Дети предпочитают самостоятельно мыслящих людей тем, кто силен не своим умом


Впечатляющий эволюционный успех Homo sapiens как вида связан не только со способностью быстро накапливать, изменять и продуцировать новую информацию, но и с умением вовремя предупреждать нарастание энтропии при ее последующей передаче. Согласно теории информации, чем больше дефектных данных накапливается внутри системы, тем больше вероятность, что она прекратит свое существование, перейдя в менее упорядоченное состояние посредством постепенной деградации или быстрого фазового перехода. Таким образом,

существование такой сложной системы, как цивилизация, всецело зависит от нашего умения предупреждать нарастание«шума» в циркулирующей информации.
Начиная с семьи, продолжая школой, институтом и кончая какими-нибудь автоматическими экспертными системами на бирже, использующими элементы искусственного интеллекта, все стремятся воспитать и поддержать в человеке это умение, сведя к минимуму потенциальные ошибки. Но, судя по тому, как эффективно и без подсказок взрослых справляются с этой задачей младенцы, данная способность является не искусственно приобретенным, а наследственным эволюционно закрепленным навыком, критически важным для выживания.

Взрослея, большое количество важных сведений о мире дети узнают от взрослых. Насколько качественной, верной и полезной окажется собираемая«база данных», зависит от постоянно совершаемого выбора, каким информаторам следует доверять больше, а каким меньше. Специалисты по детской психологи накопили достаточно свидетельств, что уже в очень раннем возрасте у человека быстро вырабатывается четкая, последовательная и довольно-таки бескомпромиссная система рейтингов, определяющих, кому можно доверять, а кому нет.

Но какими критериями руководствуются дети, всецело доверяя одним взрослым и не слушая других, даже если их информация корректна?

Новое исследование, результаты которого будут опубликованы в ближайшем номере Psychological Science, добавили к уже изученной картине один довольно интересный штрих

Известно, что уже в возрасте трех лет для ребенка важно, насколько аккуратен в предоставляемых сведениях взрослый: обращаться за новым знанием они будут только к тем, кто уже дал им правильный ответ.
Психолог Шири Эйнав из Оксфордского университета Брукса, один из авторов публикуемой статьи, считает, что этим история не исчерпывается.

«Если вы даете верные сведения, это еще не означает, что вы знающий, вызывающий доверие человек, – поясняет она. – Оказаться правым вы могли, узнав, например, правильный ответ у кого-нибудь другого или чисто случайно».
Эйнав и ее коллега Элизабет Робинсон из Уорвикского университета решили выяснить,

принимается ли в расчет детьми, решающими, заслуживает ли взрослый доверия, не только сам факт, что его ответы правильные, но и почему у него получилось дать правильный ответ.
С этой целью были поставлены два эксперимента, замаскированные под кукольное представление, в которых участвовали три группы малышей – трех, четырех и пяти лет(по сорок детей в каждой возрастной группе), и три куклы – Голубая, Зеленая и Мишка-подсказка. Сначала детей попросили показать куклам изображения трех известных им животных – коровы, кролика и слона. Куклы затруднялись назвать животных, но одна соглашалась принять подсказку знающего Мишки, а другая отказывалась, предпочитая отвечать над вопрос самостоятельно. В результате обе куклы называли правильные имена.

Во второй части представления Мишка уже не участвовал, а детям показывали картинку с неизвестным им животным(мангустом) и просили указать на куклу, которая могла бы сказать им, что это за зверь. Трехлетняя аудитория разделилась, указав на ту и на другую куклу почти поровну(по 48%).

А вот у 75% четырех- и пятилетней аудитории вызвала большее доверие та кукла, которая доходила до правильного ответа«своим умом».
Интересно, что эти пропорции не изменялись даже после существенных изменений в сценариях первой и второй части эксперимента, сводящих к минимуму субъективное ощущение, что интеллектуальный уровень кукол различается. Во второй части следующего эксперимента, например, куклы оказывались в совершенно равных позициях, приводя уже конфликтующие варианты в процессе называния зверей и демонстрируя, таким образом, что обе умеют мыслить без подсказок. Однако даже такая демонстрация равных интеллектуальных способностей не убедила детей, что«умной» кукле, которая до этого воспользовалась чужим знанием, следует доверять больше, чем той, которая получила это знание своим умом.

«Нам кажется важным, что начиная примерно с четырех лет дети начинают демонстрировать столь тонкую разборчивость», – резюмирует Ширин Эйнав.
«Они могут отличать тех, кто знает, от тех, кто дает правильную или полезную информацию, но чье знание вторично. Это позволяет им ориентироваться именно на тех людей, которые принесут наибольшую пользу в обучении», – отмечает психолог.

Каким образом этот замечательный навык, позволяющий отличать«сильную» интеллектуальную работу от потенциально более«слабой», пусть и дающей правильные и полезные ответы, постепенно ослабевает с возрастом, позволяя накапливать дефектную информацию в нашей«базе данных» – хороший вопрос, на который вряд ли можно получить ответ в терминах детской психологии.
  • 583
  • 24/03/2013

Смотрите также

Категории