Врач поленился осмотреть пациента

Место действия город Петрозаводск…

Эти две истории произошли одна за другой с разницей в три дня. Они страшные. И особый ужас придает им то, что сегодня мы оказались в ситуации, когда те, кто должны спасать и защищать нас, могут оказаться опаснее и страшнее тех, от кого они нас защищают.

Ушиб мягких тканей
В ночь с 29 на 30 сентября, около полуночи, двадцатилетний Виталий Криковцев возвращался домой от бабушки. Дело происходило в Пятом поселке, на улице Пограничной. Из соседнего дома наряд ППС выводил задержанного. Виталик остановился посмотреть. Это почему-то не понравилось одному из полицейских. После короткой перебранки: «Чего смотришь?», «А что, нельзя? Хочу и смотрю» полицейский ударил Криковцева по голове и впихнул в машину вслед за задержанным.

Они ехали не долго. Довольно скоро машина остановилась возле каких-то гаражей. Полицейский открыл заднюю дверь и велел Виталию выходить. Когда тот нагнулся, чтобы вылезти из машины, пэпээсник треснул его ногой в челюсть. Полицейский ботинок пробил дыру в подбородке, вогнал нижние зубы парня под язык и насадил на них губу. Дальше блюститель порядка начал избивать Виталия руками. И, наконец, принялся душить. Видимо, у него было плохое настроение. Или тяжелая работа ожесточила его, деформировав психику. А может, он искренне считает, что имеет право избивать людей. Этого мы не знаем. Да и какая, в сущности, разница? Виталию показалось, что полицейский вытащил пистолет и сейчас застрелит его. Он смог оттолкнуть сотрудника правоохранительных органов и бросился бежать. Он был уверен, что полицай преследует его.

Продолжение под катом…

Источник





Виталий не знал, куда бежит, но в итоге выскочил к магазину «Коди», увидел охранника и попросил вызвать полицию (телефон Виталия был сломан). А кого еще звать, если за тобой гонится человек с пистолетом? Чуткий охранник сказал, что у него на телефоне нет денег, но за 200 рублей согласился сделать бесплатный звонок в 02. Вскоре приехал наряд ППС. К счастью, другой.

Виталий не знал, куда бежит, но в итоге выскочил к магазину «Коди», увидел охранника и попросил вызвать полицию (телефон Виталия был сломан). А кого еще звать, если за тобой гонится человек с пистолетом? Чуткий охранник сказал, что у него на телефоне нет денег, но за 200 рублей согласился сделать бесплатный звонок в 02. Вскоре приехал наряд ППС. К счастью, другой.

Криковцев попросил отвезти его в больницу. У него сильно болела голова, зубы были воткнуты в губу, и изо рта и подбородка шла кровь. По дороге он объяснил полицейским, кто его избил. После чего те задумались и остановились. По словам Виталия, они несколько раз останавливались, выходили из машины и куда-то звонили. Таким образом, дорога до больницы затянулась на пару часов. В конце концов избитого парня довезли до БСМП, один из полицейских зашел в приемный покой, затем вышел и сообщил страдающему от боли Виталию, что здесь его не примут. Сейчас в БСМП не могут ни подтвердить, ни опровергнуть этого факта. Нам не могут объяснить, кто и почему отказался принять нуждающегося в помощи человека. Ведь даже главврач не смог узнать, с кем и о чем разговаривал полицейский в больнице в ту ночь, и разговаривал ли вообще с кем-нибудь. Как бы то ни было, Криковцева привезли в травмпункт, там пэпээсник обмолвился парой слов с дежурным травматологом, и тот диагностировал у Криковцева ушиб мягких тканей!

Избитый Виталий Криковцев

Он не оказал ему никакой помощи, не сделал рентген, он просто посмотрел на его обезображенное лицо, записал «ушиб мягких тканей» и отправил домой. На просьбу хотя бы снять губу с зубов доктор ответил: «А ты лижи ее, сама слезет»… А уже на следующий день, когда мама мальчика бросилась с ним в тот же травмпункт, в ту же городскую больницу, в стоматологию и на судмедэкспертизу, выяснилось, что у него сильное сотрясение мозга, трещина в челюсти и сломаны передние зубы.

Так эта история выглядит в изложении матери Виталия.

Сам ударился
У полицейских есть своя версия происшедшего. По их версии, Криковцев попросил подвезти его домой, они объяснили ему, что они не такси, и уехали. А он бежал следом и пинал их машину. Видимо, при этом падал и ударялся лицом. Этого они не знают, но утверждают, что о причине травм Криковцева им ничего не известно. Сейчас этим делом занимается следственное управление. Виталий прошел тест на детекторе лжи, и тот показал, что парень говорит правду. Полицейские проходить тест на полиграфе отказались.

– Ведь у них же была какая-то аттестация, – недоумевает Лада Криковцева. – Они же переоделись из милиции в полицию. Оставили только лучших. И эти лучшие избивают людей на улицах. А худшие, видимо, сразу стреляли в голову.

