Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир и проблема терпения Страница 1 из 2

Социальное ускорение, «синдром агрессивного пешехода» и внутреннее чувство времени: разбираемся, как темпы современной жизни сбивают наши природные таймеры, почему время иногда летит птицей, а иногда ползёт червяком и можно ли решить проблему терпения с помощью медитации.

Вы никогда не диагностировали у себя состояние «тротуарной ярости»? Обычно оно появляется, когда дело доходит до наших друзей и знакомых, в которых всё, конечно, идеально, кроме того, что они слишком медленно ходят. И любая совместная прогулка в итоге превращается в ад. Ты идёшь и думаешь: «О, боже, мы когда-нибудь дойдём, куда шли, или нужно смириться с тем, что сегодня уже ничего не будет, кроме этой длинной бессмысленной улицы?». Ну или что-то в таком роде.







Не бывало? Значит, вы либо приблизились к дзену, либо безнадёжно отстали от времени (что, как увидите ниже, совсем не плохо, а даже наоборот). На самом деле, в мире проблема достигла таких масштабов, что учёные уже составляют тесты для проверки современников на «синдром агрессивного пешехода» (самый популярный был разработан психологом Гавайского университета Леоном Джеймсом; согласно его шкале, если вдруг в толпе вы «действуете враждебно» и «наслаждаетесь мыслями о насилии», то синдромчик уже приобретён).

Но проблема не столько в тротуарах, сколько в том, что гнев и ярость у нас вызывают любые ситуации, требующие терпения: тормозящие водители, медленный интернет, недвижимая очередь в магазине, — все они сводят нас с ума. Даже прочтение длинной статьи может стать мучительным для современного человека, так что мне нужно поторопиться.







Нью-Йорк, 1930. Маргарет Бурк-Уайт

Так почему медленные вещи сводят нас с ума? Ответ прост: потому что быстрый темп жизни перекосил наше внутреннее чувство времени. То, что наши пра-пра-бабушки и дедушки нашли бы каким-то чудом эффективности и быстроты, сегодня раздражает нас своей заторможенность. Терпение есть добродетель, которая была побеждена эрой Твиттера.

Как отмечают учёные-когнитивисты, проблема терпения имела большое значаение для нашего вида: терпение и нетерпеливость имели эволюционное предназначение; они представляли собой баланс инь и ян, точно настроенный внутренний таймер, который подсказывал нашим предкам, когда стоило выждать подольше или когда необходимо было приступать к действиям. Если этот таймер начинал подавать внутренние знаки, значит, наступало время посева или время отказа от бесперспективной охоты.

«Почему мы нетерпимы? Это наследие нашей эволюции», — отмечает Марк Уиттмен, психолог Института пограничной области психологии и психического здоровья в немецком Фрайбурге. Нетерпимость оберегала нас от траты слишком большого количества времени на одно бессмысленное дело. В своё время это дало нам импульс к деятельности.

Но этой хорошей вещи пришёл конец. Быстрый темп жизни вывел наш внутренний таймер из равновесия. Теперь у нас стали появляться ожидания, которые не могут быть оправданы достаточно быстро или вообще оправданы. Дошло до того,  что, когда нечто движется медленнее, чем мы ожидаем, наш внутренний таймер начинает играть с нами в жестокие игры, растягивая время ожидания, вызывая гнев, непропорциональный задержке.

Невролог Голдсмитского колледжа Университета Лондона Джеймс Мур комментирует это так:

 

Связь между временем и эмоциями очень сложна. Многое зависит от ожиданий: если мы ожидаем чего-то, что требует времени, мы способны принять это. Разочарование часто является следствием нарушенных ожиданий.

 

«Время тянется. Мы выходим из себя», —  вторит ему Уиттмен.

Будьте начеку: темпы жизни продолжают набирать обороты, как гонщик на Bonneville Speedway. В своей книге «Социальное ускорение: новая теория современности» (Social Acceleration: A New Theory of Modernity) Хартмут Роза сообщает нам, что скорость движения человека от досовременных времён до наших дней увеличилась в 100 раз, скорость связи подскочила на 10000000 единиц времени в XX веке, а передача данных выросла на коэффициент, равный 10 млрд.

Положение дел хорошо иллюстрирует эксперимент, который в начале 1990-х гг. провёл Роберт Левин. Психолог сравнил ритм жизни в тридцати одном городе мира по нескольким показателям. Он и его команда выясняли среднюю скорость ходьбы людей в разных городах, скорость выполнения рутинных задач и точность часов в банках. Результаты показали, что самый напряжённый ритм жизни в США, северных странах Европы и странах Юго-Восточной Азии. А в 2000-х психолог Ричард Уайзман обнаружил, что скорость ходьбы в мире увеличилась на 10 процентов.

Это не могло не отразиться на нашем образе жизни и нашей психике. Как показали исследования, увеличивающийся темп жизни способствует уничтожению нашего терпения. В тестах, в которых психологи и экономисты спрашивали субъектов, предпочли бы они что-то сейчас или несколько позже, респонденты предпочитали $10 сегодня против $100 в год, два кусочка еды сейчас, чем шесть кусочков через 10 секунд (исследуя прокрастинацию, учёные сделали подобное наблюдение, но связали это с тем, что мы не идентифицируем себя настоящего с собой будущим; об этом стоит подумать). Возможно, в этом кроется причина такой популярности фаст-фуда, невкусной, но быстрой пищи.

Наша ненависть к медлительности особенно очевидна, когда речь идёт о технологиях.

 

«В настоящее время всё настолько эффективно. Мы всё меньше и меньше способны терпеливо ждать», — отмечает Марк Уиттмен.

 

Мы практически требуем, чтобы веб-страницы загружались в течение четверти секунды, хотя не было никаких проблем с двумя секундами в 2009 году и четырьмя секундами в 2006 году. С 2012 года видео, которое не сработало за две секунды, почти не имеет надежды на то, что оно станет популярным.

Конечно, мы не умрём, если сайт не загрузится сразу. Но мы, скорее всего, будем чувствовать то же, что испытывали приматы, когда долго не получали пищу, — такое вот у нас эволюционное наследство. Антрополог Александра Розати поясняет:

 

Люди ожидают, что выигрыш придёт к ним в каком-то виде, и когда он не приходит, появляется раздражение.

 

В результате мы получаем порочный круг. Ускоряющийся темп жизни общества сбрасывает наши внутренние таймеры, которые начинают воспринимать всё как слишком медленное и приводят нас в состояние импульсивного гнева. Конечно, ваше восприятие может измениться, но в целом общество становится всё более импульсивным.


  • 133
  • 19/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также