За женой, как за каменной стеной

Поделиться



Обладательницам ослиных ушей посвящается.

Часть I

«Неужели мы мальчика не прокормим?»

(Слова одной тёще дочери. “Мальчик“- это зять.)

О Боже, сколько я слышу таких историй в жизни и встречаю в практике, и каждый раз просто офигеваю. Ну нет у меня другого слова. Нет!





Семья – муж, жена. Она берёт на себя ответственность за семью. Кормит, поит, оплачивает детские сады, кружки, репетиторов, покупает одежду. Муж… А что муж?.. Он в крайнем случае платит за квартиру, и не всегда это оплата аренды, иногда это просто коммуналка или часть коммуналки – поровну с женой, всё по-честному!

Она содержит себя, детей, оплачивает питание (и его, в том числе!), покупает ему одежду. Кормилица в этой семье жена.

И вот однажды, когда лямку становится тянуть уж совсем тяжело или вдруг ни с того, ни с сего захотелось новую юбочку, она робко спрашивает: «Милый, а может ты…?»

Что здесь начинается! И «я никому ничего не должен», и «обеспечивать тебя не обязан», и «не зачем это всё покупать», и «можно без этих кружков обойтись»!

Или раньше, заподозрив неладное, женщина пытается мужу корректно намекнуть, что мужчиной в семье давно стала она. Даёт ему расчёт — сколько она тратит в месяц на питание, образование, содержание семьи и его родимого, в том числе. На что она рассчитывает? Чего ждёт? Конечно, что любимый одумается и скажет: «Да ты что! Правда?» У него как у царя-батюшки откроются глаза на бесчинства бояр. Но родимый отделывается спокойным и «достойным» – «Молодец!»

«МОЛОДЕЦ! Ценю! Продолжай в том же духе! Жму лапу, друг! Респект и одобрямс!»

…. Эх, этого ли «молодец» мы хотели? Зачем тянули? Зачем покупали? Зачем на шею здорового, сильного мужика сажали?

Что, не хватает горящих изб и взбесившихся коней? Тяга к женскому самопожертвованию? Всё на себя взвалить и тянуть, тянуть, да так, чтобы он не догадался даже, сколько труда это стоит, сколько денег и сил в это вкладывается. Так тихонечко, как ребёнку шоколадку под подушку от мамы, вернувшейся с третей смены. Волшебницы вы наши … Феи…

И сидит здоровенный детина у жены, как у матери на груди. Сначала матерью, потом женой взрощенный, лелеемый, оберегаемый. Всё для него, дитятко наше.

И искренне удивляется, чего это жена от него хочет? Ведь справляется, тянет, сильная женщина. А он то тут при чём? Ему собственно и ничего не надо. А если надо, так он себе на новую игрушку заработает и спокойно купит. А семья, дети, жена… Слишком для него всё это, слишком…





Когда ребёнок сидит на шее, сразу понятно, кто виноват – родители. А если муж сидит на шее, ни на что не зарабатывает, только ест, пьёт и живёт своей полухолостяцкой жизнью, к кому вопросы? То-то же. К жене.

«А тебе это, родимая, зачем?» – вот так искренне, заглядывая в глаза, спрошу.

Может по-другому не умеешь? Так, чтобы хотя бы поровну с мужем ответственность делить за семью, за всё, что создали и всех, кого нарожали?

Ведь это труд, похлеще, чем даже на производстве. Здесь одними соплями, любовью и самопожертвованием не обойтись. Ещё и меру надо чувствовать, и границы. И ответственность уметь отдавать.

Это конечно, если 15 лет мужик ни за что не платил, вольготно себя чувствовал, а тут ему: «Любимый, а не мог бы ты теперь оплачивать ипотеку? Или обучение нашего сына в институте? А то уж больно тяжело мне одной всё это тащить», не обрадуется, за сердце схватится, вспомнит, что отпуск оплачивал два года назад (и ничего, что он по стоимости равен месячному бюджету, который жена оплачивает уже много лет и каждый месяц, ничего! Зато сам факт! Платил? Платил!) Скажет: «Но вот я же давал тебе тысячу на телефон, помнишь? А машину я заправлял? Знаешь, сколько бензин нынче стоит?»

И сядет женщина и опустит голову на руки…

Господи… Столетия идут. А всё то же, все те же «обладательницы ослиных ушей». Которых имеют и за их счёт вольготно живут.

 

Часть II

Самойпроще

 

Жить самой намного проще, чем с кем-то.

Сделать самой проще, чем объяснить, научить, убедить, проконтролировать или передать часть ответственности.

Но тогда по происшествию времени не стоит удивляться, если дети закатят истерику на просьбу сегодня помыть всю посуду, что требование убрать в своей комнате вызовет у них приступ оскорблённого самолюбия на акт ущемления их прав и свобод.

Что на просьбу заплатить в этом месяце за кружки и коммуналку муж взбелениться и будет оскорблён не меньше, чем дети.

Если вы не делаете этот труд – распределение обязанностей, деление ответственности, то в один прекрасный день вы обнаруживаете, что мышцы на теле семьи под названием муж атрофировались, а под названием дети – не развились. Теперь заставить их работать крайне сложно.

Да, легче и проще самой. Но это большая ошибка заставлять работать один орган в этой системе, в организме семьи. Сердце надрывается, истощается, хранительница домашнего очага не успевает подкладывать дрова, а муж и дети сытые и вольготногуляющее греются от очага.

Ошибка женщины в том, что, решив тянуть всё самой, потому что так проще, она не дала возможность каждому в семье вносить свой вклад. Мужу наравне или больше, чем она, детям посильно и адекватно их возрасту. Она обесточила эти органы, не дала напряжение, замкнула всё напряжение на себе. Не получив должной нагрузки, дети не могут сделать ничего без помощи матери, муж живёт так, как будто семья и дети совершенно не его ответственность.

Это большая ошибка. Цена этой ошибки измождённость, ощущение тотальной обиды, использованности, неценимости, незамеченности усилий, разочарование и боль А бонусы – иллюзия контроля, ощущение власти и всемогущества. Есть выбор.

Жить вместе – это труд. Делить ответственность ещё больший труд.Этому нужно учиться.

 

Часть III

Яживая. Януждаюсь в тебе

 

Начать женщине с мужчиной диалог по поводу перераспределения обязанностей и вклада каждого в семейный бюджет – сложно.

… И стыдно.

Это же надо признать, что не смогла, не справилась и не справляюсь, по крайней мере сейчас, с тем объёмом, который взвалила на себя. Переоценила себя.

Признать, что не звезда,итучи не умею разводить руками – это… как-то ущербно. Болезненно, стыдно, убого…

«А не посмеёшься ли ты надо мной?» «А не скажешь ли мне, и куда ты дурочка лезла?» А не вспомнишь ли: «Надо было меня слушать! А я тебе что говорил?»

И я не только не звезда, я ещё нуждаюсьв тебе.

Мне нужна твоя помощь, поддержка, ты мне нужен. Я не справляюсь без тебя. Давай вместе. Мне нужна твоя рука! Мы вместе замутили этот проект под названием «семья». Мы вместе.

Это быть очень открытой, очень уязвимой, практически душевно и эмоционально голой. Без всяких защит. Это больше чем признание в любви. Это стыдно и страшно.

Уж больно уязвимо человек себя чувствует в такой позиции. Когда он просит. И признаёт свою нуждаемость.

Для отношений нужны двое.

Но в желании быстрее стать «мы» очень легко попасть в слияние. Есть большой соблазн, раскрыв руки, раствориться в другом человеке. Забыть о себе, о своих потребностях, желаниях, отказаться от любых решений, лишь бы сновабыть вместе. Лишь бы ощутить, что ты не один. Ты снова, с тем человеком, который тебе очень близок, с которым тебе было очень хорошо.

«Бог с ним со всем, мы всё переживём. Главное, что мы вместе.»

«Ради любви можно всё пережить, всем пожертвовать. Лишь бы мы были вдвоём».

В этот момент ради «вместе» человек готов отказаться от себя. Душа требует восстановить всё как было, восстановить прежний баланс отношений, по крайней мере, там ничего не угрожало.

При конфликтах, обсуждении, выплёскивании боли, недовольства и претензий над парой всегда нависает угроза разрыва. Иногда в голове есть категоричная установка: «Или так или никак. Раз ты не понимаешь меня, мы должны расстаться»

Часто женщина, пытаясь начать что-либо обсуждать, начинает обсуждать с точки: «как если бы мы расстаёмся» и начинает проживать боль разрыва, «предварительное горе», которое затмевает всё. Уже невозможно обсуждать деньги, обязанности, ответственность каждого в паре, когда перед носом маячит разрыв. Все эмоции уходят туда. Пара начинает обсуждать более глобальный вопрос: «Так мы остаёмся ещё вместе или расходимся как в море корабли?» Как в дискуссиях с алкоголиком вопрос: «А ты меня уважаешь?» сводит на нет все другие вопросы и любое обсуждение «помельче» делает несущественным.

Страх разрыва при любой попытке что-либо прояснить, делает невозможным развивать отношения.

Отношения становятся негибкими, ригидными. Как застывшая фигурка из воска двух влюблённых, соединившихся в страстном поцелуе – есть иллюзия, что отношения всегда должны быть такими. В них нет не взросления, не изменений, связанных с возрастом, ни детей, ни увлечений, ни друзей, ни личного пространства, ни одиночества, ни только своих персональных увлечений, ни боли, ни конфликтов, ни болезни, ни смерти… Вечная, идеальная любовь.

Как сад старушки, куда попала Герда в сказке Андерсена «Снежная королева». Там всегда лето, всегда солнце, всегда любовь…

Но живые, не восковые люди так не могут. Они живут, меняются. Кроме мгновений слияния, когда чувствуешь себя одним целым, нужно личное пространство, когда я чувствую себя отдельным, чувствую себя только собой.

Обнаружение своего Я в паре – великий шаг. Сродни рождению.

Из Я можно обсуждать свои потребности, свои границы.

Можно говорить и чувствовать: «Я люблю тебя, но мне очень важно, чтобы…»

Можно разрешить себе слышать другого, не боясь, что его слова разрушат моё Я.

Я всегда останусь собой, чтобы ты не говорил. Но я готова услышать тебя. И возможно, я что-то изменю.

Можно быть отдельными людьми, но любить друг друга. Можно быть разными, но оставаться любящими и ценящими друг друга.

Но можно обнаружить себя совершенно не в том месте, где хочется быть и совершенно не с тем человеком. Придя в себя после глубокого сна, задать вопрос: «А что я здесь делаю? Почему я всё ещё здесь?» И это будет большой услугой себе. Наконец-то обнаружить себя в этих отношениях.опубликовано

 

Автор: Ирина Дыбова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©  

Источник: //dybova.ru/otzyvy/

Мигель Руис: Если свое счастье передаешь в чужие руки, его рано или поздно разобьют

Поделиться



История о человеке, который не верил в любовь

«Я хочу рассказать вам старинную историю о человеке, который не верил в любовь. Это был самый обыкновенный человек, такой же, как я и вы, но выделялся он именно складом ума: он был убежден, что любви нет. Конечно, прежде он и сам долго пытался ее найти и наблюдал за окружающими. Большая часть его жизни прошла в поисках любви, но в итоге он пришел к выводу, что любви нет.

Куда бы ни приходил тот человек, он непременно всем рассказывал, что любовь — это всего лишь фантазия поэтов или выдумка религии, предназначенная для того, чтобы манипулировать слабостями человеческого ума и управлять людьми, заставить их верить. Он говорил, что любви не бывает — именно поэтому никому из людей не суждено найти любовь, сколько ни старайся.





 

Человек тот был очень разумный и умел говорить убедительно. Он прочел много книг, он учился в университете и стал авторитетным ученым. Он умел выступать перед публикой, умел общаться с людьми самого разного уровня, а логика его была безупречна. Он говорил, что любовь — это нечто вроде наркотика: она приносит счастье, но вызывает сильную привязанность. К любви можно пристраститься, но что будет, если не получишь своей ежедневной „дозы“? А ведь в любви, как и в наркотиках, нужна ежедневная доза.

 

Еще он говорил, что отношения между влюбленными в точности напоминают отношения между наркоманом и торговцем наркотиками. Тот, чья потребность выше, похож на наркомана, а другой — на продавца. Взаимоотношениями управляет тот, кому любовь нужна меньше. Динамика ясна, поскольку в любых близких отношениях один обычно любит сильнее, а другой — вообще не любит и лишь пользуется тем, кто отдает ему всю свою душу. Понятно и то, как они манипулируют друг другом, понятны поступки и реакции. Так или иначе, отношения те же, что между наркоманом и торговцем наркотиками.

Наркоман — тот, чья потребность в любви сильнее, — живет в постоянном страхе. Он боится, что не получит следующую дозу своего наркотика, любви. Он думает: „Что я буду делать, если он или она меня бросит?“ Этот страх вызывает у наркомана стремление обладать: „Это мое!“ Пристрастившись, он становится ревнивым и требовательным — и все потому, что боится не получить очередную дозу. А продавец может манипулировать наркоманом, меняя дозу: давая то больше, то меньше, то вообще ничего. Тот, чья потребность выше, целиком во власти продавца и сделает что угодно, лишь бы его не бросили.

Далее тот человек начинал объяснять, что любви вообще не бывает. То, что называют „любовью“, — не что иное, как страх; такие отношения основаны на манипулировании. Где уважение? Где та любовь, которую люди провозглашают на словах? Любви нет! Перед лицом священника, на глазах у своих родных и близких молодые пары дают друг другу торжественное обещание: жить вместе до самой смерти, любить и уважать друг друга, делить между собой и горе, и счастье. Они обещают любить и чтить друг друга. Множество обещаний... Но после свадьбы - через неделю, месяц или несколько месяцев - никто уже не выполняет этих обещаний.

Начинается война за контроль: кто кем будет манипулировать, кто станет продавцом, а кто — наркоманом. Уже несколько месяцев спустя того уважения, в котором они клялись друг другу, нет и в помине. Есть лишь взаимные обиды и эмоциональный яд; оба причиняют друг другу боль. Мало-помалу все нарастает, усиливается — а потом они вдруг и сами не могут понять, куда же подевалась любовь. Но они остаются вместе, потому что боятся одиночества, сплетен и осуждения окружающих. А еще они боятся собственных мнений, самоосуждения. Но где же любовь?

Тот человек часто говорил, что видел много пожилых пар, проживших вместе тридцать, сорок, пятьдесят лет, и все они очень гордились тем, что живут бок о бок так долго. Однако, рассуждая о своих отношениях, они заявляли: „Нам удалось сохранить наш брак“. Это означает, что один из них целиком подчинился другому. В определенный момент кто-то сдался и решил просто терпеть эти страдания. Тот, чья воля была сильнее, а зависимость меньше, победил в этой войне, но где же то пламя, которое они называли любовью? Теперь они относятся друг к другу как к вещам: „Она моя...“, „Он мой...“.

Затем тот человек переходил к причинам, по которым не верил в существование любви. Он пояснял, что сам прошел через все это, но больше не позволит никому манипулировать своим умом и руководить его жизнью, прикрываясь идеей любви. Доводы его были очень логичны, и ему удалось убедить в своей правоте многих людей. Но в один прекрасный день тот человек гулял по парку и увидел на скамейке прекрасную даму. Заметив, что она плачет, он испытал укол сострадания. Он присел рядом и спросил, может ли чем-нибудь помочь. Он поинтересовался, почему она плачет. И представьте себе: она призналась, что ей горько оттого, что на свете нет любви.

— Поразительно! — воскликнул тот человек. — Женщина, которая не верит в любовь!
Разумеется, ему захотелось узнать ее получше.
— Почему вы считаете, что любви нет? — спросил он.
— Долгая история… — вздохнула она. — Я вышла замуж совсем молоденькой, я верила в любовь и прочие иллюзии, я искренне надеялась разделить с тем мужчиной всю свою жизнь. Мы поклялись друг другу в верности, уважении и любви. И поженились. Но скоро все изменилось. Я была верной женой, я заботилась о доме и детях. А муж упорно делал карьеру, и для него успехи вне дома были намного важнее, чем семья. Он перестал уважать меня, а я — его. Мы причиняли друг другу боль, и в какой-то момент я поняла, что никогда не любила его, а он не любил меня. Но детям нужен отец — во всяком случае, так я оправдывала то, что оставалась рядом с ним и всеми силами его поддерживала. Потом дети выросли и начали жить отдельно. У меня больше не было повода оставаться с ним: зачем, если нет ни уважения, ни доброты? И я знаю, что даже если бы вышла замуж за другого, все было бы точно так же. Ведь любви не существует. Какой смысл гоняться за тем, чего нет? Но мне все равно грустно. Любви не существует.

Тот человек прекрасно ее понял. Он обнял ее за плечи и сказал:
— Вы правы, любви не бывает. Мы ищем любви, мы распахиваем свою душу и становимся уязвимыми — но находим только эгоизм. И это причиняет нам боль, даже если нам кажется, будто все будет замечательно. Не важно, сколько раз мы женимся и выходим замуж: снова и снова происходит одно и то же. Так зачем пытаться искать любовь?

Эти двое были так похожи, что стали лучшими друзьями. Это были чудесные взаимоотношения: взаимное уважение, один никогда не огорчал другого. Каждая минута общения приносила им радость. Между ними не было ни зависти, ни ревности, ни попыток навязать свой контроль, ни стремления обладать друг другом. С ходом времени отношения только крепли. Им нравилось общаться, вместе им всегда было интересно, а в разлуке они очень скучали друг без друга. И однажды, уехав в командировку, тому человеку вдруг пришла в голову безумная мысль.

»Хм, — подумал он, — а вдруг мои чувства к ней — это любовь? Но ведь они так отличаются от всего, что было раньше. Это совсем не то, о чем говорят поэты, о чем твердят священники. Я ведь за нее не в ответе. Она мне ничего не должна, она мне особенно не нужна — я и без нее могу о себе позаботиться. Мне и в голову не приходит винить ее в своих трудностях, мы не срываем друг на друге свой гнев. Нам просто очень хорошо вместе, мы нравимся друг другу. Она ничем меня не попрекает, вообще не доставляет никаких неприятностей. Я не чувствую ревности, когда вижу ее с другими. Я не испытываю зависти к ее успехам. Быть может, любовь все же есть, просто она совсем не такая, как принято считать?" Ему нетерпелось вернуться домой и поговорить с ней, рассказать о своей странной идее. Но, едва он заговорил, она сказала:

— Я прекрасно понимаю, что ты имеешь в виду. Я уже давно об этом думала, но боялась признаться, потому что знаю: ты не веришь в любовь. Возможно, любовь и правда существует, а мы просто не знали, какая она на самом деле.

Они решили стать любовниками и жить вместе. Самое удивительное, что ничего в их отношениях не изменилось! Они по-прежнему уважали и поддерживали друг друга, а любовь их становилась все крепче. Они были так счастливы, что сердца их пели от любви даже в самые обыденные минуты.

Сердце того человека было настолько переполнено любовью, что однажды ночью случилось настоящее чудо. Он смотрел на звезды, отыскал на небе самую прекрасную — и сила его любви оказалась так велика, что звезда покатилась с неба и упала прямо ему в ладони. А потом случилось другое чудо: душа его слилась с этой звездой. Он был невероятно счастлив, и он помчался к своей прекрасной даме, чтобы вложить звезду ей в руки и доказать тем самым свою любовь. Но в тот миг, когда звезда легла в ее ладонь, она на секунду засомневалась. Его любовь была слишком всепоглощающей. Звезда выскользнула из ее рук и разбилась на миллионы осколков...

До сих пор скитается по миру древний старик, провозглашающий, что любви не бывает. И есть на свете красивая женщина — она сидит дома у окна, ждет одного человека и утирает слезы, вспоминая о рае, который когда-то был у нее в руках и который она, усомнившись, потеряла.





 

Вот и вся история о человеке, который не верил в любовь.

 

Кто же допустил ошибку? Хотите разобраться, что было не так? Ошибку совершил тот человек: он решил, что сможет подарить женщине свое счастье. Звезда была его счастьем, а ошибкой стала попытка вложить его в ее ладони. Счастье никогда не приходит извне. Он был счастлив, потому что излучал любовь; она была счастлива, потому что тоже излучала любовь. Но как только он передал ей ответственность за собственное счастье, она выронила звезду и разбила, поскольку просто не была способна нести эту ответственность. Как бы ни любила его та женщина, она не могла «сделать» его счастливым — хотя бы потому, что не умела читать его мысли. Она просто не могла знать, в чем заключаются его надежды, о чем он мечтает.

Если берешь свое счастье и передаешь его в чужие руки, его рано или поздно разобьют. Если передоверишь свое счастье другому, непременно лишишься его. Счастье исходит только изнутри, оно — следствие любви, и потому каждый человек сам отвечает за свое счастье. Ответственность за него невозможно передать другому, однако первое, что делают в церкви на венчании, — обмениваются кольцами. Мы передаем свои звезды в руки невесты или жениха и сами надеемся сделать спутника жизни счастливым. И не важно, насколько сильно любишь человека, — нам все равно никогда не стать такими, какими нас хотят видеть другие.

Вот главная ошибка, которую большинство из нас допускает в самом начале: мы считаем, что счастливым нас сделает спутник жизни, а так никогда не бывает. Мы даем обещания, которые не в силах сдержать, и заведомо обрекаем себя на провал". опубликовано 

 

@ Дон Мигель Руис «Мастерство Любви»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //man-woman.com.ua/vzaimootnosheniya/love/ne-verit-v-lyubov.html

КАК воспитать мужчину: мануал для женщин и не только

Поделиться



Свобода начинается с самоограничения

Женщин жалко. Постоянно жалуются, что мужиков вокруг нет. Женщин не жалко. Воспитывают своих сыновей как девочек. Результат закономерен.

Выскажу свои мысли по этому поводу.

Первое.

Воспитанием мальчика должен заниматься отец. Причем, с самого рождения. Своего рождения, а не с рождения сына.

Потому как воспитание в семье — это не нравоучения. Мальчик копирует образец поведения своего отца, а не его слова.

Вопрос мамам — хотите ли вы, чтобы ваш сын стал таким же, как ваш муж?





Второе.

Что я вкладываю в понятие «мужчина»? Вполне себе домостроевское понятие. Мужчина должен быть сильным. А что это значит? Уметь принимать решения и брать на себя ответственность за эти решения.

Вопрос родителям — учится ли ваш сын самостоятельно принимать решения и отвечать за них?

Третье.

Принимать решение и нести ответственность — две стороны одной медали. Свобода с одной стороны. Ограничение свободы с другой.

Пример:

Мужчина принимает решения, но несет за них ответственность его женщина. Это не мужчина, а маменькин сынок. Мужчинка.

Мужчина не принимает решения, но несет за них отвественность. Это не мужчина. А подкаблучник. Мужичок.

Четвертое.

Свобода начинается с самоограничения.

Есть такая восточная поговорка «Первыми пьют воду верблюды, потому как у них рук нет. Вторыми пьют мужчины, потому как у них терпения нет. Последними пьют женщины».

В моей схеме воспитания схема другая. «Лучшее — маме. Потому что она девочка. Затем коту — потому, что он беспомощен и зависит от нас. А затем уже нам с тобой. Потому что мы мужчины».

Пятое.

В каком возрасте младенец становится мужчиной?