Кроме того, Минздрав также провел свою служебную проверку. По словам ответственного работника Минздрава по имени Иван Иванович Тихоненко, в работе травматолога были выявлены дефекты по оказанию медицинской помощи и меры Минздравом приняты. На вопросы, какие именно меры принял Минздрав, Иван Иванович отвечать отказался, испросив зачем-то письменный запрос. Но заметил, что причин отстранять от работы человека, который не оказал помощь больному, проигнорировал сотрясение мозга и за сломанной челюстью увидел лишь ушиб мягких тканей, нет никаких. Министерство здравоохранения Республики Карелия в лице Ивана Ивановича Тихоненко считает, что это просто небольшие «дефекты», достойные разве что замечания.

В среднем роде
Ян РадзюлисА за три дня до этого в нашем городе произошла другая, еще более страшная история. Двадцатитрехлетний Ян Радзюлис умер после того, как дежурный врач больницы скорой медицинской помощи Чикин поленился его осмотреть. По официальной версии, парня ночью обнаружил на обочине наряд ППС и сообщил о нем в скорую помощь. Скорая доставила Яна в больницу, и там никто не помог ему. Работники лечебного учреждения посчитали человека пьяным и ограничились тем, что вызвали его мать и полицию. С тем, чтобы кто-нибудь избавил их от лишней работы. Когда мама Яна вошла в приемное отделение, она увидела своего сына лежащим на кафельном полу. Он стонал, кричал, из носа у него текла кровь, но ни один медицинский работник не считал своим долгом подойти к нему.

– Это ваше? – обратилась к матери Яна женщина в белом халате, находившаяся в том помещении.

Так и сказала. В среднем роде. Про человека.

Ян РадзюлисПолицейские довезли маму и сына до дома, помогли довести его до квартиры. Лучше ему не становилось. Парень кричал, его, видимо, мучили страшные боли. Во второй половине дня мама снова вызвала скорую. Яна привезли в ту же больницу. И тут выяснилось, что там, оказывается, есть нормальные врачи. Одного взгляда в зрачки умирающего оказалось достаточно, чтобы понять, что дело очень серьезное. Томография, реанимация, старания докторов, но было уже поздно – молодой, вчера еще совершенно здоровый человек умер. У Яна был перелом основания черепа, перелом правой глазничной пластинки лобной кости, линейный перелом чешуи затылочной кости, ушиб головного мозга тяжелой степени и множество других травм. Кроме того, в заключении судебно-медицинской экспертизы сказано, что в момент получения этих травм Ян был трезвым. Что же произошло ночью? Почему весь дежуривший персонал городской больницы не обращал на несчастного мальчика внимания? Почему женщина – медицинский работник – считает возможным называть своего пациента в среднем роде?

Ян РадзюлисНе вмешиваться
– Это очень неприятная ситуация, – говорит главврач БСМП Алексей Хейфец. – Дежурный нейрохирург проявил преступную халатность. Наверняка, будет уголовный процесс. И, если будет доказана вина этого врача, мы примем меры вплоть до репрессивного иска.

Что имеется в виду? Имеется в виду, что если родственники умершего выставят иск к больнице, то больница переадресует его одному конкретному недобросовестному врачу Чикину. Ведь больница не виновата. А другие врачи? Ведь не один же Чикин дежурил в ту ночь?

– Но принимал его нейрохирург. Остальные не должны вмешиваться, – объяснил главврач.

– А медсестры? Ну все медработники, которые видят страдающего от боли человека? Ведь ему даже не попытались остановить кровь. Его даже не подняли с пола. Он так и лежал рядом с носилками.

– Средний медицинский персонал выполняет распоряжения врача. А распоряжений от него не было.

То есть не больница виновата, в которой врачи и медсестры равнодушно проходят мимо умирающего человека. Не система, при которой никто к тебе не подойдет, все свалив на одного конкретного Чикина. Ни Минздрав, чей Иван Иванович считает, что неоказание помощи страдающему человеку – это всего лишь «дефект», не стоящий серьезного наказания.

Примеров безразличного отношения к людям со стороны нашей системы здравоохранения очень много. Но Иваны Ивановичи не видят в этом закономерности, они не хотят даже обсуждать это. Они видят одного отдельного травматолога, одного отдельного нейрохирурга, одну отдельную медсестру. Они называют это человеческим фактором, подчеркивая, что он «всегда был, есть и будет». И не хотят понять, что пресловутый «человеческий фактор» – это они сами – бездушные чиновники, безразличные к чужой боли и чужому страданию…

И еще два слова. Мама Виталия Криковцева работает парикмахером. По ее словам, недавно к ней в парикмахерскую пришел клиент. Он сидел в кресле и разговаривал. Говорил о том, что недавно на стройке нашли труп. Его сначала избили менты, он начал «копать», его предупреждали, что не надо, а он все равно «копал». Вот, теперь он труп. Так просто рассказывал. Без всякой задней мысли.

Источник: www.yaplakal.com/
  • 316
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое