Австралия создала первый в мире цифровой рынок солнечной энергии

Поделиться



В Австралии начала работу первая децентрализованная биржа по торговле энергией deX. Владельцы солнечных панелей могут продавать излишки электричества в сети и объединяться с другими пользователями для создания виртуальных электростанций. Такой подход обещает снизить стоимость электроэнергии в стране, которая считается одним из лидеров в области солнечной энергетики.

Согласно докладу консалтинговой компании SunWiz, в 2016 году в Австралии было установлено около 6750 домашних солнечных аккумуляторов. Рост рынка составил 1000% в годовом выражении. Солнечные панели на крышах производят 16% всей электроэнергии в стране. Пользователи стремятся продавать излишки вырабатываемой энергии.





Децентрализованная биржа энергии deX позволяет владельцам солнечных панелей стать активными игроками на рынке и меньше зависеть от крупных электростанций и сетей. Платформа deX создает сеть виртуальных электростанций, состоящих из сотен солнечных панелей, установленных на крышах. Система автоматически подбирает источник, если рядом возникла потребность в энергии. Тысячи солнечных панелей мощностью не более 5 киловатт каждая объединяются в подобие электростанций, и их суммарная мощность достигает нескольких мегаватт. Рассредоточенные станции также помогут решить проблему внезапного отключения электроэнергии в случае природных катаклизмов.

С февраля начались пилотные испытания первого цифрового рынка энергии. В них примет участие 5000 австралийских семей. Систему разработал консорциум, в состав которого входят энергетические стартапы GreenSync и Reposit Power, операторы энергосетей United Energy и ActewAGL а также энергосбытовая компания Mojo. Стоимость проекта оценивается в $930 000.





Владение солнечными панелями и домашними аккумуляторами стало новой нормой в Австралии. Четверть австралийского бизнеса работает на солнечной энергии. Согласно докладу независимой гражданской организации Solar Citizens, на каждого жителя страны приходится по одной солнечной панели. Установка солнечной инфраструктуры дома позволяет австралийцам ежегодно экономить $1 млрд на счетах за электричество. Обычная австралийская семья может при помощи солнечных панелей и системы домашнего хранения энергии Powerwall 2.0 обеспечить свои потребности в электричестве за ту же стоимость, что и от центрального электроснабжения.  

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: hightech.fm/2017/02/27/digital_marketplace

15 поводов заново открыть для себя Финляндию

Поделиться



При слове «Финляндия» многим приходят на ум только шопинг да легкий шенген. Но так можно столько всего пропустить: долгожданную встречу с финским Дедом Морозом, лихую гонку на собаках и даже северное сияние за полярным кругом.

 

Постарайтесь понять (и простить) финскую архитектуру





По Хельсинки ходят с раскрытым ртом: что ни здание, то фонтан креатива. Взять хотя бы футуристическую церковь Темппелиаукио, вырубленную в скале и увенчанную летающей тарелкой. При виде гигантских булыжников и солнечных лучей, льющихся сквозь потолок из медных пластин, даже шумные китайские туристы замолкают на полуслове. Во время органных концертов здесь чувствуешь себя, как в раю, – настолько божественный звук.

Деревянная чашка на людной площади Наринккатори – не что иное, как часовня Камппи. В огромном коконе, изолированном от внешнего мира, можно часами сидеть в звенящей тишине и думать о вечном. Даже памятник композитору Сибелиусу в Хельсинки превратили в арт-объект из 600 металлических труб, который жалобно гудят при малейших порывах ветра. Ну а самые безумные задумки современных архитекторов и художников собраны под крышей музея Киазма. Пару часов с экстравагантными, а порой и шокирующими, экспонатами — и ваш мир никогда не будет прежним.

 

Вернитесь в детство





Больше десяти лет назад сказочные «бегемоты» с пухлыми животиками перебрались из книг Туве Янссон на Остров муми-троллей. За 250-метровым мостом на остров Кайло режим серьезного взрослого отключается сам собой: время обниматься со Снусмумриком, печатать на машинке Муми-папы и прятаться ото всех на чердаке голубого муми-домика. Пока малыши смотрят представления и учатся вязать морские узлы, папы и мамы спускают отпускные на поджаристые муми-пончики и кудрявую картошку фри.

Мумиляндия работает только летом. Зимой муми-тролли выползают из спячки всего на неделю школьных каникул в конце февраля.

Детям постарше будет интересно на соседнем острове приключений Вяски. Черная шхуна доставит прямиком в логово пиратов. Для всех чужаков у них есть задания – выбраться из лабиринта, спуститься на тарзанке, отыскать метки Черной Бороды и намыть золота из песка. После охоты за сокровищами румяные сосиски, поджаренные на костре, идут на ура.

 

Умилитесь старинным городком Порвоо



Очаровательный Порвоо с первого взгляда полюбится романтикам. Деревянные домики, украшенные цветочными вазонами и изящными вывесками, бережно хранят воспоминания о былых временах. Вдоль речных берегов тянутся красные ангары, куда вместо купеческих лодок сейчас причаливают белоснежные яхты. За покатыми крышами судовых гаражей бьется сердце Старого города с Кафедральным собором и ратушей, где снимали гайдаевскую комедию «За спичками». Если любите сладкое, обязательно попробуйте пирожное Рунеберга в кафе Helmi и трюфельные конфеты на шоколадной фабрике «Брюнберг».

Когда исходите старинный центр вдоль и поперек, седлайте велосипед. За околицей Порвоо машет макушками сосновый бор Хумла и прячется в лопухах музей под открытым небом «Почтовая горка». В нем мастерски воссоздана традиционная деревня 18-го века с избами башмачников и портных.

 

Найдите русский след в крепости Суоменлинна





Грозную крепость-остров Суоменлинна, или Свеаборг, строили шведы, укрепляли русские, а в итоге отхватили финны. Но Русью здесь пахнет до сих пор: на корабли наведены дула отлитых на Пермском заводе пушек, а среди зубчатых валов и приборов подводной лодки «Весикко» мелькают надписи на русском языке. Плыть сюда на пароме из Хельсинки лучше всего летом, когда работают все музеи. За почти трехвековую историю крепости в них скопилось немало ценного оружия, боеприпасов и техники. Военную тему отлично разбавляют музей старых игрушек и сухой док, где ремонтируют деревянные суда. А в ожидании обратного парома не грех опрокинуть кружку пива под копченую рыбку в крепостной пивоварне Suomenlinnan Panimo.

 

Поверьте в Деда Мороза





Дед Мороз, которого финны называют Йоулупукки, существует. Чтобы исполнить детскую мечту, съездите к нему в гости в Рованиеми. Зимой в поместье финского Санты сказочно: сверкает под ногами снег, переливаются огоньками еловые ветки, а на горизонте светится граница Северного полярного круга. Неизвестно еще, кто радуется больше — дети, загадывающие желание на коленях у волшебника, или родители с камерой наперевес. Рюмочка в местном ледяном баре мигом превращает взрослого в ребенка: хлоп — и вы уже катитесь с горки на надувной ватрушке. Друзьям, которые встречают Новый год дома с тазиком оливье, обязательно отправьте из деревни Деда Мороза открытку с фирменным штампом — пусть завидуют по-белому!

По соседству с деревней Йоулупукки расположен тематический Санта-Парк со школой эльфов и пряничной пекарней.

 

Ахните при виде северного сияния





Вживую северное сияние выглядит еще прекрасней, чем на заставке рабочего стола. Наблюдать танцующие огни на ночном небе можно в лапландских деревнях Ивало, Саариселькя и Кильписъярви с сентября по март. Чем севернее и дальше от цивилизации вы заберетесь, тем выше шансы увидеть сияние в безоблачную погоду.

Чтобы не куковать ночами на морозе в ожидании Авроры, следите за метеопрогнозами. Или поселитесь в арктических иглу Kakslauttanen и Levin Iglut, где проморгать полярное сияние не получится: всполохами можно любоваться сквозь прозрачную крышу прямо из теплой постели. А если расщедриться, в Luxury Actionвам соорудят роскошный саамский чум с интернетом и оленьими шкурами хоть на краю Северного полюса.

 

Поддайте жару в сауне





На родине сауны – и не выбить из себя лишнее березовым веником? Чтобы не ударить в грязь лицом перед опытными финнами, пейте побольше жидкости и не стесняйтесь общаться с незнакомцами голышом на любые темы. В тройке публичных бань Хельсинки – Kotiharju, Arla и Hermanni – за день обсуждают больше мировых проблем, чем на заседаниях ООН.

Финны настолько суровы, что могут париться даже в ледяной сауне и на стадионе во время хоккейных матчей. На зимнем курорте Юлляс хлещут друг друга вениками в подвесной гондоле на высоте 718 метров, борясь с искушением сигануть в ближайший сугроб. А вот в Saunalautalta достаточно сделать шаг, чтобы остудиться: парилки дрейфуют по озеру на деревянных плотах.

 

Поймайте рыбу своей мечты





Финских рыболовов не удивишь метровой щукой или во-о-от таким язем. Десятую часть страны занимают реки и озера, где плещется 60 видов рыб. Перед тем как закинуть удочку, убедитесь, что у вас есть все необходимые лицензии.

Рыбачить на территории заповедников и около важных объектов в Финляндии, как правило, запрещено. Для непонятливых ставят таблички с текстом KALASTUS KIELLETY.

Самый вожделенный край для заядлого рыбака – глубоководное озеро Сайма на юго-востоке страны. Рыба здесь водится круглый год, но летом можно вытянуть гигантского лосося и радужную форель. В Лапландии на севере «рыбным местом» считается бурная река Торнионйоки с кучей порогов и заводей. Когда надоест кормить приманкой хариуса, попробуйте поймать сига на специальный черпак-удочку липпо.

 

Полюбуйтесь диковинками в музеях Тампере





Что вам снег, что вам зной, когда в Тампере больше 20 необычных музеев! Прекрасное чувство юмора финнов подтверждается в музее Ленина, где можно покатать вождя в коляске мотоцикла. Еще одно забавное местечко — Музей шпионажа — заставлено хитроумными штуками типа шифровальной машины, перстней с ядом и палок-стрелялок. Можно взломать сейф и хакнуть чью-то почту – и вам за это ничего не будет.

В стенах бывшего машиностроительного завода «Ваприикки» собрано сразу несколько интерактивных музеев под одной крышей. Здесь никто не зевает у стендов: посетители гоняют хоккейную шайбу, ищут свою первую «Нокию», грузят дрова в лесовоз и развозят старинную почту. А тем, кто фанатеет от машин, нужно съездить в музей-ангар с винтажными, спортивными и просто крутыми автомобилями.

 

Покатайтесь на собачьей упряжке





Любовь к необычным зимним видам спорта у финнов в крови. Если классические лыжи и сноуборд набили оскомину, самое время и вам попробовать что-то новенькое. Экстремальные маршруты для сафари на снегоходах стартуют из многих финских курортов – например, из Тахко, Леви и Куопио. Гнать 60 км/ч в двадцатиградусный мороз по заснеженным лесам, уворачиваясь от еловых лап, — это что-то с чем-то. Для храбрости можно тяпнуть, но не больше одной рюмки, иначе оштрафует снежная полиция.

Еще один интересный способ ударить пробегом по лапландскому бездорожью – прокатиться на собачьей упряжке. За пару часов на сафари от питомника Guesthouse Husky успеете сдружиться со всей сворой хаски. А после недельного путешествия с воспитанниками Hetta Huskies научитесь лавировать на любом гололеде.

 

Потрясите хаером на рок-фестивале





В Финляндии с пеленок боготворят тяжелую музыку. Летом музыкальные концерты гремят один за другим, только успевайте отмечать даты в календаре. Горячий сезон начинается с одного из крупнейших рок-событий года — Provinssirock в Сейняйоки. Следом десятки тысяч людей кидают козу на фестивале Ruisrock в Турку и на оупен-эйре Tuska под Хельсинки.

Если хочется чего-то полегче, на июльском фестивале Ilosaarirock в Йоэнсуу черные ряды металлистов разбавляют поклонники регги и хип-хопа. Спустя несколько дней можно скататься в Тампере за легким роком на фестивале Tammerfest. А в начале августа заброшенная фабрика в Хельсинки оживает с приходом хипстерского фестиваля Flow Festival, где инди-концерты чередуются со спектаклями и кинопоказами.

 

Наешьтесь ряпушки на рынке





Финские рынки кауппахалли, как Бермудский треугольник, затягивают в другое измерение. Бойкие торговцы, волнительные запахи и главное – заваленные вкуснотищей прилавки. Знаменитый рынок Хаканиеми кормит жителей Хельсинки уже сотню лет. Даже если вы твердо решили «просто посмотреть», жареная ряпушка, котлеты из оленины и рыбные пирожки калекукко вынудят сдаться. Все начинается с блинчика с икрой у витрины – и вот вы уже хлебаете густой лососевый суп лохикейтто в палаточном кафе.

В Тампере рыночная жизнь кипит в паре шагов от площади Кескустори, а в Турку – недалеко от Художественного музея. В ягодный сезон здесь рябит в глазах от россыпей брусники, черники и клубники. А уйти с финского рынка без скрипучего сыра лейпяюусто и морошкового варенья — преступление в любое время года.

 

Вдохните свежего воздуха





Финляндия со своими 38 национальными парками входит в десятку стран с самым чистым воздухом на планете. Летом тут особенно хорошо выбраться на природу и заночевать в палатке. За бесплатными курсами детокса легких едут в сосновый заповедник Нууксио недалеко от Хельсинки. В программу входят сбор грибов и ягод по болотам и бег с препятствиями за белкой-летягой, а еще – покатушки на велосипеде. В парке Торронсуо на юге страны можно часами бродить по деревянным настилам поверх коварных топей и выглядывать перелетных птиц, а в Реповеси – сплавляться на байдарках и карабкаться на скалы за красивыми видами.

