Китайская мама: секреты воспитания

Поделиться



Как воспитывают своих детей китайские мамы

Многие люди удивляются, почему у китайских родителей вырастают такие одинаково успешные и одаренные дети?

Они удивляются, как эти родители воспитывают такое большое число гениальных юных математиков и гениальных юных музыкантов, как устроена жизнь в их семьях, и можно ли использовать этот опыт.

Я могу рассказать об этом. Я это сделала.





 

Вот, например, список вещей, которые были всегда запрещены моим дочерям, Софии и Луизе:

— ночевать не дома;
— ходить на школьные праздники;
— участвовать в школьных спектаклях;
— ныть, что их не взяли в школьный спектакль;
— смотреть телевизор и играть в компьютерные игры;
— выбирать самостоятельно, чем заниматься во внешкольное время;
— получать любые отметки, кроме высшей;
— не быть лучшей ученицей в классе по любому предмету, кроме физической подготовки и драматического искусства;
— играть на каком-либо музыкальном инструменте, кроме фортепиано и скрипки;
— не играть на фортепиано или скрипке.

Китайские мамы

Я понимаю термин «китайская мама» расширенно. Мне знакомы некоторые корейские, индийские, ямайские, ирландские и ганские родители, попадающие под определение.

Я знаю некоторых матерей китайского происхождения, но практически всегда родившихся на Западе, которые не китайские мамы, по собственному выбору или нет.

Я также использую термин «западные родители» расширенно.

Западные родители бывают разных видов.

Даже те западные родители, которые думают, что они строги, и рядом не стояли с китайскими матерями. У меня есть знакомая западная пара, считающая себя строгими родителями, так как заставляют детей заниматься музыкой 30 минут каждый день. Час — это максимум. Для китайской мамы час — это ерунда. Вот два или три — это строго.

Можно проявлять брезгливость по поводу культурных стереотипов, но существуют тонны книг, в которых указывается на заметные различия между китайцами и уроженцами Запада в вопросах воспитания детей.

В одном исследовании, в котором участвовало 50 западных американских матерей и 48 матерей из семей китайских иммигрантов, почти 70% западных матерей заявили, что «требовать от детей достижений в учебе — дурно» и что родители должны укреплять детей в мысли, что «учение должно быть в радость».

По контрасту, среди китайских матерей те же самые мысли были у 0%. Вместо этого подавляющее большинство китайских матерей заявили, что они считают, что их дети способны быть «лучшими» учениками, что «академическая успеваемость — показатель успешного воспитания в семье», и если дети не учатся на одни пятерки, то это «проблема» и показатель того, что родители «не выполняют свои обязанности».

Другие исследования показывают, что по сравнению с западными родителями китайские родители тратят примерно в десять раз больше времени на то, чтобы делать вместе с детьми школьные задания. По контрасту, западные дети с большей вероятностью являются участниками школьных спортивных команд.



 

Китайская стратегия

Китайские родители думают, что никакого удовольствия нет в том, в чем ты не достиг успеха.

Чтобы научиться чему-нибудь, нужно этим заниматься, а сами дети никогда не хотят ничего делать, поэтому существенно, чтобы родители решали, что им делать.

Это часто требует силы духа со стороны родителей, потому что ребенок будет сопротивляться.

Особенно сложно, когда начинаешь, поэтому западные родители как правило сдаются сразу.

Но если все сделано правильно, китайская стратегия срабатывает — получается благотворный замкнутый круг. 

Настойчивая практика, практика и еще раз практика очень важны для достижения высокой квалификации; механическое повторение в Америке принято недооценивать. Как только ребенок начинает добиваться успехов в чем-то — будь это математика, фортепиано, бейсбол или балет - он или она получает похвалы, восхищение и удовлетворение. Это укрепляет в нем чувство уверенности, и ребенку начинает нравиться заниматься тем, что когда-то не доставляло удовольствия. Доверие и делает веселой невеселую прежде деятельность. Это, в свою очередь облегчает задачу родителей, которым нужно, чтобы ребенок работал еще больше.

Как не чувствовать себя «мусором»

Китайским родителям может сойти с рук то, что западным родителям не сойдет.

Однажды, когда я была молода — может быть, и не однажды, — я как-то повела себя крайне неуважительно по отношению к матери. За это отец сердито назвал меня «мусором» на нашем родном хоккиенском диалекте. Это сработало. Я чувствовала себя ужасно, и мне было очень стыдно за свое поведение. Но это не повредило моему самолюбию или чему-то еще. Я прекрасно знала, какого высокого он обо мне мнения. Я, разумеется, не подумала, что я никуда не гожусь, и не чувствовала себя куском мусора.

Став взрослой, я однажды поступила также по отношению к Софии, назвав ее мусором по-английски, когда она повела себя крайне неуважительно по отношению ко мне. Когда я однажды рассказала об этом в гостях, меня немедленно подвергли остракизму. Гостья по имени Марси так расстроилась, что расплакалась и вынуждена была уйти раньше времени.

Моя подруга Сьюзен, хозяйка дома, попыталась реабилитировать меня перед остальными гостями. Дело в том, что китайские родители могут показаться невообразимыми, в том числе даже с юридической точки зрения, жителям Запада. Китайские мамы могут говорить своим дочерям: «Эй, жирная, тебе стоит сбросить вес».

В отличие от них западные родители начинают миндальничать, когда возникает подобный вопрос, употреблять термин «здоровье» и ни в коем случае не упоминать слово на букву «ж», но, тем не менее, детей все равно приходится показывать врачу в связи с нарушением режима питания и отрицательной самооценкой. (Я однажды слышала как западной отец поднимал тост за свою взрослую дочь и назвал ее «красивой и невероятно компетентной». Позже она сказала мне, что в этот момент чувствовала себя мусором.)

Китайские родители могут потребовать от детей получать только пятерки. Западные родители могут лишь просить своих детей пытаться учиться получше.

Китайские родители могут сказать: «Ты ленив. Все твои одноклассники тебя обгоняют». По контрасту, западные родители должны бороться с собственными противоречивые чувствами по поводу жизненных достижений и пытаться убедить себя, что их не разочаровывает то, каких успехов добились их дети.

Почему китайским родителям все сходит с рук

Я долго думала над тем, почему китайским родителям сходит с рук то, что они делают. Я полагаю, что есть три существенных различия между китайским и западным образом родительских мыслей.

Во-первых, я заметила, что западные родители крайне обеспокоены чувством собственного достоинства у своих детей. Они беспокоятся о том, как их дети будут чувствовать себя, если в чем-то потерпят неудачу и постоянно пытаются убедить своих детей в том, как они хороши, несмотря на посредственные отметки или неудачное выступление на концерте. Иными словами, западные родители обеспокоены психическим состоянием своих детей.

Китайские родители — нет. Они ценят силу, а не слабость, и в результате ведут себя по-другому.

Например, если ребенок приносит из школы полученную на экзамене «пять с минусом», западный родитель, скорее всего, похвалит ребенка. Китайская мать будет хватать воздух ртом от ужаса и спрашивать, что было не так.

Если ребенок приносит домой «четверку», некоторые западные родители все равно его похвалят. Другие западные родители попросят ребенка присесть на минуточку и выразят свое неодобрение, но крайне осторожно, чтобы ребенок не почувствовал себя ущемленным или неудачником, но не станут говорить слов «тупица», «бездельник» и «позор». В частном разговоре западные родители могут пожаловаться, что их ребенок плохо сдал экзамены или у него нет способностей к чему-то или что-то не так с учебной программой и, возможно, школой. Если отметки ребенка не улучшатся, они могут в крайнем случае встретиться с директором школы, чтобы поинтересоваться тем, как преподается предмет, или поставить под сомнение способности учителя.

Если китайский ребенок получит «четверку» (а такого никогда не произойдет) — сначала будет взрыв, с криками и вырыванием волос. Потом несчастная китайская мать найдет десяток, а лучше сотню тестовых заданий по этому предмету и будет заниматься ими с ребенком до тех пор, пока не почувствует, что тот точно получит «пятерку».

Китайские родители требуют отличных отметок, поскольку считают, что их ребенок в состоянии их заработать. Если ребенку их не ставят, китайские родители предполагают, что это потому, что ребенок не хочет как следует трудиться. Вот почему способ борьбы с неуспеваемостью всегда один — задеть, наказать и пристыдить ребенка.

Китайские родители считают, что их ребенок достаточно силен, чтобы пережить осуждение и в результате стать лучше (и когда китайские дети добиваются отличных результатов, дома разливаются потоки родительской похвалы, раздувающей самомнение).

Во-вторых, китайские родители считают, что их дети обязаны им всем. Причина этого явления не до конца ясна, но, вероятно, это сочетание конфуцианской сыновней почтительности и того факта, что родители пожертвовали многим и сделали многое для своих детей. (И это правда, что китайские матери вкалывают как проклятые, тратя длинные изнурительные часы на то, чтобы персонально учить, тренировать и допрашивать своих детей, шпионить за ними). Во всяком случае, принято считать, что китайские дети должны тратить свою жизнь на погашение долга перед родителями, повинуясь им, и давая им поводы для гордости.

По контрасту, я не думаю, что большинство жителей Запада придерживаются той же точки зрения — что дети обязаны им всем. Мой муж, Джед, на самом деле думает прямо противоположное. «Дети не выбирают родителей, — однажды сказал он мне. — Они даже не могут выбрать, родиться им или нет. Это родители навязывают свой образ жизни детям, так что обязанность родителей — их обеспечивать. Дети не обязаны своим родителям ничем. Они будут обязаны своим собственных детям». Мне кажется, что западные родители заключили невыгодную сделку.

В-третьих, китайские родители считают, что им лучше знать, что нужно их детям, поэтому они заставляют детей вести себя в соответствии со своими собственными желаниями и предпочтениями. Именно поэтому китайские дочери не могут заводить бойфрендов в колледже, а китайские дети не ходят в походы с ночевкой. Это также объясняет, почему ни один китайский ребенок никогда не осмелится сказать своей матери: «Я получил роль в школьном спектакле! Я — шестой крестьянин. Мне придется оставаться после школы на репетиции каждый день с трех до семи, и нужно будет ездить в школу по выходным». И помоги бог тому китайскому ребенку, который рискнет сделать что-либо подобное.

Не поймите меня неправильно. Все сказанное не означает, что китайские родители не заботятся о своих детях. Как раз наоборот. Они отдадут все ради детей. Это просто совершенно другая родительская модель.





Секрет «Маленького белого ослика»

Вот история в поддержку принуждения в китайском стиле. Лулу было около семи, она играла на двух музыкальных инструментах, и работала над произведением для фортепиано под названием «Маленький белый ослик» французского композитора Жака Ибера. Очень милая вещица. Представьте ослика, бредущего по проселочной дороге с хозяином на спине. Но вещь эта крайне сложна для начинающих музыкантов, потому что левая и правая рука должны играть в шизофренически разных ритмах.

У Лулу этого не получалось. Мы работали над этим без остановок в течение недели, тренируя каждую руку отдельно, снова и снова. Но всякий раз, когда мы пытались играть в две руки, одна сбивалась в ритм другой, и все разваливалось.

Наконец, за день до урока музыки, Лулу раздраженно заявила, что ей надоела и она сваливает.
— Вернись к фортепиано, — приказала я.
— Ты не можешь меня заставить.
— Разумеется, могу.

Вернувшись за фортепиано, Лулу решила мне отомстить. Она била-колотила по клавишам, схватила партитуру и порвала ее в клочья.

Я склеила порванное и закатала в пластик, чтобы ее нельзя было больше уничтожить. Затем я отнесла кукольный домик Лулу в машину и сказала ей, что буду жертвовать его Армии спасения по частям, если она не научится идеально играть «Маленького беленького ослика» к завтрашнему дню.

Тогда Лулу ответила: «Я думала, что ты собираешься в Армию спасения, почему ты еще здесь?». Я угрожала оставить ее без обеда, без ужина, без подарков на Рождество и Хануку, а также на день рождения в течение ближайших в течение двух, трех, четырех лет. Когда она продолжала играть неправильно, я сказала ей, что она нарочно доводит себя до исступления, так как тайно боится, что у нее не получится. Я потребовала от нее, чтобы она перестала лениться, трусить, потворствовать собственным слабостям и жалеть себя.

Джед меня отозвал в сторону. Он сказал, чтобы я перестала оскорблять Лулу (чего я не делала, я просто ее мотивировала) и что он не думает, что угрозы пойдут Лулу на пользу. Кроме того, сказал он, может быть, Лулу действительно просто не в состоянии освоить технику игры, может быть, у нее плохо с координацией — думала ли я об этом?

— Ты просто не веришь в нее, — обвинила его я.
— Это смешно, — с презрением сказал Джед. — Конечно, верю.
— София играла эту вещь в ее возрасте.
— Но Лулу и София — разные люди, — указал Джед.
— О, нет, только не это, — я закатила глаза. — Каждый человек необычен своим необычным образом, — спародировала я, — Даже у проигравших есть свой собственный путь. Ну, не волнуйтесь, вам не нужно будет и пальцем пошевелить. Я собираюсь заниматься этим столько, сколько потребуется, и я рада быть тем родителем, которого ненавидят. А ты можешь быть тем, кого они обожают, потому что ты печешь им блинчики и берешь их на стадион, когда играют Yankees.

Я засучила рукава и вернулась к Лулу. Я использовала все возможное оружие и любую тактику, которую смогла придумать. Мы работали от обеда до ночи, и я не позволяла Лулу вставать из-за пианино, даже чтобы попить воды или сходить в туалет. Дом стал зоной военных действий, и я сорвала голос, но прогресса все не было, и даже у меня появились сомнения.

И вдруг нежданно-негаданно Лулу это сделала. Ее руки вдруг собрались вместе, ее правая и левая рука стали совершенно невозмутимо играть по отдельности. Лулу поняла все одновременно со мной. У меня перехватило дыхание. Она попробовала еще раз. Затем стала играть все увереннее и быстрее, продолжая держать ритм: «Мама, смотри, это просто!» После этого она играла эту вещь много раз подряд и не хотела вставать из-за фортепиано.

В ту ночь она пришла, чтобы спать в моей постели, и мы прижались друг к другу и обнялись. Когда она играла «Маленького белого ослика» на концерте несколько недель спустя, родители подходили ко мне и говорили: «Как прекрасно у Лулу получается — с такой страстью, так в ее духе».

Даже Джед признал мои заслуги.

Западные родители слишком беспокоятся о чувстве собственного достоинства своих детей. Но одна из худших вещей, которую вы как родитель можете сделать для самооценки вашего ребенка, это позволить ему сдаться. С другой стороны, нет ничего лучше для укрепления доверия, чем обучения его такому, что он считал для себя невозможным.

Все родители хотят одного и того же

Существуют книги, которые изображают азиатских матерей черствыми интриганками, равнодушными к истинным интересам своих детей.

Со своей стороны, многие китайцы тайно считают, что они проявляют больше заботы о детях и готовы пожертвовать для них большим, чем западные родители, которых, кажется, вполне устраивает, что у их детей все выходит плохо.

Я считаю, что это обоюдное недоразумение. Все порядочные родители хотят своим детям лучшего. У китайцев просто совершенно другое представление о том, как этого добиться.

Западные родители стараются уважать индивидуальность своих детей, поощряя их потакать своим страстям, поддерживая их выбор, а также помогая им во всем и создавая благоприятную окружающую среду. Китайцы же, наоборот, считают, что лучший способ защитить своих детей — подготовить их к будущему, позволив им увидеть на что они способны и вооружив их навыками, привычкой работать и внутренней уверенностью, которую не отнимешь.опубликовано 
 

©Эми Чуа 

Перевод: Алексей Алексеев 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //materinstvo.ru/art/6554

Алан Шор: мальчики нуждаются в заботе больше, чем девочки

Поделиться



Ошибочный путь — привычное жесткое воспитание мальчиков «будь мужчиной»

Мы часто слышим, что мальчишек надо воспитывать сурово, чтобы те не стали неженками. Родительская жесткость преподносится как «желание не испортить ребенка». Но это серьезная ошибка! Подобные идеи основаны на незнании того, как и благодаря чему развиваются дети. Чтобы хорошо расти и развиваться, ребенку нужен заботящийся о нем чуткий взрослый — тогда, повзрослев, он будет обладать самоконтролем, социальными навыками и сам сможет заботиться о других людях.

 





Недавно клинический психолог и нейропсихоаналитик Алан Шор, теория которого базируется на связи данных нейроисследований и теории привязанности, выпустил обзор эмпирического исследования под названием «Наши сыновья: Нейробиология и нейроэндокринология развития мальчиков под угрозой», в котором детально представлены все аргументы в пользу более внимательного отношения к мальчикам.

Почему опыт раннего детства влияет на развитие мальчиков значительно больше, чем на развитие девочек?

  • Мальчики взрослеют медленнее и в физическом, и в социальном, и в языковом плане.
  • Формирование нейронных связей, регулирующих деятельность мозга в момент стресса, у мальчиков происходит медленнее как в пренатальный, так и в перинатальный и постнатальный период.
  • Негативное воздействие окружающей среды (внутриутробное и внеутробное) тяжелее сказывается на мальчиках, чем девочках. У девочек больше врожденных механизмов, помогающих гибко реагировать на стресс.




Почему мальчикам тяжелее?

  • Мальчики острее чувствуют стресс и депрессию матери еще до рождения, тяжело переживают родовую травму (сепарацию от матери) и безразличное отношение (уход, при котором они не получают эмоционального ответа). В результате формируется травма привязанности, влияющая на развитие правого полушария головного мозга. Отметим, что правое полушарие в первые годы жизни развивается быстрее, чем левое. Именно в правом полушарии создаются нейронные связи, отвечающие за саморегуляцию: самоконтроль и возможности социализации.
  • Новорожденные мальчики иначе, чем девочки, реагируют на происходящий сразу после появления на свет осмотр неонатолога: уровень кортизола (мобилизующего гормона, участвующего в развитии стрессовых реакций) у них повышается сильнее.
  • В шесть месяцев у мальчиков наблюдается более высокий уровень фрустрации, чем у девочек, а в 12 месяцев мальчики сильнее реагируют на негативные стимулы.
  • Шор цитирует исследование Эдварда Троника и Джеффри Коэна, утверждающих следующее: «В мальчиков необходимо больше вкладывать, им сложнее регулировать свои аффективные состояния и, следовательно, малышам мужского пола может потребоваться бóльшая материнская поддержка для того, чтобы научиться контролировать свои эмоции. Такая растущая требовательность будет налагать дополнительные обязательства на человека, заботящегося о маленьком мальчике».
О чем говорят эти данные?

Мальчики более уязвимы перед нервно-психическими расстройствами, которые проявляются в раннем возрасте (девочки более подвержены расстройствам, которые проявляются позднее). К таким расстройствам относятся аутизм, ранний дебют шизофрении, синдром дефицита внимания с гиперактивностью и расстройства поведения. Эти тенденции усиливаются в последние десятилетия (небезынтересно отметить, что именно в эти годы больше детей стали отдавать в дневные дошкольные учреждения, многие из которых не предоставляют соответствующий нуждам детей уход (Национальный институт здоровья детей и развития человека, Исследовательское сообщество по раннему уходу за детьми, 2003).

Как утверждает Шор, «принимая во внимание более медленное развитие мозга у младенцев мужского пола, для их оптимального социоэмоционального развития в первый год жизни им необходима надежная связь с матерями, которая выступает естественным регулятором развития».

«Предыдущие страницы этой работы раскрывают мысль о том, что различия между полами в паттернах мозговой активности, влияющие затем на эмоциональную жизнь и социальное поведение, формируются в самом начале жизни, и это поступательное развитие задано не только генетически, но и социально, под воздействием физической среды и социального окружения в раннем возрасте. Мозг взрослого мужчины и взрослой женщины оказываются оптимально взаимодополняемы, позволяя людям взаимодействовать лучшим образом».

Как выглядит неправильная забота о ребенке в первые годы его жизни?

«Разительным контрастом воспитательному подходу в русле теории привязанности служит другой сценарий, при котором в отношениях взрослого и младенца меньше чуткости, эмоционального отклика и правил, чем требуется. Так формируется ненадежная привязанность. В худшем случае в отношениях «взрослый-ребенок» появляется пренебрежение к ребенку и травма привязанности (при плохом обращении и/или пренебрежении), при которой взрослый провоцирует у дезориентированного, не ощущающего опор младенца травматические состояния, оказывающие длительное негативное влияние на ребенка.

В результате нарушения аллостерической регуляции (реакция на избыточный стресс) возникает избыточная нагрузка на растущий мог, гибнут нейроны, отвечающие за сопротивляемость стрессу, появляются долгосрочные разрушительные последствия для здоровья ребенка (McEwen & Gianaros, 2011). 

Травма отношений на ранних, важнейших для становления мозга стадиях, таким образом, отражается на постоянной физиологической реактивности правого полушария, делает ребенка уязвимым перед расстройствами, возникающими в более позднем возрасте, и влияет на регуляционные возможности, что позднее выражается в неумении справляться с социоэмоциональными стрессовыми факторами. Ранее я говорил о том, что в связи с медленным развитием мозга у мужчин он особенно уязвим в ситуации нестабильной привязанности, и это ведет к серьезным проблемам в социальной и эмоциональной сферах».





Как правильная забота о ребенке отражается на развитии его мозга?

«В идеальном сценарии развития эволюционные механизмы привязанности, взросления в период роста правого полушария позволяют эпигенетическим факторам социальной среды благотворно влиять на геномные и гормональные механизмы на корковом и подкорковом уровне головного мозга.

К концу первого года жизни и в начале второго центры правого глазнично-лобного и вентромедиального участка коры мозга начинают активно создавать синаптические связи с нижними субкортикальными центрами, включая активирующие системы центрального мозга и стволовой части мозга, а также гипоталамо-гипофизарно-яичникового комплекса. Таким образом формируется способность комплексно регулировать аффективные состояния, особенно в ситуации стрессового межличностного общения.

Еще в 1994 г. я отмечал, что правая часть глазнично-лобной коры мозга, системы контроля привязанности функционально развиваются по разным «графикам» у мужчин и женщин (A.N. Schore, 1994). В любом случае оптимальный сценарий привязанности позволяет развивать систему правового полушария, действенно активировать ее и получать необходимую реакцию от гипоталамо-гипофизарно-яичникового комплекса и автономных активирующих компонентов для оптимальных навыков существования и умения справляться со стрессом».

