Гришковец. Просто о сложном





Лучшие цитаты мастера слова Евгения Гришковца.Российский писатель, драматург, режиссер, актер, музыкант и еще много кто Евгений Гришковец в представлении не нуждается. Его «чистосердечное признание» в курилке у буфета в Театре Российской армии «Как я съел собаку» сделало из провинциального режиссера всеобщего любимца, обласканного прессой, публикой и жюри самых престижных конкурсов. И не отпускает до сих пор.

Кто-то его не любит и считает, что все, что он делает, — это уровень школьных сочинений. Другие боготворят и с замиранием сердца смотрят его спектакли. Мы в Сайт выбрали его самые запоминающиеся цитаты из спектаклей и книг. На какой стороне вы?



Если бы вам удалось надавать под зад человеку, виновному в большинстве ваших бед, вы неделю не смогли бы сидеть. Жизнь — это тебе не супермаркет, дружище. Любовь найти нельзя. Ее можно только встретить. Есть у нас такое слово, которое очень трудно произносить на родном языке. На чужом — сколько угодно можно кидаться им, направо и налево. А на родном — очень сложно. И иногда скажешь его, и сразу тебе станет так неловко, и ты закашляешься. Это слово «любовь». Жизнь возьмет свое. А где мое?! Когда в моей жизни появилась любовь, я вдруг заметил, как много есть песен, которые каким-то образом про меня. И фильмов много про меня. Пьес, стихов, картин, даже скульптур! Я каким-то образом оказываюсь просто в центре мирового искусства. Как ни крути, но, какой бы ни был дорожный знак и чего бы он ни ограничивал или даже запрещал, этот дорожный знак всегда свидетельствует о заботе одного человека о другом человеке. Не стоит позволять себя обворовывать даже в мелочах! Жизнь проще не становится, но думать о жизни становится проще. По-настоящему голодные люди в рестораны не ходят. Непонятно, в какой момент заканчивается юность. Возможно, она заканчивается тогда, когда ты начинаешь ощущать кого-то юнцами и презирать то, что этим юнцам нравится. Жить с обидой — все равно что оставаться с незалеченной раной, то есть быть почти инвалидом. Он сказал про одного человека: «Наверное, у него комплекс недрагоценности». Неважно, хорошая гостиница или плохая, дешевая или дорогая. Заходишь в номер, а там видишь одноразовое мыло, одноразовые стаканчики, и сам понимаешь, что ты тоже здесь одноразовый. Максимум двухразовый. А широко улыбаться в одиночку, наверно, совсем невозможно. Широко улыбаться можно только кому-то. Другому человеку. Я всегда +1 к человечеству, но не его часть. Самый грустный вид спорта — это женское одиночное фигурное катание! Сколько бы эта молодая и красивая женщина ни каталась по льду, сколько бы страстно ни вытягивала вперед руки, сколько бы ни выгибалась, ни крутилась бы, все равно никто к ней не выскочит, не обнимет! Как только ты научишься обижаться, в эту же самую секунду, не в следующую, а в эту же самую секунду ты тут же научишься обижать! А школу я не люблю за то, что там маленький человек впервые встречается с государством. Иногда обхватываю голову руками и думаю: «Господи, какая же она маленькая! 58-й размер всего. Такая маленькая, и сколько же в ней говна!» Самое невыносимое — это переходы от надежды к отчаянью, от уверенности к сомнениям и обратно. Эти скачки — самая кровавая синусоида, какую только можно себе представить. Всегда говорится, в случае если люди разошлись, что брак был неудачным. Люди, может быть, прожили вместе много счастливых лет, а потом что-то пошло по-другому, и вот они расстались. Какая же тут неудача? Можно мотаться, быть усталым, измотанным, иметь серьезные проблемы, быть простуженным, но при этом быть абсолютно счастливым. Абсолютно.









via adme.ru
  • 209
  • 18/09/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое