Родительское невежество как диагноз у ребёнка

Дорогие друзья, соратники и коллеги, скорее усаживайтесь по-удобней у экранов ваших волшебных мониторов! Сейчас я вам расскажу одну познавательно-поучительную историю, которая, слава богу, имеет все шансы в скором будущем закончиться благополучно для её главных героев.





Началась она с того, что я недавно съездил на свою «малую родину» в Запорожье — погостить у родственников. Благо — был повод — рождение внучки (племянница родила). Как водится — устроили небольшую вечеринку, на которую собралась родня с «обеих сторон», а так же «друзья семьи».
Была среди всей этой компании одна семейная пара — подруга племянницы с мужем и их шестилетним сыном (в сентябре пошёл в первый класс).
Поскольку я сидел рядом с ними, то стал свидетелем странного поведения ребёнка. Мальчик то и дело бегал по комнате, делая при этом несколько раз подряд своеобразный ритуал: он выбегал из-за праздничного стола к стоящим у окна бытовым напольным весам (будущая мама регулярно взвешивалась), становился на них, взвешивался, потом брал с подоконника бинокль, смотрел через него в окно, клал его на место, дальше, он выбегал на кухню, хлопал дверью холодильника, потом заходил в ванную и быстро мыл руки. Под конец он шёл в соседнюю комнату, подходил к стоящему на письменном столе старенькому музыкальному центру «AIWA», включал его и проворачивал несколько раз лоток с дисками, после чего, выключив аппарат, возвращался обратно на своё место за праздничным столом.
Я засёк по времени: этот однообразный ритуал повторялся 12 раз в течение часа! Это не был «обычный» синдром гиперактивности, тем не менее, все присутствующие как бы привыкли к «странностям» непоседливого ребёнка.
Такое действо в тот вечер продолжалось бы и дальше, но в комнате, где стоял музыкальный центр, в кроватке спала новорожденная девочка. Она в какой-то момент проснулась — проголодалась. Начала подавать свои ринг-тоны новоиспечённой мамаше. Та с удовольствием принялась удовлетворять естественные потребности нового члена общества. При этом, она закрылась с ней в комнате, чтобы никто их не беспокоил.
Вот тут-то и случился сбой «производственного цикла». Мальчик начал резко волноваться — порядок действий в его ритуале был нарушен. Началась паника!
Пацан сначала пытался как-то компенсировать выпавшее «звено» выходом в коридор, но там он ничего представляющего какой-либо интерес не находил.
Это психическое заболевание (невроз) называется «Обсессивно-компульсивное расстройство», которое нередко встречается и у детей в шестилетнем возрасте.
Многократные повторения одного и того же действия, ритуала, слов (ход мыслей), навязчивые идеи — постоянная проверка «всё ли закрыто, выключено, ровно уложено, чисто вымыто». Подробнее об этих и других симптомах Обсессивно-компульсивного расстройства вы можете прочитать где угодно, я же перейду к основной сюжетной линии этой истории.
Наконец, когда все попытки восполнить потерянный сегмент этого абсурдного «квеста» у мальчика не увенчался успехом, он начал конкретно тупить.
Сначала он попытался бесцеремонно согнать гостей, сидящих на диване-трансформере и разложить его, сделав из него кровать. Все возмутились, при этом их никак не настораживал факт такого неадекватного поведения ребёнка. Все взрослые были почему-то уверены, что это всего лишь «милая детская шалость при гостях». А сами горе-родители отшлёпали сына по заднице дирижёрской палочкой. Судя по всему, ребёнку было не сильно больно, но его «сирена» испугала младенца в соседней комнате. Началась великая детская истерика. Малышка за стенкой быстро успокоилась, а пацан всё не унимался. Сначала, я было подумал, что он «работает на публику». Но быстро изменил своё мнение, когда его мамаша уже вполне сильно ударила его несколько раз по заднице рукой, а потом и дала по губам ладонью. Тут малый буквально вошёл в ступор. На какое-то мгновение он замолчал, то ли от резкой боли, то ли от неожиданных и неадекватных действий со стороны матери. И после этой паузы ребёнок упал на пол и начал биться в него руками и ногами, а главное — со всей силы бился затылком о паркет. Я поспешил его поднять с пола, пока он окончательно себя не «ушатал». Ответная реакция родителей меня просто ошарашила: -«Да ладно, он всегда так делает при посторонних, видите ли — игрушку ему не купили!»
Малый всё ещё плакал у меня на руках, праздничное настроение у всех присутствующих начало улетучиваться. Вышедшая из спальни племяннице потребовала тишины — дочка засыпала. Я вынес пацана из комнаты на кухню. Через какое-то время, сидя у меня на коленях, он успокоился, тяжело всхлипывая и икая. Я в таких случаях стараюсь по-меньше утешать детей словами, иначе, они бы ещё долго плакали, требуя дополнительной порции жалости «к себе любимым».
Когда истерика прошла, я постарался переключить внимание пацана на что-то отвлечённое — показал ему свой интернет-планшет с игрушкой «автогонки». Это быстро заняло все мысли неспокойного чада. НЕНАДОЛГО. Примерно через 10 минут он встал из-за стола на кухне и пошёл с планшетом в комнату, где находились гости. Я сначала подумал, что он хочет показать родителям планшет и постараться выклянчить себе такую же игрушку-погремушку, как в таких случаях поступают все нормальные дети. Но я ошибся.
Мальчик был «не как все». Он снова пробрался к весам, взвесился, потом подошёл к подоконнику, положил планшет, взял бинокль…
На том этапе, когда мальчик снова направился в спальню, чтобы в очередной раз включить музыкальный центр, я его остановил и спросил, зачем он это делает? Удивлению ребёнка не было предела: — «Шо я делаю?» Я постарался как можно доброжелательней и доходчивей объяснить ему всю абсурдность и бессмысленность таких действий. Мальчик не понимал, что в этом «такого». Тогда я предложил изменить «траекторию» — начать с мытья рук, но не в ванной, а на кухне. На что услышал категорический отказ: — «Руки нужно мыть в ванной, и после бинокля!» Оказалось также, что эти действия он выполняет на протяжении уже нескольких месяцев. И НИКТО из взрослых на это не реагирует — ни родители, ни их друзья, ни учителя в школе.
Кое-как я смог в тот вечер избавить мальчика от навязчивого синдрома — просто держал его возле себя и отвлекал игрой на планшете.
Когда праздничная посиделка-побухалка закончилась и гости разошлись, племянница мне поведала о том, что родители его регулярно начали ставить в угол, нередко били за такие «глупые проказы». Мало того, выяснилось, что обострение невроза происходит в основном при посторонних людях. Очевидно, что это для ребёнка является стрессовым моментом, который и даёт толчок к таким «безусловным рефлексам».
Через два дня я снова заехал в гости к племяннице — помог её мужу переставить мебель и подключить новую стиральную машину. Зашла подружка — мать «странного» мальчика. Я уже в «нерабочей» обстановке попытался объяснить серьёзность проблемы с её сыном, но она категорически отмела все мои доводы и аргументы. Её оскорбили мои слова о том, что мальчика нужно показать психиатру, чтобы тот назначил лечение, пока со временем эти девиации не переросли в устойчивую и прогрессирующую патологию. Но тут и моя племянница встала на защиту «правоты» своей подруги. Не помогли мои предложения хотя бы узнать хоть что-то об этом Обсессивно-компульсивном расстройстве из Интернета… как горохом о стену…