В финских лесах живет около 1500 медведей. Смотреть на них лучше на расстоянии — например, с мостиков самого северного зоопарка мира Рануа. Клеток здесь нет, так что косолапые вкупе с лосями, рысью, росомахами и оленями будут бродить прямо у вас под ногами.

 

Познайте сису в ледяном замке





Си́су — это главная особенность национального финского характера. Ее суть в двух словах: финн сказал – финн сделал. Стойкость, выносливость и упорство местные каждый год демонстрируют в лапландской коммуне Кеми, с нуля выстраивая грандиозный снежный замок. Новая зима — новый дизайн: неизменными остаются только часовня, отель и ледяной бар с оленьими шкурами. Чтобы понять про финнов самое важное, прогуляйтесь по лабиринтам с причудливыми фигурами изо льда и согрейтесь горячим глинтвейном под хрустальными сводами.

В порту Кеми не пропустите 3500-тонный ледокол Сампо. Раньше он в лучших традициях сису боролся со льдами Арктики, а сейчас катает туристов по замерзшему Ботническому заливу.

 

Также интересно: 10 путешествий для одиночек 

 Куда поехать, чтобы увидеть полярное сияние

 

Сроднитесь с саамами





Три тысячи лет коренные жители Лапландии саамы кочевали по заснеженной тундре, пока на смену чумам и собачьим упряжкам не пришли дома и снегоходы. О своих корнях лопари не забыли: в Музее саамской культуры в регионе Инари можно увидеть, как они грелись в лютую зиму и заарканивали оленей. Но лучший способ узнать саамскую культуру — подружиться с местными. Порыбачьте на лосося в компании добряков-саамов или сплетите традиционную поделку под рассказы о божестве Мяндаше — станете своим в доску. А это значит, что на ужин в этот день вам достанется самая вкусная оленина с пюре и брусникой. Домой из саамских краев захватите меховые унты, с которыми никакие морозы не страшны, и шаманские бубны, чтобы наколдовывать солнечную погоду.опубликовано 

 



Источник: www.skyscanner.ru/news/luchshie-zaniatiia-v-finliandii

Экологичность электронных книг

Поделиться



        В 2009м году Экологический совет книгоиздательской промышленности (BIEC) поставил себе цель уменьшить влияние печатной промышленности США на глобальное потепление, сократив ее углеродный след на 20% (к 2020му году), а затем и на 80% (к 2050му). На момент принятия этих обязательств продукция Kindle и Nook только начинала завоевывать рынок, и электронные книги составляли лишь 5% продаж.

        С тех пор многое поменялось – сегодня ведущие компании мира, заботясь об экологии, отказываются от «бумажной зависимости» и берут на вооружение цифровые технологии. Так, в стандартной подписи посланий Oxford University Press содержится просьба «экономить бумагу и распечатывать лишь самое необходимое».





        Электронные книги становятся популярнее с каждым днем. На конец 2011го года компания Amazon продавала миллион экземпляров Kindle ежемесячно, а Apple успела выпустить в свет 40 миллионов планшетов iPad. Таким образом, продажи электронных книг в США к началу этого года возросли до 31%. По некоторым данным, счастливым владельцем электронной книги либо планшета в США является каждый четвертый, среди студентов колледжей – каждый третий.

        Удобство и выгодность электронной литературы таковы, что некоторые аналитики предрекают вытеснение ею литературы бумажной. Однако так ли она экологична, как нам хотелось бы думать, и принесет ли повсеместное распространение ридеров и планшетов те результаты, на которые рассчитывали специалисты BIEC?

        Если брать ситуацию в целом, то с постоянным ростом населения Земли растет и количество используемых книг. Самыми активными потребителями электронных «читалок» сегодня являются США, Австралия, Индия и Великобритания. Однако низкий уровень доходов, недоступность сети Интернет и цифровых технологий препятствуют распространению новинки в других странах, и мировой объем продаж электронных книг по сравнению с бумажными остается очень небольшим.





        Кроме того, с ростом спроса на электронные и бумажные книги растет и количество материалов, затрачиваемых на их производство, транспортировку и хранение. В случае электронных книг, однако, эти затраты включают множество компонентов, традиционно (и ошибочно) относимых к технологической, а не книгоиздательской сфере.

        Не так давно корреспондент National Geographic Аллен Теллис высказался в поддержку ридеров, пояснив, что «окружающая среда должна выигрывать от распространения электронных книг за счет меньшего использования бумаги и краски, а также урезания расходов на перевозку, хранение и размещение [бумажных книг]». Он утверждает, что для возмещения ущерба, нанесенного окружающей среде при производстве ридера, достаточно прочитать на нем 14 книг; дальнейшее же его использование и вовсе выводит читателя в плюс. Однако Теллис выпускает из виду тот факт, что бумажные издания продолжают выходить наравне с электронными. Получается, что сегодня ридеры вовсе не уменьшают экологический след книжной промышленности, а лишь прибавляют к нему свой собственный.





        Оценка ситуации журналистами New York Times оказывается несколько иной: по их словам, «эко-след одного ридера… примерно равняется следу 40-50 [бумажных] книг. В том, что касается глобального потепления, он увеличивается до 100 книг».

        Меж тем, исследования Теда Геновея показали, что в настоящее время средний срок использования ридеров не превышает двух лет, по истечении которых люди меняют их на новые усовершенствованные модели. Получается, что для достижения «эко-нейтральности» десять миллионов ридеров, выпущенных на американский рынок в следующем году, должны будут заменить собой 250 миллионов новых изданий. С учетом того, что за прошлый год в США было продано не более 25 миллионов бумажных книг, экологический ущерб от чтения уже возрос десятикратно.

        Еще хуже обстоит дело с планшетами – для того, чтобы зарядить iPad на время, необходимое для прочтения одной книги, нужно сжечь в 50 раз больше угля, чем требуется для обеспечения электрического освещения ее бумажной копии на тот же срок. Согласно данным Apple, эко-эффект от часа работы iPad сопоставим с выбросом в атмосферу 2,5 граммов СО2.

        Сравнение, проведенное с учетом средней скорости чтения книг средним жителем США в бумажном и электронном виде (с использованием iPad) показало, что углеродный след использования планшета за год в пять раз превышает таковой бумажной литературы. Со временем разрыв уменьшается, а через пять лет (или по прочтении 32,5 книг на одном планшете) исчезает вовсе. Однако если же принять в расчет вышеозначенную статистику (смены устройства каждые 2 года), получится, что углеродный след одного планшета изначально на 200-250% превышает след классической библиотеки.





