Сериал на выходные: 10 ярких премьер лета. От них невозможно оторваться!

Поделиться



Поваляться на мягком диване под сериальчик в свободное время — дело святое. Только вот на поиски чего-то стоящего и увлекательного уходит намного больше времени, чем на сам просмотр. Редакция «Сайт» составила список новых русских сериалов 2017 года на любой вкус.

Премьеры сериалов

Горячие новинки

  1. «Вы все меня бесите»
    Соня Багрецова, которую сыграла Светлана Ходченкова, работает журналистом в модном глянцевом журнале. Девушка — гордая необщительная одиночка, что мешает ей и на любовном, и на профессиональном фронте. Соню бесят люди, но не смотря на это, ей всё же приходится подстраиваться под них. Поэтому героиня всегда находится в эпицентре комичных и интригующих ситуаций.


Читать дальше →

Где в России отдохнуть летом не хуже, чем за границей

Поделиться



Бывает ли такой отпуск, чтобы наполниться впечатлениями, но не возиться с бумажками и не опустошить кошелек? А вот и да!

Мы собрали 12 идей летних приключений в России. Пожить в юрте на берегу озера, покорить горы или погулять по песчаным дюнам — вам будет из чего выбрать.

Выпейте минералки в Кисловодске

Ставропольский край, 60 км от города Минеральные Воды





 

 

Чтобы провести лето на курорте в прямом смысле этого слова, поезжайте на воды — да-да, Кавказские Минеральные. В Кисловодске ностальгия без советского привкуса разлита прямо в воздухе. В местных спа-отелях и санаториях хорошо всей семьей. Пока взрослые принимают нарзанные ванны, расслабляются под руками массажиста и пыхтят в парной, малыши исследуют соляные пещеры, резвятся в бассейнах и играют в детских клубах. Всем вместе здорово гулять по Курортному парку с Долиной роз, кататься на канатке и пить минеральную воду в старинной Нарзанной галерее. Романтичные парочки тоже не заскучают: надо съездить к Медовым водопадам, побывать на Лермонтовской скале, где Печорин стрелялся с Грушницким, а еще поужинать в ресторане у Замка коварства и любви.

Как добраться: поездом прямо до Кисловодска или самолетом до Минеральных Вод, а дальше полтора часа на автобусе, маршрутке или электричке. Если водите, еще удобнее взять машину напрокат в аэропорту Минвод.

 

Заберитесь в глушь на острове Городомля

Озеро Селигер, Тверская область





 

 

Отдыхать на Селигере обожают студенты. А что — недалеко, романтично и дешево. Но любви к чистым озерам, теплому песочку и хвойным лесам все возрасты покорны. Теплоходы и катера ходят из Осташкова прямиком до острова Городомля — того самого, где Шишкин писал этюды для «Утра в сосновом лесу». Остров славится внутренним озером, которое недаром назвали Дивным, и песчаной Майской косой. Здесь хорошо поставить палатку в безлюдном местечке, разжечь костер, отключить телефон и вспомнить, как это — говорить по душам, а не лайкать посты в фейсбуке. На осташковском форуме вам посоветуют частный дом или гостиницу на Городомле и подскажут, где взять напрокат лодку, чтобы полюбоваться Ниловой пустынью с воды.

Как добраться: из Москвы до города Осташков на поезде, а дальше до острова на теплоходе или катере.

 

Подзарядитесь на Черном море

Сочи, Краснодарский край





«А летом мы поедем на юг», — от этих слов на душе сразу теплеет. Сочи, который для многих с детства был синонимом беззаботного летнего отдыха у моря, после Олимпиады-2014 окончательно превратился в круглогодичный курорт. С декабря по апрель сюда приезжают кататься на лыжах в Красной поляне, а с конца мая до начала ноября — купаться в ласковом Черном море. Даже если за город не выберетесь, отдохнете чудесно: в Сочи вас ждут сероводородные ванны Мацесты, пять аквапарков, тисо-самшитовая роща и смотровая башня горы Ахун, с которой видно живописное побережье от Лазаревского до Пицунды.

Как добраться: на поезде или самолете до Сочи.

 

Подружитесь с викингами на Куршской косе

Калининградская область





Россию и Литву соединяет длиннющая песчаная коса: приезжаешь — и попадаешь в сказку. Ну а как еще назвать место, где танцуют сосны, поют корольки и пеночки, дюны тянутся до самого горизонта, а с обеих сторон плещутся лазурные волны? Среди природных чудес проложены пешеходные маршруты, а в музее «Древняя Самбия» викинги научат вас стрелять из самострела. Купайтесь где угодно: Куршский залив прогревается уже в июне, а Балтийское море теплеет к середине лета. С жильем тоже не будет проблем: поселитесь в частном доме на самой косе или в любом отеле Зеленоградска «на материке».

Как добраться: самолетом до Калининграда, оттуда на электричке до Зеленоградска, с которого и начинается Куршская коса.

 

Покажите детям Азовское море

Станица Голубицкая, Таманский полуостров, Краснодарский край





Азовское море — самое мелкое в мире, поэтому уже в начале июня в нем купаются, как в парном молоке. С детьми поезжайте в станицу Голубицкую на Таманском полуострове: там пологое песчаное дно. Когда наскучит строить замки и кататься на ватрушках, отправляйтесь в аквапарк «Амазонки» — самый большой на всем Азовском море. Голубицкий дельфинарий зовет поплавать с дельфинами, а на крокодиловой ферме предлагают погладить зубастого малыша. Если хотите заодно поправить здоровье, присмотритесь к гестхаусам и санаториям у Голубицкого озера с лечебными грязями.

Как добраться: 60 км от Анапы или 160 км от Краснодара — на машине либо автобусе.

 

Найдите любимое место в Крыму

Евпатория, Ялта, Судак





В солнечном Крыму каждый найдет место по душе. Для семейного отдыха подходят Евпатория и тихие окрестные поселки — например, Заозерное или Витино. За пятизвездочным отпуском поезжайте в Ялту. Если важно сэкономить, выбирайте Судак. А чтобы вернуться из отпуска помолодевшим, останавливайтесь в городе Саки. Местный санаторий «Полтава Крым» знаменит лечебными грязями и целебными солями Сакского озера. После подводного массажа и жемчужной ванны вы сбросите не только накопившийся стресс, но и десяток лет.

Как добраться: самолетом до Симферополя, оттуда на автобусе, троллейбусе или машине до выбранного курорта.

 

Соберите морошку на Карельском перешейке

Ленинградская область





Если валяться на пляже вас не заманишь, отправляйтесь на Карельский перешеек к северу от Санкт-Петербурга. Между Ладожским озером и Финским заливом в июне хорошо любоваться белыми ночами, в июле — пора купаться, в августе — время собирать грибы и ягоды. В Выборге не пропустите средневековый замок, гранитные пещеры и парк Монрепо, а еще поучаствуйте в рыцарском фестивале. В Приозерске заберитесь в пороховой погреб крепости Корела. Но главный повод съездить на Карельский перешеек — активный отдых. Испытайте трекинговые сандалии, сплавьтесь по реке Вуокса, поймайте к ужину окуня или заберитесь на скалы у Ястребиного озера.

Как добраться: на электричке с Финляндского вокзала Санкт-Петербурга до Выборга или Приозерска.

 

Послушайте тишину в Белокурихе

Алтайский край





Когда хочется, чтобы все вокруг выключили звук и оставили вас в покое, надо ехать на Алтай. Тишина, горный воздух и пантовые ванны — все это включено в отдых на курорте Белокуриха в двух часах езды от Горно-Алтайска. Еще этот городок, уютно запрятанный между лесами и горами, прославился термальными источниками и тропками-терренкурами. После пары дней горных прогулок вы из Атланта со вселенским грузом на плечах превратитесь в Гермеса на крылатых сандалиях.

Как добраться: на самолете до Горно-Алтайска, Барнаула или Новосибирска, оттуда на прямом автобусе до Белокурихи.

 

Высадитесь на Луне

Камчатка





Полвека назад у камчатского вулкана Шивелуч испытывали первый советский луноход. Эти места и сейчас напоминают другую планету. Чтобы полюбоваться фантастической долиной гейзеров и заглянуть внутрь вулканов, присоединяйтесь к пешему или вертолетному туру. Самостоятельный трекинг на Камчатке под силу разве что Хью Глассу, да и встречи с медведями не редкость. Предупреждаем: за тепличным сервисом — это не сюда, зато возможностей для душевного отдыха хоть отбавляй. Поймайте увесистую чавычу в реке Большой, сходите в гости к корякам на уху, полетайте на параплане и искупайтесь в горячих бассейнах Паратунки, до которых от Петропавловска-Камчатского — всего час езды.

