За последние 15 лет статистика психических расстройств у детей ужасает! Виновны родители…

Поделиться



Молчание — золото, но только не в вопросах, касающихся наших детей. В современном мире в домах царит тихая трагедия, которая рушит судьбы подрастающих личностей. Родители настолько заняты своими проблемами и мыслью о заработке, что совершенно не замечают эмоционального состояния ребенка. За последние 15 лет статистика психических расстройств у детей ужасает.




Читать дальше →

Как навредить ребёнку, не прибегая к побоям

Поделиться



Негативные эмоциональные воздействия не оставляют следов на коже, однако ранить могут не меньше, чем физическое насилие.

«Боги», «купцы» и «овцы»: какие стили родительства могут быть вредны для детей?

Детство — это опорный институт, который формирует общество, его благополучие напрямую связано с благополучием и здоровьем каждого ребенка. Поэтому общественные организации, например, Всемирная Организация Здравоохранения и ЮНИСЕФ (детский фонд ООН), составляют рекомендации, как создать безопасное и счастливое детство, чтобы ребенок вырос физически и психически здоровым.





Редкие родители обращаются к сайту ВОЗ и читают изложенные там рекомендации по воспитанию. Обычно в ход идут традиционные методы, основанные на опыте. Битые в отрочестве родители применяют силу при воспитании своего чада, потому что не знают других способов достучаться до ребенка и повлиять на его поведение. Это относится и к воспитательным стратегиям, не имеющих явных последствий для здоровья и безопасности ребёнка. Воспитательные методы часто дрейфуют из поколения в поколение, снова и снова порождая психически нестабильных, тревожных, замкнутых взрослых.

Чтобы ребенок вырос здоровой полноценной личностью, нужно защитить его от любого вида насилия. Физическое, сексуальное насилие и невыполнение родительских обязанностей — явные причины возникновения проблем у ребенка. 

Эмоциональное насилие над ребёнком не наказывается уголовно, но его последствия травматичны для психики маленького человека, как удары ремнём — для тела.

Систематическое унижение, манипулирование, подавление воли детей укоренились в родительском арсенале многих. Американские психиатры Сьюзан Форвард и Крейг Бак даже ввели термин «вредные родители» (toxic parents), чтобы определить тех, кто прибегает эмоциональному насилию в воспитании и наносит вред самооценке, жизненным установкам, а порой и психике детей.

Вот какие типы «вредных родителей» можно выделить.

 

«Бог»

Уверенный в своей правоте и непогрешимости родитель. Требует от ребёнка поклонения, безусловной любви и беспрекословного подчинения. Часто в эту категорию попадают отцы семейства. Эмоционально относится к ребёнку как к «подданному» и считает, что смысл жизни детей — это выражение благодарности родителю за дар существования.





 

Такие родители используют телесные наказания и устанавливают строгие правила, даже если в них нет нужды. Ребёнок «бога» склонен к подчинению, замкнут. Страх и благоговение перед родителем перерастает в склонность обманывать в бунтарский подростковый период. Во взрослой жизни такие дети окажутся неспособными самостоятельно принимать решения и будут искать нового «бога» в своей второй половинке или близком друге.

Лексикон «Бога»: «Я лучше знаю», «Ты мне всем обязан», «Если бы не я...»

 

«Критик»

Оценивает ребенка и сравнивает его с другими детьми. Рисует в голове образ идеального малыша и заставляет сына или дочку подгонять себя под недостижимые лекала. Болезненно реагирует на «отставание» своего чада от своих сверстников, требует больших усилий и старания, устанавливает жёсткие рамки и дисциплину, подкрепляя их систематическим унижением. Особенно опасны критики, у которых несколько детей, ведь тогда за «золотым стандартом» даже не нужно обращаться во внешний мир.





Опасность такого вида эмоционального насилия — развитие у ребёнка заниженной самооценки, синдрома «неудачного образца» при сравнении с братьями или сестрами.

Лексикон «Критика»: «У всех нормальные дети, а у меня...», «Почему у Ангелиночки пятерка, а у тебя — тройка?», «Вот твой старший брат — просто ангел, а ты — какое-то наказание».

 

«Тренер»

У таких родителей много общего с «критиками». Своих детей они тоже сравнивают с другими, но с целью мотивировать их на победу. Соревновательный дух питает тренера изнутри, он считает ребёнка предметом своей гордости и при каждом удобном случае демонстрирует его окружающим. Как правило, тренеры заставляют детей добиваться успеха в областях, в которых не смогли преуспеть сами. Для отцов это обычно спорт, а для матерей — иностранные языки или игра на музыкальных инструментах.

Интересы и склонности ребёнка «тренеры» не учитывают. Их дети вырастают в атмосфере постоянного соревнования.

Эмоционально это настраивает ребёнка на погоню за чужими целями, достижение которых не приносит радости. Преуспевшие в глазах родителей чемпионы превращаются в экспонат в зале славы родителя с комплексом отличника. А те, кому не удалось достичь успеха, чувствуют вину за неоправданные ожидания.

Лексикон «Тренера»: «Я в своё время не учила английский и очень пожалела, не повторяй моих ошибок!», «Коля, сыграй нам полонез Огинского, порадуй тетю Катю», «Второе место? Почему не первое?».

 

«Венецианский купец»

Яркая иллюстрация экономического насилия над психикой ребенка. Этот тип родителей не знает безусловной любви, так нужной ребёнку. У поступков, чувств и людей для таких родителей существует вполне реальный ценник. Они живут по принципу «ты — мне, я — тебе», подкупают детей, иногда откупаются от них, ставят ультиматумы и всегда ждут порой неадекватной отдачи от ребенка за свои поступки или проявления чувств.





Ребенок купца неспособен на искренность и доверие, так как считает, что всё в жизни нужно заслужить и заработать. Во взрослой жизни такие дети часто заискивают, обманывают, с подозрением относятся к бескорыстным поступкам и сами начинают манипулировать людьми, классифицируя всё и всех по товарным категориям.

Лексикон «Купца»: «Если успокоишься, дам конфету», «За каждую пятёрку получаешь сто рублей», «Пока я за тебя плачу, ты будешь делать то, что я хочу», «На тебе тысячу, иди гуляй сам, мне некогда», «Помой посуду, я тебя за это любить буду».

 

«Овечка»

Тонкий манипулятор-жертва. Чаще это родитель женского пола, иногда одинокая мама, которая знает, что жалостью может получить желаемое. Это хорошие актеры, которые способны пустить слезу и изобразить сердечный приступ, чтобы смягчить даже самого непробиваемого подростка.

Причиной своих разочарований и страданий считают, естественно, своё дитя, которое обязано из-за этого быть рядом и заботиться о родителе и его интересах. По сути, ребенок оказывается в эмоциональной кабале, чувствует свой неоплатный долг и начинает пренебрегать своими интересами, теряя собственное «я».

Лексикон «Овечки»: «Я на тебя лучшие годы положила....», «Тебе совсем меня не жаль...», «Неблагодарный, на смертном одре и стакана воды не подашь...», «Ты — мой крест!».

 

«Двуликий Янус»

К этой категории относятся родители-лжецы. Такие родители щедро раздают обещания, которые не собираются выполнять, врут и лукавят. Свою ложь «Двуликие» никак не оправдывают и не чувствуют своей вины. В воспитании эти родители склонны к лицемерию.

Яркий пример: курящие родители отчитывают подростков, которых застукали с сигаретами.