Практические рекомендации для врачей, профессиональных педагогов и политиков:

1. Следует понять, что мальчикам забота нужна не меньше, а больше, чем девочкам.

2. Следует пересмотреть практики родов в роддомах. Инициатива «Роддом беби-френдли» (Baby-Friendly Hospital Initiative) — хорошее начало, но этого мало. В соответствии с недавними исследованиями, уже в момент родов имеется ряд эпигенетических и прочих факторов, имеющих долгосрочные последствия.

Сепарация матери и ребенка в момент рождения — стресс для всех детей, но Шор подчеркивает, что для мальчиков это более опасно: «Отделение новорожденного мальчика от мамы приводит к скачку кортизола в организме и, следовательно, является серьезным стрессом». Повторное разлучение ребенка и матери ведет к гиперактивному поведению и «меняет … предлобно-лимбические пути, т.е. те самые области, которые отвечают за ряд ментальных расстройств».

3. Ребенку нужна ответственная забота. Матери, отцы и воспитатели должны оберегать детей от любых сильных стрессов, терпимо относясь к проявлению ими негативных эмоций. Ошибочный путь — привычное жесткое воспитание мальчиков («будь мужчиной»), запрет на демонстрацию нежности с целью «закалить характер», когда мы оставляем их плакать, когда они совсем маленькие, и требуем от них не плакать, когда они подрастают. К маленьким мальчикам нужно относиться прямо противоположным образом: с нежностью и уважением к их потребностям в объятьях, теплом и добром отношении.

Обратите внимание, что недоношенные мальчики меньше расположены к спонтанному взаимодействию с близкими взрослыми, поэтому с ними следует обходиться с особой заботой, чтобы нейробиологические процессы пришли в норму.

4. Необходимо предоставлять родителям оплачиваемый отпуск. Чтобы родители могли заботиться о детях, им нужно время, силы и энергия. Это значит, что необходимо предоставлять оплачиваемый отпуск матерям и отцам как минимум на год, когда ребенок больше всего нуждается в родителях и заботе. В Швеции политика государства иная и позволяет родителям больше и ответственнее заботиться о детях.

5. Еще один аспект, на который обращает внимание Алан Шор, — влияние неблагоприятной экологической обстановки. Маленькие мальчики весьма подвержены влиянию токсинов, которые нарушают развитие правого полушария (это пластик типа БПА, бифенол-А). Шор поддерживает предположение Ламфиа о том, что «постоянное увеличение нарушений развития у детей связано с влиянием токсинов на развивающийся мозг». Мы должны обратить внимание на проблемы загрязнения воздуха, почвы и воды. Однако это тема другой статьи.

Заключение

Разумеется, мы должны заботиться не только о мальчиках — все дети в этом нуждаются. Для нормального развития любого ребенка необходимо уютное гнездышко, где ребенок чувствует себя в безопасности, где его обеспечивают питанием, теплом и вниманием, снижающим стрессы и позволяющим мозгу развиваться благополучно. Моя лаборатория изучает «эффект уютного гнезда» и отмечает несомненную связь между благоприятной домашней обстановкой и положительными результатами в развитии и воспитании ребенка. опубликовано  

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.matrony.ru/malchiki-nuzhdayutsya-v-zabote-bolshe-chem-devochki/

Мужчина ждет восхищения

Поделиться



Мир мужчин значительно отличается от мира женщин. У мужчин есть свои принципы и правила, как в жизни, в целом, так и в любви. Для того, чтобы построить крепкие отношения с мужчиной, женщине важно это понимать.



Людям свойственно ошибаться. Однако, мужчиныпрактически никогда не признают свои ошибки, в особенности, если в сложившейся ситуации права женщина. Мужчина найдет тысячу и более виноватых и причин, но не признает именно свою вину: во всем виноваты коллеги, соседи, друзья, сама ситуация и обстоятельства, но только не он.

Ему важно оставаться хорошим в глазах женщины. Для мужчины самое страшное – не оправдать ожидания женщины. В глубине души он знает, что виноват, однако покажет это только в крайнем случае. При этом, женщине не стоит беспрестанно «тыкать» ему на совершенные ошибки и припоминать их, иначе в один момент мужчине это надоест и он действительно станет «плохим парнем». Женщине следует посмотреть на ситуацию глазами мужчины, возможно, тогда ей будет легче понять его и отпускать меньше колкостей в его адрес.

Если отношения дороги, то гораздо лучше принять его правду, тогда мужчина будет и в дальнейшем стремиться соответствовать своему образу героя.

При знакомстве мужчины не думают о построении серьезных отношений. Его устраивает легкость и непринужденность, или даже вариант «свободных отношений». Любая девушка, активно посягающая на его свободу и личное пространство, будет воспринята отрицательно. Мужчины в большей степени дорожат своей свободой, гораздо тщательнее обдумывает совместное будущее со своей избранницей. Входить в мужское пространство нужно постепенно, аккуратно, шаг за шагом. При первом же заявлении своих прав на него, мужчина часто «дает заднюю», несмотря на свою искреннюю симпатию. В данном случае, побеждают мудрые и осторожные женщины, применяющие женские хитрости и уловки.

Мужчина ждет восхищения. Мужской мир основан на соперничестве, каждый привык хвастаться своими достижениями друг перед другом. Когда мужчина слышит слова похвалы от своей женщины, он верит в свою особенность и готов сворачивать горы. Поэтому следует чаще восхвалять мужчину и гордиться им.

У мужчин и женщин процесс общения играет различные роли. Для женщин общение является частью приятного времяпровождения, процесс, приносящий удовольствие. Мужчины же используют общения для обмена информацией. Все сказанное мужчины воспринимают буквально и прямо, они редко понимают намеки и подтексты.Простота и краткость – вот что ценят мужчины в общении. При этом, когда женщина не получает отклика на свои завуалированные просьбы, мужчина попросту не понимает что от него хотели и в чем причина обиды, что, в свою очередь, вызывает только раздражение. Поэтому, гораздо лучше прямо сообщать о своих желаниях.

Для мужчин нехарактерна излишняя эмоциональность. Так уж заведено в мире мужчин, что нужно максимально скрывать свои переживания, эмоции и «носить маску» спокойствия и уверенности. При наличии проблем, мужчины не любят их обсуждать, с кем бы то ни было, тем более со своей любимой, им привычнее держать все мысли внутри себя. Не стоит пытаться развести мужчину на рассказ о проблемах. При необходимости он обязательно поделится своими размышлениями, в противном же случае женская навязчивость может спровоцировать раздражение и ссору. Лучшим решением будет просто перетерпеть момент «переваривания» мужчиной проблем в своей голове, наедине с самим с собой, и через время он обязательно восстановится и будет готов идти на контакт.





Мужские компании. Мужчине крайне необходимо поддерживать общения с друзьями и знакомыми, такими же представителями мужского пола. Их могут объединять различные факторы: от общих интересов до общих врагов. Важно понять, что есть моменты жизни и некоторые темы, которые мужчина может решить и обсудить только с мужчиной. Важно позволять ему иметь свое пространство, интересы и свой круг общения. А еще лучше, если женщина построит приятельские отношения с его друзьями, и тогда ей будет не так волнительно и страшно, когда он будет находиться в компании без нее.

Болеющий мужчина – центр Вселенной. Еще с раннего детства мужчину приучили, что если он болеет, то вся Вселенная крутится вокруг него, все должны с особенной заботой и трепетом относиться к нему. Поэтому не стоит высмеивать его «предсмертное состояние», а лучше даже немного подыгрывать больному мужчине и проявлять максимум заботы. Это пойдет только в плюс женщине, ведь мужчины очень ценят заботу и внимание.

Важно понимать, что мужчины и женщины устроены совершенно по-разному не только с точки зрения физиологии, но и с психологической точки зрения.При изучении психологии противоположного пола можно добиться большего понимания и построить гармоничные отношения. опубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: psychojournal.ru/article/1007-osobennosti-muzhskoy-psihologii-kak-postroit-krepkie-otnosheniya-s-muzhchinoy.html

11 аспектов зрелой сексуальности и любви

Поделиться



11 аспектов сексуальности

 

Так вышло, что из работ Отто Кернберга, которого давно хотелось почитать, я выбрала книгу «Отношения любви: норма и патология».

Отто Кернберг, одна из крупнейших фигур современного психоаналитического мира, создатель современной психоаналитической теории личности, президент Международной Психоаналитической Ассоциации с 1997 по 2001 год…

Что сказать, написано сложно, читать интересно. Сколько здесь важных аспектов, которыми хотелось бы поделиться! И которыми мы, гештальт-терапевты, прекрасно можем пользоваться в нашей практике, понимании происходящего с клиентами или с нами самими.



Итак, первый, самый сложный и неоднозначный аспект — агрессия.

Кернберг пишет: «Агрессия входит и в сексуальный опыт как таковой. Мы увидим, что опыт проникновения, внедрения и опыт, когда в тебя проникают, входят, включает в себя агрессию, служащую любви, используя при этом эротогенный потенциал переживания боли как необходимой составной части несущего наслаждение слияния с другим в сексуальном возбуждении и оргазме. Эта нормальная способность трансформации боли в эротическое возбуждение дает осечку, когда грубая агрессия доминирует в родительско-детских отношениях».

Ого! Боль и агрессия проникновения и внедрения. Удивляюсь. Надо же, это нормальная способность — трансформировать боль в возбуждение… Но, наверное, не слишком много боли, думаю я. Как интересно! Если в детском опыте было многовато грубости, этой способности нет. И тогда первые сексуальные опыты, связанные с болью, обречены на неудачу и будут скорее травматичными, а за ними и вторые… Много же времени понадобится, чтобы снова заработал этот механизм! Вот уж где не место грубой агрессии, так это в детско-родительских отношениях! Зато в родительских отношениях агрессии, по мнению Кернберга, как раз самое и место!

Осмысливаю. Вспоминаю: это перекликается с идеями Ролло Мэя о том, что сила и активность необходимы любви, любовным переживаниям и действиям. А также о том, как бессилие и пассивность порождают насилие и разрушают хорошие любовные отношения.

Это о том, как не бояться своей природной агрессивности! Она нужна, важна и хороша. В том числе и для того, чтобы защищать от других свою территорию, своё пространство любви, интимность пары от вторжений любого человека, в это интимное пространство не включённого.

Интимное пространство — это пространство для двоих, меня и моего партнера. Значит, там нечего делать друзьям, родителям, знакомым, и даже нашим детям.

Интимность включает в себя не только физическую отдалённость от остального мира, но и тайну. Так же, как закрытые двери хранят нас от проникновения в наш дом, тайна хранит информацию от распространения её за пределы интимного пространства. А для этого нужна сила и уверенная агрессивность, способность вовремя сказать «нет» и не пустить маму, или подругу, например, даже с самыми благими намерениями.

Да, и это нормально — прогнать другого половозрелого взрослого из непосредственной близости к вашему партнёру, злобно заявив ему, что это — Ваш партнёр.

Почему же часто агрессия достаётся нашим детям? Потому что они — самые безопасные люди для нас, на ребёнка можно безнаказанно сорваться. И это совершенно безответственно, это вредит ребёнку. Невозможно переоценить такой вред! К тому же, это не приносит должного результата, потому что, увы, агрессия была направлена не по адресу.