С момента осознания себя как личности. Психологи знают этот возраст. Три года. Да, мамочки. Три года.

Именно с этого возраста необходимо постоянно внушать сыну — «Ты — мужчина!».

Именно с этого возраста необходимо учить его нормальному мужскому слову «Должен!»

К сожалению, это слово превратилось в психологической среде как некий жупел — «долженствование». Умногих психологов оно почему-то ассоциируется с невротическими реакциями.

Увы, но это факт — многие «хочу и не волнует!» приводят к развитию социопатической личности. Оглянитесь вокруг и вы увидите массу мужчинок, не способных заставить себя на какое-то действие.

Мужчина должен. Уметь терпеть. Уметь преодолеть себя. Уметь ошибаться. Уметь быть нежным. Уметь быть грубым. Уметь быть разным. Уметь отвечать за свои слова. Мужчина должен уметь БЫТЬ.

Шестое.

Относится к пацану надо сразу с момента рождения как к мужчине. Когда младенец орет у вас на руках — достаточно его укачивать и разговаривать с ним — «Ты у нас мужчина? Чего тогда орешь?»





Вам понятно, что в этот момент вы не ему установку даете, а себе? Что в дальнейшем, вы к нему будете относится как равному и взрослому? Да. К ребенку надо относится как к взрослому. Это не значит, что с ним не надо играть, не прощать его ошибки, не нежить его, не улыбаться ему.

Седьмое.

Ребенку можно ошибаться. Он исследует мир вокруг себя, исследует его границы. Знаете, почему мужчины похожи на детей? Потому как мужчины тоже раздвигают границы этого мира. Мужчина должен быть беспокоен. Он движущая сила человечества. А женщина — сила сохраняющая, если что.

Нельзя наказывать пацана за ошибки. Их нужно исправлять. Ему. Самому. Самостоятельно. Но с вашей подсказкой и помощью.

А теперь — иллюстрация всего этого:

Несколько лет назад я женился.

И появился у меня двоюродный сын. Двоюродный — потому как я его не усыновил. А как мне его еще называть? Было ему семь лет.

С самого начала я занял позицию альфа-самца в стае. Обозначил границы поведения:

-Твоя комната — это твоя комната. Ты там хозяин — сам у себя прибираешься, сам у себя бардачишь.

-Мама — это же девочка. Чем больше мы ей помогаем — тем больше она довольна и тем меньше рычит\ворчит.

-Накосячил — отвечай.

-Ты все можешь сам.

-Ты, в первую очередь, защитник семьи.

-И не забывай. Мы — вместе.

-Есть проблема? Значит есть и ее решение.

Первое время он меня ненавидел. И понятно за что. Только что был рядом любимый папа. И вдруг какой-то непонятный мужик.

Сначала мы принюхивались друг к другу. Два самца в стае. Тихонечко налаживали контакт.

Соревновались друг с другом. И до сих пор соревнуемся. Приз — улыбка от мамы. Ну и не только улыбка. Еще обнимашки\целовашки. С тех пор самое сильное наказание для него моя фраза:

-Мама будет очень расстроена.

Как-то с мамой разыграли сцену. Я типа, накосячил. Она, типа, расстроилась.

-Видишь, что бывает, если маму обидеть? — моя фраза.

Завели кошака. Кот — лучшее средство для развития у пацана кинестетики. А кинестетика — основа сексуальности. Фраза «тренируется на кошках» как никогда актуальна именно в этом случае. Глажка\утюжка котов способствует развитию способностей глажке\утюжке женщин в будущем.

-Дялеш! Можно я на велосипеде покатаюсь?

-Ты мужчина — ты и решай.

-Я — мальчик...

-Тогда — нельзя! Мужчинам можно, а мальчикам нельзя.

Обиженное сопение. Через пять минут:

-Дялеш! Я пойду на велосипеде покатаюсь!

-Понял. Иди.

-А поможете велосипед вынести?

-Да легко. Поможешь нести?

-Ага!

-Вперед!

Или, например:

-Миша! Завтра мы идем сначала в кино, потом в тир стрелять. Ты с нами?

-В какое кино?

-Для взрослых. «Брестская крепость» называется.

-А можно сначала пострелять, а потом вы идете в кино, а я домой? (имел в виду на компе поиграть)

-Нет. Сначала в кино. Потом стрелять. Я так решил. Потому что я — главный.

Ушел думать. Вернулся.

-Я согласен.

А зовем мы его — Дядя Миша.

Да. Косячит порой. То уроки не доделает, то деньги, выданные на завтрак, на машинки потратит. То двойку принесет. То мобилу дома забудет. То футбол прогуляет. Имеет право на ошибки. Но и обязанность эти ошибки исправлять. Подрастет — этих ошибок будет еще больше. И отвественность возрастет, естественно.

А как дела с его родным отцом? Нормальные. Ночь с пятницы на понедельник дядя Миша проводит у отца в гостях. Водится с названной сестрой трех лет от роду. Порой с батей мы переписываемся по вопросам воспитания.

Резюме.

У нас дома растет мужчина. Ему 10 лет. Я ему могу позвонить: «Миш, сделай яичницу маме на обед! А то я пока занят!»

А у вас? У вас растет дома мужчина? опубликовано 

 

Автор: Алексей Ивакин

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //ivakin-alexey.livejournal.com/175986.html

Мужчина: к лотку не приучен!

Поделиться



Недавно разговаривала с сестрой по телефону – живем в разных городах, но это не помеха нашим ежедневным диалогам. В какой-то момент нашего разговора сестра, живописно характеризуя отказ какой-то приятельницы выходить за кого-то замуж, выдала ту самую сентенцию: «К лотку не приучен, и учить уже поздно…»

Как договориться с мужчиной





Что-то меня в этой фразе зацепило. Я задумалась и поняла, что включаюсь на две полярные вещи.

Первая. Обидно, когда о другом человеке говорят, как о животном – коте, собаке… Все же он, мужчина – человек, такой же, как и нелестно охарактеризовавшая его барышня.

Вторая. Эта метафора очень точно описывает многих мужчин, о которых я слышу на консультациях от их «вторых половинок».

Например:

…он никогда не поднимает крышку унитаза, и я регулярно сажусь на мокрый ободок… Это бесит!

…он никогда не моет за собой посуду…

…он разбрасывает свои вещи где попало…

…он оставляет чипсы, объедки и пустые бутылки возле включенного телевизора и уходит спать, а ночью я просыпаюсь и иду выключать телевизор, проклиная тот день, когда я его встретила…

…он загадил свою машину как свинарник – коврики там не выбивались год…

…он пытается много дней ходить в одних и тех же трусах и носках, а если его прижать, он защищает их так, будто это – вторая кожа, а стиральная машина трансформирует их в опасных космических чудовищ…

…он никогда не стелет постель…

…он ковыряется в носу при мне и при посторонних людях…

И я задалась простыми вопросами в рамках этой бесчеловечной, но весьма емкой метафоры:

  • Что есть «лоток»?
  • Кто должен приучить к нему мужчину?
  • Если мужчина «к лотку не приучен», можно ли это как-то исправить?
Мои размышления – скорее, приглашение к дискуссии, чем готовая стратегия:

1. Лоток – это набор правил, согласно которым мужчина должен вести себя определенным образом. На сегодняшний день в больших городах они продиктованы идеями равенства и братства мужчины и женщины, поэтому мы и ожидаем, что мужчина будет вести себя в быту как наша сестра или подружка.Но тут есть подводные камни, и главный из них: знал ли мужчина эти правила? Подписался ли под ними? Потому что в разных «Кодексах братана» нет ни слова о мытье посуды и выносе мусора, смене подгузников и чистке картохи.

Проблемы с правилами касаются следующих пунктов:

  • Несогласие с самими правилами (повторю – он под это не подписывался);
  • Наличие противоположных правил (мужик должен быть суровым и сильным – мужик должен быть понимающим и мягким);
  • Несогласие с тем, кто придумал эти правила (например, мама жены – теща, считает, что нельзя отпускать мужа на корпоративы, и жена закатывает скандалы).
Поэтому начинать нужно именно с того, кто и что понимает под лотком. Возможно, в голове у мужчины присутствует свой лоток, не менее сложный, с дорогим наполнителем, к которому не то что приручить —  вообще невозможно подогнать женщину.





2. Мужчину к лотку никто приучать не должен. Давайте забудем о маме! Если лоток – это правила, то в норме они меняются при изменении системы. Жил с мамой – каждую субботу убирал в квартире (7 ковров, как в юрте – это вам не шутки), а в воскресенье пел в церковном хоре. Жил в казарме – вскакивал по сигналу и пел гимн. Жил в общежитии – делал что хотел, пил и пел песни под гитару… Но вот женился – и началось… Где стоит этот лоток? Как к нему подобраться незамеченным? Что делать, если не попал – случается в начале новой жизни…

Суровый критик в лице подруги-девушки-жены все подмечает… Породистое ли животное досталось? Ласковое ли? Легко ли идет на контакт? Много ли времени нужно для дрессировки?

В совокупности с непоследовательностью команд и капризами мужчина совсем теряется. Кем ему быть? Сегодня ждут котика-шалуна, завтра – опасного тигра… Угадать сложно, и еще – все время пилят, критикуют, ругают, ноют…

3. Итак: что делать?

Если у мужчины IQ выше 70 – с ним можно договориться. Обсудить правила. Рассказать про свое видение ситуации. Пояснить. Помочь. Поддержать – это ведь ваше общее пространство.

Но ведь никто не пробует! По-хорошему, по-женски, мудро… Проще в очередной раз сказать «всемужикикозлы» или «онживотное» и гордо идти по жизни вперед, вновь и вновь продолжая садиться на мокрое сиденье унитаза как символ его протеста против порабощения и манифестации его животной натуры.

Ничего нового не скажу.

Что делать? - Разговаривать.

И будет вам большое семейное или человеческое счастье. опубликовано 

Автор: Наталья Олифирович

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/mushchina_k_lotku_ne_priuchen/

Родовая травма

Поделиться



Как же она все-таки передается, травма?

Понятно, что можно всегда все объяснить «потоком», «переплетениями», «родовой памятью» и т. д., и, вполне возможно, что совсем без мистики и не обойдешься, но если попробовать? Взять только самый понятный, чисто семейный аспект, родительско-детские отношения, без политики и идеологии.  О них потом как-нибудь.

Живет себе семья. Молодая совсем, только поженились, ждут ребеночка. Или только родили. А может, даже двоих успели. Любят, счастливы, полны надежд. И тут случается катастрофа. Маховики истории сдвинулись с места и пошли перемалывать народ. Чаще всего первыми в жернова попадают мужчины. Революции, войны, репрессии – первый удар по ним.



©Юрий Нагулко. Водоворот Времени

И вот уже молодая мать осталась одна. Ее удел – постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Похоронка, «десять лет без права переписки», или просто долгое отсутствие без вестей, такое, что надежда тает. Может быть, это и не про мужа, а про брата, отца, других близких. 

Каково состояние матери? Она вынуждена держать себя в руках, она не может толком отдаться горю. На ней ребенок (дети), и еще много всего. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно, плакать нельзя, «раскисать» нельзя.  И она каменеет. Застывает в стоическом напряжении, отключает чувства, живет, стиснув зубы и собрав волю в кулак, делает все на автомате. Или, того хуже, погружается в скрытую депрессию, ходит, делает, что положено, хотя сама хочет только одного – лечь и умереть. 

Ее лицо представляет собой застывшую маску, ее руки тяжелы и не гнутся. Ей физически больно отвечать на улыбку ребенка, она минимизирует общение с ним, не отвечает на его лепет. Ребенок проснулся ночью, окликнул ее – а она глухо воет в подушку. Иногда прорывается гнев. Он подполз или подошел, теребит ее, хочет внимания и ласки, она когда может, отвечает через силу, но иногда вдруг как зарычит: «Да, отстань же», как оттолкнет, что он аж отлетит. Нет, она не него злится – на судьбу, на свою поломанную жизнь, на того, кто ушел и оставил и больше не поможет.