Со временем такие родители лишаются доверия ребенка. А видя безнаказанность лжи и лицемерия, дети воспринимают эту модель поведения как наиболее выгодную, поэтому синдром лжеца часто наследственный.

Лексикон «Двуликого»: «Мало ли, что я там обещал!», «Как дал слово, так и взял его обратно», «Ой, я забыл», «Я такого не говорил!».

 

«Воскресный»

Воскресный папа (реже — воскресная мама) бывает не только в семьях, где родители живут отдельно. Таким родителем может стать любой взрослый, не умеющий распределять свое время между семьей, работой и развлечениями. Трудоголики, заядлые охотники или любители поковыряться во внутренностях автомобиля в гараже оценивают свои профессиональные или личные интересы выше, чем семейную жизнь. Мотивируется это тем, что они зарабатывают деньги и что им нужно как-то расслабляться. Важные события в жизни малыша такие родители без угрызений совести пропускают.

Семья входит в категорию обязанностей, а время, проведенное с ребёнком, считается за повинность.

Дети «воскресных родителей» ощущают свою ненужность, чувствуют себя брошенными и одинокими. Они пытаются прыгнуть выше головы, чтобы привлечь к себе внимание. Со временем, если их старания оказываются бесполезными, они перестают считаться с их мнением, а иногда и общаться.

Лексикон «Воскресного»: «У меня нет времени», «Давай в другой раз, я занят», «Я деньги зарабатываю, чего вам еще надо?».

 

«Партизан»

Изощренный манипулятор, напоминающий рака-отшельника. В случае опасности или несогласия такой родитель перестаёт общаться с ребёнком, закрываясь в свою раковину и принимая обет молчания. Со стороны это может показаться обидой, но чаще это просто выжидающая позиция, которая должна вынудить ребёнка сделать то, что от него требуется.

Попадая в ситуацию бойкота, зависимый маленький человек находится в постоянном эмоциональном напряжении, ощущает вину и необходимость помириться. Так он соглашается на что угодно и выполняет любые желания обиженного родителя, и параллельно учится держать свои интересы и мнения при себе в угоду другим.

Лексикон «Партизана»: —

 

«Наседка»

Эмоциональный насильник, в совершенстве владеющий навыками гиперопеки. Провожает в школу и из школы, кормит, поит, колыбельные поёт, следит за здоровьем малыша, в секции водит… Звучит здорово, отличная мама или потрясающий папа! Однако дочитайте список до конца: выбирает для ребенка друзей, прическу, вкусовые предпочтения, читает переписки, требует отчитываться о каждом шаге и не даёт самостоятельно принимать решения.





В эту категорию попадают матери, которые не разучились отождествлять себя с ребёнком, даже когда он подрос и способен делать что-то сам. Такая женщина не говорит «я» или «мой ребёнок», она говорит «мы». Даже если сынишка уже под два метра ростом, мама будет умиляться, когда «мы кушаем любимый мамин борщик». Гиперопекающие родители сложно отпускают ребёнка во взрослую жизнь, иногда не отпускают вообще. Они жадно ищут причину, чтобы сделать детей зависимыми от них.

«Наседки» живут ради детей, у них есть только один интерес: чтобы дитятко было счастливо. И рядом с мамой. Потому что ей страшно оставаться одной.

Чем опасна такая эмоциональная пытка? Ребёнок с раннего возраста ощущает себя смыслом жизни родителя, и лишить его этого смысла означает предательство родного человека. Такие дети очень зависимы от мнения родителей во взрослом возрасте, что мешает им создать собственную семью, построить карьеру или просто заниматься тем, что им нравится. Они делают всё, чтобы «наседка» была счастлива. Или, наоборот, вырвавшись из эмоционального рабства, подсознательно винят себя за несчастье того, кто его вырастил.

Лексикон «Наседки»: «Послушай маму, маме лучше знать», «Нет, мы купим зелёный свитер, он нам идёт больше, чем розовый», «Эта девушка тебе не подходит, вот Оля...».

 

Что делать, если я — «наседка»?

Или «критик»? Или «партизан»?.. Если в нашей галерее эмоциональных насильников вы нашли свой портрет, то шанс на исправление велик, ведь признание проблемы — это первый шаг к её решению.

Редко встречаются те или иные модели в чистом виде. «Наседки» порой применяют методы «овец», а «боги» по совместительству подрабатывают «тренерами».

Все эти типы практикуют один и тот же вид насилия над детьми — они играют на чувствах, манипулируют эмоциями, чтобы получить от ребёнка то, что нужно родителям. Своим поведением они пытаются заглушить собственные воспоминания, комплексы, негативный опыт или страхи.Поэтому рекомендации для всех вышеперечисленных типов будут общими.

  • Перестаньте воспринимать своё дитя как объект. В ваших руках не трофей, не крест и не луч надежды, а жизнь и благополучие человека. 
  • Серьезно относитесь к мнению ребёнка. Но и не потакайте ему во всём.
  • Примите тот факт, что малышу нужно свое пространство и свобода выбора.
  • Общайтесь с ребёнком, как со взрослым, делитесь с ним, будьте честны и откровенны, и получите то же самое в ответ.
  • Сотрудничайте с детьми. Семья — это микро-общество, где каждый имеет право голоса и делает свой вклад в общее счастье.
  • Помните, что когда-то вы тоже были ребёнком, спросите себя, было ли ваше детство счастливым? Почему вы стали таким родителем? Может, вы копируете поведение своих родителей, или наоборот, стараетесь всё делать вопреки их заветам?
  • Не стесняйтесь обратиться к специалисту, если не можете самостоятельно скорректировать свою воспитательную политику.
  • Не игнорируйте наличие эмоционального насильника в семье, попытайтесь установить контакт и выяснить причины такого поведения. При необходимости уговорите  его проконсультироваться с психологом.
 

Идеальным родителем быть невозможно, ведь у всех есть свои слабости, и все совершают ошибки. Интересы отцов конфликтовали и будут конфликтовать с интересами детей. Это естественный процесс, в результате которого формируется новая уникальная личность со своим набором ценностей, основанных на опыте.

Взрослые делают выводы о своём опыте детства, опираясь на ключевые события нежного возраста.

Что вы помните из своих юных лет? То, как папа учил кататься на велосипеде, как мама поддерживала во время трудных экзаменов? Или как отец грозил ремнем за малейшую провинность, а мать обещала слечь с нервным срывом, если вы не бросите этого «ужасного Генку» из девятого «Б»?

Сейчас, когда вы сами стали родителями, необходимо понимать: дети запомнят всё, что их ранит. Когда они вырастут, их опыт отразится на поступках, поведении, и на методах воспитания собственных детей. Вы можете подарить ребёнку детство, которое он будет вспоминать с теплотой.опубликовано 

 

Автор: Мария Лазарева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //newtonew.com/parenting/toxic-parents

Почему я не рассказываю маме о своих проблемах

Поделиться



Я не рассказываю маме о своих проблемах. Советуюсь, выслушиваю, делюсь радостью, бесконечно доверяю. Она мой самый близкий, дорогой человек, и именно поэтому — последний, кому я расскажу о каких-то сложностях. Если совсем прижмет — просто приду в гости, попью чай с фирменными пирогами, послушаю голос, посижу на родном диване и станет легче. Берегу ее. Не хочу, чтоб переживала и расстраивалась. По многим причинам. Расскажу об одной.