Как добраться: самолетом до Петропавловска-Камчатского, а дальше как захотите — пешком, на автобусе, внедорожнике, лодке, катере или вертолете. Железных дорог на Камчатке нет.

 

Потюленьте на Байкале

Иркутская область





Для начала возьмите пример с нерпы — байкальского тюленя — и всласть погрейте бока. За бронзовым загаром и купанием поезжайте на пляжи Малого Моря, Чивыркуйского залива или Ольхона: в бухтах и заливах — самая теплая вода. Когда захочется драйва, прокатитесь по Кругобайкальской железной дороге, найдите деревянную юрту в музее «Тальцы» и поднимитесь на камень Черского. На закуску оставьте конные прогулки, дайвинг, гонки на квадроциклах и рыбалку. А если рыбак вы еще тот, сразу проложите маршрут к рынку в Листвянке — сюда байкальского омуля привозят совсем свежим и тут же коптят.

Как добраться: из Иркутска на Ольхон ходят автобусы и маршрутки, которые проезжают на паромную переправу без очереди.

 

Отдохните на природе в заповеднике «Хакасский»

Республика Хакасия





В Хакасию приезжайте, чтобы пожить на озерах. Самое большое — минеральное Беле. Поселитесь в юрте на берегу, попарьтесь в бане, а с утра освежитесь в прозрачной воде и помашите пролетающим орлам. Если хотите подлечиться, остановитесь в санатории на озере Шира. Там знают, куда намазать иловую грязь и сколько прописать минералки, чтобы пациенты стали бодрее коньков-горбунков. А рыбачить отправляйтесь на пресное озеро Иткуль. Уха из окуня и леща будет еще вкуснее, если сварите ее на костре у палатки.

Как добраться: самолетом до Абакана, дальше до озер на поезде, машине или автобусе.

 

Наешьтесь астраханских арбузов

Астрахань





Нельзя побывать в Астрахани летом и не влюбиться. Посмотрите на белоснежный кремль, прокатитесь на теплоходике, порыбачьте в Волго-Ахтубинской пойме или схомячьте готовенькое на рыбном рынке «Селенские Исады». C июля до начала осени в дельте Волги цветут лотосовые поля — и тут уж рука тянется к фотоаппарату у всех, независимо от пола, возраста и степени романтичности. Ну и на сладкое: где, как не в Астрахани, ставить рекорды по числу съеденных за лето сахарных арбузов?

Как добраться: поездом или самолетом прямо до Астрахани.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.skyscanner.ru/news/gde-otdokhnut-letom-v-rossii

Отчаяние от усталости: как отдохнуть в эпоху маниакального трудоголизма

Поделиться



Большинство людей все время посвящают работе, а отдых кажется чем-то очевидным, чему не нужно учиться.

Немецкий философ Йозеф Пипер не согласен с таким подходом. В своем труде «Досуг, основа культуры» он обстоятельно разбирает, почему между выходными и отдыхом нельзя ставить знак равенства и что необходимо, чтобы действительно набраться сил. Аргументы ученого прокомментировала американский блогер Мария Попова. Публикуем перевод этого материала.





 

 

«Мы постоянно находимся в таком восторге, предвкушая развлечения, и так спешим им навстречу, что не можем затормозить и насладиться как следует, когда они нам доступны», — заметил Алан Уотс в 1970 году, метко называя нас «цивилизацией, которая страдает от хронического разочарования».

Двумя тысячелетиями ранее Аристотель утверждал: «Главный вопрос — в том, каким занятием человек заполняет свой досуг».

Сегодня, во времена, когда все помешаны на продуктивности, мы поддались тиранической концепции «баланса работы/жизни» и дошли до того, что считаем саму идею досуга не чем-то необходимым для души, но эгоистичной роскошью, которая предназначена для привилегированных слоев, или позорным бездельем, которое могут позволить себе только лентяи.

В то же время самые значительные достижения человека со времен Аристотеля и до наших дней — величайшие шедевры искусства, бессмертные философские идеи, догадки, которые привели к технологическим прорывам — возникли в моменты досуга, ничем не обремененного созерцания, абсолютного присутствия Вселенной в чьем-то сознании и абсолютной внимательности к жизни, будь то Галилео Галилей, который изобрел основы современного измерения времени после наблюдения за раскачивающейся люстрой в соборе, или Оливер Сакс, которого идея о невероятном воздействии музыки на мозг посетила, когда он путешествовал по норвежским фьордам.





 

 

Каким же образом мы пришли к такому противоречивому отношению к культуре досуга?

В 1948 году, лишь через год после появления в Канаде слова «трудоголик» и за год до того, как американский карьерный консультант впервые громко и аргументированно призвал пересмотреть взгляд на работу, немецкий философ Йозеф Пипер написал «Досуг, основу культуры» — великолепный манифест возвращения человеческого достоинства в эру маниакального трудоголизма, который втройне актуален сегодня, во времена, когда мы до такой степени отождествляем наше существование с товаром, что по ошибке считаем, будто зарабатывать на жизнь — это и значит жить.

За десятилетия до того, как великий монах-бенедиктинец Дэвид Стейндл-Раст начал размышлять о том, почему мы перестали отдыхать и как исправить ситуацию, Пипер отслеживает этимологию термина «досуг» до его древних корней и иллюстрирует, насколько удивительно искаженным, даже противоположным его значение стало со временем: от греческого слова «досуг» — σχoλη — произошла латинская «scola», а она, в свою очередь, дала нам английское «school» — наши образовательные учреждения, которые сейчас готовят детей к индустриализированному конформизму на всю жизнь, когда-то планировались как Мекка «досуга» и созерцания. Пипер пишет:

«Исходное значение концепции «отдыха» практически забылось в современной культуре постоянной работы без передышки: чтобы действительно понять суть досуга, мы должны противостоять противоречию, которое появляется из-за нашего избыточного внимания к миру работы.

Сам факт этого различия, нашей неспособности восстановить исходное значение «досуга» поразит нас еще больше, как только мы поймем, как обширно распространилась противоположная идея «работы» и как она подчинила себе все человеческие действия и все человеческое существование в целом».

Пипер отслеживает происхождение парадигмы слова «работник» до греческого философа-киника Антисфена, друга Платона и последователя Сократа. Как пишет Пипер, будучи первым, кто приравнял труд к добродетели, он стал и первым трудоголиком:

«Как этик независимости, Антисфен не испытывал никаких теплых чувств к праздничным обрядам, которые он предпочитал атаковать «просвещенным» остроумием, он был «врагом муз» (поэзия интересовала его только с точки зрения морального содержания); его не волновал Эрос (он однажды сказал, что «хотел бы убить Афродиту»); как убежденный реалист, он не верил в бессмертие (что действительно важно, говорил он, это жить добродетельно «на этой земле»). Этот набор черт характера, кажется, практически специально создан для того, чтобы проиллюстрировать сам «тип» современного трудоголика».

Работа сегодня включает «физическую работу», которая состоит из неквалифицированного и технического труда, и «интеллектуальную работу», которую Пипер определяет таким образом: «интеллектуальная активность как социальная услуга, как вклад в пользу общества». Вместе они составляют то, что он называет «абсолютная работа» — «последовательность побед, одержанных величественной фигурой работника», архетипа, созданного Антисфеном. Под гнетом «абсолютной работы» человеческая сущность упрощается до функционала работника и труд становится началом и концом существования.

Пипер рассматривает, каким образом сегодня подобное духовное обмельчание стало обыденным:

«Работа — это норма, и нормальный день — это рабочий день. Но вот вопрос: может ли человеческий мир устать от того, что он «работающий мир»? Может ли человек удовлетвориться тем, что он — «работник»? Может ли человеческое существование быть полноценным, при этом являясь исключительно будничным существованием?»

Чтобы ответить на этот риторический вопрос, нужно совершить путешествие к другому моменту в истории нашего эволюционирующего — или, точнее, регрессирующего — понимания «отдыха». Вторя Кьеркегору и его убедительной защите безделья как духовной пищи, Пипер пишет:

«Уклад жизни в классическом Средневековье предполагал, что именно нехватка отдыха, неспособность к отдыху сочетаются с праздностью, что неустанная «работа ради работы» проистекает исключительно из праздности. Существует любопытная связь в том, что неугомонность саморазрушительного рабочего фанатизма должна произрастать из отсутствия желания добиваться каких-либо результатов.

В соответствии с более старым кодексом поведения праздность подразумевала, что человек отказался от ответственности, которая неразрывно связана с его достоинством… Метафизически-теологическая концепция безделья, таким образом, предполагает, что человек не в ладах с собственным существованием, что если отбросить всю его энергичную деятельность, то окажется, что он сам с собой не в согласии, что, как это выражали в Средние века, грусть охватила его, несмотря на божественную добродетель в его душе».