Только вот ребенок не знает всей подноготной происходящего. Ему не говорят, что случилось (особенно если он мал). Или он даже знает, но понять не может. Единственное объяснение, которое ему в принципе может прийти в голову: мама меня не любит, я ей мешаю, лучше бы меня не было. Его личность не может полноценно формироваться без постоянного эмоционального контакта с матерью, без обмена с ней взглядами, улыбками, звуками, ласками, без того, чтобы читать ее лицо, распознавать оттенки чувств в голосе. Это необходимо, заложено природой, это главная задача младенчества. А что делать, если у матери на лице депрессивная маска? Если ее голос однообразно тусклый от горя, или напряжено звенящий от тревоги?

Пока мать рвет жилы, чтобы ребенок элементарно выжил, не умер от голода или болезни, он растет себе, уже травмированный. Не уверенный, что его любят, не уверенный, что он нужен, с плохо развитой эмпатией. Даже интеллект нарушается в условиях депривации. Помните картину «Опять двойка»? Она написана в 51. Главному герою лет 11 на вид. Ребенок войны, травмированный больше, чем старшая сестра, захватившая первые годы нормальной семейной жизни, и младший брат, любимое дитя послевоенной радости – отец живой вернулся. На стене – трофейные часы. А мальчику трудно учиться.

Решетников. Опять двойка.




Конечно, у всех все по-разному. Запас душевных сил у разных женщин разный. Острота горя разная. Характер разный. Хорошо, если у матери есть источники поддержки – семья, друзья, старшие дети. А если нет? Если семья оказалась в изоляции, как «враги народа», или в эвакуации в незнакомом месте? Тут или умирай, или каменей, а как еще выжить?

Идут годы, очень трудные годы, и женщина научается жить без мужа. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Конь в юбке. Баба с яйцами. Назовите как хотите, суть одна. Это человек, который нес-нес непосильную ношу, да и привык. Адаптировался. И по-другому уже просто не умеет. Многие помнят, наверное, бабушек, которые просто физически не могли сидеть без дела. Уже старенькие совсем, все хлопотали, все таскали сумки, все пытались рубить дрова. Это стало способом справляться с жизнью. Кстати, многие из них стали настолько стальными – да, вот такая вот звукопись – что прожили очень долго, их и болезни не брали, и старость. И сейчас еще живы, дай им Бог здоровья.

В самом крайнем своем выражении, при самом ужасном стечении событий, такая женщина превращалась в монстра, способного убить своей заботой. И продолжала быть железной, даже если уже не было такой необходимости, даже если потом снова жила с мужем, и детям ничего не угрожало. Словно зарок выполняла.

Ярчайший образ описан в книге Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом».

А вот что пишет о «Страшной бабе» Екатерина Михайлова («Я у себя одна» книжка называется): «Тусклые волосы, сжатый в ниточку рот…, чугунный шаг… Скупая, подозрительная, беспощадная, бесчувственная. Она всегда готова попрекнуть куском или отвесить оплеуху: «Не напасешься на вас, паразитов. Ешь, давай!»…. Ни капли молока не выжать из ее сосцов, вся она сухая и жесткая…» Там еще много очень точного сказано, и если кто не читал эти две книги, то надо обязательно.

Самое страшное в этой патологически измененной женщине – не грубость, и не властность. Самое страшное – любовь. Когда, читая Санаева, понимаешь, что это повесть о любви, о такой вот изуродованной любви, вот когда мороз-то продирает. У меня была подружка в детстве, поздний ребенок матери, подростком пережившей блокаду. Она рассказывала, как ее кормили, зажав голову между голенями и вливая в рот бульон. Потому что ребенок больше не хотел и не мог, а мать и бабушка считали, что надо. Их так пережитый голод изнутри грыз, что плач живой девочки, родной, любимой, голос этого голода перекрыть не мог.

А другую мою подружку мама брала с собой, когда делала подпольные аборты. И она показывала маленькой дочке полный крови унитаз со словами: вот, смотри, мужики-то, что они с нами делают. Вот она, женская наша доля. Хотела ли она травмировать дочь? Нет, только уберечь. Это была любовь.

А самое ужасное – что черты «Страшной бабы» носит вся наша система защиты детей до сих пор. Медицина, школа, органы опеки. Главное – чтобы ребенок был «в порядке». Чтобы тело было в безопасности. Душа, чувства, привязанности – не до этого. Спасти любой ценой. Накормить и вылечить. Очень-очень медленно это выветривается, а нам-то в детстве по полной досталось, няньку, которая половой тряпкой по лицу била, кто не спал днем, очень хорошо помню.

Но оставим в стороне крайние случаи.Просто женщина, просто мама. Просто горе. Просто ребенок, выросший с подозрением, что не нужен и нелюбим, хотя это неправда и ради него только и выжила мама и вытерпела все. И он растет, стараясь заслужить любовь, раз она ему не положена даром. Помогает. Ничего не требует. Сам собой занят. За младшими смотрит. Добивается успехов. Очень старается быть полезным. Только полезных любят. Только удобных и правильных. Тех, кто и уроки сам сделает, и пол в доме помоет, и младших уложит, ужин к приходу матери приготовит.

Слышали, наверное, не раз такого рода расказы про послевоенное детство?  «Нам в голову прийти не могло так с матерью разговаривать!» — это о современной молодежи. Еще бы. Еще бы. Во-первых, у железной женщины и рука тяжелая. А во-вторых — кто ж будет рисковать крохами тепла и близости? Это роскошь, знаете ли, родителям грубить.

Травма пошла на следующий виток. Настанет время, и сам этот ребенок создаст семью, родит детей. Годах примерно так в 60-х. Кто-то так был «прокатан» железной матерью, что оказывался способен лишь воспроизводить ее стиль поведения. Надо еще не забывать, что матерей-то многие дети не очень сильно и видели, в два месяца – ясли, потом пятидневка, все лето – с садом на даче и т. д. То есть «прокатывала» не только семья, но и учреждения, в которых «Страшных баб» завсегда хватало. Но рассмотрим вариант более благополучный. Ребенок был травмирован горем матери, но вовсе душу ему не отморозило. А тут вообще мир и оттепель, и в космос полетели, и так хочется жить, и любить, и быть любимым. Впервые взяв на руки собственного, маленького и теплого ребенка, молодая мама вдруг понимает: вот он. Вот тот, кто наконец-то полюбит ее по-настоящему, кому она действительно нужна.

С этого момента ее жизнь обретает новый смысл. Она живет ради детей. Или ради одного ребенка, которого она любит так страстно, что и помыслить не может разделить эту любовь еще на кого-то. Она ссорится с собственной матерью, которая пытается отстегать внука крапивой – так нельзя. Она обнимает и целует свое дитя, и спит с ним вместе, и не надышится на него, и только сейчас, задним числом осознает, как многого она сама была лишена в детстве. Она поглощена этим новым чувством полностью, все ее надежды, чаяния – все в этом ребенке. Она «живет его жизнью», его чувствами, интересами, тревогами. У них нет секретов друг о друга. С ним ей лучше, чем с кем бы то ни было другим.

И только одно плохо – он растет. Стремительно растет, и что же потом? Неужто снова одиночество? Неужто снова – пустая постель? Психоаналитики тут бы много чего сказали, про перемещенный эротизм и все такое, но мне сдается, что нет тут никакого эротизма особого. Лишь ребенок, который натерпелся  одиноких ночей и больше не хочет. Настолько сильно не хочет, что у него разум отшибает. «Я не могу уснуть, пока ты не придешь». Мне кажется, у нас в 60-70-е эту фразу чаще говорили мамы детям, а не наоборот.

Что происходит с ребенком? Он не может не откликнуться на страстный запрос его матери о любви. Это вывшее его сил. Он счастливо сливается с ней, он заботится, он боится за ее здоровье. Самое ужасное – когда мама плачет, или когда у нее болит сердце. Только не это. «Хорошо, я останусь, мама.

Конечно, мама, мне совсем не хочется на эти танцы». Но на самом деле хочется, ведь там любовь, самостоятельная жизнь, свобода, и обычно ребенок все-таки рвет связь, рвет больно, жестко, с кровью, потому что добровольно никто не отпустит. И уходит, унося с собой вину, а матери оставляя обиду. Ведь она «всю жизнь отдала, ночей не спала». Она вложила всю себя, без остатка, а теперь предъявляет вексель, а ребенок не желает платить. Где справедливость? Тут и наследство «железной» женщины пригождается, в ход идут скандалы, угрозы, давление.  Как ни странно, это не худший вариант. Насилие порождает отпор и позволяет-таки отделиться, хоть и понеся потери. 

Некоторые ведут свою роль так искусно, что ребенок просто не в силах уйти. Зависимость, вина, страх за здоровье матери привязывают тысячами прочнейших нитей, про это есть пьеса Птушкиной «Пока она умирала», по которой гораздо более легкий фильм снят, там Васильева маму играет, а Янковский – претендента на дочь. Каждый Новый год показывают, наверное, видели все. А лучший – с точки зрения матери – вариант, если дочь все же сходит ненадолго замуж и останется с ребенком. И тогда сладкое единение можно перенести на внука и длить дальше, и, если повезет, хватит до самой смерти.

И часто хватает, поскольку это поколение женщин гораздо менее здорово, они часто умирают намного раньше, чем их матери, прошедшие войну. Потому что стальной брони нет, а удары обиды разрушают сердце, ослабляют защиту от самых страшных болезней. Часто свои неполадки со здоровьем начинают использовать как неосознанную манипуляцию, а потом трудно не заиграться, и вдруг все оказывается по настоящему плохо. При этом сами они выросли без материнской внимательной нежной заботы, а значит,  заботиться о себе не привыкли и не умеют, не лечатся, не умеют себя баловать, да, по большому счету, не считают себя такой уж большой ценностью, особенно если заболели и стали «бесполезны».

Но что-то мы все о женщинах, а где же мужчины? Где отцы? От кого-то же надо было детей родить?

С этим сложно. Девочка и мальчик, выросшие без отцов, создают семью. Они оба голодны на любовь и заботу. Она оба надеются получить их от партнера. Но единственная модель семьи, известная им – самодостаточная «баба с яйцами», которой, по большому счету, мужик не нужен. То есть классно, если есть, она его любит и все такое. Но по-настоящему он ни к чему, не пришей кобыле хвост, розочка на торте. «Посиди, дорогой, в сторонке, футбол посмотри, а то мешаешь полы мыть. Не играй с ребенком, ты его разгуливаешь, потом не уснет. Не трогай, ты все испортишь. Отойди, я сама» И все в таком духе. А мальчики-то тоже мамами выращены. Слушаться привыкли. Психоаналитики бы отметили еще, что с отцом за маму не конкурировали и потому мужчинами себя не почувствовали.  Ну, и чисто физически в том же доме нередко присутствовала мать жены или мужа, а то и обе. А куда деваться? Поди тут побудь мужчиной…

Некоторые мужчины находили выход, становясь «второй мамой». А то и единственной, потому что сама мама-то, как мы помним, «с яйцами» и железом погромыхивает. В самом хорошем варианте получалось что-то вроде папы дяди Федора: мягкий, заботливый, чуткий, все разрешающий. В промежуточном – трудоголик, который просто сбегал на работу от всего от этого. В плохом — алкоголик. Потому что мужчине, который даром не нужен своей женщине, который все время слышит только «отойди, не мешай», а через запятую «что ты за отец, ты совершенно не занимаешься детьми» (читай «не занимаешься так, как Я считаю нужным»), остается или поменять женщину – а на кого, если все вокруг примерно такие? – или уйти в забытье.

