655
 0,2
2013-05-18
 Комментарии

Грустная история

Жизненно…

Она, открывая холодильник:
— Ты ел сегодня?
Он, глядя на ее спину:
— Нет.
Она, вынимая из холодильника продукты:
— Все работаешь, поесть некогда?
Он, принимаясь резать овощи для салата:
— Да не то чтобы некогда… В последнее время что-то ничего не хочется. Все одно и то же – работа-дом, работа-дом.
Она, ловко нарезая колбасу на сковородку и заливая яйцом:
— Это у всех так. У меня вон тоже – дома дети и муж, а на работе начальство и подчиненные. Я иногда думаю, что для меня работа от семьи не сильно отличается.
Он, разливая чай:
— А ты изменилась. Раньше для тебя дом и семья были важнее всего. А теперь карьеру делаешь.
Она, садясь напротив и подпирая щеку рукой:
— Бог с тобой, какая карьера. Скучно просто. Какой-то бесконечный ПМС. Раньше какие-то горизонты впереди были, а теперь просто жизнь.
Он, глядя ей в глаза:
— А помнишь, как мы с тобой мечтали? Что дом свой будет, детишки. Что каждые выходные ездить будем куда-нибудь, в другие города.
Она, отводя глаза:
— Ну, я тогда еще замужем не была.
Он, совсем забыв про еду:
— А как мы любовью занимались? Забыв обо всем. И как твои родители нас тогда застукали.
Она, невольно поддаваясь его порыву:
— Да-а. Как мама орала, а ты пытался кошкой свой член прикрыть.
Оба хихикают. Он, беря ее за руку:
— Ведь можем и сейчас молодость вспомнить…
Она, начиная играть с его пальцами:
— А как у тебя сейчас с женщинами? Скажи честно.
Он, слегка нервно:
— Нормально, а что?
Она, начиная ласкать его под столом босой ногой, чуть прикрыв глаза:
— Ну… сколько их у тебя? Че-естно только.
Он, пытаясь понять ее:
— Да я женат вообще-то. Ну… было еще там… несколько раз.
Она, притягивая его к себе, возбужденно-хрипло на ухо:
— Несколько раз? А не боишься, что жена узнает?
Он, в тон ей:
— Не боюсь. А у тебя что – никого, кроме мужа, не было?
Она, начиная лизать ему ухо:
— Ну, были, тебе-то что.
Он, лаская через блузку ее грудь:
— Хочется знать, кому еще принадлежит женщина, с которой я сейчас буду заниматься любовью.
Она, вытаскивая его из-за стола и прижимая к стене:
— Сейчас – только тебе. А ты – только мне.
Он, наблюдая, как она опускается на колени и лихорадочно расстегивает его брюки:
— Хорошо иногда молодость вспомнить…
Некоторое время на кухне слышно только их разгоряченное дыхание и шорох одежды. Неожиданно слышится звук ключа в замочной скважине. Хлопает входная дверь. Раздается мальчишечий голос:
— Мам, пап, вы дома?
Она, спешно приводя себя в порядок, хрипловатым голосом:
— Да, сынок, мы здесь.
Он быстро натягивает брюки. Потом поворачивается к жене, желая поцеловать напоследок, но она отвешивает мужу звонкую пощечину. Его отбрасывает к стене, на кухню входит сын, недоуменно смотрит на родителей.
— А чего это вы здесь делаете?
Она, не отвечая, выходит из кухни. Он, потирая щеку, задумчиво отвечает:
— Да вот, сынок… Поиграли мы с мамой. Пятиминутка честности двух незнакомых людей. Книжек умных твоя мама начиталась. А правду слышать не готова.
Из комнаты доносится голос жены:
— Несколько раз!.. Сволочь!
Отец спокойно отвечает на недоуменный взгляд сына:
— Это она о начальнике. Давай ужинать.
И они садятся ужинать.