Мы слышим отзвуки подобной точки зрения и сегодня в таких крайне необходимых, но все еще сырых понятиях, как, например, теология отдыха, но Пипер указывает на латинское слово «acedia», которое можно вольно перевести как «отчаяние от усталости», как на самую раннюю и наиболее подходящую формулировку жалобы на это саморазрушительное состояние. Он приводит контраргумент:

«Противоположность понятия «acedia» — это не упорство в ежедневных попытках заработать на жизнь, а радостное признание человеком собственного существования, мира в целом, Бога и Любви, вот откуда появляется эта особенная свежесть действий, которую каждый, кто сталкивался с ограничивающими трудоголика рамками, никогда ни с чем не перепутает.

Таким образом, отдых — это состояние души (и мы не должны забывать об этом, поскольку отдых не обязательно присутствует в таких поверхностных явлениях, как «перерыв», «отгул», «выходные», «отпуск» и так далее — это именно состояние души). Отдых помогает сохранить равновесие в имидже «работника».



Но наиболее поразительное открытие Пипера, одна из колоссальных психологических и практических ценностей сегодня — это его модель трех типов работы:

1) работы как действия,

2) работы как усилия,

3) работы как вклада в общественную пользу,

а также то, как на контрасте с каждым из них открываются новые ключевые аспекты досуга.

Он начинает с первого:

«Исключительности парадигмы работы как действия противостоит досуг как «бездействие» — отсутствие внутренней озабоченности, спокойствие, способность отпускать, быть умиротворенным».

В духе прекрасного трактата Пико Айера об искусстве покоя, который будет написан более чем полвека спустя, Пипер добавляет:

«Досуг — это такая форма спокойствия, которая необходима для подготовки к принятию реальности; только тот, кто спокоен, может слышать, а кто не спокоен, тот не может. Такое спокойствие — это не просто отсутствие звуков или мертвая немота, скорее оно указывает на то, что душевная сила, как и реальная, которая необходима для ответа настоящему моменту — этот дуэт навсегда утвержден природой, — еще не снизошла до слов. Досуг — это комбинация глубокого понимания, вдумчивого созерцания и погружения в реальность».

Но есть и кое-что более грандиозное в этой концепции отдыха как бездействия — это возможность причаститься к вечной тайне бытия. Пипер пишет:

«В досуге есть что-то от безмятежности того, что «невозможно постичь», признания таинственной природы мира и убежденности слепой веры, которая позволяет всему идти своим чередом.

Отдых — это отношение не того, кто вмешивается, но того, кто открывается, не того, кто хватает, а того, кто отпускает, кто отпускает себя и «погружается», почти как кто-то, кто засыпает и должен отпустить себя… Волна новой жизни, которая достигает нас, когда мы отдаемся созерцанию цветущей розы, спящего ребенка или божественной тайны — разве она не похожа на волну жизни, которая появляется благодаря глубокому сну без сновидений?»

Этот абзац напоминает прекрасную медитацию Дженет Уинтерсон об искусстве как процессе «активной капитуляции» — достаточно внезапная параллель, учитывая тот факт, что отдых — это теплица для креативного импульса, абсолютно необходимого для творчества и дважды необходимого для наслаждения им.

Пипер обращается ко второму типу работы, к работе как жадной попытке или трудолюбию, и к тому, как окружающее пространство изображает другой фундаментальный аспект отдыха:

«В отличие от исключительности парадигмы работы как усилия, отдых — это необходимое условие для того, чтобы видеть вещи в праздничном свете. Внутренняя радость человека, который празднует, — это одно из главных условий того, что мы называем отдыхом. Досуг становится возможен, если человек находится не только в гармонии с самим собой, но и в согласии с миром и его сутью. Отдых — это утверждение. Это не то же самое, что отсутствие деятельности. Это не то же самое, что умиротворенность или даже внутренняя умиротворенность. Скорее это похоже на спокойствие в разговоре двух влюбленных, которое порождается их единством».

Тут Пипер обращается к третьему и завершающему типу — работе как вкладу в общественное благо:

«Досуг противостоит исключительности парадигмы работы как социальной функции. Обычный «перерыв» в работе, который длится час, или неделю, или дольше, — это часть обычной трудовой жизни. Это то, что встроено в весь рабочий процесс, часть расписания. «Перерыв» делается ради работы. Он должен дать «новые силы» для «новой работы», о чем свидетельствует слово «восстановление»: человек восстанавливается для работы во время ее отсутствия.

Досуг перпендикулярен уважению к рабочему процессу… Отдых существует не ради труда; неважно, как много новых сил получает человек, который возобновляет работу: отдых, в нашем понимании, нельзя обосновать физическим обновлением или даже ментальным восстановлением для появления новой энергии для дальнейшей работы… Если кому-то нужен отдых лишь для «восстановления», то он никогда не испробует его подлинный плод — глубокое восстановление, которое происходит благодаря глубокому сну».





По словам Пипера, вернуть отдыху его высокую цель значит вернуть нам нашу человечность — понимание этого все сильнее требуется сегодня, во времена, когда мы говорим о каникулах как о «цифровом детоксе», последствием чего становится то, что мы пытаемся избавиться от зависимости, но в то же время усиливаем свое желание еще более рьяной «цифровой интоксикации» и обречены на нее после возвращения. Он пишет:

«Отдых не оправдывается тем, что работник функционирует в свое рабочее время «без перебоев» и с минимальным «простоем», но тем, что работник остается человеком… и это значит, что он не исчезает в раздробленном на рабочие дни мире своих ограниченных будничных обязанностей, но вместо этого сохраняет способность воспринимать мир в целом, и значит — воспринимать себя как существо, которое направлено на цельность бытия.

Вот почему способность «отдыхать» — это одна из главных душевных сил людей. Как дар созерцательного самопогружения в Бытие и способность поднимать настроение весельем, способность отдыхать — это способность выйти за пределы работающего мира и получить в награду контакт с теми сверхчеловеческими дающими жизнь силами, которые могут вернуть нас, обновленных и вновь живых, в занятой мир работы…

В отдыхе… настоящий человек находит спасение и защиту, потому что территория «просто человека» остается позади… [Но] требование предельного усилия проще понять, чем требование полного расслабления и отстраненности, даже несмотря на то, что для последнего не нужно прикладывать никаких усилий; в этом парадокс, от которого зависит обретение отдыха, одновременно человеческого и сверхчеловеческого состояния».

Возможно, именно поэтому, когда мы берем настоящий отпуск — в полном значении слова «holiday» (в переводе с англ. «holy» — «святой, священный», «day» — день. — Прим. пер.), момент, отмеченный святостью, священный период передышки, — наше чувство времени совершенно сбивается. Забывшие о рабочих часах и освобожденные, пусть и не навсегда, от тирании расписаний, мы можем почувствовать жизнь такой, какая она есть, с полным отливом и динамичным течением — подчас медленным и шелковистым, как тихие минуты, которые вы проводите, нежась в гамаке с хорошей книгой, а иногда — быстрым и горячим, как танцевальный фестиваль под летним небом.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //theoryandpractice.ru/posts/15615-otchayanie-ot-ustalosti-kak-otdokhnut-v-epokhu-maniakalnogo-trudogolizma

Да вы в сказку попали! 15 игрушечных европейских городов

Поделиться



В мире полно чудесных мест, снимками которых можно иллюстрировать сборники сказок. Там хочется неспешно бродить по улочкам, с упоением рассматривать каждую деталь и осторожно вдыхать волшебную пыльцу, рассеянную в воздухе.

Мы отыскали 15 городов в разных уголках Европы, где до сих пор живет сказка

 

Ия на острове Санторини, Греция





 

 

Игрушечные виллы, увитые пурпурными цветами бугенвиллеи, – сладкий сон любого романтика. Приезжайте к закату к стенам полуразрушенной крепости на Санторини и загадывайте желание, пока тонущее в Эгейском море солнце окрашивает все вокруг в кремовые оттенки.

 

Манарола, Италия





 

 

Похоже, кто-то наверху заигрался с коробкой фломастеров – так и получилась итальянская деревушка Манарола. Если хватит духу пройти по отвесной горной тропе, сможете похвастаться эффектными фотками разноцветных домиков, нависающих над морем.

 

Ровинь, Хорватия





Уютный курорт Ровинь красуется на большинстве открыток из Хорватии. Под окнами нарядных домиков качаются на волнах лодки, а в центре Cтарого города возвышается древняя базилика. С ее крыши дворики-колодцы и мощеные улочки, отшлифованные до блеска, кажутся милее во сто крат.