Маме пришлось приложить, не побоюсь этого слова, титанические усилия, чтоб мое детство было счастливым. Дело не только в эпохе тотального дефицита, когда ей (как и многим другим) приходилось мчаться на другой конец города, выстаивать километровую очередь, чтобы купить дочке куклу или сапожки. Это, безусловно, сложно, и нам сегодняшним до конца не понять. Но я все-таки не об этом.

Так сложилось, что моя семья столкнулась с войной. Много лет назад, еще при СССР, Ангола воевала с ЮАР. Я была совсем маленькой, а папа — молодым офицером, и его отправили служить как раз в ту самую горячую африканскую точку.

Первый год в Анголе с ним жила только мама, потом еще на два года привезли и меня. Мне было 3-4 года, и про войну такой маленькой девочке ничего не рассказывали, а папа каждый день просто уходил «на работу». Но вплоть до 14 лет у меня перед глазами часто возникала картина, будто я стою на балконе, смотрю вдаль, там полоса деревьев (то есть какая-то скудная африканская растительность), и из-за нее слышен грохот. Взрывы. Я долгое время не могла понять, откуда такие видения, и думала, что вспоминаю какой-то свой сон.

Ведь в Анголе мы просто жили, общались, ходили в кино, купались в океане. Да, у меня там была одна единственная кукла — чернокожая, а коляской служила коробка из-под бананов (ну да, а из-под чего же еще, в Африке-то?). До сих пор сохранилась такая фотография. Но я по этому поводу не страдала. Зато было много фруктов, и родители рядом.

И лишь много лет спустя, на даче, под шашлыки, папа (после некоторого количества горячительного), разоткровенничался: «Помню, сидишь в окопе, грохот, стрельба и думаешь, а люди в Союзе из-за какой-то ерунды ссорятся, ругаются, отношения выясняют… Дураки!». Так он впервые проговорился.

А пару лет назад по телевизору показывали фильм «Ангола. Война, которой не было». Я застала последние минут десять, после того как позвонила мама: «Представляешь, по НТВ фильм про Анголу идет! Про нашу часть! Где отец служил, и прапорщика того показали, который с нами там был, а потом его в плен взяли. Включай скорей!». Фильм действительно рассказывал о тех событиях, о войне, которая шла в Анголе, когда там служил папа. А в моей голове вдруг как-то разом сложились некоторые воспоминания-фразы-рассказы. И картинка получилась очень странная. Сюрреалистическая. Будто мы там были и в то же время не были. Ведь долгие годы Ангола была для меня страной, из которой мы привезли дефицитные тогда ковры, столовые сервизы и японскую технику. И еще единственным местом на земле (а родители поездили на своем веку очень много), в котором климат полностью устраивал маму, любительницу жары и солнца.

Очень странно было услышать от родителей о том, что через месяц после того как мы уехали из воинской части (срок папиной службы закончился, его перевели в другое место), ее буквально стерли с лица земли. Разбомбили. И никого в живых не осталось.

А этот фильм… В котором тот самый прапорщик, папин сослуживец, знакомый, рассказывал про плен, где провел год. Его и еще нескольких наших военных связанными держали в каких-то хижинах, а по ним ползали скорпионы и пауки.

Еще там были кадры хроники — настоящие танки, стрельба, гранаты…. Просто не верилось, что это документальные съемки. Ведь я там была в это же время. И, возможно, среди военных, запечатленных на пленке, был и мой папа.

Я узнаю подробности о войне, и вообще начинаю по-настоящему осознавать, что мы жили там в воинской части, а папа там служил только сейчас. Намного, намного позже этих событий. Зато хорошо и отчетливо помню, как мы с моим чернокожим приятелем Антонио рвали на соседнем поле кукурузу. Помню кролика, которого мне подарили родители. Я таскала его за уши. Потом он запутался в веревках на балконе и умер, и чтобы меня не расстраивать, мама сказала, что он убежал в лес, к своей семье.Чтобы не расстраивать…





Был еще клуб в военной части, где периодически крутили кино. Меня брали с собой, чтоб не оставлять одну дома. И там был свой ритуал перед сеансом — я проходила по рядам, чуть-чуть оттопырив руками подол платья, и в этот подол сыпались конфеты, сладости, печенья. Детей в части почти не было. Но дома, в СССР, они остались почти у каждого. Военные очень скучали по своим деткам и «баловали» меня, как могли, за всех. А теперь я знаю, что многие из тех офицеров так и не увидели больше своих детей.

Мой друг Антонио, помню его очень хорошо. Типичного такого африканского черного мальчишку. Ему было 11 лет. Он был сирота, ночевал у какой-то своей дальней родственницы, а дни проводил в нашей части. Свободно говорил по-русски. Наши женщины его кормили и всячески опекали. У нас, например, он регулярно обедал. И каждый раз, когда приходил, приносил букет роз, вручал маме и говорил: «Это для Олечки!».

А под кроватью родителей все это время лежал чемодан — с сухим пайком и теплой детской одеждой. Чтобы, если вдруг начнут бомбить, мама могла схватить меня, чемодан и убежать. И с этими запасами мы могли бы прожить какое-то время. Об этом я тоже узнала недавно. Зато все время помнила кролика, конфеты в подоле, розы и кукурузу.

Сейчас я знаю, что родители просто берегли меня, не рассказывая правды. Представляю, как они сами боялись и переживали за нас с братом. Хотя по-настоящему представить это я смогла не так давно. Было достаточно пережить одно ОРВИ собственного ребенка, чтобы понять чувства мамы. Когда от звуков кашля сжимается сердце, и ты готова не спать всю ночь, да хоть неделю, укачивая температурящего малыша. Плевать на усталость, ее не чувствуешь — лишь бы ему стало хоть чуть-чуть легче. И можешь свернуть горы, чтобы детство у него было счастливым, вопреки всем ненастьям.Мое было именно таким — благодаря родителям.

И теперь мне хочется оплатить им тем же. Может, я не права, но пусть они видят только мои успехи, новые платья, достижения внуков, фотографии из отпуска.

А морали у сей басни нет.Просто — берегите родителей. В том числе и от лишних переживаний за нас. опубликовано 

 

Автор: Ольга Зиненко

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.matrony.ru/pochemu-ya-ne-rasskazyivayu-mame-o-svoih-problemah/

Я больше тебя НЕ боюсь!

Поделиться



Людям, далеким от психотерапии, иногда кажется, что клиенты только и делают, что жалуются на своих родителей психотерапевту. Это, конечно, не так.

В том числе и потому, что никаких «родителей» как таковых в кабинете терапевта и нет. Это лишь образы, отчасти основанные на реальности, которые составляют часть психического мира любого человека. Они могут быть наполнены разнообразными смыслами, и отношения к ним окрашены самыми противоречивыми чувствами.

Родители являются и причиной, по которой мы появились на свет, и первыми существами, которые принесут разочарование и фрустрации.





 

Есть только один способ никогда не огорчать собственного ребенка — никогда не иметь детей.

Поэтому самые идеальные родители все равно обязательно будут соответствовать отнюдь не всем ожиданиям ребенка. Так же, как даже самая идеальная жизнь не убережет ни одного человека от разочарований.

Однако есть такой парадокс.Чем меньше было безопасности и эмоциональной привязанности в отношениях с родителями, тем чаще клиенты «защищают» своих родителей и свои отношения с ними.  От любых попыток не то что подвергнуть критике поведение родителей, но и от самой идеи, что это поведение могло быть каким-то неподходящим. «Родители — это святое».

