За последние 15 лет статистика психических расстройств у детей ужасает! Виновны родители…

Поделиться



Молчание — золото, но только не в вопросах, касающихся наших детей. В современном мире в домах царит тихая трагедия, которая рушит судьбы подрастающих личностей. Родители настолько заняты своими проблемами и мыслью о заработке, что совершенно не замечают эмоционального состояния ребенка. За последние 15 лет статистика психических расстройств у детей ужасает.




Читать дальше →

Как навредить ребёнку, не прибегая к побоям

Поделиться



Негативные эмоциональные воздействия не оставляют следов на коже, однако ранить могут не меньше, чем физическое насилие.

«Боги», «купцы» и «овцы»: какие стили родительства могут быть вредны для детей?

Детство — это опорный институт, который формирует общество, его благополучие напрямую связано с благополучием и здоровьем каждого ребенка. Поэтому общественные организации, например, Всемирная Организация Здравоохранения и ЮНИСЕФ (детский фонд ООН), составляют рекомендации, как создать безопасное и счастливое детство, чтобы ребенок вырос физически и психически здоровым.





Редкие родители обращаются к сайту ВОЗ и читают изложенные там рекомендации по воспитанию. Обычно в ход идут традиционные методы, основанные на опыте. Битые в отрочестве родители применяют силу при воспитании своего чада, потому что не знают других способов достучаться до ребенка и повлиять на его поведение. Это относится и к воспитательным стратегиям, не имеющих явных последствий для здоровья и безопасности ребёнка. Воспитательные методы часто дрейфуют из поколения в поколение, снова и снова порождая психически нестабильных, тревожных, замкнутых взрослых.

Чтобы ребенок вырос здоровой полноценной личностью, нужно защитить его от любого вида насилия. Физическое, сексуальное насилие и невыполнение родительских обязанностей — явные причины возникновения проблем у ребенка. 

Эмоциональное насилие над ребёнком не наказывается уголовно, но его последствия травматичны для психики маленького человека, как удары ремнём — для тела.

Систематическое унижение, манипулирование, подавление воли детей укоренились в родительском арсенале многих. Американские психиатры Сьюзан Форвард и Крейг Бак даже ввели термин «вредные родители» (toxic parents), чтобы определить тех, кто прибегает эмоциональному насилию в воспитании и наносит вред самооценке, жизненным установкам, а порой и психике детей.

Вот какие типы «вредных родителей» можно выделить.

 

«Бог»

Уверенный в своей правоте и непогрешимости родитель. Требует от ребёнка поклонения, безусловной любви и беспрекословного подчинения. Часто в эту категорию попадают отцы семейства. Эмоционально относится к ребёнку как к «подданному» и считает, что смысл жизни детей — это выражение благодарности родителю за дар существования.





 

Такие родители используют телесные наказания и устанавливают строгие правила, даже если в них нет нужды. Ребёнок «бога» склонен к подчинению, замкнут. Страх и благоговение перед родителем перерастает в склонность обманывать в бунтарский подростковый период. Во взрослой жизни такие дети окажутся неспособными самостоятельно принимать решения и будут искать нового «бога» в своей второй половинке или близком друге.

Лексикон «Бога»: «Я лучше знаю», «Ты мне всем обязан», «Если бы не я...»

 

«Критик»

Оценивает ребенка и сравнивает его с другими детьми. Рисует в голове образ идеального малыша и заставляет сына или дочку подгонять себя под недостижимые лекала. Болезненно реагирует на «отставание» своего чада от своих сверстников, требует больших усилий и старания, устанавливает жёсткие рамки и дисциплину, подкрепляя их систематическим унижением. Особенно опасны критики, у которых несколько детей, ведь тогда за «золотым стандартом» даже не нужно обращаться во внешний мир.





Опасность такого вида эмоционального насилия — развитие у ребёнка заниженной самооценки, синдрома «неудачного образца» при сравнении с братьями или сестрами.

Лексикон «Критика»: «У всех нормальные дети, а у меня...», «Почему у Ангелиночки пятерка, а у тебя — тройка?», «Вот твой старший брат — просто ангел, а ты — какое-то наказание».

 

«Тренер»

У таких родителей много общего с «критиками». Своих детей они тоже сравнивают с другими, но с целью мотивировать их на победу. Соревновательный дух питает тренера изнутри, он считает ребёнка предметом своей гордости и при каждом удобном случае демонстрирует его окружающим. Как правило, тренеры заставляют детей добиваться успеха в областях, в которых не смогли преуспеть сами. Для отцов это обычно спорт, а для матерей — иностранные языки или игра на музыкальных инструментах.

Интересы и склонности ребёнка «тренеры» не учитывают. Их дети вырастают в атмосфере постоянного соревнования.

Эмоционально это настраивает ребёнка на погоню за чужими целями, достижение которых не приносит радости. Преуспевшие в глазах родителей чемпионы превращаются в экспонат в зале славы родителя с комплексом отличника. А те, кому не удалось достичь успеха, чувствуют вину за неоправданные ожидания.

Лексикон «Тренера»: «Я в своё время не учила английский и очень пожалела, не повторяй моих ошибок!», «Коля, сыграй нам полонез Огинского, порадуй тетю Катю», «Второе место? Почему не первое?».

 

«Венецианский купец»

Яркая иллюстрация экономического насилия над психикой ребенка. Этот тип родителей не знает безусловной любви, так нужной ребёнку. У поступков, чувств и людей для таких родителей существует вполне реальный ценник. Они живут по принципу «ты — мне, я — тебе», подкупают детей, иногда откупаются от них, ставят ультиматумы и всегда ждут порой неадекватной отдачи от ребенка за свои поступки или проявления чувств.





Ребенок купца неспособен на искренность и доверие, так как считает, что всё в жизни нужно заслужить и заработать. Во взрослой жизни такие дети часто заискивают, обманывают, с подозрением относятся к бескорыстным поступкам и сами начинают манипулировать людьми, классифицируя всё и всех по товарным категориям.

Лексикон «Купца»: «Если успокоишься, дам конфету», «За каждую пятёрку получаешь сто рублей», «Пока я за тебя плачу, ты будешь делать то, что я хочу», «На тебе тысячу, иди гуляй сам, мне некогда», «Помой посуду, я тебя за это любить буду».

 

«Овечка»

Тонкий манипулятор-жертва. Чаще это родитель женского пола, иногда одинокая мама, которая знает, что жалостью может получить желаемое. Это хорошие актеры, которые способны пустить слезу и изобразить сердечный приступ, чтобы смягчить даже самого непробиваемого подростка.

