно обусловленные конфликты: кажущаяся непереносимость медикаментов, необоснованные опасения нагрузок, неприятие лечебной физкультуры из-за болезненности движений, нежелание обрекать себя на ограниченное по ассортименту «невкусное» питание.

Щитом больного от навязываемых нежелательных для него терапевтических режимов и выступают субъективные симптомы болезни (главным образом – боли), которые используются им для доказательства недейственности или даже «вредности» рекомендованных тактик лечения.

Затягивающееся выздоровление, трудности планомерной реабилитации, требующей при ревматических болезнях обязательной активности больного (в том числе высокой физической активности) — все это проблематика вторичного «психогенного» добавления к основному заболеванию.

3. Остаточный «ревматизм» определяется как своеобразная фиксация внимания больного на перенесенных в прошлом мышечно-суставных заболеваниях или травмах. Подобные «воспоминания» провоцируют сходные с перенесенными в прошлом ощущения, создавая впечатление рецидива, что особенно опасно в тех случаях, когда терапевтические вмешательства, необходимые для преодоления очередного «обострения», могут, по мнению больного, вызвать тяжелые последствия.

Такого рода ситуации возникают при ревматизме, и при доброкачественно текущих системных заболеваниях соединительной ткани, когда страх поселяется в душах больных как естественное следствие информированности о прогнозе болезни.

Диагностика остаточного психогенного синдрома базируется на сочетании отсутствия параклинических признаков обострения с несомненным присутствием синдрома психических расстройств.

В современной медицинской литературе больные, страдающие психогенным «ревматизмом», оцениваются как случаи фибромиалгии. По определению, приводимому в «Руководстве по медицине» («The Merck Manual», vol. 1, 1992), это «… группа часто встречающихся внесуставных ревматических заболеваний, проявляющихся стойкой болью, болезненностью при пальпации и скованностью в мышцах, в местах прикрепления сухожилий к костям и в смежных мягкотканых структурах».

Рассматривается синдром первичной фибромиалгии, который с особой частотой наблюдается у молодых женщин, которым свойственны: напряженность, тревожность, упорство, подверженность стрессам и депрессии, но также и у подростков (чаще – девочек), и у взрослых лиц более старшего возраста, нередко в сочетании с остеоартрозом позвоночника. Считается аналогичным по генезу синдром раздраженного кишечника. При вторичной фибромиалгии определяется основное органическое заболевание опорно-мышечной ткани. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: vk.com/wall-23903469?w=wall-23903469_5707

Испуг — это НЕ эмоция!

Поделиться



Реакция испуга

Сначала мы рассмотрим защитную реакцию, которая, хотя ее и нельзя назвать проявлением страха или тревоги, является их предшественником. Это реакция испуга. Особое значение для нас имеют исследования реакции испуга, проведенные Лэндисом и Хантом, поскольку они проливают свет на порядок возникновения в организме защитной реакции, тревоги и страха.

Если за спиной у человека внезапно раздается выстрел или на него воздействует еще какой-нибудь неожиданный и сильный стимул, человек:

  • быстро сгибается,
  • резко вскидывает голову,
  • моргает глазами.




Все это и многое другое представляет собой «реакцию испуга» — примитивную врожденную реакцию, которая совершается непроизвольно. Именно она предшествует эмоциям страха и тревоги.

Лэндис и Хант в своих исследованиях вызывали эту реакцию, используя пистолетный выстрел, и производили съемку, чтобы зафиксировать поведение человека в данный момент.

Наиболее характерной чертой реакции испуга является сгибание тела, «что напоминает защитное поведение человека, «съежившегося» от холода».

При реакции испуга человек всегда моргает, кроме того, шея обычно «вытягивается вперед, на лице появляется характерная мимика, плечи поднимаются и отводятся вперед, руки прижимаются к туловищу, сгибаются в локтях, ладони поворачиваются к туловищу, пальцы сжимаются, туловище движется вперед, сокращаются мышцы живота, сгибаются колени….

Эта базовая реакция не поддается контролю человека, она универсальна, она свойственна как неграм, так и белым, как детям, так и взрослым, а также приматам и некоторым высшим животным.

Такая реакция, если рассматривать ее в неврологическом аспекте, подавляет высшие нервные центры, поскольку эти центры не способны столь быстро интегрировать полученные импульсы. Таким образом, можно сказать, что мы пугаемся прежде, чем узнаем, что же нам угрожает.

По своей сути эта реакция не является страхом или тревогой. «Лучше назвать испуг до-эмоциональной реакцией», — верно замечают Лэндис и Хант.

«Это мгновенная реакция на неожиданный интенсивный стимул, который требует от организма какого-то ответа, выходящего за рамки обычного. Она напоминает ответ на опасную ситуацию, но является мгновенной преходящей реакцией, намного более простой по своей организации и проявлениям, чем так называемые «эмоции».

Эмоции в собственном смысле этого слова возникают после реакции испуга.

Взрослые испытуемые в эксперименте Лэндиса и Ханта выражали такие вторичные поведенческие реакции (эмоции), как любопытство, раздражение и страх, уже после испуга. Исследователи полагают, что эти вторичные формы поведения являются «мостом между врожденными реакциями и появившимися в процессе обучения социально обусловленными и часто преднамеренными типами реакций».