Почти каждая вторая песня репертуара заключенных — про мать. Это песни, плод творчества, поэтому вряд ли написаны авторами про реальную маму — в песнях отражаются фантазии о том, чего, похоже, в жизни никогда не было.

Практически целиком сконструированная реальность всегда будет «лучше» реальности. Волшебнее. Она ведь не подчиняется законам и причинно-следственным связям. Только одно связывает эту фантазию с реальностью  - у каждого человека была мать. Если отобрать и этот вымышленный мир, у человека, лишенного в детстве безопасных отношений, совсем ничего не остается.





И есть еще один парадокс. Чем раньше клиенты пускают на сеансах у психотерапевта в свою душу мысль о том, что поведение самых близких людей могло принести боль, чем честнее они в этой боли признаются и переживают ее, тем раньше проступает другой образ родителей. Больше не идеализированный. Не «святой». Больше не нужна «неприкосновенность» этому образу.  

На смену попыткам оправдать или объяснить поведение родителей, приходит человеческое сопереживание и внутренняя точка «они сделали все, что могли». Пройдя через стадии отрицания, гнева, депрессии, бессилия, клиенты приходят к принятию. И вдруг образы родителей перестают быть плоскими, пропущенными через призму обид или разочарований, наполняются объемом и оживают.

В сложных случаях эти образы оживают для того, чтобы окончательно лишиться святости. Так дети, которые оказались в детском доме, перестают делать попытки отыскать биологических родителей и поворачиваются, наконец, всей душой к приемной семье.

Те бывшие дети, которые подвергались издевательствам и злоупотреблениям, начинают верить, что проблема была не в том, что они были плохими детьми, а только в том, что они были всего лишь детьми — беспомощными и беззащитными перед властью преступных взрослых. И тогда у них есть шанс принять, что проблемой является не само родительство или наличие детей, а свободный выбор взрослого человека — каким быть рядом с тем, у кого меньше власти. И их родители, к несчастью, сделали преступный выбор.

Иногда приходится очень сильно испугаться ожившего образа родителя, чтобы вспомнить тот ужас, который был пережит в детстве.  И нужно много поддержки, чтобы отделить себя от этого образа и сказать ему:  «Я больше тебя не боюсь, и я больше не боюсь быть похожим на тебя. Я делаю свой выбор, и никогда не буду применять насилие к тем, кто от меня зависит, я буду защищать их,  ведь я — не ты».

А часто образы родителей служат тому, чтобы клиент встретился с ними и снял с них свои ожидания, принял и признал свою силу, свою взрослость. В таких случаях отношения взрослых детей с ними приобретают новое качество. Иногда становятся ближе. А часто становятся дальше. Но это «дальше» — правильная дистанция, чтобы отношения перестали быть токсичными.

И вдруг из каких-то невиданных глубин появляется много тепла и нежности. Как будто «распаковывается» что-то погребенное давным-давно вместе с печалью и разочарованием, запечатанное заклинанием «я никогда не буду плакать об этом».опубликовано 

 

Автор: Светлана Панина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //svetlana-panina.livejournal.com/578988.html

Благословение талантом неспешности

Поделиться



День начинался с «Вставай, скорее!» и заканчивался «Ложись поскорее спать!»

Рита родилась спокойным ребенком. Она, как многие дети, была благословлена талантом неспешности.

Могла замереть, увидев танец пылинок в солнечном луче. Могла подолгу смотреть и сравнивать цвет травинок. Могла остановиться и подставить ветерку свое личико и наслаждаться этой лаской. Могла пить из кружки какао целых полчаса....





Про что это было? Наверное, про присутствие в каждой минуте своей жизни, про вкус каждого глотка, про цельность, про единение с миром и отделение от него, про узнавание себя в мире и мира в себе, про радость и грусть, про любовь и боль, про то, что ты по-настоящему живой…

Рита росла без отца.  Может быть, поэтому Ритина мама всегда спешила, но несмотря на  сумасшедший темп жизни у нее не хватало времени для того, чтобы сделать все запланированное на день.  Как-никак две работы, дом и дочь.

Рита задерживала маму везде: дома, на улице, в магазине, в кафе, в парке… Утром, когда маме нужно было собраться на работу и отвести дочь в детский сад, Рита могла долго умываться, в тысячный раз исследуя мыло на способность скользить.

По дороге в садик она могла жалеть каждую встреченную кошку или собаку, терпеливо объясняя, тянущей ее за руку маме, что нужно срочно зайти в магазин и купить молоко и кусочек колбаски. Могла в кафе или магазине завести долгий разговор с понравившимся ей человеком, сравнивая его и свою жизни.

И на все это Рита часто, нет, всегда, всегда слышала от мамы: Только давай быстрее, мы опаздываем! Поторопись! Некогда, мы ничего не успеем! Поскорее, Рита! У нас совершенно нет времени!  Каждый Ритин день начинался с «Вставай, скорее!» и заканчивался «Ложись поскорее спать!»





На консультации передо мной сидела молодая и привлекательная женщина, ее звали Маргарита. Она так быстро говорила, что почти подошла к моему порогу восприятия информации в единицу времени. Казалось, что она едва успевает дышать между словами. Боится не успеть мне рассказать важное, боится быть не услышанной и не увиденной полностью.  И когда я попросила ее не торопиться, сказав, что мы никуда не опаздываем и все, что необходимо – успеем сделать, Рита замерла, а потом заплакала. Это было впервые за много лет, когда ей никто не говорил: «Давай, быстрее!»

Мало кто разрешает своим детям просто «быть». Часто «быть» запрещают. И поэтому вырастая, люди не умеют, боятся присутствовать в жизни полностью, целиком отдаваясь ей. Не умеют принимать жизнь и себя в ней, чувствовать жизнь и себя в ней, познавать жизнь и себя.

Ко мне приходят 30-летние девочки и мальчики, которые выучили по 2-3 языка, стали самыми «эффективными менеджерами», но они разучились замечать простые радости повседневной жизни, те мелочи, что согревают и наполняют душу.  На это у них нет времени.  Они по-прежнему опаздывают. Опаздывают жить.

И мы вспоминаем и заново учимся быть неспешными, как это умели давно в детстве. опубликовано  

 

Автор6 Ольга Попова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/75368/

Почему нам кажется, что чем старше мы становимся, тем быстрее летит время

Поделиться



Время летит, независимо от того, получаете ли вы удовольствие от жизни или нет

Когда мы были детьми, летним каникулам, казалось, не было конца, и ждать новогодних праздников приходилось вечно. Так почему же с годами время как будто набирает ход: недели, а то и месяцы пролетают незаметно, и времена года меняются с такой головокружительной скоростью?

Не является же такое очевидное ускорение времени результатом навалившихся на нас в нашей взрослой жизни обязанностей и забот? Впрочем, на самом деле,исследования показывают, что ощущаемое время действительно движется быстрее для взрослых, наполняя нашу жизнь хлопотами и суетой.





Есть несколько теорий, которые пытаются объяснить, почему наше ощущение времени ускоряется, по мере того как мы становимся старше.

Одна из них указывает на постепенное изменение наших внутренних биологических часов. Замедление обменных процессов в нашем организме, по мере того как мы становимся старше, соответствует замедлению нашего пульса и дыхания. Биологические кардиостимуляторы у детей пульсируют быстрее, а это означает, что их биологические показатели (сердцебиение, дыхание) выше в установленный период времени, поэтому по ощущениям и время длится дольше.