        Нужно заметить, что классические ридеры на «электронных чернилах», предназначенные исключительно для чтения, потребляют меньше электричества, дольше держат заряд и реже устаревают. К сожалению, многие ищут в них не «библиотеку в кармане», а универсальное устройство, с которого можно и почту посмотреть, и в игры поиграть. Этим запросам соответствует куда менее экологичный планшет (являющийся, по сути, миниатюрным компьютером). Однако чем сложнее устройство, тем больший ущерб наносит природе его производство, и, что не менее важно, утилизация. Список можно продолжить: энергозатраты дата-центров Amazon и Apple, необходимость зарядки и периодической замены аккумулятора, а при поломке – и самого ридера/планшета, упаковка и доставка из-за границы, а также тот факт, что электронная книга – устройство индивидуальное (бумажными можно делиться), говорят не в ее пользу.

        Понятно, что технологии не стоят на месте, и процесс перехода на цифру нельзя повернуть вспять. Однако производителям стоило бы задуматься о том, чтоб либо сосредоточиться на разработке новых, более «зеленых» ридеров, либо экологизировать процесс создания бумажной продукции (к примеру, активно использовать вторичные материалы). Что касается нынешнего положения вещей, то мы просто добавляем новые проблемы к старым.

        Что могут сделать читатели? Вариантов много. Можно покупать книги, напечатанные на переработанной бумаге; обмениваться ими с друзьями; завести абонемент в ближайшей библиотеке. Если же доступной литературы становится недостаточно (а заядлым читателям ее всегда мало), без электронного устройства не обойтись. Но и тут можно выбирать – так, покупать планшет, чтоб читать на нем книги, бессмысленно – с тем же успехом можно портить глаза перед домашним монитором, а энергии он потребляет куда больше ридера.

        И наконец, что бы вы ни выбрали — помните, что электронные устройства очень плохо «перевариваются» природой. Не спешите их выбрасывать! Не пытайтесь поспеть за развитием технологий, приобретая все новые модели. Используйте устройства «до упора», а если соблазн уж слишком велик, постарайтесь отдать или продать старый ридер тому, кто будет его использовать. Проще говоря, вы ведь не станете покупать новое издание, аналогичное имеющемуся, только потому, что вам понравилась его обложка? Так почему мы пытаемся поступить так с устройством, с экологической точки зрения равным пятидесяти книгам, вместе взятым?

 

Источник: /users/104

Самые невероятные рынки мира

Поделиться



        Это не просто место, где сможете купить нужную вещь, тут также происходит общение и встречи. Жизнь базара кипит и бьёт ключём. Вот по таким, невероятным рынкам мира, мы и предлагаю вам сейчас пройтись.
        Плaвучий рынок Дaмноен Сaдуак в Рaтчабури, Тaиланд

        Столицу Таиланда, Бангкок, считают «Венецией Азии», с его каналами. Не отстала и провинция. Например, в городе Рaтчабури есть уникальный рынок на воде, традиции которого уходят в древние времена, когда тайцы массово пользовались лодки в повседневной жизни.



        Рынок Бокерия, Барселона, Испания
        Самый богатый и знаменитый рынок Барселоны — рынок Бoкерия или Mеrcat de Sаnt Jоsep. Впервые о нём упоминали в 1237 году, когда у стен города появился продуктовый рынок, где прожаду вели крестьяне из соседнего села. Место рынка всё время изменялось и лишь в 1840 году в день святого Иосифа (Sаnt Jоsep) начали строительство нынешнего торгового центра.



        Продавец овощей в Пушкaр, Индия
        Город Пушкaр еще известен своим наибольшим в мире скoтоводческим рынком, куда привозят до 25 тыс. oдногорбных верблюдов.





Источник: /users/413

Эко-продукты— как выбрать лучшее на рынке

Поделиться



Как выбирать на рынке фермерское мясо, птицу и молоко. Итак, вы пришли на рынок. В первую очередь обращаем внимание на внешний вид человека, продающего мясо, молоко, яйца. Продавца, предлагающего собственный товар, легко отличить от наемного: он должен знать про свой товар абсолютно все, вплоть до дня рождения коровы.





Мясо

Продавец должен знать, откуда оно, как и кто его произвел, сколько времени они потратили, пока доехали до рынка. Если надавить на кусок мяса пальцем и вмятина не выравнивается — значит, мясо несвежее. Если оно очень красное, значит, в него добавляли гормон роста и другие гормоны. Слишком волокнистое — значит старое.

Если под куском мяса собирается слишком много воды, значит, его накачивали водой и замораживали, чтобы кусок был тяжелее. Под мясом должно быть немного естественной сукровицы. Но если мясо вылежало 48 часов, то сукровицы уже не будет.

Если выбираем свинину, надо обязательно посмотреть на шкурку. Бледная? Значит, свинья не из частного хозяйства, а, скорее всего, из большого свинокомплекса, где перед продажей мясо обрабатывают крутым кипятком.

Птица

Самое главное, на что надо обращать внимание, — это печень. Если она рыхлая и бледная, значит, бедную птицу пичкали антибиотиками. Для продуктов, состоящих из нескольких ингредиентов (например, йогурты), в Евросоюзе и США существует три категории маркировки:

  • «100% био» — состоит только из натуральных компонентов.
  • «Био» — содержит 95% натуральных ингредиентов.
  • «Сделан из натуральных ингредиентов» — содержит 70% натуральных веществ. При этом оставшиеся 30% компонентов не должны содержать ГМО.
Внимательно смотрим на лапы: если перепонки мозолистые, значит, курица бройлерная и большую часть жизни провела на насесте. А если лапки гладенькие и ровные — значит, действительно домашняя, всю жизнь бегала по двору. Мутные глаза птицы говорят о том, что ее кормили чем попало и, скорее всего, птица была нездорова. Если глаз прозрачный, можно и купить.





Молоко

В больших цистернах не может продаваться молоко из маленького хозяйства: частник столько просто не наберет. Значит, молоко с фермы, где живут около тысячи коров. Молоко из небольшого частного хозяйства обычно продается из бидонов или больших бутылок.

Расспросите продавца, чем он кормит своих коров. Заботливый фермер силос им не дает, так как от него кислотность молока увеличивается вдвое. Но и одним ароматным клевером корову кормить нельзя. Нужны и клевер, и сухое сено, и натуральное молотое зерно, и свежая трава. Настоящее деревенское коровье молоко должно быть насыщенного белого, иногда даже кремового цвета, ведь его жирность довольно высокая — от 3 до 6%.

Определить, разбавляли молоко или нет, можно так: капните его в стакан чистой воды. Капля хорошего молока аккуратно опустится на дно стакана и растворится не сразу. На качественном молоке через 5-8 часов хранения сверху собираются густые, жирные сливки.

Козье молоко

Самое лучшее то, которое почти не пахнет. Специфический запах и вкус козьему молоку придают летучие жирные кислоты, которые выделяются сальными железами вымени. Если козу содержат в чистоте и тщательно моют вымя перед дойкой, резкого запаха и специфического привкуса у молока не бывает.





Творог

Жирный творог — однородной консистенции, слегка мажется. Нежирный может быть чуть рассыпчатым, допустимы незначительные выделения сыворотки. Цвет должен быть белым или слегка желтоватым, с кремовым оттенком, но всегда равномерным.