С другой стороны, сам мужчина не имеет никакой внятной модели ответственного отцовства. На их глазах или в рассказах старших множество отцов просто встали однажды утром и ушли – и больше не вернулись. Вот так вот просто. И ничего, нормально. Поэтому многие мужчины считали совершенно естественным, что, уходя из семьи, они переставали иметь к ней отношение, не общались с детьми, не помогали. Искренне считали, что ничего не должны «этой истеричке», которая осталась с их ребенком, и на каком-то глубинном уровне, может, были и правы, потому что нередко женщины просто юзали их, как осеменителей, и дети были им нужнее, чем мужики. Так что еще вопрос, кто кому должен. Обида, которую чувствовал мужчина, позволяла легко договориться с совестью и забить, а если этого не хватало, так вот ведь водка всюду продается.

Ох, эти разводы семидесятых — болезненные, жестокие, с запретом видеться с детьми, с разрывом всех отношений, с оскорблениями и обвинениями. Мучительное разочарование двух недолюбленных детей, которые так хотели любви и счастья, столько надежд возлагали друг на друга, а он/она – обманул/а, все не так, сволочь, сука, мразь… Они не умели налаживать в семье круговорот любви, каждый был голоден и хотел получать, или хотел только отдавать, но за это – власти. Они страшно боялись одиночества, но именно к нему шли, просто потому, что, кроме одиночества никогда ничего не видели.

В результате – обиды, душевные раны, еще больше разрушенное здоровье, женщины еще больше зацикливаются на детях, мужчины еще больше пьют.

У мужчин на все это накладывалась идентификация с погибшими и исчезнувшими отцами. Потому что мальчику надо, жизненно необходимо походить на отца. А что делать, если единственное, что о нем известно – что он погиб? Был очень смелым, дрался с врагами – и погиб? Или того хуже – известно только, что умер? И о нем в доме не говорят, потому что он пропал без вести, или был репрессирован? Сгинул – вот и вся информация? Что остается молодому парню, кроме суицидального поведения? Выпивка, драки, сигареты по три пачки в день, гонки на мотоциклах, работа до инфаркта. Мой отец был в молодости монтажник-высотник.

Любимая фишка была – работать на высоте без страховки. Ну, и все остальное тоже, выпивка, курение, язва. Развод, конечно, и не один. В 50 лет инфаркт и смерть. Его отец пропал без вести, ушел на фронт еще до рождения сына. Неизвестно ничего, кроме имени, ни одной фотографии, ничего.

Вот в таком примерно антураже растут детки, третье уже поколение.

В моем классе больше, чем у половины детей родители были в разводе, а из тех, кто жил вместе, может быть, только в двух или трех семьях было похоже на супружеское счастье. Помню, как моя институтская подруга рассказывала, что ее родители в обнимку смотрят телевизор и целуются при этом. Ей было 18, родили ее рано, то есть родителям было 36-37. Мы все были изумлены. Ненормальные, что ли? Так не бывает!

Естественно, соответствующий набор слоганов: «Все мужики – сволочи», «Все бабы – суки», «Хорошее дело браком не назовут». А что, жизнь подтверждала. Куда ни глянь…

Но случилось и хорошее. В конце 60-х  матери получили возможность сидеть с детьми до года. Они больше не считались при этом тунеядками.  Вот кому бы памятник поставить, так автору этого нововведения. Не знаю только, кто он. Конечно, в год все равно приходилось отдавать, и это травмировало, но это уже несопоставимо, и об этой травме в следующий раз. А так-то дети счастливо миновали самую страшную угрозу депривации, самую калечащую – до года. Ну, и обычно народ крутился еще потом, то мама отпуск возьмет, то бабушки по очереди, еще выигрывали чуток. Такая вот игра постоянная была – семья против «подступающей ночи», против «Страшной бабы», против железной пятки Родины-матери. Такие кошки-мышки.

А еще случилось хорошее – отдельно жилье стало появляться. Хрущобы пресловутые. Тоже поставим когда-нибудь памятник этим хлипким бетонным стеночкам, которые огромную роль выполнили – прикрыли наконец семью от всевидящего ока государства и общества. Хоть и слышно было все сквозь них, а все ж какая-никакая – автономия. Граница. Защита. Берлога. Шанс на восстановление.

Третье поколение начинает свою взрослую жизнь со своим набором травм, но и со своим довольно большим ресурсом. Нас  любили. Пусть не так, как велят психологи, но искренне и много.У нас были отцы. Пусть пьющие и/или «подкаблучники» и/или «бросившие мать козлы» в большинстве, но у них было имя, лицо и они нас тоже по своему любили. Наши родители не были жестоки. У нас был дом, родные стены.
Не у все все одинаково,  конечно, были семье более и менее счастливые и благополучные.
Но в общем и целом.

Короче, с нас причитается.*** Итак, третье поколение. Не буду здесь жестко привязываться к годам рождения, потому что кого-то родили в 18, кого-то – в 34, чем дальше, тем больше размываются отчетливые «берега» потока. Здесь важна передача сценария, а возраст может быть от 50 до 30. Короче, внуки военного поколения, дети детей войны.

«С нас причитается» — это, в общем, девиз третьего поколения. Поколения детей, вынужденно ставших родителями собственных родителей. В психологи такое называется «парентификация».

А что было делать? Недолюбленные дети войны распространяли вокруг столь мощные флюиды беспомощности, что не откликнуться было невозможно. Поэтому дети третьего поколения были не о годам самостоятельны и чувствовали постоянную ответственность за родителей. Детство с ключом на шее, с первого класса самостоятельно в школу – в музыкалку – в магазин, если через пустырь или гаражи – тоже ничего. Уроки сами, суп разогреть сами, мы умеем. Главное, чтобы мама не расстраивалась.

Очень показательны воспоминания о детстве: «Я ничего у родителей не просила, всегда понимала, что денег мало, старалась как-то зашить, обойтись», «Я один раз очень сильно ударился головой в школе, было плохо, тошнило, но маме не сказал – боялся расстроить. Видимо, было сотрясение, и последствия есть до сих пор», «Ко мне сосед приставал, лапать пытался, то свое хозяйство показывал. Но я маме не говорила, боялась, что ей плохо с сердцем станет», «Я очень по отцу тосковал, даже плакал потихоньку. Но маме говорил, что мне хорошо и он мне совсем не нужен. Она очень зилась на него после  развода».

У Дины Рубинной есть такой рассказ пронзительный «Терновник». Классика: разведенная мама, шестилетний сын, самоотверженно изображающий равнодушие к отцу, которого страстно любит. Вдвоем с мамой, свернувшись калачиком, в своей маленькой берлоге против чужого зимнего мира. И это все вполне благополучные семьи, бывало и так, что дети искали пьяных отцов по канавам и на себе притаскивали домой, а мамочку из петли вытаскивали собственными руками или таблетки от нее прятали. Лет эдак в восемь.

А еще разводы, как мы помним, или жизнь в стиле кошка с собакой» (ради детей, конечно). И дети-посредники, миротворцы, которые душу готовы продать, чтобы помирить родителей, чтобы склеить снова семейное хрупкое благополучие. Не жаловаться, не обострять, не отсвечивать, а то папа рассердится, а мама заплачет, и скажет, что «лучше бы ей сдохнуть, чем так жить», а это очень страшно. Научиться предвидеть, сглаживать углы, разряжать обстановку. Быть всегда бдительным, присматривать за семьей. Ибо больше некому.

Символом поколения можно считать мальчика дядю Федора из смешного мультика. Смешной-то смешной, да не очень. Мальчик-то из всей семьи самый взрослый. А он еще и в школу не ходит, значит, семи нет. Уехал в деревню, живет там сам, но о родителях волнуется. Они только в обморок падают, капли сердечные пьют и руками беспомощно разводят.

Или помните мальчика Рому из фильма «Вам и не снилось»? Ему 16, и он единственный взрослый из всех героев фильма. Его родители – типичные «дети войны», родители девочки – «вечные подростки», учительница, бабушка… Этих утешить, тут поддержать, тех помирить, там помочь, здесь слезы вытереть. И все это на фоне причитаний взрослых, мол, рано еще для любви. Ага, а их всех нянчить – в самый раз.

Так все детство. А когда настала пора вырасти и оставить дом – муки невозможной сепарации, и вина, вина, вина, пополам со злостью, и выбор очень веселый: отделись – и это убьет мамочку, или останься и умри как личность сам.

Впрочем, если ты останешься, тебе все время будут говорить, что нужно устраивать собственную жизнь, и что ты все делаешь не так, нехорошо и неправильно, иначе уже давно была бы своя семья. При появлении любого кандидата он, естественно, оказывался бы никуда не годным, и против него начиналась бы долгая подспудная война до победного конца. Про это все столько есть фильмов и книг, что даже перечислять не буду.

Интересно, что при все при этом и сами они, и их родители воспринимали свое детство как вполне хорошее. В самом деле: дети любимые, родители живы, жизнь вполне благополучная. Впервые за долгие годы – счастливое детство без голода, эпидемий, войны и всего такого.

Ну, почти счастливое. Потому что еще были детский сад, часто с пятидневкой, и школа, и лагеря и прочие прелести советского детства, которые были кому в масть, а кому и не очень. И насилия там было немало, и унижений, а родители-то беспомощные, защитить не могли. Или даже на самом деле могли бы, но дети к ним не обращались, берегли. Я вот ни разу маме не рассказывала, что детском саду тряпкой по морде бьют и перловку через рвотные спазмы в рот пихают. Хотя теперь, задним числом, понимаю, что она бы, пожалуй, этот сад разнесла бы по камешку. Но тогда мне казалось – нельзя.

Это вечная проблема – ребенок некритичен, он не может здраво оценить реальное положение дел. Он все всегда принимает на свой счет и сильно преувеличивает. И всегда готов принести себя в жертву. Так же, как дети войны приняли обычные усталость и горе за нелюбовь, так же их дети принимали некоторую невзрослость пап и мам за полную уязвимость и беспомощность. Хотя не было этого в большинстве случаев, и вполне могли родители за детей постоять, и не рассыпались бы, не умерили от сердечного приступа. И соседа бы укоротили, и няньку, и купили бы что надо, и разрешили с папой видеться. Но – дети боялись. Преувеличивали, перестраховывались. Иногда потом, когда все раскрывалось, родители в ужасе спрашивали: «Ну, почему ты мне сказал? Да я бы, конечно…» Нет ответа. Потому что – нельзя. Так чувствовалось, и все.

Третье поколение стало поколением тревоги, вины, гиперотвественности. У всего этого были свои плюсы, именно эти люди сейчас успешны в самых разных областях, именно они умеют договариваться и учитывать разные точки зрения. Предвидеть, быть бдительными, принимать решения самостоятельно, не ждать помощи извне – сильные стороны. Беречь, заботиться, опекать.

Но есть у гиперотвественности, как у всякого «гипер» и другая сторона. Если внутреннему ребенку военных детей не хватало любви и безопасности, то внутреннему ребенку «поколения дяди Федора» не хватало детскости, беззаботности. А внутренний ребенок – он свое возьмет по-любому, он такой. Ну и берет. Именно у людей этого поколения часто наблюдается такая штука, как «агрессивно-пассивное поведение». Это значит, что в ситуации «надо, но не хочется» человек не протестует открыто: «не хочу и не буду!», но и не смиряется «ну, надо, так надо». Он всякими разными, порой весьма изобретательными способами, устраивает саботаж. Забывает, откладывает на потом, не успевает, обещает и не делает, опаздывает везде и всюду  и т. п. Ох, начальники от этого воют прямо: ну, такой хороший специалист, профи, умница, талант, но такой неорганизованный…

Часто люди этого поколения отмечают у себя чувство, что они старше окружающих, даже пожилых людей. И при этом сами не ощущают себя «вполне взрослыми», нет «чувства зрелости». Молодость как-то прыжком переходит в пожилой возраст. И обратно, иногда по нескольку раз в день.

Еще заметно сказываются последствия «слияния» с родителями, всего этого «жить жизнью ребенка». Многие вспоминают, что в детстве родители и/или бабушки не терпели закрытых дверей: «Ты что, что-то скрываешь?». А врезать в свою дверь защелку было равносильно «плевку в лицо матери». Ну, о том, что нормально проверить карманы, стол, портфель и прочитать личный дневник… Редко какие родители считали это неприемлемым. Про сад и школу вообще молчу, одни туалеты чего стоили, какие нафиг границы… В результате дети, выросший в ситуации постоянного нарушения границ, потом блюдут эти границы сверхревностно. Редко ходят в гости и редко приглашают к себе. Напрягает ночевка в гостях (хотя раньше это было обычным делом). Не знают соседей и не хотят знать – а вдруг те начнут в друзья набиваться? Мучительно переносят любое вынужденное соседство (например, в купе, в номере гостиницы), потому что не знают, не умеют ставить границы легко и естественно, получая при этом удовольствие от общения, и ставят «противотанковые ежи» на дальних подступах.

А что с семьей? Большинство и сейчас еще в сложных отношения со своими родителями (или их памятью), у многих не получилось с прочным браком, или получилось не с первой попытки, а только после отделения (внутреннего) от родителей.

Конечно, полученные и усвоенный в детстве установки про то, что мужики только и ждут, чтобы «поматросить и бросить», а бабы только и стремятся, что «подмять под себя», счастью в личной жизни не способствуют. Но появилась способность «выяснять отношения», слышать друг друга, договариваться. Разводы стали чаще, поскольку перестали восприниматься как катастрофа и крушение всей жизни, но они обычно менее кровавые, все чаще разведенные супруги могут потом вполне конструктивно общаться и вместе заниматься детьми.

Часто первый ребенок появлялся в быстротечном «осеменительском» браке, воспроизводилась родительская модель. Потом ребенок отдавался полностью или частично бабушке в виде «откупа», а мама получала шанс таки отделиться и начать жить своей жизнью. Кроме идеи утешить бабушку, здесь еще играет роль многократно слышанное в детстве «я на тебя жизнь положила». То есть люди выросли с установкой, что растить ребенка, даже одного – это нечто нереально сложное и героическое.

Часто приходится слышать воспоминания, как тяжело было с первенцем. Даже у тех, кто родил уже в эпоху памперсов, питания в баночках, стиральных машин-автоматов и прочих прибамбасов. Не говоря уже о центральном отоплении, горячей воде и прочих благах цивилизации. «Я первое лето провела с ребенком на даче, муж приезжал только на выходные. Как же было тяжело! Я просто плакала от усталости» Дача с удобствами, ни кур, ни коровы, ни огорода, ребенок вполне здоровый, муж на машине привозит продукты и памперсы. Но как же тяжело!

А как же не тяжело, если известны заранее условия задачи: «жизнь положить, ночей не спать, здоровье угробить». Тут уж хочешь — не хочешь… Эта установка заставляет ребенка бояться и избегать. В результате мама, даже сидя с ребенком, почти с ним не общается и он откровенно тоскует.

Нанимаются няни, они меняются, когда ребенок начинает к ним привязываться – ревность! – и вот уже мы получаем новый круг – депривированого, недолюбленного  ребенка, чем-то очень похожего на того, военного, только войны никакой нет.

Призовой забег. Посмотрите на детей в каком-нибудь дорогом пансионе полного содержания. Тики, энурез, вспышки агрессии, истерики, манипуляции.

Детдом, только с английским и теннисом. А у кого нет денег на пансион, тех на детской площадке в спальном районе можно увидеть. «Куда полез, идиот, сейчас получишь, я потом стирать должна, да?» Ну, и так далее, «сил моих на тебя нет, глаза б мои тебя не видели», с неподдельной ненавистью в голосе. Почему ненависть? Так он же палач!  Он же пришел, чтобы забрать жизнь, здоровье, молодость, так сама мама сказала!

Другой вариант сценария разворачивает, когда берет верх еще одна коварная установка гиперотвественных: все должно быть ПРАВИЛЬНО! Наилучшим образом! И это – отдельная песня.

Рано освоившие родительскую роль «дяди Федоры» часто бывают помешаны на сознательном родительстве. Господи, если они осилили в свое время родительскую роль по отношению к собственным папе с мамой, неужели своих детей не смогут воспитать по высшему разряду? Сбалансированное питание, гимнастика для грудничков, развивающие занятия с года, английский с трех. Литература для родителей, читаем, думаем, пробуем.

Быть последовательными, находить общий язык, не выходить из себя, все объяснять, ЗАНИМАТЬСЯ РЕБЕНКОМ. И вечная тревога, привычная с детства – а вдруг что не так? А вдруг что-то не учли? а если можно было и лучше? И почему мне не хватает терпения? И что ж я за мать (отец)?

В общем, если поколение детей войны жило в уверенности, что они – прекрасные родители, каких поискать, и у их детей счастливое детство, то поколение гиперотвественных почти поголовно поражено «родительским неврозом». Они (мы) уверены, что они чего-то не учли, не доделали, мало «занимались ребенком (еще и работать посмели, и карьеру строить, матери-ехидны), они (мы) тотально не уверенны в себе как в родителях,всегда недовольны школой, врачами, обществом, всегда хотят для своих детей больше и лучше.

Несколько дней назад мне звонила знакомая – из Канады! – с тревожным вопросом: дочка в 4 года не читает, что делать? Эти тревожные глаза мам при встрече с учительницей – у моего не получаются столбики! «А-а-а, мы все умрем!», как любит говорить мой сын, представитель следующего, пофигистичного, поколения. И он еще не самый яркий, так как его спасла непроходимая лень родителей и то, что мне попалась в свое время книжка Никитиных, где говорилось прямым текстом: мамашки, не парьтесь, делайте как вам приятно и удобно и все с дитем будет хорошо. Там еще много всякого говорилось, что надо в специальные кубики играть и всяко развивать, но это я благополучно пропустила:) Оно само развилось до вполне приличных масштабов.

К сожалению, у многих с ленью оказалось слабовато. И родительствовали они со страшной силой и по полной программе. Результат невеселый, сейчас вал обращений с текстом «Он ничего не хочет. Лежит на диване, не работает и не учится. Сидит, уставившись в компьютер. Ни за что не желает отвечать. На все попытки поговорить огрызается.». А чего ему хотеть, если за него уже все отхотели? За что ему отвечать, если рядом родители, которых хлебом не корми – дай поотвечать за кого-нибудь? Хорошо, если просто лежит на диване, а не наркотики принимает. Не покормить недельку, так, может, встанет. Если уже принимает – все хуже.

Но это поколение еще только входит в жизнь, не будем пока на него ярлыки вешать. Жизнь покажет.

Чем дальше, чем больше размываются «берега», множатся, дробятся, причудлво преломляются последствия пережитого. Думаю, к четвертому поколению уже гораздо важнее конкретный семейный контекст, чем глобальная прошлая травма. Но нельзя не видеть, что много из сегодняшнего дня все же растет из прошлого.опубликовано 

Автор: Людмила Петрановская

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //ludmilapsyholog.livejournal.com/52399.html

Советы молодым женам от жены постарше

Поделиться



Совет первый и самый главный: становись женой только тогда, когда ты сама этого хочешь, и только того, кого ты выбрала сама. Не позволяй никому влиять на это решение – ни страхам, ни подругам, ни маме с поджатыми губами. Когда через несколько лет ты поймешь что это было не твое решение и подашь на развод, у мамы губы подожмутся еще сильнее, так что убедись в том, что ты действительно хочешь быть женой своего мужа перед тем как отправиться в ЗАГС.

Советы молодым женам 





Ну а если ты уверена в своем выборе и в своем решение, то совет вам да любовь. Вернее, несколько советов:

1. Договаривайтесь на берегу: в самом начале совместной жизни проговорите свои ожидания и привычки в быту, финансах, досуге. Убедись в том, что вы одинаково понимаете что такое «измена», «предательство», «алкоголизм», «личная свобода» и т. д., чтобы потом избежать лишних конфликтов.Обсудите то, что для каждого из вас неприемлемо во всех сферах совместной жизни. 

2. Учись вовремя останавливаться, и главным образом — закрывать рот. Желание оставить последнее слово за собой абсолютно не конструктивно, опытные жены знают, что иногда лучше промолчать и не довести спор до конфликта, чтобы потом спокойно добиться своего. 

3. С самого начала защищай пространство своей семьи от родственников и родителей – ничто так не усложняет жизнь, как вовлечение родни в ваши проблемы. Приложи все усилия к тому, чтобы жить отдельно от родителей, даже если они самые замечательные в мире. Родственники могут вмешиваться в вашу жизнь из лучших побуждений, но самая правильная реакция – вежливо и сразу отправлять всех в сад.
 





4. Не жди, что муж окажется телепатом. Многие жены по молодости уверены, что их супруг обязан читать мысли на расстоянии и сразу понимать, что именно он сделал не так. С возрастом приходит очень четкое понимание того, что если хочешь добиться от человека чего-то, «скажи ртом» — не жди, что он «сам догадается». Он не догадается, 99 из 100.

5. Не копи обиды. Обидеться и замолчать – это часто первая и естественная реакция, но смысла в ней нет никакого. Раз уж ты выбрала себе мужа, то учись с ним жить и учись объяснять ему, что именно тебя обижает и почему. 

6. Не сбегай от проблем к маме или подругам, учись разруливать трудности в собственной семье самостоятельно. Пожаловаться на мужа маме это тоже первая и естественная реакция, однако раз уж ты теперь жена и взрослый человек, то маму лучше не волновать своими разборками. Вы с мужем помиритесь, а у мамы осадок останется. И даже у самой мудрой мамы обиды на мужа дочери со временем копятся, вы помирились и забыли, а мама уже воспринимает ситуацию в вашей семье по-другому. 

7. Не терпи агрессию в свой сторону, ни эмоциональную, ни, тем более, физическую. Если муж поднял руку – собирай вещи и уходи, со временем можно простить, но нельзя давать второй шанс. Переступив черту один раз, он скорее всего переступит ее снова, и не только по отношению к тебе, но и по отношению к будущим детям. 

8. Учись хвалить мужа. Наедине и при посторонних. Делай акцент на его достижениях, рассказывай о том, чего он добился. Всегда отмечай его усилия и старания. Нам всем важно, чтобы нас хвалили, поддержка жены помогает мужчине расти во всех сферах – рабочей, семейной и личной. 





9. Заведи привычку радовать мужа – маленькими сюрпризами, приятностями, просто красивыми моментами. Необязательно подарками, можно скачать хороший фильм или заморочиться и приготовить его любимое блюдо. Увидишь: через какое-то время привычка радовать друг друга станет вашей семейной традицией, и именно эта привычка позволит вам сохранить романтику на долгие годы. 

10. Учись командной игре. Команда – это когда у вас общие цели, понимание того, чего вы оба хотите и распределение обязанностей. И еще команда это про поддержку и «единый фронт»: никогда на спорь с мужем и не критикуй его при посторонних, даже если ты в корне не согласна с его точкой зрения. Свои разногласия вы уладите потом наедине, для всех остальных вы – одна команда.

 
11. Не играй в идеальную жену с ресторанным меню и сервисом пятизвездочного отеля, со временем любые усилия воспринимаются мужем и близкими как данность и перестают цениться. Хозяйка на кухне, леди в салоне и проститутка в постели – это городская легенда, ты не обязана соответствовать картинке из журнала. 

12. Не делай мужа центром своей вселенной, всегда сохраняй круг своих интересов и источник пусть небольшого, но стабильного дохода. Это не только сохраняет уважение со стороны мужчины, но и дает тебе пространство для маневра, в случае чего. 