 

Брюгге, Бельгия





Для шоколадно-марципанового Брюгге столетия – как секунды. Этот бельгийский городок сладко заснул в прошлом: здесь все так же теснятся вдоль каналов увитые плющом домики, а по булыжным мостовым звонко цокают копыта лошадей.

 

Анси, Франция





У французского городка Анси отбоя нет от фотографов. Еще бы: вдоль изящных мостиков плавают лебеди, а за старинными крышами красуются величественные Альпы. Бонусом к фотогеничным видам идут пешеходные тропы к горным озерам, причем маршруты стартуют прямо за околицей города.

 

Чески-Крумлов, Чехия





В Чески-Крумлове легко поверить в чудеса. Одним волшебникам известно, сколько загадок скрывают остроконечные крыши Старого города, мистический лес и роскошный замок, где веками пировали чешские аристократы.

 

Хальштатт (Гальштат), Австрия





С какого ракурса ни щелкнешь горный Хальштатт, получится волшебно. В прицел объектива непременно попадут заснеженные склоны и пряничные домики. Лучший способ заценить все и сразу – прокатиться на лодке по зеркальной глади озера.

 

Альбаррасин, Испания





Средневековый Альбаррасин живет легендами о рыцарях. Зубчатая крепостная стена на вершине холма – точь-в-точь шипастая спина поверженного дракона. Приложите ухо к дубовым дверям: вдруг там до сих пор празднуют победу бочками хмельного пива!

 

Церматт, Швейцария





Швейцарская деревня Церматт, курорт номер один для фанатов лыж и сноуборда, знаменит на весь мир сказочными пейзажами. Суровый пик Маттерхорн, который высится над игрушечными крышами, будет сниться вам в романтических снах еще долго.

 

Ротенбург-об-дер-Таубер, Германия





Чтобы очутиться в кукольном домике, не нужен пряник с надписью «Съешь меня». Просто приезжайте в фахверковый городок Ротенбург-об-дер-Таубер. От конфет, вафель и брецелей не отвертеться: они тут соблазняют буквально с каждой витрины!

 

Лонгйир, Норвегия





В арктический поселок Лонгйир на 78 градусах северной широты стоит съездить, даже если это будет поездка в стиле «три дня лесом и два дня полем». Фантастические сполохи северного сияния бушуют над разноцветными домиками несколько месяцев подряд. А еще здесь хранят все-все-все семена на случай апокалипсиса и катают на пушистых хаски по вечной мерзлоте.

 

Кольмар, Франция





В Кольмаре можно охать и ахать на каждом шагу. Прелестные домики жмутся друг к дружке на брусчатых мостовых, а каждый мостик заставлен вазонами с геранью. Идеальное свидание – плыть на лодке по «маленькой Венеции» и слушать рассказы гондольеров, даже если ни слова не понимаешь по-французски.

 

Бурано, островной квартал Венеции, Италия





Разноцветный остров Бурано напоминает скриншот из мультика. Самое время окунуться в детство: веселитесь, делайте смешные селфи и уминайте песочное печенье буранелли, рассыпая крошки по мостовой!

 

Сигишоара, Румыния





В колоритной Сигишоаре стрелка часов остановилась пару веков назад. Неторопливо побродите по каменным мостовым и полюбуйтесь красивыми часовнями. В антикварных лавочках на городской площади полно несметных сокровищ – никакие блошиные рынки и рядом не стоят.

 

Несебр, Болгария





Старый город Несебра до безумия прекрасен. Обязательно сделайте селфи на фоне ветряной мельницы и посетите хотя бы две-три милых церквушки. В погожий денек у берегов полуострова можно рассмотреть «подводный Несебр», ушедший под воду после землетрясения.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.skyscanner.ru/news/igrushechnye-gorodki-mira

5 русских произведений, которые вдохновляют иностранных писателей

Поделиться



За что любят стихи Бродского и Евтушенко, почему выбирают не самый очевидный роман Достоевского и что думают об Анне Карениной.

 

Мэри Гейтскилл: «Анна Каренина» Льва Толстого

 

Мэри Гейтскилл — американская писательница; в ее произведениях, как правило, центральное место занимают героини, которые пытаются преодолеть внутренний конфликт.





 

 

Ее книги затрагивают многие табуированные темы, включая проституцию, наркозависимость и садомазохизм. По рассказу Гейтскилл «Секретарша» в 2001 году был снят одноименный фильм с Мэгги Джилленхол в главной роли. Гейтскилл считает, что всего одна сцена может полностью перевернуть представление читателя о герое — один из самых ярких примеров можно найти в романе Льва Толстого «Анна Каренина».

Одна сцена в «Анне Карениной» была настолько красивой и продуманной, что я даже встала, пока читала ее. Мне пришлось отложить книгу, так я была удивлена, и в моих глазах роман поднялся на совершенно новый уровень.

Анна сказала своему мужу, Каренину, что любит другого мужчину и спит с ним. Вы уже привыкли воспринимать Каренина как слишком гордого, но довольно жалкого героя: он высокомерный, непреклонный человек. Он старше Анны, он лысеет, он говорит несуразно визгливым голосом. Он настроен против Анны. Она ему совершенно отвратительна после того, как забеременела от своего любовника Вронского. Но сначала у вас появляется впечатление, что больше всего в этой ситуации ущемлена его гордость, и это делает его несимпатичным персонажем.

Затем он получает телеграмму от Анны: «Умираю, прошу, умоляю приехать. Умру с прощением спокойнее». Сначала он думает, что это обман. Он не хочет ехать. Но потом он понимает, что это слишком жестоко и что все его осудят, — он должен. И он едет.

Когда он входит в дом, где лежит умирающая Анна в бреду горячки, он думает: если ее болезнь есть обман, то он промолчит и уедет. Если она действительно больна, при смерти и желает его видеть пред смертью, то он простит ее, если застанет в живых, и отдаст последний долг, если приедет слишком поздно.

Даже в этот момент он кажется крайне непреклонным. Мы думаем, что ничто не рассеет невозмутимость этого человека. Но когда он видит, что Анна жива, он чувствует, как сильно надеялся, что она уже умрет, хотя понимание этого и шокирует его.

Потом он слышит ее лепет. И ее слова неожиданны: она говорит о том, как он добр. Что, конечно, она знает, что он ее простит. Когда она наконец видит его, она смотрит на него с такой любовью, какой он до сих пор не знал, и говорит:

«…во мне есть другая, я ее боюсь — она полюбила того, и я хотела возненавидеть тебя и не могла забыть про ту, которая была прежде. Та не я. Теперь я настоящая, я вся».

Анна говорит о решениях, которые она принимала, в третьем лице — как будто Каренина предал кто-то еще. И кажется, что тут она изменилась, как будто стала другим человеком. Меня это так удивило. Идея Толстого в том, что в нас может быть одновременно два человека, а может и больше. И дело не только в Анне. Пока она рассказывает Каренину о том, как любит его, умоляя о прощении, он сам тоже меняется. Человек, который, как нам казалось, все время будет несгибаемым и скучным, оказывается, имеет и совершенно другую сторону.

В романе показывалось, что он всегда ненавидел то беспокойство, которое вызывали в нем чужие слезы и грусть. Но когда он мучается от этого ощущения при словах Анны, он наконец понимает, что сочувствие, которое он испытывает к другим людям, — это не слабость. Впервые он воспринимает эту реакцию с радостью; любовь и прощение совершенно ошеломляют его. Он встает на колени и начинает плакать в объятиях Анны, она поддерживает его и обнимает его лысеющую голову. Качество, которое он ненавидел, — это и есть его суть, и понимание этого приносит ему мир. Вы верите этому полному перевороту, вы верите в то, что на самом деле эти люди именно такие. Мне кажется странным, что герои сильнее всего кажутся собой именно в те моменты, когда ведут себя так, как никогда раньше. Я не совсем понимаю, как такое может быть, но удивительно, что это работает.

Но затем этот момент проходит. Анна больше не говорит о «другой», которая есть в ней. Сначала я была разочарована, но потом подумала: нет, так еще реалистичней. То, что делает Толстой, даже лучше, потому что более правдиво. Мы испытываем большее чувство потери, зная, что что-то больше не повторится.

В этой сцене я во многом увидела суть книги. Все говорят, что «Анна Каренина» — о страсти, которая идет против общества, но я думаю, что гораздо сильнее как раз противоположное, а именно то, как силы общества ограничивают самовыражение личности.

 

 

Стивен Бартельм: «Дама с собачкой» Антона Чехова

 

Стивен Бартельм — американский автор рассказов и эссе, которые публиковались в таких изданиях как The New Yorker, The New York Times и The Atlantic. Несколько раз работал в соавторстве со своими братьями: Дональдом (умер в 1989 году) и Фредериком. Например, вместе с Фредериком Стивен написал «Ставки удвоены: Размышления об азартной игре и потере» — невыдуманную историю о том, как они проиграли в карты все свое наследство. Сейчас Бартельм преподает в Университете Южного Миссисипи.