К сожалению, в области производства и маркировки органической еды в России порядка нет. А где нет правовой основы, много подделок и обмана. За экопродукты, выращенные в Подмосковье, часто выдаются товары с турецких, кавказских, китайских и корейских плантаций. И как они были произведены, можно только догадываться. Нам остается полагаться на свою внимательность и осторожность: больше узнавать про то, что мы едим, больше разговаривать с продавцами. Здоровое любопытство может сохранить здоровье всей семьи. Импортные продукты с маркировкой «эко» и «био» можно покупать без опаски: их качество обычно гарантированно. Правда, стоят они обычно очень недешево.

У фермерских хозяйств, как правило, нет денег на рекламу в СМИ, зато они активно продвигают себя через Интернет. В Рунете много сообществ знатоков и любителей органической еды; на таких сайтах можно получить ответы на вопросы, а также войти в компанию по совместной закупке товаров — это экономит деньги и время. Таким образом вполне реально перепробовать разные варианты и найти себе постоянных поставщиков, у которых и покупать абсолютно все — от мяса до петрушки.

По материалам журнала «Здоровье» 

Источник: greenhacker.ru

Продуктовый рынок в городке Сет, Франция

Поделиться





Кто бы мог подумать, что придет время, когда мы будем подразделять еду на «разрешённую» и «запрещёнку»? Речь, разумеется, о продуктах, попавших под санкции. Если раньше некоторые туристы ездили в Амстердам, чтобы курить травку, то сегодня впору летать в Европу, чтобы вспомнить вкус любимых блюд и морепродуктов.

Я только вернулся из Франции, где был в канальном круизе на house boat (дом на воде). Мы обошли часть юга страны с заездами в разные города и поселки. Об одном хочу рассказать отдельно. Город Сет — небольшой населенный пункт в два раза меньше подмосковной Дубны. Живет тут меньше 40 000 человек. В городе есть рынок величиной с три школьных спортзала, где лавки ломятся от продуктов запрещенных к ввозу в Россию. Я бродил меж рядов и радовался воспоминаниям о «былой роскоши», когда все это можно было найти в Москве.

В большей степени поразила даже не сама запрещёнка, а ассортимент и качество продуктов на рынке малюсенького города. Можете представить себе такое в России? Если бы все наши рынки выглядели так же — пусть не с санкционными морепродуктами, а с нашим мясом, овощами и всем, что растет в средней полосе — жизнь в стране была бы другой. Но увы, пока что нам до этого далеко.

Внимание! Под кат не рекомендуется заходить голодным и ура-патриотам!

Вот отдел с овощами. Я не стану портить эту красоту сравнением антуража на нашем рынке в городе с 40 000-м населением. Но думаю, вы понимаете, что картина принципиально иная. Где вы видели ручные корзины с отборными овощами, заботливо уложенные на чистую бумагу? Хочется забрать любимую спаржу вместе с корзиной!

Местная клубника. Опять же, никаких картонных или пластиковых коробок. Сладчайшая местная клубника в корзиночках:

Еще овощи:

Оливки? Конечно есть, какие желаете?

Почищенный чесночок:

Рыбный отдел. Продавцам искренне непонятно, почему турист из России ходит с камерой и снимает заурядный провинциальный рынок. Для жителей Сета ассортимент рыбных лавок — что-то само собой разумеющееся. Они не знают, что такое килька в томате:

Город стоит на побережье средиземного моря, и вся рыба выловлена накануне ночью:

Рыба лежит на льду, переодически лед меняют:

Мужик красиво укладывает креветку:

Цены:

Можно любоваться не только дарами моря, но и симпатичными продавщицами:

4,8 евро за дюжину устриц, либо 36 штук за 10 евро (около 600 рублей). Немыслимо!

Лангустины — большая и вкусная креветка. 750 рублей за килограмм — это настоящее надругательство над моим рассудком:

Лангустины покрупнее стоят 24 евро. Становится немного легче — не все коту масленица. Обычно в ресторанах (даже европейских) три лангустина стоят около 20 евро:

Креветки величиной с небольшой банан:

Мясные отделы выглядят беднее, чем рыбные. Впрочем, неудивительно — все предпочитают морепродукты:

Но тем не менее: пармская ветчина, итальянские деликатесы и все в этом духе:

Колбасы. Цены тоже приемлимые:

Милая и приятная продавщица! Вот бы у нас за прилавками так улыбались и радовались покупателям!

Сыры:

Немного местного колорита. Вот, например, пироги с осьминогами. Жители Сета их обожают и едят каждый день:

Рулетики из итальянской кухни:

Всевозможные тапенады:

Тапенады — это такая смесь из всякой всячины, которую мажешь на хлеб. Очень люблю:

К концу прогулки кажется, что набор на рыночные лавочки включает в себя фейс контроль. Редко где увидишь столько красивых и приятных продавщиц:

В долгих поездках особенно внимательно обращаешь внимание на симпатичных женщин:

Местное мыловаренное производство:

Прямо на рынке есть фудкорт. Можно купить на лавках продукты, попросить нарезать и покушать за столиком:

Чем мы и занялись с нашей командой начинающих блогеров. Пусть вас не смущает их субтильный вид — каждый из них лопает за троих. К счастью, рынок способен выдержать и не такое нашествие 



опубликовано   P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: sergeydolya.livejournal.com/965415.html

Мировые продажи электромобилей побьют отметку в 1 000 000 уже в сентябре

Поделиться



Сохраняющаяся динамика роста продаж позволяет с уверенностью утверждать, что уже в следующем месяце можно будет отпраздновать продажу миллионного электрокара.

По имеющимся данным о количестве проданных электромобилей (в том числе машин с гибридными силовыми установками) в период с 2011 по 2015 год (по июнь включительно) выходит, что общее количество проданных экологически чистых автомобилей составило около 910 000 машин. Если учесть, что средний объем ежемесячных продаж новых электрокаров по всему миру составляет около 40 тысяч, то почти со 100% вероятности, можно сказать, что в сентябре 2015 года мировые продажи электромобилей побьют отметку в 1 миллион, а к концу года составят около 1,13 миллиона машин.





Анализируя динамику роста продаж за последние 5 лет можно смело говорить о том, что электромобильный рынок продолжает «семимильными» шагами расширять свои объемы. Так годовые продажи за 2011 год составили всего 45 тыс. машин – эта цифра очень близка к тому, что сейчас продается всего за месяц!

Как показывает приведенная ниже инфографика, явными лидерами в плане общего объема продаж электромобилей являются США, Китай и Япония. Но если посмотреть не на цифры абсолютных продаж, а на процентное соотношение проданных электрокаров к общим продажам всех автомобилей, то здесь появляются новые лидеры — Норвегия, Нидерланды и Исландия. Так же стоит отметить факт, что не смотря на то, что США продолжает прочно удерживать лидерство по объему количеству проданных электромобилей, Европе и Китаю уже удалось обойти Штаты по объему ежемесячных продаж.

 




Наиболее продаваемой моделью электрокара по-прежнему остается Nissan Leaf, объемы мировых продаж которого почти такие же, как у его ближайших преследователей Mitsubishi Outlander Plug-in Hybrid EV и Tesla Model S вместе взятых.