Однако же, если удастся научиться быть достаточно агрессивным в своей зрелой любви к партнёру и по отношению к другим окружающим нас взрослым, это будет легко — быть добрыми и терпимыми со своими детьми.

Основным аффектом агрессии Кернберг называет гнев. И выделяет главную функцию гнева — устранить источник боли или беспокойства. Понятно же, что у гнева важная и необходимая миссия. Взрослость, зрелость заключается не в том, чтобы не гневаться, а в том, чтобы научиться обращаться со своим гневом. Замечать его, соизмерять и позволять себе его выражать.Адресно. Аккуратно пресекая и устраняя источник боли и беспокойства.

Второй аспект зрелой сексуальной любви- это флирт, «да» и «нет» одновременно, или поддразнивание.

У Кернберга: «Эротическое желание включает в себя ощущение того, что объект предлагает себя и в то же время отказывает...» «Желание дразнить, чтобы тебя поддразнивали, является еще одним ключевым моментом эротического желания...» ««убегание” самого объекта – это “дразнение”, соединяющее в себе обещание и избегание, обольщение и фрустрацию.

Обнаженное тело может служить сексуальным стимулом, но частично прикрытое тело возбуждает намного больше. Это объясняет то, почему заключительная часть стриптиз-шоу – полная нагота – быстро завершается уходом со сцены».

Люблю флирт, он завораживает, спасает от скуки, в нем есть место игре, фантазии, азарту, риску, любопытству и интересу, всему тому, что позволяет остро чувствовать себя живым. Если партнёр включается в игру и отвечает, пара получает все ресурсы для прекрасного секса, море возбуждения, а как вознаграждение — удовольствия. Ведь это же известный факт, чем выше возбуждение — тем больше удовольствие, тем острее ощущения.

Однако, пара, избегающая риска, занимающаяся сексом механически, „для здоровья“ или выполняя „супружеский долг“ со временем теряет интерес к такому „мероприятию“.

Одно из самых частых убеждений, которые помогают потерять азарт и, как следствие, удовольствие — партнёр „мой“, он никуда не денется. Надо ли говорить, что со времён отмены рабства это одна из самых распространённых человеческих иллюзий? Да и рабы время от времени бунтовали или сбегали. Человек наделён свободой воли. Это вроде всем известно, но как-то забывается в повседневности, в привычности, а также в отношениях, регулируемых „долгом“. Или когда любовь заменяется властью.

А стоит помнить, что отношения — это всегда риск, что мы все время меняемся, что партнёр — не часть меня, не моя „вторая половинка“. Это ещё одна распространённая, но для возбуждения весьма бесполезная фантазия.

Всем известна разница реакции на собственные руки и на руки другого человека, совершающие интимные ласки? Да, своя рука знает, конечно, как надо, но чужая острее чувствуется и удовольствие от неё больше, а ещё неизвестно, что будет в следующий момент… Она может дразнить! Только другой человек может дразнить нас. Или попробуйте дразнить себя сами. Или пофлиртовать сами с собой. Абсурд! Как и идея „я это ты, ты это я“. Я — это не ты, и слава Богу, создавшему нас такими разными! Кстати, для любопытства и интереса нужны различия. Сходства дают ощущение комфорта и родственности, что уже похоже на ощущение семьи, откуда и до инцеста недалеко.

Так что, различия — наш верный помощник в обретении зрелой сексуальной любви. С различиями тоже нужно научиться обращаться, это включает в себя зрелую способность принимать другого с его особенностями, видеть их, и, если они не нарушают наших ценностей, какой-то очень важной сути — приветствовать! А не объявлять „крестовые походы“ против всего непохожего, что так часто печалит меня в происходящем вокруг! Иной — не обязательно плохой. А может, так: интересный, любопытный, завораживающий, вдохновляющий и возбуждающе притягательный?



Следующий, третий, весьма волнительный аспект — заперты, и их нарушение.

У Кернберга: «… сексуальное проникновение или поглощение объекта является насильственным нарушением чужих границ. В этом смысле нарушение запретов также включает агрессию, направленную на объект; агрессию, возбуждающую в своем удовлетворении, сплавленную со способностью ощущать удовольствие от боли и с проецированием этой способности на объект. Агрессия приносит удовольствие, поскольку она является элементом любовных отношений. Итак, агрессия поглощается любовью и гарантирует безопасность перед лицом неизбежной амбивалентности».

А также нежностью, которая делает вторжение бережным, «любовным».

И далее: «Тело партнера становится “географией” личностных смыслов; так что фантазийные ранние полиморфные перверсные отношения к родительским объектам сгущаются в восхищение отдельными частями тела партнера и желание агрессивного вторжения в них. Эротическое желание основано на удовольствии бессознательного проигрывания полиморфных перверсных фантазий и действий...»

О чем это, так сложно, изобилуя терминами, пишет Кернберг?

Мы все родом из детства. Соответственно, в раннем детстве, мы все пережили удовольствие от прикосновений к нашему телу и наших прикосновений к телам родителей. Психоаналитики различают доэдипову и эдипову фазы развития. Очень рано, от рождения и пока мы очень маленькие, примерно до трёх лет, наше тело недифференцировано сексуализировано, это значит, оно очень чувствительно к прикосновениям практически везде и прикосновения вызывают удовольствие, похожее на эротическое. Намного позже ощущения от гениталий становятся интереснее, чем все остальные. Но мы растём, и со временем нас отнимают от груди, и чем старше мы становимся, тем больше запретов — уже нельзя потрогать маму или папу так, как нам хочется, появляется стеснение, смущение, стыд. Вина…

Райский сад — это не библейское место, это блаженное младенческое неведение о социальных нормах и запретах, естественное удовольствие от собственного тела и наслаждение близостью и теплом других. Однако опыт был. И память о нем — есть! И желание снова „побывать в раю“.

Психоаналитики считают, что взрослый сексуальный акт — всегда символическое повторение, или воплощение фантазий о запретном, невозможном, поэтому называют его перверсным, или извращенным. Мне не нравится слово „извращённый“, гораздо мягче, мне кажется, слово „видоизменённый“. Созревая и становясь взрослыми, мы всегда несём в себе любовь к нашим родителям, память о тех „райских“ временах, и воплощаем эту любовь в отношениях с партнером, фантазийно нарушая запрет на инцестуозную связь. И в этом — море возбуждения!

Поэтому очень печально, когда с одним или обоими родителями опыт взаимодействия был скорее грубым и неудовлетворительным, холодным, отвергающим. Тогда, к сожалению, для зрелой сексуальной любви есть препятствия, страх вторжения, боли, невозможность возбуждаться на партнера противоположного пола или собственная „омертвелость“.

Приходится добираться к удовольствию через многие годы психотерапии, если есть такая возможность, и смелость, и ресурсы.

Следующие два аспекта зрелой сексуальной любви, четвертый и пятый — эксгибиционизм и вуайеризм, с моей точки зрения совершенно напрасно считающиеся перверсными, плавно вытекают из дразнения.

Кернберг пишет: «Проявление женской сексуальности – и эксгибиционистское, и отвергающее, то есть дразнящее, – является мощным стимулом, вызывающим эротическое желание у мужчин»

«Вуайеризм – очень важный компонент сексуального возбуждения в том смысле, что любая сексуальная интимность включает элемент личного и тайного и, как таковая, является идентификацией с эдиповой парой и потенциальным триумфом над ней. Многие пары способны получать удовольствие от секса только в уединенном месте, вдали от собственного дома и от детей, что демонстрирует запрет этого аспекта сексуальной близости...»

От слова эксгибиционизм веет социальными запретами и фигурой в парке, раскрывающей полы плаща…

На самом деле эксгибиционизм это демонстрация сексуальности, часто вполне социально приемлемая. Это и грудь в декольте, и юбка выше колен, и стринги, выглядывающие над джинсами, и джинсы, съехавшие на пол-попы. А также бицепсы под обтягивающей футболкой и кубики там же, и джинсы, с их выпуклостями сзади и спереди, и буйная поросль в расстёгнутой на верхние пуговицы рубашке.

Нынешняя мода вполне эксгибиционистская, спасибо её творцам! И — вуайреристская, потому что там, где есть тот, кто показывает, находится и тот, кто поглядывает, или даже подглядывает. Осталось признать, что показывать и смотреть это вполне возбуждающее занятие, как и показывать не до конца, и смотреть как бы втайне. В этом смысле мягкий полусвет-полумрак гораздо интереснее как полной темноты, так и яркого освещения, а для большего возбуждения и вовлечения в процесс зрелой сексуальной любви стоит научиться и показывать, и смотреть.

Хотелось бы мягко упомянуть, что возбуждения будет больше, если попробовать в сексе открывать глаза…рассмотреть партнера, себя, происходящее как бы «со стороны».

Хотя тем из нас, кто склонен себя оценивать и обесценивать, не стоит упражняться в вуайеризме раньше, чем будет достигнута устойчивая позитивная самооценка.

Шестой аспект зрелой любви, который хотелось бы упомянуть — забота, способность заботиться.

«Ролло Мэй (1969) подчеркивал важность “заботы” как необходимого условия развития зрелой любви. Забота, говорил он, “есть состояние, компонентами которого являются признание другого таким же человеческим существом, как ты сам; идентификация своего Я с болью или радостью другого; чувства вины, жалости и осознание того, что все мы зависим от соблюдения общечеловеческих принципов”. Он полагает, что “забота-участие” (concern) и “сострадание” (compassion) могут быть другими терминами для описания тех же характеристик.

И действительно, его описание заботы-care (одно из значений – “ухаживать за кем-то”) очень близко к тому, что Винникотт (1963) описывал как заботу-concern (одно из значений – беспокойство и участие).» Забота, с одной стороны — то, чем нас встретили в этом мире, когда мы были ещё совсем беспомощными и то, без чего мы бы не выжили. В этом смысле беззаботными могут быть только дети — поскольку о них кто-то заботится. С другой стороны, когда мы вырастаем, взрослеем, мы учимся заботиться о себе сами, и это нормальное условие взросления. Однако, желание заботиться только о себе — признак незрелости, недо-зрелости. Равно как желание, чтобы заботились обо мне, в одну сторону.

Взамен на мою несказанную красоту, например. Забота это в некотором смысле дар, одаривание другого, и этот процесс может принести много радости тому, кто заботится и удовольствия тому, о ком заботятся. Поскольку в зрелых отношениях важен баланс, обмен, играть в одну сторону долго не получится. Отношения разрушатся. Да, иногда хочется побыть беззаботными, как дети, для этого есть специальное время и место, например, отпуск в отеле типа „все включено“. Там уже обо всем позаботились, и пара может спокойно наслаждаться беззаботностью, отдохнуть от всех забот взрослого мира — чтобы появился ресурс снова вернуться в этот мир! И продолжать заботиться.

Седьмой аспект касается переживания печали.

«Есть аспекты влюбленности, которые связаны с развитием способности печалиться и заботиться. По предположению Джосселин (1971), родители, лишающие своих детей возможности переживать печаль из-за утраты объектов любви, вносят свой вклад в атрофию их способности любить». Печалятся из-за утраты объектов любви не только дети. У печали есть своя задача — некоторая „работа печали“, делающая возможным пережить утрату. Печаль несёт с собой конечность боли утраты.

Способность печалиться гарантирует нам, что мы способны пережить утрату, и сохранить при этом себя, остаться в живых. Ведь ни один объект любви не может нам гарантировать, что он останется с нами „навечно“. Это всегда иллюзия. Ни брачные клятвы, ни собственное твёрдое намерение „навсегда“ — не гарантия, что утрата не случится.

И только опыт пережитой утраты несёт с собой освобождение от катастрофического страха потерять любимого человека. Опасность потерять — есть, конечно же, тем острее ощущается ценность и важность другого и отношений с ним. Но так же важно сохранять себя. Потому что из катастрофического убеждения „я этого не переживу“ вырастает самая отвратительная несвобода, шантаж, угрозы, попытки контролировать другого и отношения… И в итоге их разрушение. За что боролись, как говорится. Очень страшно отпустить контроль и просто любить другого, а вдруг — утрата? Очень важно уметь печалиться, знать, эту утрату я переживу.

Восьмой аспект — верность, преданность, единственность.

Кернберг пишет: «Существует сложившееся мнение о том, что именно женщина хочет сохранить близость и “единственность” отношений, а мужчина желает поскорее вырваться после сексуального удовлетворения.

Клинические данные свидетельствуют о противоположном: у многих мужчин стремление к близости разбивается о барьер ощущения, что эмоционально жена целиком принадлежит ребенку, а многие женщины жалуются на неспособность мужа поддерживать в них сексуальный интерес».

В интимности вклад каждого, и женщины, и мужчины, равен. Каждый хочет интимности и единственности, как главного её условия. 

Однако того из партнёров, кто не выбрал другого окончательно или без принуждения, вероятно будут посещать фантазии о возможных других выборах или же опасения, вдруг партнёр хочет „перевыбрать“, что по сути является проекцией, отражением собственного недо-выбора. У осуществлённого выбора есть своя цена — отказ от всех других возможных вариантов. И награда — интимность, пространство, которое будет только для пары. Появление третьего, впускание его в отношения пары всегда нарушает интимность, каждая следующая сексуальная связь разрушает предыдущую.

В интимности растёт привязанность, и соответственно, с ростом привязанности может актуализироваться страх утраты. Люди с нарушением привязанности в своей детской или ранней юношеской истории не выносят роста интимности и находят способы всячески её нарушать. Это не зависит от пола, мужчина ли, женщина. Утверждение о моногамной женщине и полигамном мужчине, с моей точки зрения, довольно поверхностно. Ребёнок, зачатый парой, поначалу предмет большой радости и гордости обоих, но все же он становится „третьим“ и ставит под угрозу интимность пары за счет глубины эмоциональной связи матери и ребёнка.

Карл Витакер утверждал, что с рождением каждого ребёнка мать изменяет отцу на какое-то время, а потом постепенно возвращается. Это всегда кризис. Паре понадобится зрелость и любовь, чтобы пережить его и сохраниться.

Девятый аспект зрелой сексуальной любви — вопросы непрерывности.

«Существуют вполне нормальные чередования интенсивности общения пары и временного ухода друг от друга». «

Хотя непрерывность в сексуальных отношениях у мужчин и женщин нарушается в разной форме, все же сам факт их существования и периодические охлаждения даже в стабильных и благополучных союзах являются важным дополнением к аспектам уединенности, интимности и стремлению к слиянию эротического желания и поведения. При отсутствии таких разрывов сексуальные отношения становятся частью обыденности, а это может привести к накоплению агрессии в переживании слияния, что является угрозой отношениям в целом.

Японский фильм “Империя чувств” режиссера Нагиса Осима (1976) служит хорошей иллюстрацией постепенного нарастания необузданной агрессии во взаимоотношениях двух любовников, чьи сексуальные страсти поглотили все и разорвали их контакт с внешним миром».

В гештальт-терапии мы говорим не о непрерывности, а скорее о цикличности любых процессов. Каждый контакт происходит по своему циклу, у которого есть начало и завершение, преконтакт, когда мы голодны, и ассимиляция, когда мы сыты, удовлетворены и хотим спокойно „переварить“ происшедшее. В этом смысле чередование интенсивности, о котором пишет Кернберг, вполне понятный процесс. Спад интенсивности, особенно первый, может вызывать у пары тревогу, однако важно понимать, что это естественно и уметь переключаться.

Способность не „циклиться“ невротически и не пугаться временного охлаждения, не делать скорых выводов, заметив у себя или в партнере „похолодание“ очень важна для зрелых отношений.

В качестве десятого аспекта зрелой сексуальной любви хотелось бы также сказать о теле, телесном опыте и участии как аспекте зрелой сексуальной любви, но далеко не первом и не самом главном!

У Кернберга: «Любовь, получаемая в форме эротической стимуляции поверхности тела, стимулирует возникновение эротического желания как двигателя для проявлений любви и благодарности. Женщина испытывает эротическое возбуждение от интимных частей тела любимого мужчины, и, что примечательно, когда любовь проходит, ее интерес и идеализация тела партнера также прекращаются».



В противовес одной из главных иллюзий, поддерживаемых масс-медиа, индустрией красоты и незрелыми подростковыми тенденциями современного общества — о том, что сексуальность напрямую зависит от красоты тела, его формы, параметров, юности, хочется сказать, что любовь все-таки первична.

Потому что когда любовь разрушена, самое красивое тело не вызовет ничего, кроме недоумения и отвращения, желания оттолкнуть и сбежать.

Мы все субъективны. Мы люди, нам нужны смыслы. Без смысла мы можем механически выполнить некоторую последовательность действий, которую можно по определению назвать сексом, но удовольствие будет ниже среднего, а после вместо наполненности мы заплатим чувством опустошения. И тогда возникнет вопрос, который задаёт один из героев фильма „О чем говорят мужчины“ — самый важный вопрос, оглушающий в случае отсутствия ответа: ЗАЧЕМ?

Что важно, с моей точки зрения — иметь здоровое тело. Все же секс — это в том числе и инстинкт продолжения рода, для его продолжения нужен здоровый, подходящий партнёр. Отсюда — запах как способ биологически, природно распознать подходящего партнёра, внешний вид как ориентир. Это некоторая основа, нельзя отрицать нашу животную природу, но она точно не первична. 

Природа наделила каждого из нас уникальным телом, кому-то повезло больше, тело досталось красивое и здоровое, кому-то меньше. Наша ответственность в том, что мы делаем с этим даром. Развиваем или калечим, поддерживаем здоровым питанием и сном или разрушаем злоупотреблениями и психосоматическими заболеваниями. Сейчас очень много вполне доступной информации, что можно делать, чтобы двигаться в ту или иную сторону. Ориентирование на внешние данные, длину ног, цвет глаз или волос характерно для подросткового, незрелого выбора. Подростки ещё не умеют создавать зрелые, полноценные отношения, потому что сами незрелы, до определенного возраста это нормально. Лет до 20-25. Помните, как в песне Наутилуса: жестокие дети, умеют влюбляться, не умеют любить?

Зрелая сексуальная любовь интересна своей глубиной, полнотой смыслов, а ещё тем, что в ней не страшно взрослеть.  Стареть, наверное, всегда страшновато, как и понимать, что все мы смертны, и я тоже, но когда жизнь наполнена смыслами, а отношения — любовью, когда секс со своим партнером со временем становится только лучше, а отношения — все глубже и ближе, жить становится очень ценно. Полно-ценно!

И последний, одиннадцатый аспект — оргазм и оргазмические переживания, конечно же!

Отто Кернберг писал об этом так: «Центральной динамической характеристикой сексуальной страсти и ее кульминацией является переживание оргазма при коитусе. При переживании оргазма нарастающее сексуальное возбуждение достигает вершины в автоматическом, биологически детерминированном отклике, сопровождающемся примитивным экстатическим аффектом, требующим для своего полного воплощения временно отказаться от границ Я – расширить границы Я до ощущения субъективно диффузных биологических основ существования…… важной стороной субъективного переживания страсти на всех уровнях является выход за границы собственного Я и слияние с другим». Удивительное, парадоксальное переживание. Тот случай, когда переживание слияния — как награда за долгую индивидуацию.

Предлагаю насладиться описанием Кернберга: «Существует завораживающее противоречие в комбинации этих важнейших черт сексуальной любви: четкие границы Я и постоянное осознание несоединимости индивидуумов, с одной стороны, и чувство выхода за границы Я, слияния в единое целое с любимым человеком – с другой. Отделенность ведет к чувству одиночества, стремлению к любимому и страху хрупкости всяческих отношений; выход за границы Я в единении с другим вызывает ощущение единства с миром, постоянства и творения нового. Можно сказать, что одиночество есть необходимое условие для выхода за границы Я. Оставаться в пределах границ Я, в то же время преодолевая их с помощью идентифицикации с объектом любви, – это волнующее, трогательное и связанное с горечью и болью состояние любви.»

«Мексиканский поэт Октавио Паз (1974) описал эту сторону любви с необыкновенной выразительностью, заметив, что любовь – это точка пересечения между желанием и реальностью. Любовь, говорит он, открывает реальность желанию и создает переход от эротического объекта к любимому человеку.

Это открытие почти всегда болезненно, поскольку любимый(ая) представляет собой одновременно и тело, в которое можно проникнуть, и сознание, в которое проникнуть невозможно.

Любовь – это открытие свободы другого человека.Противоречие самой природы любви в том, что желание стремится к осуществлению с помощью разрушения желанного объекта, и любовь обнаруживает, что этот объект невозможно разрушить и невозможно заменить». Скоро весна. И потом, как писал Хэмингуэй, в конце-концов всегда приходит весна. Надеюсь, то, о чем я пишу сегодня ночью, поможет наполнить чью-то жизнь смыслом и любовью. опубликовано 

Автор: Мария Стапанова 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/odinnadtsat-aspektov-zreloy-seksualnoy-lyubvi-po-k/

Липкие люди: 3 степени липкости

Поделиться



Липкость бывает трех степеней 

 

Первая степень липкости — человек замечает, что липнет, иногда отлипает ненадолго, но при любом удобном случае липнет опять, потому что на дистанции ему голодно, холодно, страшно, нечем заполнить образовавшуюся дыру. 

Вторая степень липкости — человек почти не замечает своей липкости, а когда замечает, не отлипает, а старается компенсировать «заботой», благодаря чему липнет еще сильней. 

Третья степень липкости — человек не только не замечает своей липкости, но и считает, что липнут к нему, не отпускают его, держат, попрошайничают, а он иногда не выдерживает и уступает, из доброты. 

 



 

Обычно липкость колеблется между двумя соседними степенями, в зависимости от уровня сил человека. Когда сил побольше (это зависит от состояния других ресурсов и физической формы) липкость меньше, а когда — стресс, липкость возрастает. 

Липкость границ связана с жаждой слияния, а жажда слияния — это стремление дополнить себя чужой личностью, укрепить, получить дополнительные опоры. На себя липкий человек опираться не может (особенно в плохом состоянии это выражено), он чувствует внутри себя зияющую дыру и хочет заполнить эту дыру поддержкой другого человека: его любовью, его одобрением, его согласием предоставить свое плечо и свои ресурсы ему в пользование. Это очень редко рефлексируется именно так.