 

Сильное впечатление на него произвел рассказ Антона Чехова «Дама с собачкой». Это произведение заставило его задуматься о том, что писателю следует принимать мир во всем его несовершенстве.

Как отмечали многие более именитые, чем я, писатели, «Дама с собачкой» — потрясающий рассказ, полный запоминающихся деталей. Меня в нем восхищают те же моменты, что и Набокова: например, сцена, когда после секса Гуров режет арбуз под театральные рыдания героини об утрате добродетели, или чернильница в виде всадника с отбитой головой в провинциальной гостинице.

Но больше всего мне запомнился пассаж ближе к концу, когда бывший донжуан размышляет о приближающейся старости и о женщинах, которых он знал:

«За что она его любит так? Он всегда казался женщинам не тем, кем был, и любили в нем не его самого, а человека, которого создавало их воображение и которого они в своей жизни жадно искали; и потом, когда замечали свою ошибку, то все-таки любили»

Это удивительный момент, но все же лучшие современные писатели тоже способны на такое: вдумчивый и свободомыслящий автор может заметить подобную психологическую иронию и признать ее ценность для читателя.

Но именно благодаря финалу — «…и потом, когда замечали свою ошибку, то все-таки любили» — этот пассаж близок к совершенству; такой поворот под силу единицам (скажем, Элис Манро). Чехову все равно, что замечание его героя нелогично и неразумно. Ему все равно, хороша ли эта мысль или дурна, его интересует лишь то, что люди думают именно так — и это восхитительно. Это то, что поэт Чарльз Симик назвал правильным предметом поэзии: «Удивление тому, что прямо перед тобой. Изумление перед миром». Нравственные убеждения большинства писателей мешают им увидеть это, и даже если они увидят, большинству из них не хватит выдержки, не хватит любви к миру, чтобы признать, что существующий порядок вещей в некотором роде идеален. Вот что, по моему мнению, так восхитительно в Чехове.

 

 

Кэтрин Харрисон: «Любовь» Иосифа Бродского

 

Кэтрин Харрисон — американская писательница, наибольшую (и довольно скандальную) известность которой принесли ее мемуары «Поцелуй». В них она рассказывает об интимных отношениях с собственным отцом, которые длились четыре года. Книга была принята неоднозначно: некоторые критики, например, отмечали, что она «отталкивающая, но написана прекрасно». Также Харрисон преподает в Хантерском колледже Городского университета Нью-Йорка. По мнению Харрисон, стихотворение Иосифа Бродского «Любовь» помогает нам понять суть писательского труда: творцу нужно меньше думать и больше прислушиваться к бессознательному.





«Любовь» Иосифа Бродского — это стихотворение, в котором герою снится умершая возлюбленная. Во сне воскрешаются утраченные возможности — мысли о том, что они занимаются любовью, заводят детей и живут вместе. В конце стихотворения автор подчеркивает идею верности, которая выходит за рамки земной жизни, в сферу вне сознания, нематериальную, не постижимую умом. Можно сказать, что это сфера мистического или невыразимого. Как ее ни называй, но я в нее верю.

Через все стихотворение Бродский проносит противопоставление света и тьмы. В темноте воспоминания о женщине из сна поглощают рассказчика настолько, что она кажется реальной. Когда он включает свет, она испаряется:

…И бредя к окну,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва
умышленного.


Многие процессы протекают именно в царстве тьмы. В подсознании, во сне, даже, на некотором уровне, при общении с другими людьми без слов. Под тьмой я не имею в виду темноту как отсутствие света. Я имею в виду ту часть жизни, которую нельзя понять с помощью сознания или анализа.

Суть стихотворения заключается в строке:

Ибо в темноте —
там длится то, что сорвалось при свете


Я думаю, Бродский подразумевает, что свет может исправить что-то в материальном мире, но для него существуют ограничения. Например, медицина может излечить при свете. Но если болен дух, то и жизни нет. И иногда нет иного способа восстановить утраченное, кроме как с помощью мечты и воображения.

Эта строка также определяет творческий процесс писателя — по крайней мере, как я его вижу. Для меня писательство — это занятие, которое требует умственной работы, но его также питает бессознательное. Мое творчество направляется нуждами моего бессознательного. И с помощью этого темного, неясного процесса я способна восстановить то, что иначе было бы утеряно. Например, в романе я могу восстановить утраченные голоса — обычно женские — и дать слово тем, кого заставляли молчать.

Сейчас я преподаю писательское мастерство. Забавно, но раньше я бы и представить не могла, что чаще всего буду повторять своим ученикам: «Пожалуйста, перестаньте думать». Люди действительно пишут лучше, когда не думают, то есть не прислушиваются к голосу своего сознания.

 

Руперт Томсон: «Станция Зима» Евгения Евтушенко

 

Руперт Томсон — английский литератор, автор девяти романов. Его часто сравнивают с такими не похожими друг на друга писателями, как Франц Кафка, Габриэль Гарсиа Маркес, Чарльз Диккенс и Джеймс Баллард. Критик Джеймс Вуд назвал его «одним из самых странных и освежающе неанглийских голосов современной художественной литературы». Его роман «Оскорбление» вошел в список 100 любимых книг Дэвида Боуи.





Руперт Томсон в своей работе часто вдохновляется поэмой Евгения Евтушенко «Станция Зима». Этот необыкновенный интерес он объясняет, в частности, своей биографией. Томсон вырос в маленьком городке, из которого ему не терпелось уехать. Он мечтал стать поэтом и часто забегал в книжный магазин. Однажды там ему попался сборник Евтушенко, который, в свою очередь, провел детство в маленьком сибирском городке. Поиск дороги в большой мир сделал русского поэта понятным и близким юному Томсону.

Поэма Евтушенко «Станция Зима» рассказывает о том, как герой покидает свою малую родину и затем возвращается. Он опубликовал ее в 1956 году, тогда ему было 23. К этому моменту он уже провел много лет вдали от Зимы, его жизнь совершенно изменилась: он жил в Москве, общался с творческими людьми, учился писать. В поэме Евтушенко представляет, что возвращается домой совершенно другим человеком, разговаривает с родными и знакомыми, стараясь примирить юность и взрослую жизнь, сельский уклад и свое новое окружение.

В конце стихотворения станция Зима — местная железнодорожная станция — сама обращается к поэту, в ее словах слышится мудрость старшего поколения. Мне нравится, как станция просит героя покинуть дом и идти к неизведанным, неясным горизонтам:

… Ты не горюй, сынок, что не ответил
на тот вопрос, что задан был тебе.
Ты потерпи, ты вглядывайся, слушай,
ищи, ищи.
Пройди весь белый свет.
Да, правда хорошо,
а счастье лучше,
но все-таки без правды счастья нет.
Иди по свету с гордой головою,
чтоб все вперед — и сердце и глаза,
а по лицу — хлестанье мокрой хвои,
и на ресницах — слезы и гроза.
Люби людей,
и в людях разберешься.
Ты помни:
у меня ты на виду.
А трудно будет
ты ко мне вернешься…
Иди!»
И я пошел.
И я иду.


Здесь так много замечательных советов на тему счастья, любви, путешествий, людей — тут практически все, о чем следует думать, и всего в нескольких коротких строчках. Меня всегда поражало, с каким великодушием ожившая станция Зима просит поэта покинуть ее. Когда она говорит о необходимости оставить свои истоки, свои корни и двигаться вперед, ее слова напоминают слова идеального родителя — в том плане, что родитель, который действительно любит своего ребенка, отпустит его, сделает все возможное, чтобы он уехал, в то время как неуверенный в себе человек ради собственного блага заставит свое дитя остаться. «А трудно будет, ты ко мне вернешься, — говорит станция, заклиная его уехать и посмотреть мир за порогом отчего дома. — Иди!» В этой позиции есть зрелость и бескорыстие. Станция Зима заботится лишь о судьбе поэта и думает о том, что для него лучше.

Поэма призывает нас двигаться в неизведанное — прочь из дома, от себя к другим. Это призыв выйти из зоны комфорта, географически и психологически, и исследовать новые места, которые могут напугать, удивить или испытать нас на прочность. Эта идея применима и к моим мыслям о писательстве и искусстве.