Приятно видеть, что некоторые страны демонстрируют просто невероятный рост продаж электромобилей в 2015 году. Так по сравнению с прошедшим годом Великобритания может похвалиться увеличением объема продаж е-мобилей на 247%, Китай на 185%, Франция почти на 87%, а Германия и Норвегия, соответственно, на 67% и 66%.

Аналитик Марио Дюран, отслеживающий мировые продажи электротранспорта, отмечает еще один сегмент данного рынка, в котором тот же Китай захватил прочную лидирующую позицию. Речь идет о продажах электрических транспортных средств большой грузоподъемности. Так суммарные продажи в Поднебесной данного вида транспорта составили около 53 000 единиц, из которых 22 000 приходится на первое полугодие 2015 года. Среди прочего, страну стремительно заполняют электрические автобусы BYD. Вдохновляются примером Китая и другие страны, так в планах Великобритании, которая недавно сделала заказ на 51 электробус BYD, к 2020-му году заменить все одноэтажные автобусы Лондона на экологически чистый транспорт. опубликовано 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: ru.evbud.com/news/697/

Георгий Афанасьев: Меня укусил фермер

Поделиться



Британский дипломат Эрл Амхерст (1773-1857) говорил, что «существует три лёгких способа разориться: самый быстрый – скачки, самый приятный – женщины, самый надёжный – сельское хозяйство». Тем не менее фермерство является достаточно привлекательной нишей, в том числе и для «сторонних» людей. О том, как становятся фермерами, и какие идеи новые фермеры стараются воплотить в жизнь, мы выяснили на конкретном примере – в беседе с владельцем фермы «Лесные сады», руководителем Экспертного клуба промышленности и энергетики Георгием Афанасьевым.

– Георгий, расскажи, как ты пришёл к тому, чтобы стать фермером?

Я могу пошутить, сказав, что однажды «меня укусил фермер». Но процесс превращения в фермера произошёл не сразу: «вирус от укуса» проникал постепенно. Вот уже в течение семи лет я веду блог «Мегаполис и деревня». В нём в виде набора постов отражены все метаморфозы моего публичного, содержательного погружения в тему земледелия. Но поскольку человек я довольно осторожный и к любому делу готовящийся заранее, то изначально блог был закрытым и существовал только у меня на компьютере. В течение года я писал блогерские записки «в стол», и только потом вышел в публичную сеть.

В какой-то момент я осознал, что продолжая жить обычной жизнью, занимаясь консалтингом и предпринимательством, я подспудно начинаю принимать немного другие решения. В конце концов, это привело к тому, что я обзавёлся землёй площадью 124 гектара, и у меня появилось мычащее-кричащее хозяйство, сотрудники, техника. Зазор между достаточно философски настроенным городским жителем и фермером, который имеет оптимизм переехать на свою землю, исчез.

Предельный вызов для меня – это взять территорию в достаточно запущенном состоянии и привести её к желаемому виду. Образ того, как территория должна выглядеть по завершению над ней работы, для меня очень важен и связан с введённым мною понятием «креативная территория». Термин «креативная территория» обычно путают с термином «креативный город», определение которому дал Чарльз Лэндри. Вводя своё представление, Лэндри сделал акценты на вещах прямо противоположных тем, на которых акцентируюсь я. Когда вводилось понятие «креативный город», то делалась ставка на креативный класс, на творческие профессии, на их разнообразие, на свободный образ жизни и мысли. Я же, прорабатывая понятие «креативной территории», опирался на представление о том, что на территории возможны не только процессы ресурсоиспользования, но и ресурсопорождения, на которые мы чаще всего не обращаем внимания. Так устроена деятельность большинства: ресурсы берутся извне деятельности, продукты фиксируются, отходы выбрасываются куда-то наружу. Креативная территория – это территория, собирающая внутрь себя процессы, порождающие ресурсы, а не только их использующие и преобразующие. К слову сказать, города, которые нас окружают сегодня, и городские технологии – это машины по уничтожению ресурсов.

Я смотрю на территориальные комплексы с точки зрения того, сколько в них можно параллельно разместить процессов, порождающих ресурсы: воду, энергию, пищу, даже самого человека. Существует подтверждённое статистикой мнение, что города спроектированы таким образом, что в них падает фертильная способность человека. За пределами города она высокая, а в городах – низкая. Вывод напрашивается такой: это специально созданное пространство, в котором снижается рождаемость. Может быть, заполучить этот эффект изначально и не хотели, но он появился и зафиксировался. В моём представлении такая территория не может претендовать на статус креативной, даже если там будет креативный класс, потому что базовое воспроизводство здесь нарушено. Пример из биологии: многие животные не размножаются в клетках, некоторые не размножаются в узких клетках, рыба – в маленьких аквариумах.

– На чём ты основывался, подбирая территорию для фермы?

Мой взгляд на креативные территории – это выделение процессов, прирастающих в стоимости, развитие в себе умения размещать их на этой территории и способности перекидывать ресурсы из одного такого процесса в другой.

Большинство экономистов работают с дисконтированием и в 99% случаев это отрицательное дисконтирование. Они говорят: «Да, у нас есть некая ценность, но со временем она будет снижаться». Это не имеет никакого отношения к креативной территории. Объект, помещённый в неё, с каждым годом будет прирастать в стоимости как хорошее вино, сыр или дерево. Я столкнулся с тем, что умение видеть процессы прирастания стоимости и собирать их территориально вместе, объединяя, оказалось неосвоенным нашим поколением. Оценка эффективности деятельности сегодня построена на анализе короткого отрезка времени: если в начале пути ты потратил средства, а в конце ты получил больше, чем потратил – всё нормально, образовался положительный экономический эффект. Получается такой абсолютно вычурный экономический взгляд. Оценка будет положительная, даже если ты в этот период вычерпал всё, что в территории было, все её базовые ресурсы, которые даже невозможно возместить из твоей прибыли.



«Лишь на возделанной почве расцветают другие искусства. Поэтому фермеры – основатели цивилизации». Даниэль Уэбстер, американский политический деятель.

При проектировании креативных территорий я двигаюсь от интересов территории. Планирование осуществляю с точки зрения нарастания её плодородия как базовой ценности этой территории. Известна исходная цена за гектар. Как только я что-то сделал на этой территории правильно – цена повысилась. Не всякое действие на территории повышает её стоимость. Некоторые строят на своей территории дом, но в итоге не могут его продать с учётом вложенной стоимости. Потому что в таком комплекте и в такой архитектуре это никому не нужно.

У каждой территории можно подсчитать её биопродуктивность. Например, на условном гектаре земли можно вырастить 10 центнеров биомассы. Мы предпринимаем определённые действия, меняем дизайн биоценоза, и территория начинает создавать 50 центнеров. Примерно так же действуем и с остальными ресурсами, например, такими как вода. Большинство территорий дефицитны по фактору воды, они берут её либо из невозобновляемых артезианских скважин, либо из водозаборов крупных рек. Определённым дизайном водной системы можно переводить дефицитные по водным ресурсам территории в профицитные.