Чаще всего липкий человек чувствует тактильно-эмоциональный голод, он хочет услышать голос, почувствовать тепло рук, убедиться, что они со вторым «вместе». Ему и в голову не приходит, что такая жажда ненормальна, он уверен, что все любят именно так. На самом же деле такой голод означает именно голод, вампирическую жажду чужого тепла и эмоциональной опеки

И когда люди скучают друг по другу взаимно и голодают по теплу друг друга, это не так уж страшно (хотя лучше, когда оба стремятся друг друга согреть, а не использовать для согревания), но когда один равнодушен, закрыт, а второй испытывает голод и старается добраться до него любым способом, такая липкость подобна агрессии. Второго не считают за субъект, его хотят использовать, не замечая его сопротивления. 

Разглядеть в своей липкости агрессию — лучший способ избавиться от липкости. Как только вы согласитесь видеть, что тянуть из человека любовь и поддержку — не только бессмысленно, но и агрессивно, вы перестанете липнуть, а дальше вы непременно начнете укреплять себя изнутри. Именно это — путь к взрослению. Многие голову ломают — как же повзрослеть? Вот так вот. Перестать тянуть из других опеку, начать опекать себя изнутри. 

Единственная причина липкости — отказ развивать внутренние опоры, стремление опираться на другого. Липкий человек использует любые способы, лишь бы не отлипать, лишь бы не становиться эмоционально самостоятельным. Он представляет самостоятельность как холод и голод в одиночестве, но на самом деле холод и голод он переживает из-за своей липкости. Он не может согреть себя, он не может себя накормить, он выпрашивает, унижается и липнет, а его все время отталкивают. Он живет в аду, прикрывая этот ад иллюзиями, но иллюзии не спасают.

Липкость первой степени можно считать нормальным переходом от инфантильных границ к зрелым. Это нормально, когда сложно взрослеть и отказываться от привычек ребенка. Если человек при этом старается стать самостоятельным и осознает, насколько он обременителен и непривлекателен, оставаясь инфантилом, процесс идет нормально и вскоре у человека разовьются навыки опираться на себя и быть опорой для других, а не наоборот. 

Человек, который уже привык опираться на себя и быть опорой другим, никогда уже не будет липким. Ему и в голову не придет унижаться, как хорошо зарабатывающий человек не будет попрошайничать и заглядывать в глаза по-собачьи, чтобы получить несколько рублей. Для него это сродни безумию. Он не то что следует принципу «послали — иди», ему и намека достаточно, чтобы отстать, более того: он никогда ни к кому не пристает, он настроен только на взаимное удовольствие и, заметив, что удовольствие второго не так уж велико, не будет навязываться. 

Избавиться от липкости первой степени не так уж сложно, если иметь правильные установки, если любить самостоятельность и видеть ее красоту. Это все равно как закончить вуз, прийти работать в компанию и подавать всем кофе, мечтая о должности, соответствующей образованию. Мало кто будет рад оставаться прислугой, всем понятно, что уважения и нормальной зарплаты в такой роли нельзя ожидать. То же самое касается и липкости. Похвали меня, утешь меня, успокой меня, вспомни обо мне, протяни мне руку, дай еще пять копеек любви на бедность. Вот на что похожи щипцы липких людей, все время ощущающих тоску и одиночество. Сами себя похвалите и утешьте, не насилуйте тех, кому не повезло вам понравиться. И когда вы взамен предлагаете им свою похвалу и утешение, вы особенно нелепы. Пока вы такие голодные и липкие, ваша похвала вообще ничего не стоит. У вас собственные ноги разъезжаются, кого вы хотите поддержать? Кому придет в голову опираться на вас? Вы выглядите слишком слабыми и никому не нужными. 

На второй и особенно третьей стадии липкости отрефлексировать свой вампиризм сложно, поэтому очень сложно и избавиться от него. На второй стадии у всех почти включается штурманство. Штурман липнет, но не хочет этого видеть, ему кажется, что он «заботится». От заботы штурманство отличается тем, что забота действительно нужна тому, о ком заботятся, а штурман — сам только и заинтересован в своей «заботе» из-за липкости своих границ. 

«Привет» — говорит штурману некто, кто до этого уже сбежал от него и спрятался, но отдохнул и опять возник. «Привет, Владислав. Как прошел твой день? Чем ты сегодня занимался? Не хочешь ли сходить в кино? Я тут как раз купила для тебя два билета. А еще у меня книжка тебе в подарок, ты когда-то о такой говорил». Владислав уже не рад, что написал привет, он что-то мямлит, а штурман убежден, что ведет себя как взрослый самостоятельный человек, не липнет, наоборот предлагает поддержку. Потом штурман перезвонит несколько раз и напомнит про кино и книгу, а когда Владислав откажется, пришлет с курьером то и другое. Вот на этой стадии справиться с липкостью уже очень сложно. Человек не видит, что он — голодный вампир, ему кажется, что он слишком щедрый и слишком заботливый, а того, что он зависимый и липкий, не замечает. 

Если в ответ на вашу «заботу» человек что-то кисло мямлит или огрызается, скорее всего вы достали его своей липкостью, прикрытой ненужными дарами. Вы не просто липнете, вы пытаетесь купить обратную связь. Попрошайки лучше, чем вы, они хотя бы честно попрошайничают снизу, а вы делаете вид, что заботитесь сверху, чтобы выбить себе побольше любви у человека, который совсем вас не любит. 

Этой степенью липкости мужчины часто страдают. Им стыдно быть бедными попрошайками и они строят из себя важных опекунов. В ответ они нередко получают пинки и приходят к выводу, что женщины — неблагодарные собаки. Хотя за что вас должны благодарить? За демьянову уху? Никто не виноват, что вы свою уху принимаете под короной за благодетельство. 

На третьей стадии липкости даже штурманства своего человека отрефлексировать уже не способен. Ему кажется, что в него вцепились и не отпускают. В последнем письме довольно подробно описан переход со второй стадии липкости на третью. Сначала женщина просто «заботится» о мужчине, впаривая ему ненужные экскурсии и печалясь от его равнодушия (но не отлипая и даже не думая), потом выливает на него ведро слез, решив, что очень сильно обидела его чем-то, а дальше, когда мужчина пытается слегка оказать ей поддержку, она изумляется, почему он так сильно вцепился в нее и ищет, какие же крючки она ему накидала. 

Липким людям на этой стадии всегда кажется, что в них вцепились. Они не замечают, что вцепились сами, им кажется, что они ведут себя нормально, не видят, насколько их слезы и беготня шокируют неподготовленного человека. Они способны вынести ему мозг перфоратором жалоб, но когда человек пытается извиняться, делают вывод «он пристает ко мне, он во мне нуждается». Наблюдая людей на третьей стадии липкости, кажется, что смотришь психологический триллер с зубастым монстром-короной в главной роли. 

Хочется комикс про злую корону для вас нарисовать. Что я в ближайшее время, наверное, и сделаю.опубликовано

 

Автор: Марина Комиссарова

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: evo-lutio.livejournal.com/430886.html

Жертвы заботы: здоровая забота и не очень...

Поделиться



Забота — здоровая и не очень

 

Заботиться о других — это прекрасно. Забота это хороший способ показать, что другой важен для нас и это одна из важных составляющих в близких отношениях.

Тем не менее, несмотря на всю “красоту” акта заботы о другом человеке, с психологической точки зрения, забота бывает здоровой и не очень здоровой.





Нездоровая забота предполагает формулу, согласно которой «в один и тот же момент я могу заботиться либо о своих интересах, что эгоистично, либо о твоих, что похвально». Заботящийся видит ситуацию как «или твои интересы или мои» и выбирает «твои», как более важные.

Такая забота предполагает непременную жертву своими интересами, восприятие своих и чужих интересов, как конфликтных и несовместимых по сути.

Нездоровая забота мотивирована, с одной стороны, чувством собственной ущербности, отсутствием «легального» права заботиться о себе, без чувства стыда или вины.

Избыток самопожертвования, характерный для нездоровозаботящихся, часто встречается у тех людей, которые обременены хроническим чувством вины и/или собственной никчемности. И акт заботы, в основе которого лежит такое самопожертвование, есть способ хоть как-то поправить самооценку.

С другой стороны, как это ни парадоксально, нездоровозаботящийся склонен чувствовать собственную значимость, принимая на себя ответственность за жизнь другого человека. А порой, не принимая, а отнимая у другого ответственность за жизнь этого другого. Он испытывает острую необходимость быть большим и важным в глазах других людей.

Нездоровая забота

  • заботящийся хронически жертвует своими интересами;
  • заботящийся заботится так, как считает нужным, без учета того, в чем действительно нуждается тот, о ком заботятся;
  • заботящийся заботится преодолевая “нет” жертвы своей заботы, когда жертва в заботе не нуждается и даже противодействует ей;
  • значимые интересы заботящегося откладываются на потом, как незначимые;
  • заботящийся воспринимает свои интересы как эгоистичные;
  • заботящийся знает лучше, что именно нужно тому, о ком он заботится;
  • заботящийся относится к своему подопечному с жалостью, как к слабому, несостоятельному, недоделанному.
  • заботящийся испытывает неловкость, стыд или вину, когда ему нужно, отказать другим людям, сказать «нет»;
  • заботящийся чувствует свою ценность лишь при условии выполнения некоей функции для другого/других, словно это главное мерило его ценности.

Здоровая забота

  • подразумевает внимание к чувствам другого человека. Заботящийся беспокоится о том, чтобы забота была принята легко. Чтобы тот, кто принимает помощь и заботу, не чувствовал себя слабым и недоделанным.
  • означает понимание потребностей другого человека и усилия в реализации его потребностей. Заботящийся исходит из того, что тот, о ком он заботится, лучше знает, что ему нужно.
  • является естественным проявлением значимости другого. Если другой важен для нас, мы заботимся о нем.
  • подразумевает уважение к тому, о ком заботишься. Восприятие другого как равного, насколько это возможно.
  • один из кирпичиков в фундаменте близких отношений.  
P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.facebook.com/notes/%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%82%D0%BA%D0%B8-%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BF%D0%B5%D0%B2%D1%82%D0%B0/%D0%B7%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%82%D0%B0-%D0%B7%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F-%D0%B8-%D0

Если родители так и не дали повзрослеть

Поделиться



Сепарация от родителей...

Около трети всех клиентских запросов — про отношения с родителями. Набираясь смелости взглянуть на драму своей жизни, решаясь увидеть неприятную правду о себе в родительской семье — человек неожиданно обретает силу. Силу выдержать эту правду, согласиться со своей драмой и принять ее как часть своей истории. И перестать требовать недополученной любви и заботы или компенсации за пережитые страдания. Это процесс отделения.





 Начинается, обычно с таких тем:

  • После маминого звонка я полдня хожу в унынии, перевариваю.
  • Почему как только мне становится лучше, ей тут же надо опустить меня?
  • Уехал бы давно, но как оставить родителей? Они совсем несамостоятельные.
  • Стоит маме сказать «А как же я?», сразу накрывает чувство вины, и мне легче отказаться от планов.
  • У меня не было отца. То есть он был, но ничего не делал для нас.
Так говорят люди, не отделившиеся от родителей. 

Что значит«не отделился»? 

1. Не стал автономным (даже если давно живёт отдельно и редко с ними общается).