13. Общайся с подругами, сохраняй свои хобби и интересы, в которые муж не вовлечен – у тебя, как и у него, должна быть личная территория, баланс очень важен для сохранения гармонии. 

14. Не расслабляйся. Замужество это не олимп, на который надо взобраться чтобы почивать потом на лаврах, набирая лишние килограммы и постепенно деградируя. Развивайся как личность, проявляй и сохраняй все три свои ипостаси – любовницы, матери и смешной девчонки, о которой нужно заботиться и которую нужно баловать.

15. Уважай личную свободу и пространство своего мужа, молодых жен иногда бывает слишком много. Бывает так, что мужа просто надо оставить потупить на диване, никакой драмы в этом нет. 

16. Не психуй из-за бытовых разборок. Бытовые разборки это эпизод, а не конец фильма. Все пары проходят через этап бытовой притирки, вы не исключение. 

17. Штамп в паспорте это не контракт на пожизненное обладание человеком, никогда не воспринимай свою семью и свое счастье как данность. Будь благодарна за то, что любимый человек рядом, и будь готова к тому, что все может измениться. Это помогает правильно расставлять приоритеты. 

18. Береги доверие. Глупое вранье по какому-нибудь нелепому поводу может отравить доверие в серьезных вопросах. 

19. Учись спорить без перехода на конфликт, почитай статьи по конфликтологии,найди в словаре слово «конгруэнтность». Умение находить истину в смачном, но не обидном споре это залог долгой и счастливой семейной жизни. 

20. Уступай мужу в мелочах, семейная жизнь это не соревнование, в котором тебе надо доказать, что ты правее чем муж. Иди на компромиссы в вопросах незначительных, и всегда делай на этом акцент, чтобы в вопросах принципиальных у тебя на руках был козырь – «я вот тебе всегда уступаю!» опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //tetkam.net/style-article.php?pageCatId=6&artId=7739

Современный тренд: отдыхать от детей

Поделиться



Какой-то нездоровый вирусный тренд наблюдается среди родителей и авторов статей многочисленных «поучительных» сайтов: «Вот, родили детей, теперь мучаемся… и есть хочется, и спать, и вообще задолбали они уже: сопли, прогулки, уроки – жить-то когда прикажете?»

Злюсь и вспоминаю анекдот:"… А я вас себя рожать и не просил вовсе." Грустно!

А как вы думаете, в чём причина? Или может всегда так было, просто не замечали? Давайте разбираться.
 



 

Основные причины родительской лени и вечного недовольства

 

1. Инфантилизм современных родителей
 
 

Откуда же он взялся? Всё просто. Виной всему пресловутая эпоха перемен. Перелом нового тысячелетия первым делом задел самых уязвимых, то есть детей и подростков. А ведь именно они сейчас и являются в своей большей части родителями. Их характерные черты: эгоизм, желание вседозволенности, неумение и нежелание уступать и делиться, капризность, недалекость, инфантилизм. Да, перестроечное поколение намного добрее и отзывчивей советского аналога, но все это до поры до времени.

Как только «обществу» дают очередную команду «фас», мы, не задумываясь бросаем, ещё не догрызанную кость и сломя голову несёмся к новому объекту для битья.

Это не только в России, так во всём мире. Наша страна отличается лишь тем, что находится на перепутье двух культур: э-ге-гей «европейской» и ох-ух-ах «азиатской». Это сильно отягощает дело. С одной стороны, мы стучим себя пятками в грудь, что мы Европа, кичимся своей свободой выбора и новаторством в отношениях, с другой – на нас давят культы консервативной Азии, порой как нельзя кстати тормозящие и без того разбушевавшиеся гормоны. Что победит –покажет ближайшее время. Скорее всего, ждать осталось недолго. 

Помимо этого создаётся впечатление, что сейчас детей рожают… по привычке. Да-да, потому что привыкли, а не потому что хотят и готовы к этому.

Вроде, как надо. Да и Маринка из соседнего подъезда, вон уже со вторым бегает. И мама с папой наседают, что уж поскорей бы... А дальше-то что?  Как шутил Комаровский: «100 процентов родителей знают, как детей сделать и только половина знает, что с ними делать потом». Но, как говорят, в каждой шутки есть доля шутки. Как-то так…

 

2. Неудачное поколение
 
 

Увы, и это тоже про нас.

Признайтесь, мы неудачное поколение! Причём, заметьте, не поколение неудачников, вовсе нет. А именно, неудачное. Из разряда неудачных экспериментов. 

Кто только над нами не издевался. Кто только не желал нам сделать лучше и правильнее.  А итог? Итог банален. Мы поголовно привыкли считать, что так и должно быть, что по-другому не бывает и наверное уже не будет. Всё должно быть решено свыше, намазано толстым слоем масла и положено в рот. Жена должна мужу, муж жене, дети обоим. Так и живём в семейном долге. А по долгам-то платят, не забывайте!

 

3. Мы так жили, и вы также будете
 
 

Этот пункт является продолжением предыдущего. У нас очень сильная зависимость поколений. Причём, интересно, что храним мы самое плохое с наибольшим забвением, а хорошее воспринимаем, как должное. «Я с года в садик ходил и ничё!», «И меня в школе били и ничё», «Меня тоже отец ремнём воспитывал и...»

И вот это «ничё» для меня какой-то невиданный зверь. Казалось бы, тебе было плохо, тебя били, оставляли в яслях на пятидневку, а ты только и можешь, что… повторить! Как же так? 
А вот так: «Я так жил, и ты так будешь!». Дикость.

4. Переизбыток информации
 
 

Я бы даже сказала гиперизбыток. Изо всех щелей. Изо всех углов. В интернете. В фейсбуке. В других соцсетях. Все что-то пишут, настаивают, упрекают, рекомендуют. Голова кругом. 
 

Пишут, что жизнь до и после рождения детей – это одно и то же.Пишут, что мама не должна меняться, а должна оставаться собой: думать о себе, жить собой, любить себя. Пишут, что папа, наоборот, должен бросить всё и в кратчайшие сроки взять декрет, чтобы вместо мамы сидеть с ребёнком: гулять, кормить, играть, читать ему книжки.

Пишут, что кормить грудью не удобно: смеси намного лучше, проще и полезнее. Пишут, что вы непременно должны взять няню и ни в коем случае не должны оставлять детей бабушкам, ведь бабушки – это зло. Пишут, что вам можно и нужно позвать почасового бэбиситтера (сиделку), чтобы иметь возможность спокойно потусить без детей до полуночи, а лучше до утра. Ведь ничто не поменялось. Вы молоды, энергичны и свободны! Гуляй ветер – перекати поле. 

Ан нет, дорогие мои. Что-то, да изменилось. Очевидно то, что раньше вас было двое, а сейчас по меньшей мере трое.Однозначно то, что раньше вы держали ответ только за себя, а сейчас за себя и вон за того парня в синенькой шапочке с помпоном. 





Ну, как же вы не понимаете? Жизнь поменялась. В лучшую сторону. Жизнь стала прекрасной и разнообразной. Вы смогли сделать себя бессмертными. Разве это не здорово?
 
 

5. Недолюбовь

 

А также недоигра, недовнимание, недоласка, недопонимание… Недолюбили тебя, дай больше любви другим. Недоиграли – возьмите паузу, game is not over. Тебе не уделили должного внимания – удели внимание своим близким, ведь ты знаешь, как это важно.  Простые и писанные законы человеческого счастливого взаимосуществования, которым уже более двух тысяч лет. Почему же они для многих из нас новы? Нет ответа. И у меня нет. 

Быть может, потому что утеряно само умение быть счастливым: способность быть на своём месте и возможность заниматься своим любимым делом.

Все мы играем чьи-то роли, поём чужие песни, а вот о своём основном предназначении почему-то забываем. Как так? опубликовано 

 

Автор: Анна Федулова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©



Источник: //mamsila.ru/feed/408

Формула любви для «узников брака»

Поделиться



Скрипят в замках железной двери от мрачной камеры ключи…

Вы когда-нибудь думали о том, что в красивой фразе: «Браки заключаются на небесах», ключевое слово «заключаются»? 

«Заключенный - лицо, находящееся в месте заключения, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано содержание под стражей» (ц).





Несмотря на то, что я с большим уважением отношусь к институту брака, иногда, после работы с супружескими парами, у меня создается стойкое ощущение, что я тюремный психолог, а мои клиенты – узники, много лет проведшие в изоляции, внутри «тесного удушающего пространства  свадебного кольца», гремя цепью чугунного ядра и сквозь решетку изредка любуясь «небом свободы в клеточку»…, а я – одновременно адвокат защиты, обвинитель и судья, который должен вынести окончательный приговор их любовному союзу…

Но, на самом деле, одним из первых вопросов, который я себе задаю в уме, принимая пару, является вопрос не «Кто виноват?», и даже: «Не что делать?»,  а, скорее: «Каков уровень эмоциональной зрелости каждого из супругов?».

И эта зрелость никак не связана с возрастом, жизненным опытом, финансовым положением и профессиональными достижениями…Речь, скорее, о силе личности, степени зрелости каждого, готовности принять ответственность за свою жизнь, способности менять привычный стиль мышления — искать не в других, а в себе причину своих проблем, возможности видеть «картину» в целом, не  пытаясь поймать в ловушку вины Другого, замыкаясь в своих обидах…

В момент обращения, пары, как правило, находятся на стадии азартного обмена претензиями – тотальной «бомбардировки территории  противника»… страстного желания доказать Другому, что именно Он (и только Он) виноват в сложившейся безвыходной ситуации, в том, что их брак напоминает «пепелище» и  «развалины былой мечты»…

Обманул…, эгоистично поставив на первое место свои, а не «их» интересы (которые в их искреннем представлении часто «наши» (т.е. «общие»)…

Как он мог? И кто он после этого?...

 «Я женился, искренне думая, что жена ВО ВСЕМ будет понимать и поддерживать меня»…»

«Я выходила замуж в уверенности, что муж будет ВО ВСЕМ понимать и поддерживать меня»…

Но, вместо того, чтобы быть надежным, заботливым, охотно идущим навстречу…ОН (ОНА) требователен, непредсказуем, навязчив и, честно говоря, откровенно ЭГОИСТИЧЕН!!!

Сделайте с НИМ (С НЕЙ), что-нибудь… Объясните, убедите, заставьте изменить свое поведение !!!