Почти 5 лет мы искали территорию, на которой сочеталось бы несколько факторов. Для меня было очень важно, чтобы был асфальтовый подъезд – я городской житель, езжу на городском автомобиле. На протяжении 200 метров вдоль территории проходит дорога, а в глубину территория моей земли на несколько километров уходит в лес. Лес закрывает с севера, огибая большие поля. Это важный момент, потому что кромка леса всегда богаче, чем глубина леса, и это хорошо освещаемое место. Вся территория сложена из неровностей: спусков и подъёмов. За счёт этого здесь есть ручьи, вода не собирается, как, например, в низине. Это место истока.

– Какие процессы на территории уже запущены?

Мы используем представление об управляемом агробиоценозе и дополняем его приставкой «антропо-». Обязательный элемент процессов земледелия, создания креативной территории – сам человек, «человек внутри конкретной территории». Земли, которые мы преобразуем, ранее были безлюдны, их обрабатывали работники совхоза. Моё утверждение состоит в том, что программа поддержки сельскохозяйственных территорий не может быть успешна, потому что она запрещает крестьянину жить на своей земле. Да, сегодня законодательно нельзя жить на сельхозземле. А в моём представлении человек, только живя на своей земле, начинает по-настоящему о ней заботиться. Например, если по земле бегают мои дети – они становятся заложниками ситуации, и я гарантированно не использую на этой земле пестициды. Просто потому, что они могут навредить детям, моей собаке, мне самому. Нужно обязательно жить в центре своей территории, ходить по ней, создавая «круги внимания», потому что если ты что-то не видишь лично, то это не подвержено твоему управлению и коррекции.



Ранее это были территории, используемые монокультурно. Мы восстанавливаем выпасное земледелие на территории, многие годы используемой только под зерновые культуры. Плодородие территории напрямую зависит от того, ходят ли по ней животные. То, что мы унаследовали – чернозёмы, серозёмы – было создано кочующими по степям животными, которые, поедая траву, оставляли улучшенные следы этой травы. Животные – это «машины» по созданию гумуса. Рассматривая варианты, мы отказались от стойлового скотоводства в пользу выпасного. Мы рассчитали, сколько животных могут кормиться на нашей земле и, соответственно, улучшать её. Например, одна корова – на 1,5 гектара; хотя на площади, требуемой одной корове, могут пастись 6 овец. В Египте, в Секеме, есть экопоселение, организованное по штайнеровским принципам. Они держат коров для того, чтобы они вырабатывали навоз. Они практически не пьют молоко, а навоз у них идёт для расширения площади самого Секема. Покупая примыкающие участки пустыни, первое, что они делают – закладывают его навозом. Дальше сажают травы, потом – кустарник, затем – крупные деревья, и в тени деревьев потом растет всё. Но всё начинается с коровы, потому что она оказалась той самой машиной, которая перерабатывает целлюлозу в удобрение. Так ни одна машина, созданная руками человека, сделать не может.



Здоровье – это ключевая функция территории. Если ты движешься правильно, по правильно организованной траектории – ты накапливаешь здоровье как один из видов ресурсов.

Проектируем нужные территории союзы организмов. Мы опираемся на представление о союзах живых организмов, сообществах, взаимоподдерживающих механизмах, аллелопатии. Союзы растений помогают друг другу, поэтому нужно создавать их на территории. Не нужно выращивать что-то одно.

Вместо «нормальных» полей, которые мы помним – плоских до горизонта, безо всякого разделения, мы сейчас формируем то, что описывается как агролесоводство. Агролесоводство – это объединение сельскохозяйственных и лесоводческих технологий. Вдоль полей мы сажаем энергетическую вербу (полосами шириной в 4 метра), которая выполняет десятки биоценозных функций. У нас очень сильные ветра в направлении запад-восток, эти полосы защищают от ветра и делают возможным земледелие на этой территории: не будь заграждений, растения бы высыхали. В этой посадке гнездятся птицы: певчие, перелётные. Птицы поедают насекомых, и нам не нужно использовать пестициды. Скошенная верба даёт огромное количество возобновляемого биоматериала. Европейцы раз в 7 лет её скашивают, заменяют плантацию, а вообще она до 21 года может возобновляться сама. Самые лучшие гибриды по энерговербе у них дают 115 тонн на гектар сырой массы, 35 тонн сухой массы. На таком фантастическом объёме котёл на щепе может год работать, отапливая несколько зданий. Такой пример я видел в Австрии. Три независимых здания, далеко расположенных друг от друга, питаются от одного котла, работающего на щепе, возобновляемом ресурсе, никакого газа у них нет. Мы под такое дело тоже выделили часть территории. Территория может и должна энергоресурсы производить. Европейцы сейчас на энергопосадки выделяют 5% территории, хотят довести норму до 7%. Они просчитали, что этого достаточно для обеспечения энергонужд хозяйства.



Как правило, заготавливается энергетическая верба методом скашивания и измельчения. Обычно работают две машины в паре. Одна срезает и мельчит ветки, а вторая подставляет кузов для сбора щепы. Урожай собирают раз в несколько лет, давая растению отрастать до 4-6 метров. На фото: сбор энерговербы в США.

– Насколько глубоко прорабатываешь экологическую цепочку от очень крупных организмов до очень мелких?

Посадить растение недостаточно, нужно ещё, чтобы были симбиотические микроорганизмы, которые войдут в корень, создадут уплотнение и будут заниматься фиксацией азота воздуха. Вместо десятков тонн удобрения на всю площадь можно использовать специальные бактериальные удобрения. Ими обрабатываются семена. У нас в основном используются прикорневые удобрения, а например, в Индии есть свободноживущие азотофиксирующие удобрения, которые могут несколько лет существовать в почве вне связи с растением, выполняя азотофиксацию.

Мне интересна нижняя граница исследования самого феномена жизни. Всем нам известен процесс фотосинтеза, при котором жизнь создаётся зелёным листом. А вот про эффект хемосинтеза, который был открыт русским учёным-микробиологом Виноградским, говорят мало, а многие о нём и вообще забывают. Это явление – зеркальное отображение того, что делается при фотосинтезе в зелёном листе. Это использование сложных химических связей микроорганизмами, когда при расщеплении химических связей берётся энергия без всякого солнечного света и создаётся белок – фактически тело самого микроорганизма. Это одна из альтернативных версий образования углеводородов. Да, какие-то сульфатные связи разрушаются, и этой энергии достаточно, чтобы нарабатывалась жизнь безо всякого света. Отсюда, кстати, очень много выводов. Например, такой тип жизни может создавать удобрения прямо в почве, за счёт расщепления подслойных пород. То есть если ты не убил разным способом эти микроорганизмы или смог их привнести, то значительное количество удобрений, нужных микроэлементов, могут создаваться прямо в почве за счёт выщепления. Есть целые исследования, показывающие, как растения помогают это делать. Растения по своему поведению проактивны. Известно, что растения отправляют к корням и выбрасывают в прикорневое пространство углеводы, нарабатываемые в фотосинтезе, на углеводах размножается определённый тип микроорганизмов, нужный растениям. То есть прежде чем что-то втянуть, растение сначала отдаёт. У растений в прикорневом слое всегда есть большое количество симбионтов, и это то, как выглядит плодородие. Когда говорят о приросте биомассы, считают только часть, полученную в результате фотосинтеза, а о хемосинтезе забывают.