 

Аля Аль-Асуани: «Записки из Мертвого дома» Федора Достоевского

 

Аля Аль-Асуани — один из главных современных египетских писателей, его роман «Дом Якобяна» считается самым громким арабским романом ХХI века: он переведен на 34 языка, в том числе на русский. Несмотря на популярность своих произведений, Аль-Асуани не бросает и свою постоянную работу: он практикующий стоматолог. Также он активно участвует в политической жизни Египта. Знаковым произведением для него стали «Записки из Мертвого дома» Федора Достоевского. По словам Аль-Асуани, эта книга учит читателя понимать людей, а не судить, и не делить мир на черное и белое.





В «Записках из Мертвого дома» Достоевский рассказывает о том, как четыре года прожил на каторге в Сибири. Это было настоящей мукой, а поскольку он происходил из благородной семьи, другие арестанты всегда чувствовали себя неловко в его компании. В то время в России каторжников разрешалось пороть, и Достоевский описывает это наказание с большим чувством. В конечном счете именно благодаря этой книге император отменил порку, так что произведение сыграло важную роль в развитии российского общества.

В романе есть сцена, где умирает молодой арестант. В это время стоящий рядом каторжник начинает плакать. Нельзя забывать о том, что это люди, которые совершили страшные преступления. Автор описывает, как унтер-офицер с недоумением смотрит на него. И тогда он говорит:

«Тоже ведь мать была!»

«Тоже» играет важную роль в этом предложении. Этот человек совершал преступления. Он не приносил пользы обществу. Дела его были ужасны. Но он тоже человек. У него тоже была мать, как и у всех нас. Для меня роль литературы заключается в этом самом «тоже». Это значит, что мы поймем, мы простим, мы не осудим. Мы должны помнить, что люди по сути своей не плохи, но они могут совершать дурные поступки при определенных обстоятельствах.

Например, неверность супруга мы обычно считаем чем-то плохим. Но существует два шедевральных романа, которые отказываются осуждать такое поведение: «Анна Каренина» и «Мадам Бовари». Авторы этих произведений стараются объяснить нам, почему героини изменили мужьям. Мы не судим их, мы пытаемся понять их слабости и ошибки. Книга — это не средство осуждения, это средство понимания человека.

Соответственно, если вы фанатик, то никогда не сможете оценить литературу по достоинству. И если вы цените литературу, то никогда не станете фанатиком. Фанатизм делит мир на черное и белое: люди бывают либо хорошими, либо плохими. Они либо с нами, либо против нас. Литература — полная противоположность такому мировоззрению. Она представляет перед нами широкий спектр человеческих возможностей.

Она учит нас чувствовать чужую боль. Когда вы читаете хороший роман, то забываете о национальности героя. Вы забываете о его религии. О его цвете кожи. Вы просто видите человека. Вы понимаете, что это человек — такой же, как и вы. Поэтому благодаря книгам люди могут стать лучше.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //theoryandpractice.ru/posts/15914-silnoe-vpechatlenie-5-russkikh-proizvedeniy-kotorye-vdokhnovlyayut-inostrannykh-pisateley

8 мест для отдыха в Москве

Поделиться



Релакс в Москве

Где можно в Москве побыть наедине со своими мыслями или с любимым человеком? Укрыться от суеты и шума, поразмышлять, просто послушать тишину и сосредоточиться на главном. 



1. Система дворов между Пятницкой и Ордынкой 

Здесь находится бывшая усадьба Еремеевых во владении Саввино-Сторожевского монастыря, церкви, доходные дома XIX века. На данный момент там расположились офисы, и потому можно с уверенностью сказать, что здесь крайне тихо. 

Как попасть: Пятницкая, 6, м. «Новокузнецкая» 

2. Розовый сад в Марфо-Мариинской обители 

В монастыре до сих пор содержится приют для девочек-сирот, на территории также раскинулся сад с розовыми кустами и беседкой. Здесь всегда невероятно тихо и приятно, и можно подумать о вечном или просто почитать хорошую книгу. 

Как попасть: Б.Ордынка, 34, стр. 7 



3. Библиотека «Тихий Циферблат» 

Место просто создано для чтения. Здесь можно посидеть всего за 2 рубля в минуту, почитать книгу и немного побеседовать. В стоимость входит чай и различные сладости, то есть место не просто приятное, но и уютное. 

Как попасть: Покровка, 12, со двора, второй этаж 



4. Сад «Аптекарский огород» 

Вроде бы это шумная улица Москвы – однако, здесь существует поистине райский уголок для интровертов. Найти его нелегко, но если Вам удастся, то вы увидите превосходный сад, который просто очарует Вам своими видами. Кроме того, это место прекрасно даже осенью, что для парков – большая редкость. 

Адрес: ул.Проспект Мира, 26 



5. Сквер Новоспасского монастыря 

Сквер расположился за территорией Новоспасского монастыря, то есть прямо на набережной Москва-реки. Сквер Новоспасского монастыря не слишком большой, но уютный. Привлекает, конечно, его доступность и близость от метро. Этот парк Москвы открыт постоянно. Место для любителей тихого отдыха на природе. Вы можете отдохнуть на газоне и даже покормить уток у пруда. 

Как попасть: Краснохолмская наб., 13 

6. Ботанический сад 

Знаменитое место, которое, к тому же, весьма тихое и приятное. Вы сможете насладиться видами красивейших пейзажей, и даже красивым японским садиком, который выглядит весьма аутентично. Людей здесь немного, но вовсе не потому, что никто сюда не ходит – просто место большое, и все разбредаются кто куда. 

7. Ивановская горка 

Нетронутый уголок старой Москвы, где можно вволю побродить по проходным дворам, небольшим садам и увидеть старинные монастыри. Москва предстанет перед Вами по-домашнему уютной и приятной. 

Как попасть: ул. Забелина, Старосадский пер., Хохловский пер., Малый Ивановский пер. 



 

8. Усадьба «Узкое» 

Тем, кому нравятся запущенные и пустынные парки, точно здесь понравится, и нужно сказать, что Вы обнаружите большое количество превосходных образчиков папоротников: этот парк похож на те места, которые Вы еще не видели. Покормить уток Вы сможете в любое удобное для Вас время. 

Адрес: ул. Профсоюзная, 123а, 123бопубликовано 

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //vk.com/vse.o.moskve?w=wall-70409235_95713

10 трогательных романов об одиночестве

Поделиться



1. Януш Вишневский — «Одиночество в сети»

 

Один из самых пронзительных романов о любви, вышедших в России в последнее время. «Из всего, что вечно, самый краткий срок у любви» — таков лейтмотив европейского бестселлера Я.Л.Вишневского. Герои «Одиночества в Сети» встречаются в интернет-чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни, которые оказываются похлеще любого вымысла. Встретятся они в Париже, пройдя не через одно испытание, но главным испытанием для любви окажется сама встреча...





 

 

2. Харуки Мураками — «Норвежский лес»

 

"… По вечерам я продавал пластинки. А в промежутках рассеянно наблюдал за публикой, проходившей перед витриной. Семьи, парочки, пьяные, якудзы, оживленные девицы в мини-юбках, парни с битницкими бородками, хостессы из баров и другие непонятные люди. Стоило поставить рок, как у магазина собрались хиппи и бездельники — некоторые пританцовывали, кто-то нюхал растворитель, кто-то просто сидел на асфальте. Я вообще перестал понимать, что к чему. «Что же это такое? — думал я. — Что все они хотят этим сказать?»...

 

3. Жан-Поль Сартр — «Тошнота»

 

Тошнота — это суть бытия людей, застрявших «в сутолоке дня». Людей — брошенных на милость чуждой, безжалостной, безотрадной реальности. Тошнота — это невозможность любви и доверия, это — попросту неумение мужчины и женщины понять друг друга. Тошнота — это та самая «другая сторона отчаяния», по которую лежит Свобода. Но — что делать с этой проклятой свободой человеку, осатаневшему от одиночества?.. 

 

4. Габриэль Гарсия Маркес — «Полковнику никто не пишет»

 

Прежде чем опубликовать эту повесть Гарсиа Маркес переписывал ее десяток раз и добился своего: по своей емкости и силе она не имеет себе равных во всей латиноамериканской прозе. 

Внешне ее сюжетная канва незатейлива — всего лишь сменилась в латиноамериканской стране в очередной раз власть, очередные столичные коррупционеры в который раз наживают состояния — а герой давно пролетевшей гражданской войны, престарелый полковник в отставке, влачит в маленьком провинциальном городке полунищенское существование… Но его история, история маленького человека, в одиночку отстаивающего свое достоинство, становится историей преодоления одиночества, произвола и абсурда, царящих в мире.

 

5. Дуглас Коупленд — «Элинор Ригби»

 

Лиз, существующая в Сети под ником «Элинор Ригби», действительно одинока.