Другая теория предполагает, что течение времени, которое мы ощущаем, связано с количеством новой информации, которую мы воспринимаем. С возникновением большого количества новых раздражителей нашему мозгу требуется больше времени, чтобы обработать информацию — таким образом, этот период времени ощущается дольше. Этим можно было бы объяснить и «медленное восприятие действительности», которое, как часто сообщается, имеет место за секунды до аварии. Столкнуться с непривычными обстоятельствами означает получить лавину новой информации, которую надо обработать.

На самом деле, может такое быть, что, сталкиваясь с новыми ситуациями, наш мозг запечатлевает более подробные воспоминания, так что это наше воспоминание о событии проявляется медленнее, а не само событие. То, что это соответствует действительности, было продемонстрировано в ходе эксперимента с людьми, испытывающими свободное падение.

Но как все это объясняет постоянное сокращение ощущаемого времени по мере того как мы стареем? Теория гласит, что чем старше мы становимся, тем привычнее становится наше окружение. Мы не замечаем деталей окружающей нас обстановки дома и на работе.

Для детей же мир — это часто незнакомое место, где много новых впечатлений, которые можно получить. Это означает, что дети должны задействовать значительно больше интеллектуальной мощи для преобразования своих умственных представлений о внешнем мире. Эта теория предполагает, что таким образом время идет медленнее для детей, чем для взрослых, застрявших в рутине обыденной жизни.





 

Таким образом, чем привычнее для нас становится ежедневная жизнь, тем быстрее, как нам кажется, пробегает время, а, как правило, привычка и формируется с возрастом.

Было высказано предположение, что биохимический механизм, лежащий в основе этой теории, представляет собой ничто иное как высвобождение нейротрансмиттерного гормона при восприятии новых раздражителей, которые помогают нам научиться измерять время. После 20-ти и до старости, уровень этого гормона счастья падает, поэтому нам и кажется, что время идет быстрее.

Но все же, кажется, ни одна из этих теорий совершенно точно так и не может объяснить, откуда берется коэффициент ускорения времени, увеличивающийся чуть ли не с математическим постоянством.

Очевидное сокращение продолжительности определенного периода, по мере того как мы взрослеем, предполагает существование «логарифмической шкалы» по отношению ко времени. Логарифмические шкалы используют вместо традиционных линейных шкал при измерении силы землетрясения или громкости звука. Поскольку величины, которые мы измеряем, могут варьироваться и достигать огромных степеней, нам нужна шкала с более широким диапазоном измерений, для того чтобы действительно понять, что происходит. То же самое можно сказать и о времени.

На логарифмической шкале Рихтера (для измерения силы землетрясений) увеличение магнитуды от 10 до 11 отличается от увеличения наземных колебаний на 10%, что не показала бы линейная шкала. Каждый пункт приращения по шкале Рихтера соответствует десятикратному увеличению колебаний.





 

Но почему наше восприятие времени также должно измеряться с помощью логарифмической шкалы?Дело в том, что мы соотносим любой период времени с частью жизни, которую мы уже прожили. Для двухлетних малышей год составляет половину их прожитой жизни, вот поэтому, когда вы маленькие, и кажется, что дни рождения приходится ждать так долго.

Для десятилетних год – это лишь 10% от их жизни, (что делает ожидание немного более терпимым), а для 20-летних — это всего лишь 5%. Если взять логарифмическую шкалу, то видно, что 20-летнему, чтобы испытать то же самое пропорциональное увеличение времени, которое испытывает 2-летний малыш в ожидании следующего дня рождения, нужно было бы подождать, пока ему не исполнилось бы 30. С учетом всего этого не удивительно, что время, как нам кажется, ускоряется, по мере того как мы становимся старше.

Обычно мы думаем о нашей жизни в масштабах десятилетий — наши 20-е, наши 30-е и так далее – они представляются, как равнозначные периоды. Однако, если взять логарифмическою шкалу, то окажется, что мы ошибочно воспринимаем различные периоды времени как периоды одинаковой продолжительности. В рамках этой теории, следующие возрастные периоды будут восприниматься одинаково: от пяти до десяти, от десяти до 20, от 20 до 40 и от 40 до 80 лет.

Я не хочу заканчивать на депрессивной ноте, но получается, что пятилетний ваш опыт, охватывающий возраст от пяти до десяти лет, по восприятию равноценен периоду жизни, охватывающий возраст от 40 до 80 лет.

Что ж, занимайтесь своими делами. Время летит, независимо от того, получаете ли вы удовольствие от жизни или нет. И с каждым днем оно летит все быстрее и быстрее. опубликовано 

 

перевод Светлана Бодрик

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //mixstuff.ru/archives/112409

Поколение, жадное до любви

Поделиться



В моем детстве не было ресторанов. Вернее, они были, но где-то в другой, сладкой и далекой, как заграница, жизни, для каких-то совсем других людей.

Дважды в год мы с родителями ходили в кафе-мороженое «Север» на Тверской — по случаю начала и окончания учебного года (это если дневник красиво украшали пятерки).

Однажды мы сходили в ресторан всей семьей по случаю окончания школы — один из первых послеперестроечных, открытых в Столешниковом переулке. Там были зеленые лампы и очень надменные официанты, а еще запомнилась эта непривычная растерянность на лицах родителей, общее чувство неловкости и напряжения.





Став взрослой, я страстно полюбила походы в кафе и рестораны. Для меня это символ благополучия и хорошей жизни. И сколько бы я ни ходила в самые дорогие, пафосные, лучшие из них, это всегда будет моя тайная комната, скрытый в глубине детства праздник. Как известно, если у вас в детстве не было велосипеда — у вас в детстве не было велосипеда.

Мой сын рос совсем в других жизненных обстоятельствах. Его материальные потребности всегда и полностью удовлетворялись. Самые лучшие игрушки, самые интересные конструкторы, самые последние модели радиоуправляемых машин. Разумеется, мы с его отцом (еще одно дитя голодного советского прошлого) покупали все это не только для сына, радуясь чудесным игрушкам не меньше, а может и больше ребенка.

Вопреки стереотипному представлению, он не превратился в избалованного пресыщенного бонвивана. Я страшно горжусь моим выросшим мальчиком, он прекрасный, очень добрый, умный, тонкий человек, полностью равнодушный ко всякой мишуре вроде брендов, марок, статусов и прочих взрослых игрушек. Его «гештальт» с вещами полностью закрыт, эта часть жизни кажется ему, мягко говоря, скучной. И, судя по его друзьям, это диагноз целого поколения: выросшие в материальном изобилии, они не испытывают к этой части мира ни интереса, ни уважения.





Поколение наших родителей руководствовалось странными и нелепыми в наше время педагогическими идеями. Они боялись дать нам «слишком много», вырастить нас «слишком свободными и эгоистичными» — бедные наши не очень зрелые мамы и папы вообще боялись своего родительства. И поэтому, на всякий случай, хвалили редко, критиковали постоянно, нечасто давали поддержку, никогда не баловали, не знали о том, что такое безусловная родительская любовь и вообще о любви говорили редко, как о чем-то неприличном. И вот мы выросли.