Одним из самых известных симбиозов, который можно с успехом использовать в фермерском хозяйстве, является симбиотическая ассоциация мицелия грибов с корнями высших растений, или просто «микориза». Гриб получает от дерева углеводы, аминокислоты и фитогормоны, а сам делает доступными для поглощения и всасывания растением воду и минеральные вещества, прежде всего соединения фосфора. Кроме того, гриб обеспечивает дерево большей поверхностью всасывания, что особенно важно, когда оно растёт на бедной почве. Явление микоризы было впервые описано в 1879-1881 годах русским ботаником Францем Каменским.

– Расскажи о проекте, который ты запустил на ферме.

Мы взялись за ферму поневоле. Отправной точкой проекта стало желание выращивать полный набор продуктов для своей семьи. Мы установили для себя правило, что производим 50 видов базовых продуктов. При таком объёме возникают потребители на все отходы: на растительные остатки, которые можно скармливать животным, на навоз, который идёт как прекрасное удобрение, – возникает полное замыкание цепочки. Приведу пример, который всё прояснит. У нас в семье количество людей соответствует количеству курочек, которые отведены на ферме для нашей семьи. Курица несёт одно яйцо в день – человек съедает примерно одно яйцо в день. Человек производит 120 грамм кухонных пищевых отходов в день (шкурки, обрезки) – курица их съедает. Это идеально созданные друг для друга существа. Сколько миллиардов людей в мире, такое же число кур поддерживается постоянно.

Чтобы обрабатывать землю, содержать животных, пчёл, нам нужны были дополнительные потребители нашей продукции. Так возникла идея разделить расходы с другими горожанами. И мы придумали такую сделку: мы выращиваем качественные продукты для своей семьи, но мы выращиваем их в расчёте, что ещё 1000 человек будет их получать. Такой подход позволит получить всё это нашей семье. Потом встал вопрос: как оформить отношения с горожанами? Экономические отношения вокруг продуктов питания, сложившиеся через оптовые и розничные сети, здесь помочь не могли. Поэтому мы вышли на прямые отношения – контрактное производство, а именно – предзаказ с оплатой. Юридически схема следующая: я как сервис-центр обслуживаю заказ горожанина по производству для него еды, на его деньги, на своей территории, используя свои ресурсы. Первый вывод из этой схемы: я не имею право производить то, чего у меня не заказали. Обычно производят то, что может лучше здесь вырасти, что даст максимальный объём, а этого быть не должно. Второй вывод из этой схемы: мне незачем производить много. Мы установили планку – 1000 человек – именно столько людей по нашим расчётам могут прокормиться с этой земли без нарушения принципов её использования.

Продукты мы сформировали в корзины, которые доставляются еженедельно. Недельная корзина выглядит примерно так: 10 килограмм продуктов, среди которых есть мясо, яйца, молочные продукты, сбалансированный набор овощей, фруктов, зелени. Вид мяса чередуется: птица, перепёлка, баранина, говядина. Мясо у нас есть круглогодично – с этим сегодня никакой проблемы нет. Что касается овощей, то многие из них хранятся длительное время, причем хранятся без всяких наворотов, по старым технологиям – в буртах. В земле вырывается длинная траншея глубиной 1-1,5 метра для защиты от мороза; в неё аккуратно, не побив, складываются овощи. Сверху всё это закрывается. Поэтому зимой и весной у нас есть свежие овощи. Существуют, конечно, и новые технологии – специальные хранилища с кондиционируемым воздухом или даже с газоизменённым составом, где больше азота и углекислого газа.



 



Всё это собирается в общую концепцию – food forest. Мне очень симпатична идея организации сообществ на территориях типа лесных – они продуктивные, но без сильного вмешательства человека. Это сообщество исходно искусственное, но потом оестествлённое до такого состояния, при котором оно длительное время способно жить самостоятельно: заложенные в него принципы чередования, взаимопомощи работают без участия человека. И название нашей фермы – «Лесные сады» – как раз отражает идею food forest.



– С точки зрения бизнеса насколько это прибыльно?

Наш проект легко считается. Стоимость годовой подписки 59 тысяч рублей, у нас тысяча заказчиков – это оборот 59 миллионов. С точки зрения старой экономической оценки в первые два года это дело убыточно, то есть многое финансируется из своего кармана. Мы фактически платим не маркетинговому агентству, а платим сразу потребителю за его доверие к нашему проекту. Горожане, вступившие в кооператив «Лесные сады», получают дешевле еду такого качества, которую вообще нельзя купить в магазинах. Как бы покупаем их лояльность, передавая ценный продукт дешевле, чем он стоит.

В развитом виде, когда инфраструктура у фермы сформирована полностью, должна быть возможность 30% бюджета отправить на развитие: на сбор лучших генов на своей территории. Если говорить о роли человека в природе, то она, на мой взгляд, довольно простая. Человек немногое может сделать. Но человек может собирать лучшие гены животных, насекомых, микроорганизмов, деревьев, трав. От земледельца зависит – будет находиться на этой территории что-то посредственное или лучшее в своем генетическом представлении. Это как разница между кислым яблоком и антоновкой. Занимать дерево может одно и то же место, но будет давать разные ресурсы.

– Деятельность, которую ты ведёшь, она масштабируема, тиражируема?

То, как сейчас она придумана – не масштабируема, но тиражируема. Если количество подписчиков превысит допустимую нами норму, то потребуется другая такая же территория. А я могу выступать в роли держателя технологии, консалтера – в передаче, в трансфере этой технологии, в обучении.

Я поясню на простом примере: человек съедает килограмм еды в день, и это не масштабируется. Можно заставить его съесть полтора, два, но это ненадолго. В этом смысле бизнес продуктов питания обречён перераспределяться. Сегодня идёт перераспределение со сдвижкой потребителя от индустриально произведённых питательных масс к органически созданной еде.

– В чём, по-твоему, будущее рынка продуктов питания?

Моё предчувствие – что светлое будущее состоит в максимально близком производстве еды к месту постоянного проживания человека. Производство еды в городе – это городское фермерство. Городское фермерство в новых, зелёных городах, в которых не встаёт вопрос о том, что нельзя съесть выращенную у дороги или во дворе ягоду. Это как бы анти-тенденция тому, что я сейчас делаю. Но я хочу построить систему так, чтобы мы и этот будущий цикл индустрии продуктов питания могли поддерживать, потому что нужна передача знаний, передача элитного материала, передача комплекса технологий.



P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

 

Источник: erazvitie.org/article/mnja_ukusil_fermer