Финал. Апофеоз. Я уже вернулся в Киев, даже успел забыть о тех событиях в Запорожье. Но вчера (16. декабря) позвонила племянница. Приглашала на крестины на Рождество и, как бы «между прочим», завела разговор о сыне своей подружки.
Буквально в понедельник пацан устроил свой очередной «квест», но уже в школе. На этот раз дело не обошлось «милыми шалостями». Навязчивые идеи окончательно «ушатали» нежную детскую психику — этот первоклассник оказался тем ещё «разрушителем легенд». Сначала он на перемене стал выкладывать «сменную обувь» одноклассников из сумок и расставлять вдоль стены в классе, а потом прямо на уроке принялся баловаться выключателями верхнего освещения. На требование учительницы прекратить, он уже не реагировал, а потом и вовсе устроил истерику. Пришлось матери отпрашиваться с работы и забирать мальчика домой. Школьный психолог настоятельно «рекомендовала» пройти обследование у психиатра, если мамаша хочет, чтобы и дальше сын продолжал учиться в этой школе.
Вот племянница и решила спросить у меня название «загадочной болезни» — подружка постыдилась позвонить мне сама.



И, напоследок: если бы родители этого ребёнка смогли вовремя распознать симптомы заболевания раньше, то, вероятней всего, они бы не запустили этот процесс. Это касается не только психических отклонений.
Проблема была в том, что эти родители, даже несмотря на то, что оба имеют «завышенное» образование — «экономист» и «теплоэнергетик», они напрочь не знают тот минимум базовых знаний не только в медицине и педагогике, но и не желают развивать «сопутствующие дисциплины» способствующие здоровому развитию их ребёнка. Руководствуются теми принципами, что «не следует засорять голову той научной информацией, которая не пригодится в работе» и «мама меня так же воспитывала».
И этот диагноз «тотальное невежество» наблюдается у большинства молодых людей (родителей) «перестроечного» и «пост-перестроечного» поколений — 1986-1996 годов рождения.
По сравнению с предыдущими поколениями, черпавшими медицинские знания из немногих периодических журналов, справочников и телепередачи «Здоровье» (с Белянчиковой), сейчас научной медицинской информации доступно в тысячи раз больше, но был утерян дар умения ею грамотно воспользоваться. Обходятся малым — Малышевой. «Это норма»?

Как наглядную иллюстрацию синдрома Обсессивно-компульсивного расстройства, приведу в пример известный «баянский» ролик о «забывчивом» автолюбителе. В нём молодой человек совершает «обязательный ритуал» вокруг своей машины — определённое количество раз дёргает за дверные ручки (считая про себя). Нет, он не забывает о том, что их «проверил». Просто он «обязан» набрать некую «контрольную сумму» — ровно 11 раз. И лишь тогда он сможет успокоиться и отойти от машины.



Источник: www.yaplakal.com/
  • 217
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также