Она действительно ждет чуда — и однажды это чудо случается. Но не зря говорят: бойтесь ваших желаний — они имеют обыкновение сбываться. Вот и долгожданное «лекарство от одиночества» Лиз привносит в ее жизнь не совсем то, чего она ожидала… Что дальше? То, о чем никогда не написали бы «Битлз»...





 

 

6. Патрик Зюскинд — «Контрабас»

 

Пьеса «Контрабас» — первое произведение выдающегося немецкого писателя Патрика Зюскинда, автора знаменитого «Парфюмера». После премьеры в Мюнхене она стала одной из самых популярных в Европе. Поставлена она и в России. Пьеса сопровождается краткой автобиографией Зюскинда и высказываниями искусствоведов о его творчестве.

 

7. Эрнест Хемингуэй — «Старик и море»

 

«Старик и море» — настоящий шедевр Хемингуэя. Повесть посвящена «трагическому стоицизму»: перед жестокостью мира человек, даже проигрывая, должен сохранять мужество и достоинство. Изображение яростной схватки с чудовищной рыбой, а затем с пожирающими ее акулами удачно контрастирует с размышлениями о прошлом, об окружающем мире.

 

8. Майкл Каннингем — «Часы»

 

Как устроено время? Как рождаются книги? Как сцеплены между собой авторские слова-сны? Как влияют события (разнесенные во времени и пространстве) на слова, а слова — на события? Судьба Вирджинии Вулф и ее `Миссис Дэллоуэй`. Англия 20-х и Америка 90-х. Патриархальный Ричмонд, послевоенный Лос-Анжелес и сверхсовременный Нью-Йорк. Любовь, смерть, творчество. 

 

9. Ричард Матесон — «Я-легенда»

 

Роберт Невилл — герой романа «Я — легенда» — единственный человек в Лос-Анджелесе, не заразившийся болезнью, симптомы которой напоминают вампиризм, и единственный выживший. Укрывшись в бронированном доме, он ищет лекарство от болезни, уничтожившей человечество... 

Этот сюжет сегодня знает почти каждый: одноименный блок-бастер с Уиллом Смитом в главной роли посмотрели миллионы зрителей. Но все ли они прочли книгу, которая легла в основу сценария? И все ли знают, каким «великий и ужасный» Ричард Матесон видел конец этой истории? Какой глубокий и даже шокирующий философский смысл он вкладывал в свой фантастический мир будущего? Книга, которая никогда не устареет и не перестанет удивлять, культовый роман научной фантастики.





10. Паскаль Киньяр — «Вилла „Амалия“»

 

Паскаль Киньяр — один из крупнейших современных писателей, лауреат Гонкуровской премии (2002), блистательный стилист, человек, обладающий колоссальной эрудицией, знаток античной культуры, а также музыки эпохи барокко.

После череды внушительных томов изысканной авторской эссеистики появление данной книги, первого за последние семь лет романа Паскаля Киньяра, было радостно встречено французскими критиками. Эта книга сразу привлекла к себе читательское внимание, обогнав в продажах С.Кинга и М.Уэльбека.

В центре повествования — судьба удивительной женщины-композитора, созданного ею эзотерического музыкального мира, прощание с красотой мира, очарование одиноких прогулок на заветном острове, освобождение от суеты и соблазнов во имя чистого творчества.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.brainstorm-blog.ru/2015/07/10.html

10 Книг, от которых становишься добрее

Поделиться



1. О. Генри «Дары волхвов»

Удивительный короткий рассказ, полный нежности и любви. Казалось бы, всего несколько страниц — разве можно в них передать столько чистых и светлых чувств, а главное, жизненной мудрости?

А вот можно. Можно коротко сказать о самом ценном в жизни любого человека: о любви, преданности и самопожертвовании. Как радостно становится, когда знаешь, что есть на свете такие гениальные строки.





 

2. Рэй Брэдбери «Вино из одуванчиков»

Войдите в светлый мир 12-летнего мальчика и проживите вместе с ним одно лето, наполненное событиями — радостными и печальными, загадочными и тревожными. Лето, когда каждый день совершаются удивительные открытия, главное из которых — ты живой, ты дышишь, ты чувствуешь!

Эта книга — детское виденье лета, лето из детства, с нереальными фантазиями, доброе, красочное, жаркое, полное приключений лето… Лето через призму детского восприятия… И оно прекрасно.

 

3. Горан Петрович «Атлас, составленный небом»

Замечательная волшебная сказка для взрослых, этакий магический реализм по-сербски.

Судите сами: в одном необычном доме живут необычные люди и не только люди. Они то крышу дома разберут, чтобы постоянно видеть небо, то собирают бриллианты в утренней росе, то общаются с духами посредством почтовой переписки, то ищут Вселенское дерево во снах, то создают всемирную сеть поздравлений и пожеланий — для всех одиноких людей. У них есть сундук с элементарной легкостью и сундук с элементарной тяжестью, засушенные ромашки вместо пуговиц, и т.д. Все это способы борьбы с Пустотой, которая наступает на дом героев, как и на мир в целом. К концу романа сам ощущаешь себя жителем этого маленького и хрупкого мира.

Очень светлая книга, которую можно сравнить с глотком свежего воздуха, бликами солнца на воде, с хрусталем.





 

 

4. Элинор Портер «Поллианна»

Добрая, весёлая, наивная, с хэппи-эндом в конце. Книга, которая вполне может стать настольной. Книга без возраста и без настроения: ее можно и нужно читать и в детстве, и когда вырастешь, и когда грустно, и когда все отлично.

История о жизнерадостной солнечной девочке, которая заставила улыбнуться всех, кто ее окружал, и которая изменила жизнь многих людей. Она настолько завоевала весь мир, что у психологов даже появилось выражение «принцип Поллианны», что означает склонность человека охотнее воспринимать приятную информацию, чем неприятную.

 

5. Харпер Ли «Убить Пересмешника»

Добрый и удивительный по своей атмосфере роман. Воистину для всех возрастов — для детей и подростков о том, как надо взрослеть, а для взрослых о том, как вести себя с такими сорванцами и как не забыть, что такое быть ребенком. Ведь всех нас так засасывает взрослая жизнь, что времени для детства не остается. Вот поэтому и необходимо читать такие книги — читать для того, чтобы сохранить этот радостный огонек внутри себя.

Роман о многом – о добре и справедливости, о человечности и расовых предрассудках. В нем нет нравоучительности или раздражающей назидательности. Но он естественным образом подводит к пониманию того, что все люди разные и чтобы понять их, нужно встать на их место и посмотреть на мир их глазами.

 

6. Глория Му «Вернуться по следам»

Книга, прочитав которую начинаешь верить, что добра на земле куда больше, чем зла!

Это ироничная, немного наивная и очень обаятельная история о маленькой девочке, живущей среди лошадей и собак. Ребенок смотрит на мир взрослых с высоты своего роста (и возраста), оценивая его настолько непосредственно, что каждая страница книги заставляет то плакать, то смеяться.

 

7. Антуан Экзюпери «Маленький принц»

Об этой книге очень сложно что-либо говорить или писать. И не только потому, что о ней написано больше, чем текста в самой книге. Просто это удивительная книга, по своей простоте и по своей глубине.

Взрослая сказка для детей, и детская сказка для взрослых. Очень добрая, трогательная и философская.

Книга, которую можно открыть на любой странице, и найти снова что-нибудь новое для себя. Книга, которая в разных возрастах воспринимается по-разному. Книга, напоминающая о том, что каждый из нас когда-то был ребенком. Это тот случай, когда простая сказочка стоит сотни умных книг.





8. Эрленд Лу «Наивно. Супер»

Вполне добрая и светлая книга про депрессию и жизненный кризис. Симпатичный герой 25 лет с милыми чудачествами и заморочками вдруг понял, что что-то не так в его жизни и решил разобраться, побыть немного наедине с собой — не столько в прямом смысле, сколько в переносном… Он говорит о том, что думает, во что верит и что любит.

Часто это очень простые вещи, но ведь они действительно могут доставлять столько радости: вода, велосипед, яблоня, собака…

Книга гениальная в своей наивности, ее стоит иногда перечитывать для поднятия настроения.

 

9. Макс Фрай «Чужак»

Фантастика и мистика, детективный сюжет и сказочные подробности, ироническая пародия и философская притча тщательно перемешаны и щедро сдобрены юмором, который с самого начала стал своеобразной «визитной карточкой» М.Фрая.

«Чужак» — первая, самая добрая, трогательная и сказочная из его книг. Обыкновенный трамвай может оказаться средством для путешествий между мирами; город, привидевшийся во сне, — сногсшибательной реальностью; смертельная опасность — поводом для шутки, а маньяк-убийца — вашим двойником. Возможно все — и не только на страницах книги, но и в вашей собственной жизни; чудеса случаются не с избранными, а с кем попало — так утверждает лукавый волшебник, сэр Макс Фрай.