Мы выросли, но во многом так и остались детьми без велосипедов. Бедные недолюбленные дети встретились с другими недолюбленными детьми. Обернули друг к другу свои непомерные ожидания. Взвалили друг на друга свои невозможные требования. Попытались натянуть друг на друга детские представления о том, как должно быть, всю эту доставшуюся нам в наследство мифологию.

Обо всех этих принцах, которые всегда на белом коне, как мертвые, и, конечно, никогда не плачут, не ошибаются, не совершают промахов и не проигрывают битв. О принцессах, которые не имеют других потребностей, кроме как радовать, и вообще нематериальные феи. О каких-то односторонне прекрасных отношениях, в которых не бывает конфликтов, в которых любящие люди не ранят друг друга, а вовсе наоборот, сразу чувствуют, что нужно, и легко читают потребности, и главное, сразу и все дают, только попроси правильным языком.

Наша алчность — непомерно раздутая алчность ребенка, очень ограниченного в своих возможностях.

Эта алчность не способна признавать собственные и чужие ограничения.

Нам нужно сразу и все: чтобы душа компании и все прямо умерли от зависти, но при этом однолюб и весь в семье.

Чтобы хорошо зарабатывал и был реализован в собственном деле, но проводил много времени с детьми и находил возможность носить на руках.

Чтобы сидела дома с детьми, но оставалась роскошной и яркой. Была глубоким, тонким, чувствующим человеком, но не обращала внимание на грубость и безразличие.

Чтобы не забывал о годовщинах.

Чтобы не старела и всегда была весела.

Чтобы не выходил из контакта, когда страшно. Отвечал прямо сейчас, когда спрашивают. Мне ведь правда, так это нужно! Неужели так трудно дать?

Мы жаждем абсолютного слияния, абсолютной любви, абсолютного принятия, абсолютной верности. Но как бы мы ни нуждались в этом — мы взрослые в контакте с другими взрослыми, отличными от нас. И не компенсируем друг другу недополученного в детстве. Мы больно ударяемся о реальность и разочарованные, обиженные и одинокие уходим прочь, оставляя после себя пепелища так и не состоявшихся встреч, отношений, близости с живыми настоящими людьми.

Между тем, жизнь так хрупка. Время так быстротечно.

Посмотрите: вот кто-то выбрал нас, чтобы провести это короткое время своей жизни рядом. Понимаете? Огромный, щедрый дар, ради которого, пожалуй, стоит вырасти, согласиться на несовершенство этого мира и побороть свою алчность.

Давайте порадуемся тому, что у нас есть и научимся довольствоваться малым. Только вот малым ли? опубликовано 

 

Автор: Марта Здановская

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.matrony.ru/pokolenie-zhadnoe-do-lyubvi/

Настоящие дети: Мы видим в детях то, что придумали

Поделиться



Они самые настоящие

Мы смотрим на детей и умиляемся: в каждом их движении, в напряжении на щекастых личиках, в скорости голых пяток, в смешных словах, во всей этой несуразности истовости их эмоций и комичности самого их существа есть что-то до глубины души трогательное. Что-то такое мимолетное, что уйдет, мы понимаем где-то инстинктом и животом, что скоро не будет этих голых пяток и выпуклых животиков, открытых блестящих глаз и неумелых пальчиков, что пройдет эта увлеченность и истинность, появится наигранность, расчет, они повзрослеют, а вот этих прозрачных, бархатистых, несмелых детей больше не будет. 



Какая-то смесь наших иллюзорно сонных воспоминаний, сотканных из старых детских рисунков, рассказов мам, но более всего, из грусти и сложности мира, толкающего нас верить, что в детстве творится нечто волшебное, нечто бесконечно сказочное и другое. И именно эта ностальгическая иллюзия, который мы укутываем себя от взрослых войн, именно она озаряет наш взгляд умилением, именно она трогает.Мы видим в детях то, что придумали про свое детство, и так нам легче.

Но самое смешное, что вот эта девочка с куличом и палкой, и этот мальчик с льняным завитком на затылке, вырывающий из ее пухлой ручки машинку – они самые настоящие, без всяких уменьшительно-ласкательных суффиксов. И рвет он эту машинку с той же яростью, что 35 летний мужик будет вырывать у другого нож, и когда он кричит в слезах «ты какашка я тебя не люблю!», то ненависти, обиды и гнева в нем столько же, как если бы ему было 40, и он в глаза говорил «ты сука проклятая» обидевшей его женщине, и он покоряет пластмассовую горку с тем же торжеством, что альпинист доходит с 30 килограммами за спиной по скользкому леднику до пика.

Они очень настоящие, и мне кажется, мы как-то унижаем их настоящий мир своим уменьшительно ласкательным. 

Вряд ли мы можем не чувствовать эту теплую грусть и нежность,но мне кажется очень важно понимать, что умильное пухлое существо совсем не знает о том, что оно умильное и пухлое. Оно открытое, резкое, стремящееся, живое, чувствующее, грустящее, честное, лживое, сомневающееся, сложное, одинокое, очень человеческое.

Может, если бы мы больше видели их настоящих, и меньше видели свою личную ностальгическую сказку, им бы меньше пришлось нам потом доказывать, что они есть. опубликовано 




 

Автор: Ольга Нечаева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //olkan.livejournal.com/252984.html

Нити судьбы

Поделиться



Вы никогда не задумывались о том, что Веретено вашей Судьбы начало вращаться уже в момент рождения?

Вначале наша жизнь — это пряжа — нечто скомканное и неорганизованное. Постепенно пряжа превращается в нить, которая наматывается на веретено, соединяется с другими, и постепенно становится полотном…

Вращается веретено,  крутится колесо прялки, разноцветные ниточки идут то вверх, то вниз, то вправо, то влево, как взлеты и падения, правильный выбор и ошибки… Из них складывается рисунок – уникальный «узор» нашей жизни. Иногда он выглядит очень ярким – таким его делают наши чувства, мысли и действия. Но нередко он бывает блеклым, тусклым, однородным, или, напротив – пестрым, запутанным и хаотичным.  





 

 

Во многих сказках и мифах процесс прядения окружен ореолом тайны и волшебства… «Процесс превращения сырьевых волокон в нить неизменно подразумевал способность управлять вопросами жизни и смерти.

  • Ариадна, протягивающая своему возлюбленному клубок ниток, чтобы вывести его из лабиринта;
  • Баба Яга – направляющая Ищущих,
  • шумеровская Намтарта,
  • Моргана ле Фай у древних кельтов,
  • три сестры Мойры, управляющие судьбой, в греческой мифологии,
  • Мокошь – в славянской,
  • или норны из скандинавских мифов;
  • старухи, прядущие нить жизни или разрезающие ее…» (А.Рич).  
 

«…Все они колдуют своими узловатыми жилистыми руками над диким, первозданным, необузданным сырьем, превращая его в мягкую, послушную пряжу. Из этих длинных, свитых в огромные клубки, нитей судьбы они ткут нескончаемые полотна жизни и смерти. Вращая прядильное колесо, великие женщины легенд и сказок следуют накопленным человечеством знаниям о законах бытия. Не только следуют и подтверждают, но и создают, и утверждают эти законы заново…» (С.Мацлиах-Ханох). 