Представляет интерес и еще одно наблюдение, сделанное в этом исследовании: чем младше был ребенок, тем меньше вторичного поведения следовало за реакцией испуга.





У ребенка в первые месяцы жизни за испугом следовало совсем немного вторичных реакций. «Наша работа, — пишут Лэндис и Хант, — показывает, что по мере взросления ребенок проявляет все больше вторичных поведенческих реакций… Плач, поведение типа «бегства», когда ребенок либо отворачивает голову от источника звука, либо разворачивается всем телом и уползает, — количество таких реакций растет по мере взросления младенца».

Реакция испуга как до-эмоциональная реакция тревоги и страха позволяет сделать многие интересные выводы. Например, Лоренс Кюби видит в этой реакции «онтогенез тревоги». По его мнению, реакция испуга есть первый признак того, что между человеком и окружающим его миром существует разрыв. Эмбрион, по мнению Кюби, не может испытывать реакции испуга; в данном случае нет никакого интервала между стимулом и реакцией. Младенец и реакция испуга рождаются одновременно. Впервые появляется «разрыв» между человеком и его окружением. Младенец уже может чувствовать ожидание, смещение события в будущее, фрустрацию. По мнению Кюби, как тревога, так и мышление могут возникнуть только тогда, когда существует подобный «разрыв» между человеком и миром, причем сначала появляется тревога, а уже потом мышление. «Тревога в жизни человека связывает между собой реакцию испуга и возникновение всех процессов мышления».

Согласно Лэндису и Ханту, реакция испуга принадлежит к тем формам поведения, которые Гольдштейн называл термином «катастрофическая реакция». Можно думать, что реакция испуга — это примитивная врожденная защитная реакция, предшественник эмоциональных реакций организма, которые позднее становятся тревогой и страхом.опубликовано 

 

Автор: Ролло Мэй

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.psychologos.ru/articles/view/ispug-eto-ne-emocia

Техника, которая поможет справиться с тревогой, раздражением и беспокойством

Поделиться



Даже очень спокойные и миролюбивые люди время от времени теряют покой. Приходит состояние раздражения и тревоги, нарастает беспокойство, трудно на чем-то сосредоточиться и заснуть.

Хорошо, если вы знаете причину такого состояния и умеете с ним справляться. А если нет?

Тогда поможет такое упражнение





Сядьте, возьмите лист бумаги и напишите минимум 10 причин того, что может вас беспокоить.

Например, так. 

1. Меня беспокоит вчерашний конфликт на работе. Как я некрасиво повела себя, хотя могла бы иначе. 

2. Меня раздражает то, что в квартире бардак, а убраться нет сил. 

3. Я боюсь завтрашней встречи с подругой. Она снова будет меня критиковать за лишний вес, а я не буду знать, что ответить. 

...

и так до тех пор, пока список того, что даже теоретически может вызывать у вас внутреннее недовольство не закончиться.

Если вы действительно это сделаете, вам сразу же станет легче. Вы заметите, что часть вопросов отпали сами собой, другая часть вполне выполнима, а некоторые вещи стоит просто принять.

Но можно пойти еще дальше и написать напротив каждого пункта конструктивное решение. 

1. Извиниться и забыть.
2. Встать прямо сейчас и убраться хотя бы на столе. 
3. Купить утягивающее белье, а лучше вообще не ходить на встречу. 
И так по всем пунктам.





После перевода негатива в действие вас сразу «отпустит». Но если что-то все еще будет вас беспокоить, сделайте следующее. Зачитайте все ваши претензии к самим себе вслух и после каждого пункта произнесите глубоко и сочувственно одну из четырех фраз, наиболее подходящих по смыслу. 
 

1. Я СОЖАЛЕНИЮ ОБ ЭТОМ. МНЕ ПРАВДА ОЧЕНЬ ЖАЛЬ!

2. НО Я ВСЕ РАВНО ЛЮБЛЮ ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА!

3. Я ПРОСТО ЧЕЛОВЕК. Я НЕ МОГУ ДЕЛАТЬ ВСЕ ИДЕАЛЬНО.

4. ЭТО НЕ БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ ВЕЧНО

Если на глаза навернуться слезы — поплачьте, если придет грусть, скажите и ей: это не будет продолжаться вечно!

Вы убедитесь в том, что практика выполнена и энергия агрессии выведена из тела, если начнете зевать. Ручаюсь, что со сном после тоже будет все в порядке.опубликовано 

Автор: Елена Шубина

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: /users/26725

Михаил Лабковский: Полюбите себя в бездействии

Поделиться



У меня был профессор в университете, который про свою аспирантку (психотип «отличница») сказал:

— Я ее боюсь, она такая неленивая! Покоя не дает ни себе, ни мне.

