Как работает мозг во время чтения Страница 1 из 2

Раз ты сейчас с нами, ты почти наверняка умеешь читать. И сейчас ты узнаешь, почему тебе чудовищно с этим повезло, а возможно, повезет еще больше, если ты дочитаешь эту статью до конца.

Человек научился читать примерно шесть тысяч лет назад. Именно тогда комиксы, которые люди древности любили оставлять друг другу на стенах пещер и стволах деревьев в качестве своеобразной стенгазеты:

знак «Вася», знак «дубина», знак «лев»
знак «лев», знак «съел», знак «Вася»,

начали складываться в то, что позднее станет пиктографическим письмом и иероглификой (появления алфавитов, основанных на фонетике, придется еще немного подождать).







Примерно с тех пор слово «грамотный» стало синонимом слова «умный».

Историческое и социальное значение письменности огромно. На самом деле это было в миллион раз круче изобретения лука, колеса или, скажем, двигателя внутреннего сгорания. Потому что именно тогда человечество сумело справиться одновременно со временем и пространством: отныне слово и, соответственно, знание на этой планете обрели бессмертие.

Но, понимая эту огромную историческую значимость чтения, мы часто не задумываемся о том, что оно сделало с человеком на физиологическом уровне. Нет, это не про очки и сутулость.

Как работает мозг во время чтения

Сейчас, пока ты читаешь эти слова, твой мозг внутри черепа полыхает как новогодняя елка, что прекрасно видно при томографических исследованиях. Пока твои глаза скачками ползают по строчкам (да, звучит, конечно, странновато, но именно так мы и читаем: в целом плавно, но с периодическими рывками, все равно как зависающий ролик просматриваем), в твоей голове кипит работа.

Нейронные сигналы отчаянно мечутся по чуланам и завалам твоего гигантского храма разума, отчаянно перетряхивая всякую ветошь и спешно разыскивая значения наскоро расшифрованных символов.







Выглядит это примерно так:

— Эй, мы ищем «заскорузлый»? Никто не видел «заскорузлый»? Где, блин, все синонимы? Так… «сухой», «сморщенный», «накуксившийся» — не, это уже совсем не то...

— Да просто повесьте ему перед носом картинку старого сапога — уж сообразит как-нибудь.

— Поздно, уже проехали! Теперь срочно требуется «пеммикан»!

— «Заскорузлый пеммикан»?! Что это вообще такое? Они там все рехнулись, что ли? Гоните контекст, лоботрясы!

— «Заскорузлый пеммикан застрял в вампуме старого кроу»!

— Боже!

— Быстро-быстро! Опаздываем!

— Что он вообще читает?

— «Моя жизнь среди индейцев».

— А, точно, индейцы, бли-и-ин… Опять активный словарь можно выкидывать. Придется в детство нырять, в Куперов всяких ибн Фениморов… А там такие ассоциации встречаются — такие зубы, такие пасти! Сожрут — и пикнуть не успеешь!

— А потому что не надо активный словарь в пятьсот слов иметь!

— Так вот и развиваем же, как можем… регулярным чтением… м-да.

— Все, больше не могу, синапсы отваливаются. Эй вы там, первичные! Намекните ему, что пора в туалет сходить, — сгоняйте к сфинктеру мочевого пузыря, пусть по старой дружбе поможет!

Мы редко задумываемся о том, что чтение сделало с нами на физиологическом уровне

Звуковую информацию мы воспринимаем куда менее драматично, ибо наш мозг эволюционно формировался в условиях, при которых умение оперативно расшифровывать звуковые сигналы было очень-очень важно. Чихание леопарда в далеких кустах мгновенно наводит такой порядок в синапсах, что ты и осознать ничего не успеваешь, а твои ноги уже развили среднюю крейсерскую скорость, сорок километров в час.

С чтением все иначе. Тексты не мелькают перед нами черно-желтыми пятнами, не облизываются плотоядно, не демонстрируют тебе восхитительную упругость млечных желез красавицы из соседнего племени. Это просто мелкие черные значки, жалкой сороконожкой ползущие по белому бумажному листу.

Чтобы превратить их в осмысленные сигналы, твоему мозгу приходится напрягаться изо всех сил. И помощников у него мало. Слушая чужую речь, мы воспринимаем интонацию говорящего, его дыхание, степень его возбужденности и увлеченности, а графические символы не дают и этого.


  • 62
  • 19/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также