 

10. Джоанн Харрис «Ежевичное вино»

Легкая и добрая сказка для взрослых. Людям нужны сказки. И взрослым они нужны даже больше, чем детям. Что бы верить, что ошибки максимализма и горячности юности можно исправить. Чтобы не забыть, что магия рядом, надо только научиться ее видеть.

Главная тема книги — поиски себя, причем в этот прекрасный и благородный квест герой отправляется в глухую французскую провинцию: «Я уезжаю в деревню, чтобы стать ближе к земле». Там он находит и себя, и дом, и прошлое, и настоящих друзей, и утерянное вдохновение. Книга — очень теплая и живая, в целом позитивно-волшебная и лишь чуть-чуть ностальгически-грустная.опубликовано

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: www.brainstorm-blog.ru/2015/06/blog-post_22.html

5 книг о путешествиях, которые изменят вашу жизнь

Поделиться







Одна мысль мне не дает покоя уже долгое время. Вот какая: иногда для того, чтобы найти ответы на свои вопросы, нужно покинуть пределы своего дома. Не всем нравится эта фраза, потому что «дома и стены лечат» — так принято считать.

Но что если мир для того и создан, чтобы познавать себя через его новые города и страны? Что если у нас нет одного-единственного дома? Что если весь мир — наш дом, и ответы на наши вопросы лежат в его разных уголках? Мне очень нравится эта мысль, и эти книги — стали для меня тому подтверждением. 





1. «Цветок пустыни» Вариес Дирие

 

Быть изнасилованной в четыре года и подвергнуться процедуре обрезания в шесть. Последней каплей для двенадцатилетней Вариес стала перспектива выйти замуж за шестидесятилетнего старика. Пешком через всю пустыню сначала к сестре в город Магадишо, а потом вместе с дядей прямиком в Лондон. Город, где ей предстоит стать одной из самых высокооплачиваемых моделей и сняться в фильме про Джеймса Бонда. Реальная история модели и посла доброй воли ООН по борьбе с последствиями женского обрезания Вариес Дирие, которая на своем личном примере показала, что на самом деле означает фраза «использовать любую возможность» (снят одноименный фильм «Цветок пустыни»).

 

2. «Белая масаи» Коринна Хофманн

 

Влюбиться в темнокожего воина из племени Масаи во время путешествия по Африке вместе со своим бойфрендом? Швейцарка по происхождению, Коринна, и предположить не могла, чем обернется для нее эта поездка. Влюбилась, вышла замуж, родила дочь. Но так и не стала своей среди жителей африканского племени. Дом — это не всегда та страна, в которой живет твой любимый мужчина.





Прекрасная реальная история о том, на что мы готовы ради других и ради самих себя (снят одноименный фильм «Белая Масаи»).

 

3. «Происхождение всех вещей» Элизабет Гилберт

 

В возрасте пятидесяти лет, Альма Уайтекер, дочь ботаника, ранее никогда не покидавшая пределы родной Филадельфии, решается отправиться в рисковое путешествие на Таити. Только дорога заняла у нее более восьми месяцев.





Но именно там, в окружении абсолютно другого народа, она смогла найти ответы на свои вопросы об эволюции и происхождении всех вещей.

 

4. «Невероятное паломничество Гарольда Фрая» Рэйчел Джойс

 

На противоположном конце страны в одном из хосписов есть женщина по имени Куини Хеннесси. Гарольд Фрай, одинокий и никому ненужный в родном городе, отправляется навестить ее. Но это было не просто путешествие к женщине через всю страну. Это стало действительным путешествием к себе, настоящему, и переосмыслением всей жизни.





Иногда чтобы найти себя стоит просто отправиться в путь и внимательно изучить уроки, которые он тебе преподнесет.

 

5. «Дикая» Шерил Стрэйд

 

Еще одна реальная история. Смерть матери, разрыв с мужем, наркотики, внезапная беременность. Шерил понимала, что втянула себя в замкнутый круг, из которого нужно срочно выбираться. А это возможно только с помощью радикальных методов. Решено: пешее одиночное путешествие длиной в 1770 км.





Чтобы принять свои ошибки и начать действительно новую жизнь (снят одноименный фильм «Дикая»). опубликовано 

 

Автор: Тамрико Шоли

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: splash.project-splash.com/posts/5-knig-oputeshestviyah-kotorye-izmenyat-vashu-zhizn/2g3h16341fd

От Гавайев до Монголии: Путеводитель по водопадам, о которых не знают туристы

Поделиться



Ниагара, Игуасу, водопад Виктория. Пожалуй, это одни из самых удивительных уголков на планете, но их точно нельзя назвать укромными. Если не спланировать должным образом время поездки, придется протискиваться сквозь толпу туристов, чтобы сделать пару удачных снимков.

Но маленькие водопады могут оказаться столь же незабываемыми, особенно если поплавать в лагуне в окружении туманных джунглей, огромных валунов и пронизывающей какофонии звуков одного из самых удивительных творений природы.

Вот восемь малоизвестных водопадов, которым стоит уделить внимание во время следующего отпуска.

 

19 водопадов в тропическом лесу Эквадора





В окутанном туманом тропическом лесу Эквадора располагается великое множество водопадов. Но именно этот каскад из 19 потоков воды обнаружили гиды одного из местных курортов. Ежедневно здесь проводятся экскурсии группами из шести человек. Пожалуй, самый роскошный водопад из всех 19 — это Магнолия. Именно здесь расположено так называемое «естественное джакузи».

 

Тайные водопады острова Сумба, Индонезия





Сумба — один из островов Индонезии, куда редко ступает нога обычного туриста. Водопады расположены в 45 минутах езды через долину Ванукака, на южном берегу острова. После поездки придется совершить полуторачасовой переход до главной достопримечательности — каскаду, обрамленному 300-метровыми скалами, с которых вода срывается в голубую лагуну.

 

Юрские водопады острова Кауаи, Гавайи




Странное название, не так ли? Однако оригинальное произнести гораздо сложнее — Манаваиопуна. Чтобы упростить жизнь туристам, их переименовали в честь знаменитого фильма Стивена Спилберга, который и сделал водопады известными. До недавнего времени Юрские водопады были совершенно недоступны из-за своего расположения высоко в горах Кауаи. Теперь туда можно добраться на вертолетах. Гиды проведут вас к основанию 120-метровых водопадов и подскажут, откуда сделать несколько потрясающих фотографий.

 

Водопад Орхон, Монголия





Катаясь на лошадях по степям Монголии, сложно представить, что где-то здесь может располагаться водопад. Еще более удивительное зрелище открывается взору зимой, когда Монголия превращается в заснеженную страну чудес, а шестиметровый Орхон замерзает. Но именно в таком виде он особенно прекрасен.

 

«Секретные» водопады Бали





Многие курорты Бали окружены большим количеством малоизвестных водопадов. Обратитесь к гидам — и они раскроют вам «секретный» список. Иногда, чтобы добраться до этих водопадов, приходится совершить пеший поход по джунглям, поэтому лучше воспользоваться услугами местных проводников.

 

Водопады Мачу-Пикчу, Перу





Рядом с загадочным городом инков расположены два малоизвестных водопада. Первый каскад в конце пешеходной тропы (у отеля Inkaterra Machu Picchu Pueblo) в Агуаскальентесе не имеет названия. Гиды ведут туристов по загадочной тропе и попутно показывают петроглифы доинкской эры. На полпути между отелем и Мачи-Пикчу находится второй водопад, Мандор. Путешествие к Мачу-Пикчу займет несколько часов, но в пути вас будут сопровождать пестроцветные попугаи, зеленые сойки и разговорчивые гиды.

 

Водопад Хеллемоботн, Норвегия





Самые известные водопады выделяются высотой, а этот, на самом севере Норвегии, уникален своей горизонтальностью. До недавнего времени подойти вплотную к водопаду было невозможно, но прошлым летом группа исследователей обнаружила крутой проход, ведущий прямо к источнику. Так что теперь бурлящие струи можно разглядеть и вблизи.

 

Водопад Пикник, Таиланд





Пикник под водопадом — дело рискованное. Но один из роскошных курортов на малонаселенном тайском острове Ко Куд предлагает гостям провести удивительное ночное свидание. Можно заказать романтический ужин на двоих у небольшого каскада, брызги которого не помешают насладиться едой.опубликовано 

 

 Автор: Ев­ге­ния Си­до­ро­ва

 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: ru.insider.pro/lifestyle/2017-02-05/ot-gavajev-do-mongolii-putevoditel-po-vodopadam-o-kotoryh-ne-znayut-turisty/