2. Не принял ответственность за своё состояние, свои достижения, события своей жизни (даже если научился руководить и управлять, приобрёл имущество или получил статус). 

3. Уверен и чувствует, что папа или мама до сих пор являются помехой в его целях и мечтах (даже если они уже умерли или о них ничего не известно).

Когда-то на лекции Марка Ярхауза по семейной терапии записала фразу: «Отделение от родителей или партнёра — это способность индивида совершать автономно прямые (не манипулятивные) самостоятельные выборы, оставаясь в эмоциональной связи с системой значимых отношений».

Вот оно! Автономно и оставаясь в эмоциональной связи.

Отделение от родителей — это не разъехаться с ними и стать экономически независимым (большинство с этим более-менее справляются). Это стать независимым эмоционально.

Перестать доказывать, упиваться деланием наоборот, раздражаться, обижаться на родителей, бояться их оценки и их действий, ждать или требовать помощи и принимать её как должное, а не как бонус или результат договора двух взрослых людей, избегать их, игнорировать, опекать, вмешиваться в их жизнь, решать их проблемы, откладывать из-за них мечты и планы, видеть в них причину своей неудавшейся жизни.

Речь не идёт о разовых или экстренных ситуациях. В критический момент нормально бросить все и броситься на помощь. Но если это длится годы, вам 30, 40, а вы до сих пор не живете там, где хочется, и так, как мечтали, из-за родителей (которых, может, уже и нет в живых), то вы ещё не отделились.

Помню, как системный терапевт Марианна Франке-Грикш сказала на одном семинаре:

— Тебе уже 30, хватит требовать у мамы! Тебе хватило!

Затем добавила: 

-«Мама-мама-мама! Сколько ты хочешь продолжать так жить? Как ты думаешь, кто такая мать? Она что, святая, которая должна выполнить все твои детские ожидания? Или она человек с человеческими возможностями и недостатками?»

«С человеческими возможностями и недостатками» означает, что родители — просто люди, хорошие и плохие одновременно, как все люди на земле. 

Что они не всемогущие боги, какими были для нас в младенчестве. Не источник всех благ и удовольствий, каким были для нас в раннем детстве. Не кто-то, перед кем надо оправдываться, ждать разрешения, одобрения и стараться не огорчать, как это было в младшей школе. Не глупые и ограниченные существа, давящие и не дающие жить, какими они (возможно) воспринимались в подростковом возрасте. Они такие, какие есть. Какими их сделала жизнь и они себя сами. Они могут быть неблагородными, равнодушными, неинтересующимися, эгоистичными. Они могут решать свои проблемы за ваш счёт.И да, они могут вас не любить.

Стать автономным, значит признать это. Согласиться, что вас могли не любить, что вами могли пользоваться, могли отыгрывать на вас свои травмы и вовлекать вас в свои деструктивные процессы.

Что родители вели себя с вами, как умели, и перестать требовать свою «дань за 12 лет».

Увидеть не идеальный (и, собственно, недостижимый!), а реальный образ родителей, согласиться с ним и начать самому добывать себе все «недоданное». Это и означает отделиться.

Согласиться с тем, что родители чего-то не умели. Может быть- готовить. Может быть — петь. Может — любить. Может — заботиться. Может — себя контролировать. Может — общаться. Может -поддерживать порядок. Может — радоваться. Может — справляться с трудностями.

Они могли не уметь чего-то или много чего. Отделиться, значит признать это и перестать требовать и желать получить. Если ваша мама не умеет готовить — будете ли вы ждать от неё кулинарных изысков? Нет, скорее всего, даже если очень любите покушать. Вы станете завсегдатаем любимых кафешек/ресторанов или закончите кулинарную школу.

Тогда почему вы требуете любви к себе от папы, который не умеет любить?

Или тепла от мамы, которая не умеет чувствовать? Требовать, ждать, обижаться, не получая, злиться, хотеть доказать или отомстить — признаки того, что вы ещё не отделились.

Стать автономным, означает также признать автономию родителей, отказавшись от детского высокомерия, которое говорит нам, что без нас мама/папа не справится. Или от страха, который заставляетслужить родителям, чтобы не быть плохой дочерью или сыном. 

Стать автономным, значит, согласиться с тем, что родители могут жить не так, как нам нравится: не заботиться о здоровье, вести себя некрасиво, ссориться между собой, говорить то, что мы не желаем слушать, хотеть от нас того, чего мы не хотим давать.

Согласиться с этим по-настоящему можно, лишь проявив уважение. Глубокое уважение к их выбору как им жить. Тогда мы отделяемся.

Если вы говорите себе «да я уважаю их способ жить!», а сами чувствуете стыд, раздражение, желание исправить, или вину, стремление угодить и «отдать долг», или доказываете, защищаетесь, спорите, протестуете — вы не уважаете и вы не отделились. Уважение — это полное согласие со всем, что делают родители, без эмоций и желания спасать, убегать, мстить или исправлять.

Если вам кажется, что родители без вас не справятся, пропадут — у вас нет уважения. И вы путаете опеку и заботу. Забота — это понимание потребностей и помощь (не в ущерб себе и другим) в их удовлетворении. Опека — это назначение человека недееспособным и делание за него того, что он может и должен делать сам.

В заботе есть уважение, в опеке его нет.

Опекая, вы возвышаетесь над родителями, чувствуете свою силу и власть. Заботясь, вы взаимодействуете, занимая своё комфортное место рядом с мамой или папой. Когда вы заботитесь — вам комфортно. Если некомфортно — значит, вы опекаете или служите. Опека и служба говорят, что вы ещё не отделились.

«Если ребенок думает: „Я нужен/а маме, без меня мама не сможет“ — это ребенок на службе. Дети часто верят, что они могут и должны спасти свою мать или отца, как бы сделать их судьбу меньше, чем она есть на самом деле.
У судьбы есть достоинство. Чтобы перестать вмешиваться в жизнь родителей и спасать их, нужно отойти на расстояние и увидеть их судьбу. Потом с уважением принять их судьбы.
Это называется повзрослеть»
© Марианна Франке-Грикш, март 2016.

Ещё немного о чувстве вины:

Так уж устроено в этом мире, что родители дают (дарят) детям жизнь. Дети не возвращают полученное родителям, а отдают «долг» своим детям.

В отношениях с родителями дети никогда не могут достичь равенства. Что равноценного может дать ребёнок родителям за полученную жизнь? Свою жизнь? Им это не нужно. Поэтому ничего. Он даст жизнь своим детям. Или своим «духовным детям» — идеям, проектам, свершениям. Это способствует его отделению от родительской семьи, когда он становится взрослым. 
Вина у детей возникает, когда они взрослеют (не могут отдать долг). Эта вина — нормальный этап взросления. Её мы просто проживаем, понимая, что это отделение от родителей.

Полное отделение от родителей невозможно без полного сближения. Сначала нужно сблизиться. Прийти к родителям, если вы дистанцировались или игнорируете/избегаете их. Хорошенько повоевать, если злитесь. Заявить о границах, если боитесь и позволяете вмешиваться в вашу жизнь. Потом посмотреть на них взрослыми глазами — как на людей, в чем-то плохих и в чем-то хороших. Принять, что другими они не будут. Услышать в себе уважение к их способу жить. Согласиться, что вам уже все дали и больше не дадут.

Затем поверить, что вы сами теперь единственный человек, который может дать вам все, что вам хочется получить. Это и есть взросление. опубликовано 

 

Автор: Ксения Виттенберг  

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.b17.ru/article/72864/

Совместить несовместимое или две половинки одного целого

Поделиться



В этой статье речь пойдёт о стереотипах нашего общества, а так же о том, насколько прочно засели они в наших женских головах.

Недавно заметила одну интересную особенность. Почему-то принято считать, что перед женщиной в жизни стоит серьёзный выбор — ей стоит решить, какой путь она выберет — путь красоты или путь доброты и заботы.

С первым из них связан образ шикарной женщины, позволяющей себе роскошь и величие, обожание и внимание поклонников, чувственное и эмоциональное удовольствие. Всё классно, если бы не одно маленькое, но очень каверзное «но»…





Такой женщине плевать на остальных. Она не готова любить и заботиться, быть чуткой, любящей и понимающей. Она чересчур  сильно сосредоточена на себе, и порой настолько сильно, что начинает пренебрегать другими людьми, что со временем делает её отталкивающей для других.

В противовес этому образу в обществе бытует, а значит живёт в экранах телевизоров, в книгах и повседневных разговорах совершенно другая героиня. Она проста, мила, скромна, добра, заботлива. К другим и только к другим. К себе же она проявлять ни заботу, ни внимание даже не пробует. Это делает её удобной для всех, но тусклой и не интересной для неё самой  окружающих, т.к. в этой ситуации она теряет саму себя.

И тут кроется самый важный момент. Момент, в котором каждая девушка понимает, что её в жизни ждёт либо одна дорога, либо другая.  Выбор этот происходит чаще всего бессознательно, напитываясь образами из фильмов и книг. И подкрепляясь примерами из жизни окружающих.

Выбор этот сложен и, чаще всего, травматичен, поскольку в основе своей содержит отказ от части себя, от части своей сущности и своей природы. Для женщины такой выбор в жизни подразумевает то, что я сама соглашаюсь закрыть глаза, вычеркнуть частичку своей души, и ярким светом, всеми силами буду стараться быть такой, какой я выбрала. Даже если мне иногда не хочется. Эти женские образы, стереотипы оказались настолько разделёнными, что объединить их для нас кажется абсолютно немыслимой задачей.

И тогда  происходит вот что. Первый инстинктинвный выбор женщины — красота. Без красоты природа женщины немыслима. А с понятием красоты на сегодняшний момент связаны образы роковых красавиц-эгоисток, описаны выше. Эта роль отлично работает в жизни девушки до момента рождения детей. С рождением ребёнка включается фактор заботы, ведь заботиться о малыше приходится 24 часа в сутки…

Как справляться с этим не лёгким этапом, не теряя себя, к сожалению, ни опыта, ни примеров из реальной жизни практически нет. Тогда в жизни женщины начинает медленно разворачиваться другой сценарий, сценарий заботы и внимания к другому, и абсолютное равнодушие к себе. Так, женщина начинает ревностно служить другим, часто истязая себя, доказывая себе и другим своё право на существование.

Почему не получается найти другой путь? Потому что не хватает осознанности и ответственности за свою жизнь. Часто мы склонны приписывать проблемы своей жизни другим людям.А ведь принятие является ключом к изменениям в нашей жизни.





©Chema Madoz

Принимая, что в моей жизни есть определённые трудности, я делаю две вещи. Первая связана с падением розовых очков с глаз, а именно момента, когда я с горечью признаюсь сама себе — да, в моей жизни такое случилось. Со мной действительно обходятся ужасно, и, в первую очередь, это делаю я сама.

Второй шаг — это принятие ответственности, т.е. ощущение — я могу это изменить! Если сравнить нежелательную ситуацию нашей жизни с болотом (сравнение неслучайно, т.к. нам хоть и не нравится, но привычно, тепло и нас вообщем-то устраивает), то первый шаг — это признать, что я не в облаках парю, а в болоте валяюсь. И второй — это рывок, усилие, когда я отказываюсь от привычной зоны комфорта и делаю выбор в пользу счастья.  Ведь всё, что мы ни делаем, ведёт либо к счастью, либо нет.

Итак, интегрировать, объединить эти два образа в себе — задача не из лёгких, однако только она приведёт женщину к целостности, красоте и гармонии.

 

©Рожденная быть счастливой, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Рожденная быть счастливой

Откуда берутся эгоисты

Поделиться



Эгоизм – распространённое  явление в человеческом обществе. Почему оно возникает? Почему его проявления так болезненны окружающим? В чём истоки его возникновения?

Эгоистичный  человек думает только о себе, заботится о себе, любит только себя, восхищается собой и прочее.





Откуда берётся эгоизм в человеке? На эту тему пишет Ирина Лебедева специально для .

Как и всё прочее: из детства!

Эгоизм прививается и воспитывается в ребёнке по двум причинам.

Первая – это недостаток или полное отсутствие душевной близости с родителями (или с теми, кто воспитывает и растит ребёнка), недостаток истинной любви (как энергии).

Вторая причина – чрезмерная забота и опека ребёнка (по сути: замещение истинной любви). Рассмотрим эти две причины подробнее.

Недостаток родительской любви, как энергии по отношению к ребёнку.

Это распространённое явление в жизни детей. Родители не умеют, не знают и не чувствуют, как нужно любить ребёнка. Если ребёнок вырастает в ситуации, когда он не может подойти к близкому человеку со своей бедой, проблемой, болью, тревогой, ошибкой, а так же со своей радостью, открытием, новым ощущением,  –  это явный признак того, что доверительных, душевных отношений в семье нет.

Причин отсутствия душевной близости в семье много. Но в этой статье мы не будем останавливаться на них. Нам нужно понять, откуда берутся эгоисты.

Так вот, ребёнок привыкает к тому, что он сам должен решить свои внутренние проблемы, остаться один на один со своими чувствами. И это становится его программой. Вырастая, становясь взрослым, человек, не получивший опыта душевного и доверительного общения, безоценочного его принятия, входит в жизнь самостоятельным и не нуждающимся ни в чьей помощи и поддержке.

Ему по большому счёту никто не нужен. Он сам может всё решить в себе, для себя и о себе. Образ такого независимого человека активно поддерживается СМИ, рекламируется и пропагандируется.

А потом человека засасывает работа, обеспечение своего существования, и ему не остаётся шанса обнаружить ловушку, в которой он пребывает. Хотя…шанс, как говорится, всегда есть. Здесь нужно научиться слушать своё сердце, свою душу. Так как первоначальная память о том, каким на самом деле должен быть человек, всегда присутствует в нас.

Нужно только прислушаться, остановиться, подумать, почувствовать… По большому счёту, человеку только и нужно-то: остановиться, стать внимательным, захотеть разобраться в ситуации. Только и всего, и ответы придут сами собой. Но тут возникает новая ловушка: «Я сам всё знаю!» Да, знает! Как говорится: сам с усам!

Таким образом, подведём итог о первой причине возникновения эгоизма в человеке: ребёнок воспитывается без душевной близости и привыкает быть самостоятельным и ни в ком не нуждаться. А раз он ни в ком не нуждается, то зачем быть нужным для кого-то? Зачем быть ласковым, внимательным, предупредительным, верным, щедрым… Продолжите сами!? Зачем??? Именно: не за чем!!! И так хорошо!

Рассмотрим вторую причину. Чрезмерная забота и опека ребёнка. Почему она возникает. Очень просто! Родители, не умея подарить ребёнку энергию любви (полное принятие ребёнка, освобождение его от своих амбиций, признание пространства ребёнка, его индивидуальности и проч.), подспудно чувствуют свою несостоятельность, то есть ощущают свою родительскую ошибку.





Не умея, не желая, боясь, они бросаются в супер родительскую заботу! Начинают опекать ребёнка, «стелить везде соломку», отдают ребёнка в миллион кружков по развитию и так далее. Тем самым успокаивая своё чувство вины, зачастую неосознаваемое чувство вины. Родители просто начинают жить за ребёнка, другими словами они воруют у собственного ребёнка его детские годы!

Что испытывает ребёнок в этой ситуации?У ребёнка забрали его жизнь:  за него решается всё, предугадывается всё, обеспечивается всё, ему не разрешается быть самим собой… И всё это, заметьте, под лозунгом «Всё лучшее детям!» Так, может быть, не надо лучшего? Дайте ребёнку для начала пространство! Просто его личное пространство и право изучать мир, в который он пришёл!

Подведём итог по второй причине. Человек, вырастая в ситуации гиперопеки, привыкает жить на всём готовом, привыкает к тому, что ему все служат, привыкает к тому, что за него уже всё продумано на годы вперёд.

А теперь прибавьте к этому результат первой причины, и перед нами вырисовывается портрет ЭГОИСТА!

И так: эгоист – человек, которому никто не нужен, и для которого все должны служить.

Грустно.

Но человек – это уникальное создание! Создание творческое, находящееся в постоянном поиске и движении! Теперь вы знаете причины! Добавьте к этому свои знания и начинайте меняться! Меняйтесь! Возвращайтесь к своей истинной человеческой и божественной природе! Так как Господь сотворил нас по образу и подобию своему!

А вот образ человека! Вот его качества и свойства: любовь, щедрость, сила, вера, принятие, прощение, доброта, целеустремленность, красота… Продолжите сами!

 

Автор: Ирина Лебедева, специально для 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: Ирина Лебедева

Сады и няни, которые мне не нужны

Поделиться



Когда я была маленькой, я не знала, что есть дети, которые не ходят в садик. Я-то ходила.

Только в школе я обнаружила, что некоторые дети не ходили в детский сад, и они казались мне инопланетянами. Я даже рассуждала как взрослые: конечно, им теперь тяжело в обществе, они же не социализировались. Но и мне после яслей, сада, школы и университета, до сих пор тяжело в обществе, хотя я вроде «социализировалась».



Очевидно, что в большинстве семей не стоит вопрос, отдавать ли ребенка в сад/няне. Просто потому, что необходимо этого ребенка и себя обеспечивать.

Тем более, если родитель один, тем более, если бабушки-дедушки работают, далеко живут, болеют или просто не хотят постоянно помогать.

Также очевидно, что в детские сады, которые будут работать при офисах компаний, массово пойдут, в лучшем случае, дети наших детей. Семейные коворкинги пока тоже явление экзотическое, хотя, на мой взгляд, очень востребованное и жизнеспособное.

Поэтому рассказывать всем вокруг о том, как важно быть с ребенком, как может навредить даже удачный садик и неудачная няня — это словно выйти на поле боя и раздавать бойцам цветочки. Очень мило, но бесполезно.

Поэтому смысл есть, наверное, только рассказать о своем опыте.

Мои дети не ходят в сад. Я так решила, опираясь на эмоции и логику.




 

Эмоции

Я не любила сад — вспоминаю его, и холод идет по спине. Мне там было очень плохо, и я всегда думала, что мои дети такое переживать не должны.

Родилась младшая дочка, старшей было три года, я работала из дома, но это стало намного сложнее, чем с одним ребенком. Муж много работал, бабушек рядом не было, и мне необходимо было несколько часов в день, чтобы делать дела. Я попробовала отдать старшую дочку в прекрасную дневную группу Монтессори.

Прошло три месяца с рождения младшей дочки, и я подумала, что теперь старшая не воспримет это, как попытку сплавить ее и быть с младенцем. Несколько месяцев она оставалась там, радостно собиралась по утрам, но потом стала уже в дверях сопротивляться, часто болеть и отвратительно вести себя дома после группы.

Я расспросила ее и выяснила, что в группе ей интересно и нравится, но она очень по мне тоскует, боится, что я не заберу ее, и ей часто хочется, чтобы я была только ее мамой.

До сих пор рада, что додумалась поговорить, ведь все эти скрытые страдания, страхи и ревность точно не стоили тех 4-х часов полусвободного времени.

Вторая попытка пойти в садик тоже провалилась, но все было гораздо проще.

— Малыш, есть садик недалеко от нашего дома, туда ходит твой друг. Хочешь попробовать ходить?
— Мама, я хочу ходить в садик!
— Уверена? Не будешь скучать?
— Ну я же потом вернусь.
— Нет проблем.

(Прошел месяц)

— Мама, я больше не хочу ходить в садик.
— Почему?
— Мне там скучно.

Этой осенью старшей дочке пора на подготовку к школе, и она очень этого ждет. Она идет в ту же школу Монтессори, к педагогу, которую знает и любит с трех лет. Хеппи энд.

Младшей дочке два года, я смотрю на нее и понимаю, что никакой садик и чужих людей она терпеть не будет. Она очень привязана к семье, очень эмоциональна, волнуется, когда кого-то из нас долго нет рядом. Должна признаться, я не хочу даже пробовать раньше 4-5 лет куда-то ее водить, потому что ей это будет тяжело, а значит, тяжело будет и мне.

Вариант с няней я никогда не рассматривала, потому что не могу оставить детей чужому человеку, даже проверенному — мне это не по силам. Для меня было большим трудом сначала доверить их даже бабушке, замечательной и понимающей, которая теперь нам очень помогает.

Эмоционально вопрос садиков и нянь очень сложный. Кроме понятной необходимости работать, на родителей часто давят еще и дурацкие общественные установки («ребенку для социализации необходим сад»), мнения и советы родственников («ты что будешь с ним до университета сидеть?»), сомнения в собственной педагогической компетентности («пусть лучше в саду научат, воспитают»).

Мне помогает все эти голоса мысленно помещать в прозрачный звуконепроницаемый шар. Он левитирует рядом, напоминает о себе, но ясно мыслить не мешает.
 

Логика

• Когда родились дети, у меня не было четкого карьерного пути.Следовательно, я решила проводить время с ними, а свободное посвящать учебе, поиску подходящей профессии и удаленной работе, которую успеваю делать.

• Я работаю из дома, чаще всего ночью (это всегда было моим самым продуктивным временем), следовательно днем я почти всегда свободна, и мне не нужен сад (няня).

• Если весь мой заработок уходил бы на дорогой сад или няню — то зачем он тогда нужен.

• Мне нравится проводить время с детьми, я хочу наблюдать, как они растут — им хорошо и интересно со мной. Следовательно, нам не нужен сад (няня).



• Я не мастер развивающих игр и песенок, но могу объяснить и показать детям то, что им интересно, согласна быть драконом, единорогом, лягушкой и батутом (иногда одновременно).

• У нас есть источник неоценимой помощи — наша прекрасная бабушка, которая снимает с меня часть хозяйства и может подстраховать, если мне нужно на несколько часов уйти. Большего нам не нужно. Если бы ее не было рядом, я скорее искала бы помощницу по хозяйству, чем няню.

• Если я не могу объяснить ребенку, зачем ему ходить в садик, то ему туда ходить не нужно.

• Если моя профессия потребует полной занятости, то я буду искать компромисс, тянуть хотя бы до 3-4 лет младшей дочки. Ее спокойствие мне будет важнее.

• Без помощи я не могу все успевать и оставаться адекватной, следовательно, мне нужно продолжать учиться ее принимать. опубликовано 

 

Автор:  Саша Паис 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: ponaroshku.ru/blog/sady-i-nyani-kotorye-mne-ne-nuzhny/