Но, терапия – не суд…Здесь нет обвиняемых и ответчиков («Правых и виноватых»)… Есть пара, попавшая в тяжелый период, «цикл деструктивного взаимодействия», когда старые «правила игры» — привычные способы отношений — больше не работают, и надо искать новые, потому что ситуация (или члены пары изменились…)

Инициатором ухода, обычно, выступает тот, кто менее зрел, и не желает принимать участие в «проекте» (а, если откровенно, просто не способен на честный анализ своих отношений). Для него признание своего вклада в общую проблему и необходимость изменений (потому что привычный механизм уже не работает…) – слишком сложен, слишком невыносим, слишком тяжел, в общем — просто – слишком…

Ведь, иначе придется согласиться, что он, например, полностью «колонизировал» партнера, и давно пользуется его ресурсами, в надежде, что он не заметит манипуляций, принуждения, и того, простого факта, что ему без него не выжить…, осознать, что он раз за разом «паразитирует» в отношении Другого, требуя от него того, чего сам не умеет, не хочет, или не может давать или находить для себя… А его партнер, вынужден столкнуться с фактом, что он не решается жить в меру своих возможностей и не готов  изменить ситуацию…





» Где древо познания, там всегда — рай»… так вещают и старейшие и новейшие змеи» Ф.Ницше

Но, всегда ли это так? «Где древо познания, там начало обучения путём проб и ошибок», – хотелось бы думать терапевтам, но всегда ли?..  Может, иногда, и не надо паре этой «навылет» откровенности в отношениях? По крайней мере, в данный конкретный момент, искусственно «ускоренный», «катализированный» терапией? (например, на 9 месяце беременности 4 ребенком узнать,  что муж уходит к любовнице, потому что много лет ее только «терпит»)…

Искренне веря в терапию, и в то, что «долго на цыпочках» не устоишь, и, «все тайное рано или поздно становится явным»…, я всегда считала, что терапия – это риск (узнать чуть больше, чем «планировалось» о себе и Другом) … И, если, члены пары принимают решение – расстаться и поискать более подходящего партнера, или остаться вместе, и продолжить свою одинокую борьбу за улучшение «бракованного» члена, или смириться с тем, что есть…, я всегда с уважением относилась к их выбору…

Но, с еще большим почтением  я отношусь  к тем  парам, что  остаются, принимая решение – «работать над собой и над отношениями», и часто,  не понимая на что «подписались» и насколько это трудно (при всей возможной поддержке психолога)…

Обычно, прежде чем люди обращаются к специалисту, они самостоятельно пытаются справиться со сложностями – читают соответствующую литературу (недостатка в ней сегодня нет), размышляют, предпринимают какие-то самостоятельные попытки изменения ситуации… И если им удается отвлечься от доказательства тотальной вины партнера и выйти из порочного круга своей обиды, часто находят других универсальных «злодеев»…Ну, кто же в наше время не знает, что «все мы родом из детства», и главные виновники наших несчастий – Родители…, а в первую очередь, МАМА? 





Именно она «нагрузила» нас негативными посланиями, директивами и комплексами, которые «отравили» нам жизнь, «лишили крыльев», и до сих пор  продолжают «пульсировать» под поверхностью наших последующих отношений с другими людьми, превращая нашу жизнь в ад. Если бы она лучше выполняла свои Обязанности, я был бы СЧАСТЛИВЫМ человеком, а не тем, кто сидит на приеме у психолога… И мой брак не напоминал бы «минное поле», где нельзя и шагу ступить без того, чтобы не нарваться на «растяжку»…

«Мама должна умереть! (символически) – еще одна универсальная красивая фраза, с которой, обычно, соглашаются все присутствующие (и специалисты, и клиенты).

Вот только, так и хочется спросить, а что дальше? Вы готовы жить в Новом Дивном мире без Мамы?

Какой он этот постапокалиптический мир, где«Вселенной – МАМЫ» больше нет?

Мир, где ты уже не маленький ребенок, которого ведет за руку большой ВЗРОСЛЫЙ, который ВСЕГДА принимает тебя таким, какой ты есть, осуществляет общее руководство твоей жизнью и несет ответственность за последствия решений?

Мир, где нам больше не за кого прятаться, и мы вынуждены замечать, считаться и приспосабливаться к отличиям Другого, тоже между прочим, скорее всего, имеющего «Маму-Чудовище» и «Папу-Невидимку» (возможны варианты), т.е., не меньше нас «травмированного окружающей средой»,  и десятилетиями лелеющего детскую мечту о «Магическом Спасителе» (партнере) и райском счастье без усилий?

Мире, где мы вынуждены договариваться и подстраиваться, иногда отказываясь от своих желаний ради общих целей?…

Вполне готовы?

Тогда вам не нужна терапия, и мы никогда не встретимся на приеме...

Нет? Тогда я готова вам помогать в меру своих возможностей, ведь обычно, мы очень неохотно, против воли,  признаемосновные принципы динамики отношений, которые присутствуют во все времена:

1. «Мы от природы склонны проецировать на Другого то, чего не знаем о себе (бессознательное) или чего не хотим знать о себе (Тень), или наше нежелание взрослеть и принимать на себя полноту ответственности за свою жизнь (наша упорствующая незрелость).

2. Поскольку Другой не хочет, не может и не должен принимать ответственность за то, что мы «отложили» (за наше бессознательное, нашу Тень, нашу незрелость), — отношения имеют тенденцию перерождаться в проблему Власти с ее необходимостью контролировать или манипулировать Другим или в вину с ее привычной парой жертвы и палача.

3. В таком случае у отношений остается выбор – распад, обвинение, сдерживание гнева и депрессия или же Взросление. Единственный способ повзрослеть и создать реалистичные отношения, достойные потраченных сил и времени, — это отозвать проекции и перенос по времени, признать их своим теневым содержимым и принять на себя ответственность за свое эмоциональное благополучие и духовный рост…». Холлис Дж.

Печальная реальность такова, что только Взрослые люди могут иметь зрелые отношения, и, хотя вокруг полно людей с большими телами и большими ролями в этой жизни, взрослых среди них не так уж много… Большинству из нас невыносимо признать, что в наши далеко не юные годы «глубоко внутри несчастья повседневной жизни продолжает кровоточить любовь» (Холлис Дж.), и надежда, что взрослеть не придется…

Ведь, процесс зрелости требует обращения к непростым вопросам (к которым, мы, как правило, не готовы):

  • «В чем именно мои зависимости проявляются в отношениях с партнером и на что мне следует обратить внимание, чтобы перестать быть зависимым?
  • О чем я прошу моего партнера, и что следует уметь делать самому, если я собираюсь быть уважающим себя взрослым, полностью отвечающим за то, как обстоят дела в моей жизни?
  • Каким образом я постоянно ограничиваю себя, раз за разом реимпортируя мою историю со всеми заряженными рефлективными реакциями в нынешние отношения?
  • Действительно ли я поддерживаю своего партнера, при этом не перекладывая на себя его ответственность расти и стать свободным взрослым?» Холлис Дж.
Чтобы повзрослеть, нужно набраться храбрости и заглянуть «внутрь себя», найти мужество, чтобы признать свою уязвимость, слабость и несовершенство, осознать и отказаться от автоматических детских стратегий, которые, возможно, выручали прежде, но теперь только ограничивают нас… Только тогда «цепи» окажутся порванными, а зрелые любовные отношения – возможными…

Но, мягки комнатные тапки…и держат крепче чугуна…(ц)опубликовано 

 

Автор: Тина Уласевич

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/45707/

Если заметили у себя сопротивление, ищите НАСИЛИЕ в своем прошлом!

Поделиться



Заметила еще один повторяющийся у разных людей феномен...

Боюсь, что у подрастающего поколения он будет все чаще встречаться, и мы вскоре будем иметь целое поколение сопротивляющихся собственному развитию, и собственной ответственности, людей.





Феномен вот какой:

Есть ребенок. И есть родители, которые хотят, чтоб ребенок развил свои способности наилучшим способом.

Родители хотят вот чего: ребенок вырастет и станет чемпионом, математиком, шахматистом, каратистом, языковым гением и так далее. И все это пригодится в жизни, а сейчас надо работать и пахать, чтоб мечта стала былью.

С ребенком начинают заниматься с 3-4-5 лет, когда нагрузки ему слишком велики, не по силам.

Ребенок сопротивляется — если есть для этого психологическое пространство — не хочет идти на занятия, истерит, болеет.

Родители его пугают дворником, угрожают, уговаривают, не замечая, что ребенок на самом деле не может.Не замечают, что его усилия громадны. Не замечают, что он все время на пределе. Им кажется, что он просто «не понимает», что ему это на пользу… Просто капризничает. Просто устал.

К чему это приводит?

К тому, что у ребенка в психике остается сценарий:

Кто-то, кто имеет надо мной власть, хочет от меня того, что мне чрезвычайно тяжело. Объем работы непосилен.
Лучше не браться, не впрягаться, потому что все силы отдашь, но от тебя не отстанут.





Вырастает громадное сопротивление. Сначала на родителей и их инициативы. Потом на школу. Потом на работу. Потом на семью. На всех, кто что-то хочет от него, или даже предлагает. На все, предложенное теми, кто попадает в родительскую проекцию.

У такого человека не образуется интереса к занятиям, и к жизни, потому что сопротивляясь, он не получает радости от проделанной работы, радости достижения, усилия, и процесса.

Потому что у него не было опыта радости достижения, когда задача была ему по силам, и покорилась ему. У него противоположный опыт гигантской задачи, которая никогда не может быть выполнена.

Что делать, если вы — такой человек?

Если заметили у себя сопротивление, ищите НАСИЛИЕ в своем прошлом.

(Могут быть другие причины сопротивления: например, привычка к гипер-опеке, к тому, что за тебя все делают другие люди, но речь сейчас о другом).

Обнаружив опыт насилия, сожалеть о том, что будучи ребенком, вы были вынуждены тратить гигантские усилия на требования воспитателей.

Злиться на них за то, что не обратили внимания на ваши детские сигналы: болел, убегал с занятий, истерил.

Поверить в то, что сейчас многие задачи ПОСИЛЬНЫ.

Поставить границы: проверять все поступающие извне предложения на посильность, «договорившись» с внутренним ребенком, что от чрезмерно затратных задач, после проверки, вы откажетесь.
В необходимых случаях обозначать границы словами — вежливо, но твердо. опубликовано 

 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: www.facebook.com/veronika.hlebova.9?fref=nf

Контракт с самим собой

Поделиться



С сегодняшнего дня я делаю выбор прожить жизнь с радостью и удовольствием...

 

Я, нижеподписавшийся, находясь в трезвом уме и ясной памяти, с сегодняшнего дня беру ответственность за всё, что происходит в моей жизни на себя.





Я человек, который любит жить. Поэтому я стремлюсь не просто выжить, а жить достойно, сполна пользуясь всеми благами жизни.

Но я осознаю, что ничего не получу просто так, просто потому, что того хочу, поэтому я стремлюсь быть успешным в каждой сфере своей жизни.

Как разумный человек, я понимаю, что существует Закон Причины и Следствия, согласно которому у всякого явления существует породившая его причина. И то, что причина не видна или неочевидна, не значит, что её нет.

То, чего я добился и что я имею сейчас в своей жизни, также имеет причину. И причина эта — мой выбор.

Каждый день, каждый час, каждую минуту я делаю выбор. Маленький или большой. Значительный или не очень. Приятный или неприятный. Сознательно или подсознательно. Действовать или нет.И даже решение не делать выбор — это тоже выбор.

И вся эта череда выборов в сумме приближает меня к успеху или отдаляет от него.

Я осознаю, что каким бы образом я ни делал выбор, сознательно или подсознательно, под давлением обстоятельств или нет, я делаю его, потому что я так хочу и считаю наиболее выгодным для себя, а значит, только я ответственен за происходящее со мною в жизни.





Выбор, сделанный мною вчера, дает результат сегодня. Выбор, сделанный мною сегодня, даст результат завтра.

Именно поэтому с сегодняшнего дня я начинаю делать осознанный выбор. Я обязуюсь принимать решения, которые приближают меня к успеху, а не отдаляют от него.

С сегодняшнего дня я делаю выбор сам, а не позволяю сделать его за себя кому-то другому. Ведь я осознаю, что если я следую выбору, сделанному за меня, то это только мой выбор.

С сегодняшнего дня я выбираю брать ответственность за свою жизнь на себя. Я обязуюсь не перекладывать ответственность на других людей, государство, законы, обстоятельства, судьбу, потому что это непродуктивно и не ведет меня к успеху.

С сегодняшнего дня я делаю выбор прожить жизнь с радостью и удовольствием. Потому что осознаю, что быть безрадостным, несчастным и неуспешным, это тоже мой выбор, а мне этого не хочется.

С сегодняшнего дня, я выбираю рассказывать людям о Принципе Ответственности. Потому что осознаю, что чем больше людей становятся ответственными за свою жизнь, тем в более гармоничном окружении я живу, а это еще больше помогает мне добиться успеха. опубликовано 

 

Автор: Айнур Сафин

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: sobiratelzvezd.ru/kontrakt-c-samim-soboj/