 

 

Подобно архетипическим Богам, наши родители во многом определяют каким будет наше «жизненное полотно», ведь мы изначально «вплетены» в систему их ожиданий, им очень сложно признать, что мы Другие, и прекратить попытки «кроить» нас по своему образу и подобию, или подгонять нашу жизнь под существующий у них в голове «набросок»…

Мы получаем в наследство множество «инструкций по использованию веретена»… и весь семейный опыт «ткачества», начиная с самых далеких предков…

Мы включены в «семейные повторы, переплетения», которые во многом определяют наши поступки, окутывая нас паутиной запретов и предписаний, в которой мы рискуем провести нашу жизнь, подобно уснувшей в  своем коконе бабочке, так никогда и не познавшей радости полета…

Семейные предписания держат крепче канатов… 

Не проведя ревизию «унаследованного», не став Творцом и не  научившись «прясть» самостоятельно, мы подобно героине сказки «Спящая Красавица», рискуем прожить (прожить ли?) свою жизнь «в чужом  сне», так никогда и не использовав прекрасные дары 12 фей, не осознав для чего они были нам даны,  и для чего мы пришли в этот мир…

Помните сказку? Король и Королева устраивают пир в честь долгожданного рождения Принцессы, приглашены все Феи королевства, и каждая наделяет девочку чудесными подарками — достоинствами и добродетелями. Одна обещает, что она будет петь, как соловей, вторая, что она будет превосходно танцевать, третья, что она будет прекраснее и умнее всех на свете и так далее, каждый подарок красивее и дороже предыдущего… И вдруг в разгар бала появляется еще одна – Старая фея, про которую все забыли, потому что она давно не выходила из своей башни, и все думали, что она умерла… Колдунья произносит страшное проклятье: принцесса умрет от укола веретена…

А вы уверены, что проклятье Принцессы именно в этом? И молодая Фея смягчила его своим последним даром – сном в течение 100 лет…?

Что может быть хуже, чем «жизнь-сон»?…

«Спящие быстро не ходят. Они шатаются, спотыкаются, ковыляют, как дети, застрявшие в озере сладкой патоки...» (Н.Гейман)

Многие из нас, следуя родительским наставлениям, стараются быть не просто хорошими, а совершенными. Кто, по-вашему, эти Феи, «дары приносящие», которых не забыли пригласить на бал, где определялся характер юной Принцессы? И какой, как вы считаете, они хотели бы ее видеть? Стародавняя потребность быть лучшей во всем ради матери, чтобы в награду удостоиться ее любви… «Совершенный» — значит «совершенный», «за-конченный», «остановившийся в развитии». Но, мы – «живые», и тянемся к жизни (своей собственной Неидеальной жизни) – к страсти, эмоциям, спонтанным поступкам и т.д.

Доверившись родительскому желанию управлять нашей судьбой, мы, возможно, проживем вполне достойную жизнь, так никогда и не рискнув подняться по крутой и узкой винтовой лестнице на самый верх башни, не отыщем жалкий чулан, откуда открывается прекрасный вид на окрестности – наши потенциальные возможности и перспективы, не встретим Старушку, которая знать не знает ни о каких запретах и ограничениях… 



Что в этом плохого? Ведь тогда не прольется кровь, никто не умрет, и не уснет на 100 лет, и, вообще:  родителям виднее.

Слышите, как внутри нас до сих пор звучат их голоса:

«…В приличном доме должно быть тихо, словно в могиле;

Воспитанный человек удобен, как роза без терний,

Опрятен, как лилия. Этому надо учиться,

Но если их не учить, сами они не поймут…»

(Н.Гейман, «Ведите себя прилично!»)

«И никаких тебе крутых лестниц, страшных пыльных чердаков, острых веретен и приблудных Принцев – любителей целовать мертвых женщин и шастать в ваших кустах! Умойся, причешись, надень красивое платье, сядь у окна и жди! Все – будет! Главное — ждать и верить…и, конечно, все делать «правильно»… 



Подобно отцу из сказки, многие родители пытаются всеми доступными им путями удалить из королевства любые шипы, иглы, спицы или иголочки, которые могут оказаться на усыпанном розами пути их ненаглядного ребенка. Они снабжают его целым арсеналом необходимых указаний (туда не ходи, к веретену не подходи и т.п.). Из беспокойства об его благополучии, стараются, чтобы его жизнь была лучше их жизни, изо всех сил стремясь дать им все то, чего в свое время не дали им. Вот только редко задумываются, что у ребенка  могут быть другие потребности, мечты и стремления…Что они просто Другие...

Жить в соответствии с родительским указаниями — отличный сценарий, если, вы и, правда «долго и счастливо», но, откуда у многих берется невыносимая тоска по себе Другому?

«Не приходя в сознание» — «во сне» – заключаются браки, выбираются профессии, рождаются дети…

В той части сказки «Шиповничек», которую моралисты братья Гримм предпочли опустить, спящая Красавица дождалась своего Спасителя, который не ограничился поцелуем, а «все больше и больше разгораясь от ее красоты, на руках отнес ее на ложе и там собрал цветы любви»… «Хорошая женщина – мертвая женщина»? (ц) В конце концов, Принцесса очнулась ото сна с двумя младенцами на руках, и вынуждена была столкнуться с повседневными проблемами элементарного выживания…

Так «внезапно» (?) «проснувшись» «добропорядочные» женщины «ни с того ни с сего» (?) (для окружающих) разводятся, осознав, что их вполне со стороны «идеальная жизнь» – никогда такой не была, а их избранник (их ли?) самое, что ни на есть Чудовище (вовсе не заколдованное, а самое настоящее), которое целуй не целуй, толку мало…  

Так лет в сорок, опять же «ни с того, ни с сего» люди бросают престижные хорошо и стабильно оплачиваемые работы и должности, кардинально меняют стиль жизни, и внезапно отправляются на поиски неизвестно чего…

Духовных прозрений? Приключений? Своего уникального пути?

И вот уже вчерашняя «Спящая Красавица» седлает коня, и оставив «сонный, покрытый паутиной дом» позади, отправляется навстречу новому «рассвету»… И в полотно ее жизни вплетается новая нить —  из придорожной пыли и дыма вечерних костров… — суровая, немногословная, яростная, воинственная и честная…

С ума сошла», — вздыхают окружающие… – «Чего  не живется?».

«Не живется», потому что «не твое», и невыносимо жить с трещиной внутри, в состоянии конфликта между разумом и сердцем…

Сожалеют ли они о своем выборе? Временами — да. Ведь принимать самостоятельные решения – нелегко. Иногда начинает казаться, что нить их судьбы «спрядена из колючей проволоки, слез, сизого сигаретного дыма и завываний холодного февральского ветра»…А обвинять – некого, «все сама»…

Но, по крайней мере, они могут сказать — какая бы она не была – это моя Судьба!



Так может и правда, лучше «жить не приходя в сознание» — навсегда закрыть дверь в непредсказуемую самостоятельную  жизнь на засов, и, не впускать Злую Колдунью? Ну, его это Веретено Судьбы!

Можно и так.  Но, тогда, в отличие от сказочной Спящей красавицы  через 100 лет  вы (с большой долей вероятности) рискуете превратиться в Спящую Старуху, чья жизнь была лишь «сном, видящих сны родительских фигур, когда не мы проходим сквозь мир, оставив след, а мир проходит сквозь нас» …

Да и Родители бывают разные – не всегда они стремятся «вплетать золотые нити» в полотно жизни своего ребенка, иногда, они «прожигают» такие дыры в нашей душе, что только на первичную «штопку» уходит пол жизни…И сказочные злые Ведьмы — лишь маленькие девочки по сравнению с ними...