Есть люди, которые даже после работы, и в выходные, и в отпуске, в общем, всегда находятся в некоем подвижном состоянии. От них в глазах рябит. Не умеют они, например, просто валяться на пляже, наблюдать за горизонтом… Нет, они нанимают катер, чтобы в шесть утра подальше от берега ловить специальную глубоководную рыбу и потом жарить ее на кухне гостиницы к ужасу шеф-повара. А в обед они уже едут осматривать какой-нибудь замок или холм, или могилу знаменитого поэта. Вечером – дискотека. А как же? Мы что, зря приехали, что ли? «Время надо проводить с пользой» – их девиз. При этом непонятно, в чем измеряется польза.





Сказать, что они получают удовольствие от своей бешеной активности? Чаще всего НЕТ. Просто они не могут остановиться и считают это большим достоинством. Мол, уж такой я человек, всё в делах, всё в делах!

При этом такие люди еще и не дают покоя никому вокруг. Особенно достается детям (не обязательно их собственным). А ну марш с дивана, чего разлегся?

-       Уже все сделал? Уроки письменные? А устные?

-       И портфель собрал (или что там у тебя вместо портфеля)?

-       В комнате приберись тогда! Носки валяются…

-       Может, хоть книжку какую почитаешь?

-       Тогда погулять пойди на воздух!

Ребенок смотрит с испугом и иногда действительно идет заниматься чем-то, с точки зрения взрослого, полезным. Потом снова пытается лечь. И тут вроде как можно оставить его в покое, но нет. Сторонники деятельного отношения к жизни не выносят, когда дети «ничего не делают». И снова, и снова куда-то их гонят или ведут, или начинают рассказывать про печальные судьбы бездельников и дворников.  

Думаете, таким образом они приучают ребенка к труду? И он слушает упреки и внезапно понимает: действительно, что это я разлегся и как мне не стыдно?

Нет, он думает – как меня все это задолбало!

Но тут надо понимать, что люди ведут себя подобным образом не потому что такие вредные уродились, а потому что их так же гоняли собственные родители, а когда родители их родителей были детьми, старшие говорили чего и похуже. Например:

— Ишь, каникулы у него! Вот у нас никогда не было свободного времени! Мы работали с 11 лет. На заре вставали курям корм задать, потом в коровник, и в поле… Вот и выросли крепкими, работящими…

А еще задавали риторические вопросы:" Как это, чтоб у человека дел не было?" или «Ты думаешь, кто-то за тебя будет в жизни что-то делать?»

Не мудрено, и так сложилось исторически, что постоянная судорожная активность считается нормой, хорошим знаком и всячески одобряется социумом.

Но жизнь изменилась, перестроилась. И сейчас дело не в том, что наши предки, предки наших предков и предки их предков работали не покладая рук ради пропитания и нам нельзя отставать.

Проблема в том, что во многих из нас присутствует ТРЕВОГА. Большая и зачастую необъяснимая.

Люди суетятся без видимой необходимости и результатов только для того, чтобы эту тревогу заглушить. Им кажется, что если они остановятся, что-то случится, что-то будет упущено, катастрофа и конец света. На самом деле, конечно, ничего подобного, и головой они это понимают, но голова тут ничем помочь не может.

Не справляясь с беспокойствами самого разного толка и не умея оставаться с ними один на один, «тревожные» стремятся придать смысл абсолютно любому своему действию. И если что делают, то только – с целью.

Гулять, просто гулять, прогуливаться ради удовольствия – никогда, разве что по магазинам, или мусор выбросить, хлеб купить, или пожить культурной жизнь – сходить в кино или в театр. И снова вопрос: а достигая своих целей, мелких и крупных, получают они удовольствие? И снова – нет. Тревога так просто не отпускает — надо бежать дальше. И убегание как раз и есть симптом и следствие неспособности получить удовольствие от жизни. О том, что само удовольствие может быть целью, тревожные люди обычно и слышать не хотят.

Люди, позвольте же себе полениться! Это не стыдно, не вредно, и никто не будет вас ругать за несделанное домашнее задание, вы же взрослые. Отвыкайте от жизни в старомодном стиле «хватай мешки, вокзал уходит». Хвалите себя не за ударный труд, а за гармонию с собой.

И пожалуйста, дайте ребенку эти два часа в день, про которые я говорю на каждой лекции «про детей». Для нормального развития психики и мозга у ребенка должно быть свободное время — совсем свободное. Обязательно.





Как психолог скажу еще раз: выигрывает не тот, кто все время тревожится и суетится, а тот, кто спокоен, уверен в себе и умеет концентрироваться в нужный момент.

Учитесь просто сидеть, лежать и ни о чем не тревожиться, не думать, не страдать, не планировать, не вести бесконечные диалоги и монологи с обидчиками, не смотреть телевизор или сериал в компе, не листать журнал.

Для достижения многих вещей в этой жизни сначала требуется ничегонеделание. Войти в состояние ничегонеделания, поймать его и длить, длить… Если не можете справиться с тревогой сами, обращайтесь за помощью к специалистам – психологу, психотерапевту, психиатру. Жизнь того стоит.

Поймите, ваша фамилия не Стаханов и вам не надо укладывать пятилетку в три года. Вам бы просто жить и жить по возможности с удовольствием. опубликовано 

 

© Михаил Лабковский

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: labkovskiy.ru/publikatsii/polyubite-sebya-v-bezdejstvii/