Иногда, нам нужен период покоя, чтобы разобраться в собственных потребностях и желаниях, «взрастить» осознающую, активную часть себя (Анимус, он же истинный Принц, «пробудивший» Принцессу к жизни), но иногда сон длится вечно, и мы просто однажды смирившись, даже не пытаемся что-то изменить…

Веретено Судьбы – детям не игрушка, а Лес Взрослой жизни, который начинается за родительским порогом  – темен и страшен. «Сбившись» с тропинки маминых предупреждений, вы, действительно, рискуете свернуть не туда, получить пару смертельных заноз в сердце, подавиться яблоком соблазна, упасть в пропасть волчьих убеждений, столкнувшись с  Хищником, готовым проглотить, переживать и выплюнуть вашу жизнь, даже не заметив, «подсесть на веретено», или… найти свое  личное счастье, представление о котором у каждого свое…

Выбор за вами…

Можно, конечно,  не ходить в Лес, но тогда рано или поздно он придет к вам…

Невозможно убегать и прятаться от жизни бесконечно… 





Веретено это постоянное вращение, символ непрерывного развития. От того, научитесь  ли вы прясть нить собственной мысли, зависит сказка вашей жизни…

Не нужно бояться Тринадцатую Фею. Она олицетворяет смерть и трансформацию. Нашу Символическую Смерть в старом качестве, окончание определенного периода жизни, и начало нового.  Мы  боимся изменений, потому и не приглашаем старую (мудрую) Колдунью на пир жизни и счастья… И тогда она приходит сама…

«Преображения без работы не бывает. Так или иначе, придется сгореть дотла. А потом посидеть на пепелище того, чем мы себя считали раньше, и оттуда начать новый путь» (Э.Эстес).

Наша жизнь строится на основе определенных решений, принятых давным-давно… Без специальной работы мы их не помним, и не осознаем… Но, любое решение имеет последствия…

Вы довольны тем как сложилась и складывается ваша жизнь? Тем, какие роли Вы играете в ней? Тем, к каким результатам приходите?

Если да, то можно только порадоваться за Вас.
Если нет, Вы никогда не думали о том, что ее можно изменить?

Жизнь каждого человека идет по неосознанному сценарию. Если мы не изучаем его, то вынуждены решать задачи, которые ставили не мы, постоянно совершать одни и те же ошибки, испытывать одно за другим разочарование в жизни, воплощать не наши осознанные желания, а чуждые нам представления и мечты…

Кто-то живет по инерции – «как есть, так есть», радуется удачам и огорчается, когда они обходят его стороной, сетуя, что Судьба такая… Кто-то ищет свой – правильный для себя – путь…

А ведь сценарий жизни — это вполне реальная вещь, которая записана не в мистической «книге судеб», а в нашем собственном сознании в виде набора программ бессознательной его части, основа которой закладывается в раннем детстве. Это похоже на невидимые, но никуда от себя не отпускающие рельсы, по которым мы привычно катимся, теша себя иллюзией свободы и даже не подозревая, что все уже предопределено...

Мы живем в прошлом, потому что все, что мы видим вокруг себя – это результат того, что мы когда-то выбрали… Некоторые «решения» продолжают «отравлять» нам жизнь до сих пор… Не важно, сколько нам лет, однажды принятые установки сохраняются «по умолчанию», несмотря на то, что мы взрослеем. Мы всю жизнь несем с собой этот «багаж»: воспоминаний, удач, неудач, потрясений и открытий, которые произошли с нами в детстве… Все мы «ранены» своим детством — кто больше, кто меньше… У всех есть раны, которые надо лечить…

Единственным способом изменить не нравящуюся нам «предопределенность» является сценарный анализ и последующее изменение всех тех программ, которые определяют направление, ход и течение нашей жизни. 

То, что мы можем – это расширить «зону осознавания», научиться распознавать неадаптивные реакции, решиться пережить эмоции, которые мы обычно избегаем, исследовать скрытые за ними чувства: страх, вину, удовольствие, гнев, зависть, обиду, ревность, «прожить» внутренние конфликты и рискнуть поэкспериментировать с новым поведением.

Познавая себя, мы меняемся – меняются наши ощущения, чувства, мысли, наше отношение к прошлому, происходят изменения в настоящем…

Сценарный анализ позволяет из неосознанного набора стереотипов, который управляет в данный момент нашей жизнью, сделать сценарий осознанный – остановить не нами придуманный спектакль и поставить вместо него другой, лучший, где вы будете режиссером, который сам определяет роли, сюжет и финальную сцену истории.

Ведь за теми событиями, которые в быту обычно называют проявлением судьбы или рока, психологи видят неосознанные психические механизмы, которые оказывают влияние на поведение человека, его поступки, выбор друзей, спутников жизни и партнеров по бизнесу. И если разобраться в этих механизмах, то многое из происходящего вполне можно понять и при желании изменить.опубликовано 

 

Автор: Уласевич Тина

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.b17.ru/article/57321/

Настоящие дети: Мы видям в детях то, что придумали

Поделиться



Они самые настоящие

Мы смотрим на детей и умиляемся: в каждом их движении, в напряжении на щекастых личиках, в скорости голых пяток, в смешных словах, во всей этой несуразности истовости их эмоций и комичности самого их существа есть что-то до глубины души трогательное. Что-то такое мимолетное, что уйдет, мы понимаем где-то инстинктом и животом, что скоро не будет этих голых пяток и выпуклых животиков, открытых блестящих глаз и неумелых пальчиков, что пройдет эта увлеченность и истинность, появится наигранность, расчет, они повзрослеют, а вот этих прозрачных, бархатистых, несмелых детей больше не будет. 



Какая-то смесь наших иллюзорно сонных воспоминаний, сотканных из старых детских рисунков, рассказов мам, но более всего, из грусти и сложности мира, толкающего нас верить, что в детстве творится нечто волшебное, нечто бесконечно сказочное и другое. И именно эта ностальгическая иллюзия, который мы укутываем себя от взрослых войн, именно она озаряет наш взгляд умилением, именно она трогает.Мы видим в детях то, что придумали про свое детство, и так нам легче.

Но самое смешное, что вот эта девочка с куличом и палкой, и этот мальчик с льняным завитком на затылке, вырывающий из ее пухлой ручки машинку – они самые настоящие, без всяких уменьшительно-ласкательных суффиксов. И рвет он эту машинку с той же яростью, что 35 летний мужик будет вырывать у другого нож, и когда он кричит в слезах «ты какашка я тебя не люблю!», то ненависти, обиды и гнева в нем столько же, как если бы ему было 40, и он в глаза говорил «ты сука проклятая» обидевшей его женщине, и он покоряет пластмассовую горку с тем же торжеством, что альпинист доходит с 30 килограммами за спиной по скользкому леднику до пика.

Они очень настоящие, и мне кажется, мы как-то унижаем их настоящий мир своим уменьшительно ласкательным. 

Вряд ли мы можем не чувствовать эту теплую грусть и нежность,но мне кажется очень важно понимать, что умильное пухлое существо совсем не знает о том, что оно умильное и пухлое. Оно открытое, резкое, стремящееся, живое, чувствующее, грустящее, честное, лживое, сомневающееся, сложное, одинокое, очень человеческое.

Может, если бы мы больше видели их настоящих, и меньше видели свою личную ностальгическую сказку, им бы меньше пришлось нам потом доказывать, что они есть. опубликовано 




 

Автор: Ольга Нечаева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //olkan.livejournal.com/252984.html