Причиной своих разочарований и страданий считают, естественно, своё дитя, которое обязано из-за этого быть рядом и заботиться о родителе и его интересах. По сути, ребенок оказывается в эмоциональной кабале, чувствует свой неоплатный долг и начинает пренебрегать своими интересами, теряя собственное «я».

Лексикон «Овечки»: «Я на тебя лучшие годы положила....», «Тебе совсем меня не жаль...», «Неблагодарный, на смертном одре и стакана воды не подашь...», «Ты — мой крест!».

 

«Двуликий Янус»

К этой категории относятся родители-лжецы. Такие родители щедро раздают обещания, которые не собираются выполнять, врут и лукавят. Свою ложь «Двуликие» никак не оправдывают и не чувствуют своей вины. В воспитании эти родители склонны к лицемерию.

Яркий пример: курящие родители отчитывают подростков, которых застукали с сигаретами.

Со временем такие родители лишаются доверия ребенка. А видя безнаказанность лжи и лицемерия, дети воспринимают эту модель поведения как наиболее выгодную, поэтому синдром лжеца часто наследственный.

Лексикон «Двуликого»: «Мало ли, что я там обещал!», «Как дал слово, так и взял его обратно», «Ой, я забыл», «Я такого не говорил!».

 

«Воскресный»

Воскресный папа (реже — воскресная мама) бывает не только в семьях, где родители живут отдельно. Таким родителем может стать любой взрослый, не умеющий распределять свое время между семьей, работой и развлечениями. Трудоголики, заядлые охотники или любители поковыряться во внутренностях автомобиля в гараже оценивают свои профессиональные или личные интересы выше, чем семейную жизнь. Мотивируется это тем, что они зарабатывают деньги и что им нужно как-то расслабляться. Важные события в жизни малыша такие родители без угрызений совести пропускают.

Семья входит в категорию обязанностей, а время, проведенное с ребёнком, считается за повинность.

Дети «воскресных родителей» ощущают свою ненужность, чувствуют себя брошенными и одинокими. Они пытаются прыгнуть выше головы, чтобы привлечь к себе внимание. Со временем, если их старания оказываются бесполезными, они перестают считаться с их мнением, а иногда и общаться.

Лексикон «Воскресного»: «У меня нет времени», «Давай в другой раз, я занят», «Я деньги зарабатываю, чего вам еще надо?».

 

«Партизан»

Изощренный манипулятор, напоминающий рака-отшельника. В случае опасности или несогласия такой родитель перестаёт общаться с ребёнком, закрываясь в свою раковину и принимая обет молчания. Со стороны это может показаться обидой, но чаще это просто выжидающая позиция, которая должна вынудить ребёнка сделать то, что от него требуется.

Попадая в ситуацию бойкота, зависимый маленький человек находится в постоянном эмоциональном напряжении, ощущает вину и необходимость помириться. Так он соглашается на что угодно и выполняет любые желания обиженного родителя, и параллельно учится держать свои интересы и мнения при себе в угоду другим.

Лексикон «Партизана»: —

 

«Наседка»

Эмоциональный насильник, в совершенстве владеющий навыками гиперопеки. Провожает в школу и из школы, кормит, поит, колыбельные поёт, следит за здоровьем малыша, в секции водит… Звучит здорово, отличная мама или потрясающий папа! Однако дочитайте список до конца: выбирает для ребенка друзей, прическу, вкусовые предпочтения, читает переписки, требует отчитываться о каждом шаге и не даёт самостоятельно принимать решения.





В эту категорию попадают матери, которые не разучились отождествлять себя с ребёнком, даже когда он подрос и способен делать что-то сам. Такая женщина не говорит «я» или «мой ребёнок», она говорит «мы». Даже если сынишка уже под два метра ростом, мама будет умиляться, когда «мы кушаем любимый мамин борщик». Гиперопекающие родители сложно отпускают ребёнка во взрослую жизнь, иногда не отпускают вообще. Они жадно ищут причину, чтобы сделать детей зависимыми от них.

«Наседки» живут ради детей, у них есть только один интерес: чтобы дитятко было счастливо. И рядом с мамой. Потому что ей страшно оставаться одной.

Чем опасна такая эмоциональная пытка? Ребёнок с раннего возраста ощущает себя смыслом жизни родителя, и лишить его этого смысла означает предательство родного человека. Такие дети очень зависимы от мнения родителей во взрослом возрасте, что мешает им создать собственную семью, построить карьеру или просто заниматься тем, что им нравится. Они делают всё, чтобы «наседка» была счастлива. Или, наоборот, вырвавшись из эмоционального рабства, подсознательно винят себя за несчастье того, кто его вырастил.

Лексикон «Наседки»: «Послушай маму, маме лучше знать», «Нет, мы купим зелёный свитер, он нам идёт больше, чем розовый», «Эта девушка тебе не подходит, вот Оля...».

 

Что делать, если я — «наседка»?

Или «критик»? Или «партизан»?.. Если в нашей галерее эмоциональных насильников вы нашли свой портрет, то шанс на исправление велик, ведь признание проблемы — это первый шаг к её решению.

Редко встречаются те или иные модели в чистом виде. «Наседки» порой применяют методы «овец», а «боги» по совместительству подрабатывают «тренерами».

Все эти типы практикуют один и тот же вид насилия над детьми — они играют на чувствах, манипулируют эмоциями, чтобы получить от ребёнка то, что нужно родителям. Своим поведением они пытаются заглушить собственные воспоминания, комплексы, негативный опыт или страхи.Поэтому рекомендации для всех вышеперечисленных типов будут общими.

  • Перестаньте воспринимать своё дитя как объект. В ваших руках не трофей, не крест и не луч надежды, а жизнь и благополучие человека. 
  • Серьезно относитесь к мнению ребёнка. Но и не потакайте ему во всём.
  • Примите тот факт, что малышу нужно свое пространство и свобода выбора.
  • Общайтесь с ребёнком, как со взрослым, делитесь с ним, будьте честны и откровенны, и получите то же самое в ответ.
  • Сотрудничайте с детьми. Семья — это микро-общество, где каждый имеет право голоса и делает свой вклад в общее счастье.
  • Помните, что когда-то вы тоже были ребёнком, спросите себя, было ли ваше детство счастливым? Почему вы стали таким родителем? Может, вы копируете поведение своих родителей, или наоборот, стараетесь всё делать вопреки их заветам?
  • Не стесняйтесь обратиться к специалисту, если не можете самостоятельно скорректировать свою воспитательную политику.
  • Не игнорируйте наличие эмоционального насильника в семье, попытайтесь установить контакт и выяснить причины такого поведения. При необходимости уговорите  его проконсультироваться с психологом.
 

Идеальным родителем быть невозможно, ведь у всех есть свои слабости, и все совершают ошибки. Интересы отцов конфликтовали и будут конфликтовать с интересами детей. Это естественный процесс, в результате которого формируется новая уникальная личность со своим набором ценностей, основанных на опыте.

Взрослые делают выводы о своём опыте детства, опираясь на ключевые события нежного возраста.

Что вы помните из своих юных лет? То, как папа учил кататься на велосипеде, как мама поддерживала во время трудных экзаменов? Или как отец грозил ремнем за малейшую провинность, а мать обещала слечь с нервным срывом, если вы не бросите этого «ужасного Генку» из девятого «Б»?

Сейчас, когда вы сами стали родителями, необходимо понимать: дети запомнят всё, что их ранит. Когда они вырастут, их опыт отразится на поступках, поведении, и на методах воспитания собственных детей. Вы можете подарить ребёнку детство, которое он будет вспоминать с теплотой.опубликовано 

 

Автор: Мария Лазарева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //newtonew.com/parenting/toxic-parents

Технологии управления ребенком, дающие нужный результат

Поделиться



Технология — это модели, методы и приемы, дающие нужный результат. У разных родителей свое видение, как можно и нужно добиваться от ребенка того, что нужно, от этого видения во многом зависят используемые методы и приемы. В отличие от воспитания, формирующего личность в целом, управление решает оперативные вопросы «здесь и сейчас».

Любая технология основывается на некотором видении природы ребенка и задачах родителя. В случае негативного мировосприятия этого видение воплощается в модели «Огород с сорняками», в случае позитивного — «Садовник и роза».





 

 

Огород с сорняками

Модель «Огород с сорняками» основана на вере, что с ребенком нужно обходиться как с запущенной грядкой, находить и выпалывать сорняки-недостатки в его душе.

Родители борются с ленью и неорганизованностью детей, утаптывают детскую агрессивность и выжигают каленым железом детское вранье.

Обычный результат: контакт разрушается, эффективность низкая, добиться удается мало что. Сухомлинский говорил, что в таком случае воспитание идет «по ложному пути».

«Пороки, — писал он, — искореняются сами по себе, уходят незаметно для ребенка, и уничтожение их не сопровождается никакими болезненными явлениями, если их вытесняет бурная поросль достоинств». Модель спорная, продуктивнее работать на позитиве.

 

Садовник и роза

В этой модели ребенок видится как красивый цветок, о котором должен позаботиться воспитатель-садовник. Хороший садовник должен понять природу цветка, куста или плодового дерева, чтобы выращивать в нем то, что заложено в нем его природой.

Здесь в ребенке родители стараются разглядеть, каковы его склонности, и поддерживают ребенка в его стремлениях и начинаниях.

При таком подходе воспитательные результаты лучше, чем в модели «Огород с сорняками», однако сама метафора семечка, из которого разворачивается личность ребенка, представляется спорной.

 

Мишень воздействия

Кто-то из родителей считает правильным чаще обращаться к чувствам, кто-то — к разуму, кто-то решает вопросы дрессировкой, работающей на уровне тела.





 

 

Дрессировка, или модель «Кнут и пряник»

Кажется, это самое естественное: за добрый поступок наградить, за плохой — наказать, поругать.

В принципе это разумно, но есть и минусы: данная система требует постоянного присутствия воспитателя, «кнут» разрушает контакт между ребенком и воспитателем, а «пряник» приучает ребенка без награды доброго не делать.

Варианты:

  • Подкуп. «Если будешь хорошо себя вести, куплю тебе мороженое». В умелых руках переходит в модель «Вознаграждение за успехи». Чаще заканчивается педагогической ситуацией Маленький тиран: «Если не купишь мне мороженое, буду вести себя плохо!»
 

  • Другой вариант: короткий поводок — позитивная дрессировка, отрабатывающая безусловное послушание. Много интересных заданий, простых инструкций и сразу же - положительное подкрепление.
 

Модель «Кнут и пряник» спорная, если оказывается не вспомогательной, а основной. Дело воспитания идет лучше, если метод наград и наказаний дополняется методом отрицательных и положительных подкреплений, причем предпочтение отдается положительным подкреплениям и подкреплению не столько желательных внешних действий, сколько желательных внутренних состояний и отношений.

В любом случае полезно помнить, что настоящее воспитание выходит далеко за пределы самой лучшей дрессировки.

 

Обращение к чувствам

Обращение к чувствам — чаще женская стратегия. Стандартные варианты — это обращение к сопереживанию («Посмотри, как из-за тебя плачет сестренка!» или «Пожалуйста, не серди маму»), отвлечение от нежелательных вещей («Посмотри какая птичка!) и привлечение к желательным, а также принятие решений на основании чувств, которые демонстрирует родителям ребенок (модель „Светофор“).

Посмотри, из-за тебя плачет сестренка!

К большому удивлению взрослых, и особенно мам, на маленьких детей это обращение обычно не действует вовсе. Однако если на детей долго сердиться в подобных ситуациях, они рано или поздно понимают, что взрослые от них хотят, и начинают изображать раскаяние.

Впрочем, дети любят копировать взрослых, и если мама расстраивается часто, за нею начинают повторять и дети. Трудно назвать это подлинным сопереживанием, но дорога прокладывается.

Настоящая эмпатия возникает у детей не раньше семилетнего возраста, причем тут все очень индивидуально. Есть дети к этому очень расположенные, а есть — не расположенные никак.

Пожалуйста, не серди маму!

Когда ребенок не слушается, мама начинает расстраивать себя и показывать, как ей плохо от такого поведения ребенка. Модель эта очень распространена, и практикуется обычно среди женщин.

Ее результаты? В маленьких детях, особенно в девочках, успешно формируется чувство вины, привязанность и послушание. Более взрослые дети, и особенно мальчики, на это ведутся хуже, у них возникает раздражение или пофигизм к чувствам мамы.

Посмотри какая птичка!

Ребенку подыскивают все новые и новые привлекательные вещи вокруг него, отвлекающие от ненужного.

  • Не ест кашу — предложим яблоко.
  • Не хочет делать утром зарядку, предложим с друзьями идти на плавание.
  • Не пошло плавание — попробуем заинтересовать красивой игрой теннис.
 

Хорошо работает с маленькими детьми. Чем дети старше, тем чаще возникают сбои. Как правило, этот путь заканчивается моделью «Подкуп».

В этой модели родители в своих действиях ориентируются на чувства и реакции ребенка. Чувства и реакции ребенка — это цвета светофора для родителя.

  • Когда ребенок позитивно откликается на действия родителей, радуется действиям родителями, это для них зеленый свет, сигнал родителям: „Вперед! Все правильно делаешь“.
  • Если ребенок выполняет просьбы родителей неохотно, забывает, огрызается — это желтый цвет для родителей, цвет-предупреждение: „Внимание, осторожно, кажется что-то не так! Подумай, прежде чем сказать или сделать!“.
  • Если же ребенок в протесте, это красный цвет для родителей, сигнал:» Стоп!!! Замри! В этом направлении ни шагу вперед! Вспоминай, где и что нарушил, срочно и экологично исправляй!" 
 

Модель спорная. Достоинства этой модели — чуткость к обратной связи, недостатки — легко подпасть под влияние ребенка. Ребенок начинает управлять родителями, демонстрируя им те или иные свои реакции.

 

Обращение к разуму

Правила движения

В этой модели предполагается, что ребенок ведет себя плохо, потому что просто не знает или забыл правила. А если ему правила рассказать и он их выучит, то он будет все делать…

И родитель все объясняет, учит, рассказывает. Детям слушать это бывает тоскливо, но — приходится…

Знания, как себя вести, конечно необходимы, но одни знания без заинтересованности и приучения — мертвы.

Легко убедиться, что дети все главные правила поведения знают: «Драться нехорошо», «Врать плохо», «Вещи нужно класть на место», но в столкновении разума и чувств у детей чаще побеждают чувства, особенно если смысл правила ребенок не понимает: «Зачем нужно вещи класть на какое-то место, если они и так хорошо лежат?».

К правилам детей нужно приучать, правила должны быть просты и понятны, правила должны оказываться детям интересны и выгодны, правила должны соответствовать возрасту ребенка.

Итого, если модель «Правила движения» оказывается не вспомогательной, а основной, то это модель спорная.опубликовано 

 

Автор: Н.И.Козлов

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.psychologos.ru/articles/view/tehnologii_upravleniya_rebenkom

Антон Чехов: «Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью…»

Поделиться



Знакомство с Чеховым у многих из нас происходит в школе. Кто-то проходит мимо, кто-то ограничивается коротким содержанием заданного на дом рассказа, а кто-то начинает «проглатывать» книгу за книгой. Плакать, смеяться, не спать ночами. Парадоксальность, лаконичность и яркое остроумие этого человека без имени покоряют с первых же его работ.

Прозаик, драматург, врач, путешественник, Антон Чехов писал под разными псевдонимами. Самые известные из них — Антоша Чехонте, Макар Балдастов, Ч. Хонте — навсегда отделили Чехова–писателя от Чехова–врача.




Читать дальше →

Если мы не управляем детьми, они начинают управлять нами

Поделиться



Управление ребенком — вещь обязательная

Семья — это малая группа, и этой малой группой управляют родители. Точнее, должны управлять родители, потому что по факту это происходит далеко не всегда. «А что я могу с ними поделать, они меня не слушают!» — для многих родителей, особенно мам и бабушек, действительно сложно с детьми как-либо разумно управляться. Но если мы не управляем детьми, они начинают управлять нами...





Управление ребенком — способность взрослых целенаправленно воздействовать на поведение ребенка в конкретной ситуации. В отличие от воспитания, формирующего личность в целом, управление решает оперативные вопросы «здесь и сейчас».

Мама, которая кричит ребенку: «Немедленно иди домой!» — занята не воспитанием ребенка, ей нужно только, чтобы ребенок оторвался от игры и оказался дома.

На воспитание ребенка у нас не всегда хватает времени и сил, но элементарное управление ребенком — вещь обязательная. Хотя бы, если ребенку нужно лечить зубы — как привести его к зубному?

Элементарная управляемость ребенком — обязательна для взрослого, хотя бы чтобы уберечь ребенка от опасности. Когда ребенок выбегает на дорогу с интенсивным движением транспорта, его нужно вернуть на тротуар. Аналогично понятная задача — обеспечить, чтобы ребенок не мог совершенно безнаказанно хулиганить в конкретной ситуации. К сожалению, родители не всегда способны это сделать.

Если папа пытается что-то сказать дочке, а дочка кривит лицо и отмахивается от него рукой — папа в этой ситуации не способен управлять ничем. Он здесь — никто.

Чтобы ребенок воспитывался, его в начале воспитания и параллельно воспитанию делают воспитуемым: управляемым, поддающимся воспитанию. Хорошо воспитанный ребенок — это послушный ребенок, важно только, чтобы послушание было направлено на развитие у ребенка уверенности в себе, развитие самостоятельности и умение жить среди людей. Приучайте ребенка вас слушать и слушаться, это нужно вам и полезно для самого ребенка.

У разных родителей свое видение, как можно и нужно добиваться от ребенка того, что нужно, от этого видения во многом зависят используемые методы и приемы. Любая технология основывается на некотором видении природы ребенка и задачах родителя. Кто-то из родителей считает правильным чаще обращаться к чувствам, кто-то — к разуму, кто-то решает вопросы дрессировкой, работающей на уровне тела.





Способы и приемы управления ребенком сильно зависят от управляемости ребенка, взглядов и мотивации родителей, требований конкретной ситуации. В свободном воспитании чаще используется метод хорошо направленной свободы, в дисциплинарном — инструкции и система подкреплений. 

В таком виде управление ребенком приобретает простой вид: если ребенок делает не то, что нужно, мы даем ему инструкцию. Если он делает, что нужно — мы даем ему поддержку. И все. Если эту систему наладить, отношения с детьми становятся действительно очень простыми, и эта та простота, которая характеризует самые лучшие решения.

Действительно, инструкции — один из естественных и необходимых элементов в общении родителей с детьми. Простые и четкие инструкции нужно в отношениях с маленьким ребенком, который не понимает сложных вещей и витиеватых обращений; понятные инструкции будут очень полезны, когда ребенок с вашей помощью осваивает любое новое дело или хотя бы в первый раз делает трудное упражнение из домашнего задания; твердые инструкции даются родителями ребенку, когда ребенок пробует не послушаться родителей, пока те обращаются к нему мягким образом. опубликовано 

Автор: Николай Козлов

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление- мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.psychologos.ru/articles/view/esli_my_ne_upravlyaem_detmizpt_oni_nachinayut_upravlyat_nami%20?%3E

Чрезмерная родительская опека: Важный ключ к поиску «золотой середины»

Поделиться



Вместо того, чтобы говорить «будь осторожен», говорите «будь внимателен»

Важный ключ к поиску «золотой середины» между безопасностью и риском, в конечном счёте, сводится к следующему: вместо защиты детей от риска, вы учите их справляться с риском. 

Это включает управление тремя динамическими действиями:

  • подвергание детей контролируемому риску;
  • подготовка детей к риску, вместо его полного предотвращения;
  • поддержка подхода к воспитанию, который выражается в предоставлении полной свободы.




Создание среды контролируемого риска 

В своём исследовании о роли риска в детстве Эллен Сандсетер утверждает, что подвергание риску играет важную роль в детском развитии, оно «прививает» детей от чрезмерного страха и воспитывает такую устойчивость, которая позволит им преуспевать во взрослой жизни. Тем не менее, она отмечает, что детям не нужно на самом деле сталкиваться с серьёзными рисками для получения этих преимуществ; они должны всего лишь участвовать в ситуациях, которые ощущаются как риски. 

Для взрослых это означает, что вместо того чтобы идти на крайности – устранять все риски или принудительно ставить детей в ситуации, которые могут причинить им реальную травму или вред – можно избрать средний путь: побуждать детей идти на контролируемые риски. Для оценки и управления ситуациями, обеспечивающими контролируемый риск, родители должны задать себе несколько вопросов: 

 Это риск, который мой ребёнок может ожидать сам? 

 Это риск, который может причинить ему серьёзный вред (смерть, паралич, травму головы)? 

 Это риск, который может преподать положительный урок? 


Затем ответы на эти вопросы можно использовать для поиска баланса между риском и безопасностью: 

  • Если это риск, который дети не могут (по крайней мере, в начале) предвидеть самостоятельно, укажите им на опасности. Научите их, как искать и справляться с этими опасностями, чтобы в будущем они могли предвидеть и управлять ими. Пример: позволяйте детям переходить улицу самостоятельно, но научите их сначала смотреть в обе стороны. 
  • Если ребёнок слишком маленький для предвидения и понимания серьёзного риска, даже с обучением, удаляйте из его окружения этот риск и оставляйте только те риски, которые могут причинить небольшой вред (удары, царапины) и которые будут способствовать обучению. Пример: не позволяйте маленьким детям играть возле края скалы, но позволяйте им забираться и спрыгивать с больших камней, расположенных дальше от края.
  • Оберегайте детей от тех опасностей, которые они могут предвидеть, но которые всё-таки могут причинить им серьёзный вред и не дают ценного опыта взамен. Пример: не позволяйте детям прыгать с крыши дома; то, что это плохая идея, можно передать словами, это не требует проверки на опыте. 
  • Позволяйте детям участвовать в рисках, которые несут в себе очень маленький шанс причинения серьёзного вреда, но предлагают взамен очень ценный опыт. Пример: позволяйте ребёнку самостоятельно исследовать окрестности; это несёт в себе ничтожно малый шанс похищения (который можно уменьшить), но предлагает незаменимый шанс развития автономии. 
Как видите, создание среды контролируемого риска для детей главным образом сводится к устранению рисков, с которыми они не могут справиться самостоятельно, и обучению их управлению теми из них, с которыми они могут справиться.





Далее мы рассмотрим последнее. 

Ориентирование на полную подготовку, а не на полную защиту 

Когда родители чересчур оберегают своих детей, они, в сущности, берут на себя всё управление рисками своих отпрысков. Рабочим допущением является то, что мама и папа всегда будут рядом, чтобы уберечь их от вреда, но, конечно, так не будет (мы надеемся). 

Вместо того чтобы делать детей зависимыми от себя в отношении обеспечения безопасности, готовьте их к тому, чтобы они самостоятельно встречали риски и управляли ими. Это означает не толкание их в ситуации без подстраховки, а, скорее, использование того, что Гивер Тулли называет «подмостками планирования, поэтапного осуществления и принятия разумных мер предосторожности». Крепость этих подмостков должна регулироваться в соответствии с возрастом и уровнем зрелости детей, а затем они должны постепенно убираться – по мере того, как дети будут приобретать уверенность и компетенцию и получать способность защищать себя самостоятельно. Вот несколько ключей к такому использованию этого процесса, который не только принесёт пользу вашим детям, но и ослабит вашу собственную тревожность: 

Вводите риск постепенно. Первым шагом в разрешении детям заниматься «рискованными» делами является определение того, чем являются риски. 

Как только вы определите риски деятельности, вы сможете понять, как их ослабить и снизить своё беспокойство способами, которые 1) пропорциональны шансам риска, 2) всё же сохраняют чувство риска (волнение, трепет, страх) и 3) повышают компетентность и автономию ребенка. 

В своей книге «Свободные дети» Ленор Скенази предлагает, возможно, наилучший способ достижения всех трёх целей: введение в несколько этапов, во время которых вы рассказываете ребенку о присущих этой деятельности опасностях, а затем постепенно уменьшаете своё руководство и наблюдение. Например: 

Переход улицы: 

1. Переходите улицу, держа своего ребенка за руку и рассказывая ему о необходимости смотреть в обе стороны и смотреть за машинами. 

2. Переходите улицу, не держась за руки, но идите рядом с вашим ребёнком. 

3. Смотрите, как ваш ребёнок сам переходит улицу от бордюра. 

4. Позволяйте вашему ребёнку самостоятельно переходить улицу без вашего присутствия. 

Вместо того чтобы говорить «будь осторожен», говорите «будь внимателен». Постоянное повторение слов «будь осторожен» представляет мир как изначально гибельное, слишком опасное место и прививает детям осторожный склад ума. Напротив, слова «будь внимателен» (или «смотри, что делаешь») побуждают детей больше осознавать своё тело и окружение – склад ума, который мы хотим развивать у наших детей независимо от того, делают ли они рискованные вещи или нет. Миру не нужны более осторожные дети – ему нужны более мудрые, восприимчивые и храбрые дети. 

Обращайтесь со своими детьми как с учениками. Современное явление, выражающееся в том, что дети большую часть времени проводят в непосредственной близости к своим родителям, появилось не в современную эпоху. До промышленной революции дети также проводили своё время бок о бок с мамой и папой. Но если сейчас родители выступают в роли пассивных свидетелей – стоящих в стороне наблюдателей – игр своих детей, то раньше родители и дети работали вместе. Дети проходили неофициальное (а иногда официальное) обучение с этими взрослыми, получая навыки и знания, которым им в своё время понадобятся для преуспевания во взрослой жизни. 

Пора вернуть эту идею ученичества. Нет ничего плохо в том, чтобы проводить много времени со своими детьми – на самом деле, это может быть очень хорошим делом – но это время можно использовать с большей пользой (как для вас, так и для них). Большинство родителей не могут каждый день брать детей на работу, но вы, вероятно, уже проводите большую часть своего свободного времени со своими детьми; вместо того чтобы бросать свои хобби и заниматься домашними делами, когда дети лягут спать, используйте это время для занятия этими видами деятельности,позволяя своим детям сопровождать вас и узнавать больше о вашем времяпрепровождении, а также получать некоторые практические навыки. 

Берите детей в пешие походы и рассказывайте им об опасностях и прелестях леса. Качайтесь вместе и давайте им советы в соответствующей форме, прививая любовь к фитнесу. Позволяйте им помогать вам сгребать листья или готовить обед (в том числе с использованием – ах! – острого ножа), даже если их «помощь» в начале является незначительной, если не вредной. 

Если вы будете относиться к своим детям как к ученикам, это позволит вам не только научить их важным навыкам, но и, пусть и косвенным образом, стать менее навязчивым родителем. Я удивлялся, что став такой всепоглощающей, до отказа от любых сторонних/взрослых интересов, чрезмерная родительская опека на самом деле не развила свой собственный цикл гипервзаимодействия и зависимости: не только дети становятся зависимыми от родителей, но и родители становятся зависимыми от своих детей как единственных друзей и интересов в своей жизни. Поэтому заводите какие-нибудь хобби и интересы, мама и папа, и показывайте своим детям, и самим себе, что вы являетесь полностью сформированными людьми, помимо вашей роли как родителей. 

Не вмешивайтесь в ссоры и занятия своих детей. Одним из негативных результатов постоянного контроля, сопутствующего чрезмерной родительской опеке, является то, что теперь мама и папа всегда находятся рядом для решения частых споров, которые возникают между играющими детьми.Важность неструктурированной игры для развития ребенка отчасти заключается в том, что дети должны учиться вести переговоры и находить компромисс. Конечно, родители могут научить их некоторым принципам взаимных уступок, но если они сами не будут применять их на практике, они вырастут с верой в то, что всякий раз, когда они будут чувствовать, что им нанесли вред или поступили с ними плохо, они будут представлять себя жертвами, которым ничего не остаётся, как обратиться за помощью к третьей стороне (плоды этой динамики отчётливо проявляются в современной культуре). 

Аналогичный принцип применяется к вашему наблюдению за тем, как дети выполняют свои собственные «опасные» проекты типа «сделай сам». В рамках постепенного введения риска и позволения вашим детям быть учеником, вам, конечно, в начале следует наблюдать за тем, как ребёнок обращается с инструментами, что-то мастерит и так далее. Но вам следует как можно скорее отходить в сторону, позволяя им самим разбираться, и предлагать свои советы или делать что-то самим, только если они физически не в состоянии сделать это самостоятельно или подвергают себя непосредственной опасности. 


Использование другого подхода к подготовке своих детей к «опасности незнакомцев» (начиная с отказа от фразы «опасность незнакомцев»). Когда дело доходит до уменьшения уже и без того мизерного наибольшего страха родителей – похищение ребенка – все мы обычно подходим к этому неправильно. 

Как правило, мы только учим, что с незнакомыми людьми никогда не следует говорить. Но как отмечает Эрни Аллен, глава Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям, это категоричное предписание, «в сущности, удаляет сотни хороших людей в данном районе, которые могли бы им помочь». 

Поэтому рассказывая детям как относиться к незнакомым людям, лучше использовать не фразу «Никогда не разговаривайте с незнакомыми людьми», а фразу «Никуда не ходите с незнакомыми людьми». А затем вы объясняете детям, что это значит. Говорите детям, чтобы они не обращали внимания на приманки, которые могут использоваться злоумышленники для заманивания их в машину – конфету или поводок, который якобы принадлежит собаке, которую он ищет. Говорите им, чтобы они не шли с незнакомцем, даже если он говорит что-то хорошее, или что ему нужна помощь. И говорите детям, чтобы они поднимали шум и давали дёру оттуда, если кто-то пытается их схватить. 

Прививание этого склада ума и такая подготовка детей помогает им суживать фокус опасности, а не распространять его на всё и вся, а также позволяет детям увереннее перемешаться в мире и общаться с другими людьми. И, что, возможно, не менее важно, предварительная подготовка детей позволяет родителям чувствовать себя спокойнее, позволяя своим детям гулять за пределами заднего двора. 

Одно дело знать, как уравновешивать риск и безопасность в жизни своих детей; другое – постоянно применять эти принципы на практике. Ваши усилия по воспитанию «свободных» детей может очень легко свести на нет примитивный страх (каким бы он ни был иррациональным) по поводу того, что с ними может случиться что-то плохое. Следование приведённым ниже умственным установкам поможет вам не отказаться от своих благих намерений.

Сделайте это главным элементом вашей родительской философии. Вы не преуспеете в деле предоставления своим детям большей независимости, если вы думаете об этом как бы между прочим и в основном пускаете всё на самотек. Если вы хотите вырастить «свободных» детей в современном осторожном обществе, вам нужно действительно поверить в то, что это важно, и поставить это убеждение в центр своей родительской философии. 

Не забывайте о статистике по подстерегающим детей опасностям. Люди часто говорят, что статистические данные не имеют никакого влияния на страх, потому что они основаны на разуме, а страх – нет. Это правда, что люди иррационально верят, что мир стал более опасным, хотя он таким не является, и что риск похищения ребенка велик, хотя на самом деле он ничтожно мал. Также, это правда, что эти страхи находятся в низших, «рептильных» частях нашего мозга, а не в его высших отделах. 

В следующий раз, когда вы будете настаивать на том, чтобы вашего ребёнка возили в школу на машине, мотивируя это слишком большой опасностью пеших прогулок, помните, что ваш ребёнок в 40 раз больше рискует умереть пассажиром в машине, чем быть похищенным или убитым незнакомцем, а также то, что половину детей, которые попадают под машину возле школы, сбивают высадившие их родители! 

Статистика не вылечит вас от тревожности, но когда в круглосуточных новостях детские трагедии представляются более кровавыми и частыми, чем на самом деле, она поможет вам её ослабить; это нормально продолжать беспокоиться, просто делайте ваше беспокойство пропорциональным опасности. 

Используйте историю для создания перспективы. В начале ХХ века дети, даже очень маленькие, работали по 12 часов в шахтах и на фабриках и разносили газеты на углах мрачных улиц. В таком детском труде нет ничего романтичного, но, в отличие от воображаемых опасностей современного мира, такая работа представляла реальные риски для детей. Но знание прошлого может помочь вам осознать, что дети могли бы иметь намного большую автономию, лучше справляться с более серьезными рисками и нести большую ответственность, чем им позволяют. 

В возрасте семнадцати лет Джек Лондон отправился в плавание на шхуне, занимавшейся охотой на тюленей в Беринговом море. В возрасте тринадцати лет Эндрю Джексон служил курьером в американской милиции во время революционной войны. В возрасте двенадцати лет Луи Замперини ушёл из дома и провёл лето, живя в индейской резервации и бегая в горах; он жил в хижине с другом одного возраста и каждый день добывал себе обед с помощью ружья. 

Если эти дети могли плавать по океанам, служить на военном фронте и жить самостоятельно, то наши дети могут ездить на велосипедах в школу. 

Остерегайтесь цикла уязвимости (и превращайте его в цикл автономии). Цикл чрезмерной родительской опеки выражается следующим образом: родители чувствуют, что их дети хрупкие и неспособны сами себя защитить, и относятся к ним соответственно. В результате, дети не овладевают навыками, необходимыми для преодоления рисков и неудач, и ведут себя как уязвимые. Затем это проявление уязвимости оправдывает родительский контроль и вмешательство, что ещё больше отдаляет детей от независимости и риска. Это делает их ещё более уязвимыми и так далее. 

Если вы думаете, что ваши дети являются довольно беспомощными и зависимыми от вашего руководства, то такими их мог сделать ваш постоянный контроль. 

К счастью, этот цикл является обратимым: чем более способными и компетентными будут становиться ваши дети, тем больше вы им будете давать автономии;и чем больше автономии вы им будете давать, тем более способными и компетентными они будут становиться. опубликовано 

 

перевод Сергей Мальцев

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание  — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //muz4in.net/news/tri_kljucha_k_uravnoveshivaniju_bezopasnosti_i_riska_v_vospitanii_detej/2017-04-29-43061

Робин Берман: Родитель — это великодушный диктатор

Поделиться



Я часто задаю современным мамам вопрос: «Если бы, зайдя в самолет, вы увидели в кабине четырехлетнего пилота, вы бы чувствовали себя в безопасности?» Помните: самолет ведете вы, а не ваш ребенок.

Иделл Наттерсон, психолог

Если вы хотите узнать, что такое современное родительство, отправляйтесь в кафе Starbucks. Несомненно, вы вскоре встретите там хотя бы одного ребенка.





О, а вот и он: очаровательный четырехлетний мальчуган с трогательными светлыми кудряшками. Но все очарование мгновенно пропадает, стоит ему открыть рот и начать ныть, выпрашивая у матери печенье и шоколадный коктейль, — хотя она уже не в первый раз просит его выбрать что-нибудь одно.

Тут уж все стоящие в очереди обращаются в слух: они надеются, что мать все-таки удержит свои позиции, хотя в глубине души отлично знают, что это ей вряд ли удастся. По крайней мере, я всегда болею за спортсмена-аутсайдера, имя которому — мать. Чем громче скандалит ребенок, тем большую неловкость испытывают окружающие. «Я хочу и коктейль, и печенье! Я не хочу выбирать! Ты злая!» Вся очередь закатывает глаза. В этот момент мне приходится взять себя в руки, чтобы не вмешаться. Наконец, я подхожу к прилавку, заказываю латте — и вижу, как мальчик победно улыбается мне с печеньем и шоколадным коктейлем в руках.

Я улыбаюсь ему в ответ и думаю: «Что ж, до встречи на моей кушетке через 20 лет!»





Почему в современной культуре воспитания эта сцена воспринимается как нечто совершенно обычное? Почему современные родители позволяют детям эмоционально подавлять себя? Матери и отцы зачастую ощущают себя заложниками своих отпрысков. Раньше детей никто не слушал — зато теперь они стали центром вселенной. Маятник качнулся в другую сторону — и теперь нам предстоит найти золотую середину между этими двумя крайностями воспитания.

Думаю, современные родители слишком легкомысленно относятся к поддержанию собственного авторитета. Когда-то их держали в кулаке и не жалели для них ремня — и они поклялись, что никогда не ударят своего ребенка. Идея замечательная — но не кажется ли вам, что нас занесло чересчур далеко? Структура родительской власти нарушена. Современные родители боятся занять позицию, которая принадлежит им по праву — позицию на капитанском мостике. Но если на корабле нет капитана, он не поплывет или, того хуже, пойдет ко дну.

Меня часто подмывает взять рецептурный бланк и написать на нем: «Я разрешаю вам быть родителем».

Многие врачи предлагают похожие рецепты:

Родительство — это автократия, а вовсе не демократия. Дети должны следовать правилам, иначе они станут неуправляемыми.

Д-р Ли Стоун, педиатр

Дети хотят знать, что кто-то несет за них ответственность, кто-то защищает их. Не бойтесь считать, что ваше мнение хорошо для ребенка. Не бойтесь брать на себя ответственность.

Д-р Дафна Хирш, педиатр

Родитель — это великодушный диктатор.

Д-р Роберт Ландау, педиатр

Нельзя позволять пациентам управлять психиатрической лечебницей.

Д-р Кен Ньюман, педиатр

 

Сегодня дети, к сожалению, слишком часто оказываются у руля. И учтите: если вы будете потакать их плохому поведению, то неизбежно придете к такому результату.

На праздновании дня рождения семилетняя девочка подошла к хозяйке и спросила, подадут ли к торту мороженое, и если да, то будет ли оно с шоколадной крошкой или нет? Мать именинника, совершенно измученная праздничной суетой, пробормотала в ответ: «Наверное, да».

И вот, когда настал момент традиционного песнопения «С днем рожденья тебя!», раздался недовольный требовательный голос Сюзи: «Я хочу мороженое!»

Мать именинника явно рассердилась: девочка даже не подумала сопроводить свою просьбу словами «извините» или «пожалуйста». Тем не менее она достала упаковку мороженого с кусочками бисквита и стала наполнять тарелку Сюзи.

«Это не с шоколадной крошкой! — закричала Сюзи еще громче и капризнее. — Это с бисквитом! Вы обещали с шоколадной крошкой! Я не люблю с бисквитом!»

Мать именинника ласково обратилась к девочке: «Извини, я ошиблась. Я думала, оно с шоколадной крошкой. Если не хочешь мороженое с бисквитом, возьми фруктовый лед».

Наверняка вы уже догадались, что произошло дальше. Конечно, все было не так, как мы хотели бы. Конечно, в идеале на сцене тут же должна была появиться мама Сюзи, которая мягко объяснила бы дочери, что ее разочарование понятно, но ей предложили на выбор два вида десерта, и если ее это не устраивает, есть и третий путь — встать и уйти с праздника, раз она не в состоянии вести себя подобающе. И все без исключения родители, присутствовавшие на празднике, втайне мечтали бы, чтобы Сюзи выбрала третий путь…

«Я не хочу фруктовый лед! И я не люблю с бисквитом!» — продолжала вопить Сюзи.

Все взгляды устремились на маму Сюзи, которая, встав со своего места, направлялась к дочери. Драматизм этой сцены заставил гостей забыть даже об имениннике: они напряженно следили за тем, как мама пытается успокоить свое дитя.

«Дорогая, солнышко мое, ангел мой! Мороженое с бисквитом просто замечательное! Ну попробуй, пожалуйста!» — уговаривала она девочку.

Сюзи по-прежнему смотрела на нее исподлобья.

«Ты же любишь фруктовый лед! — продолжала хлопотать ее мать. — Хочешь апельсиновый?»

«Не-е-е-т! — прорыдала Сюзи. — Хочу с шоколадной крошкой!»

Мы все, как завороженные, смотрели на мать Сюзи, вытянув шеи, подобно зрителям на теннисном матче, в надежде, что у спортсмена хватит сил на победный удар. Но мать Сюзи сделала то, чего мы никак не ожидали. Вместо того, чтобы спокойно настоять на своем, утвердив свой родительский авторитет, она начала лихорадочно выбирать из тарелки кусочки бисквита, кидая их себе в рот. Она изо всех сил старалась до конца исполнить роль миротворца. Я почувствовала себя жертвой на телешоу розыгрышей. Мы ждали, ждали…





Обладание безграничной властью небезопасно, в первую очередь, для самого ребенка. Родители все отчаяннее выплясывают перед своим чадом, пытаясь умиротворить его, — вместо того, чтобы утвердить, наконец, свой авторитет и установить четкие границы. И если вы все чаще ловите себя на попытках подкупить ребенка или поторговаться с ним, знайте, — вы потеряли власть в семье и больше не контролируете ситуацию.

Для начала поймите: дети, обладающие слишком большой властью, не чувствуют себя в безопасности. Они часто испытывают беспокойство, поскольку считают, что должны сами контролировать собственную жизнь, — понимая при этом, что сделать это они пока не в состоянии. Этот стресс, в свою очередь, запускает настоящую лавину опасных нейрохимических реакций. Своими руками создавать ситуацию, в которой развивающийся мозг ребенка буквально тонет в «гормоне стресса» — кортизоле, — это не самый мудрый шаг со стороны родителей.

Мне не раз приходилось лечить взрослых пациентов, страдавших излишней тревожностью. Один из них очень точно описал эту проблему:

«В детстве я чувствовал себя очень неуютно, понимая, насколько легко могу манипулировать родителями. В этом чувствовалась какая-то опасность».

Мне кажется, современные родители не умеют переживать моменты, когда их дети испытывают негативные эмоции. Но вам придется научиться наблюдать за их разочарованиями и другими неприятными чувствами, не бросаясь тотчас спасать их от переживаний. В ином случае вы неизбежно, хотя и ненамеренно, будете уродовать детскую психику. Ведь если вы не в состоянии пережить их негативные эмоции, как им самим этому научиться?

Ваша задача как родителей — научить ребенка успокаиваться. Вам предстоит помочь ему выстроить свой собственный «эмоциональный иммунитет». Вакцина впрыскивает в нашу кровь микроскопическую дозу бактерий или вирусов, тем самым помогая сформировать иммунитет на случай встречи с реальной инфекцией. Считайте, что, помогая детям справиться с неприятными чувствами, вместо того, чтобы мгновенно пытаться избавиться от них, вы даете им «эмоциональную вакцину», оружие, которое поможет им справляться с эмоциональными проблемами в будущем. Родители, которым и подумать страшно о том, чтобы расстроить свое драгоценное чадо и которые стараются любой ценой оградить его от разочарований, оказывают ребенку медвежью услугу.

Достойно выполняя родительские обязанности, вы можете на некоторое время потерять благосклонность своего отпрыска. Но и в этом случае продолжайте думать: «Сейчас ты меня ненавидишь — зато потом поблагодаришь». Неужели ради того, чтобы вырастить из ребенка уверенного в себе взрослого человека, вы не готовы вытерпеть немного хныканья?

Подумайте, какой стратегии поведения учила Сюзи ее мать? «Если ты недовольна — кричи и капризничай как можно громче, чтобы настоять на своем. Твои капризы важнее, чем желания любого из присутствующих». Попробуйте представить, какой станет малышка Сюзи, когда вырастет. Вы бы хотели встречаться с такой девушкой? Вероятнее всего, после первой же встречи никто не пожелает продолжать с ней отношения.

Наша излишняя доброта способна в итоге обратиться в жестокость. Чтобы действовать правильно, нам необходимы мужество и здравый смысл. Ищите поддержки в осознании того факта, что у авторитетных родителей — тех, кто прислушивается к мнению ребенка, побуждает его к самостоятельности и при этом ясно и последовательно отстаивает свою главенствующую позицию, — в итоге вырастают дети, отлично приспособленные к жизни. Сегодня испортить ребенка гораздо проще, чем установить необходимые границы, но, в конце концов, помочь ребенку справляться со своими эмоциями и регулировать их — это ваша обязанность. Если родители беспомощны перед чувствами своих детей, те неизбежно вырастут эмоционально уязвимыми людьми.

Моя проблема в том, что дети знают: на самом деле мое «нет» означает «возможно».

Мать троих детей, Нью-Йорк

Невозможно стать настоящим родителем, следуя по пути наименьшего сопротивления.

Марк, разведенный отец

Единственный способ осложнить взрослую жизнь своего ребенка — это сделать его детство чересчур простым.

Бетси Браун, консультант по вопросам воспитания

 

Современные родители готовы слишком долго терпеть детские взбрыки и капризы. У некоторых матерей запас терпения, похоже, неиссякаем — они готовы без конца торговаться с детьми и выносить их истерики. Их детишки капризничают, ноют, кричат, а родители лишь беспомощно слушают эти вопли.

Мне просто интересно, сколько нынешние молодые родители могут повторять: «Если ты еще раз сделаешь это, то я…»?

Кэрри, бабушка

 

Больше всего меня поражает, насколько услужливыми становятся родители, когда их дитя начинает с ними торговаться. Создается впечатление, что они умиляются тому, каким ловким и сообразительным выказывает себя их чадо, — вместо того, чтобы, наконец, устать от его бесконечных попыток отстоять свои желания. Самые простые задачи — к примеру, лечь спать или уйти из парка, — приводят к спорам на четверть часа. Это по-настоящему выматывает.

Структура власти в семье перевернулась с ног на голову, и в результате множество детей чувствуют себя придавленными этим грузом. Они говорят все больше, все быстрее, чтобы только добиться своего, — и в итоге все оказываются в состоянии стресса. Родители вновь и вновь спрашивают меня: как вернуться к правильному положению вещей?

Наиболее эффективный метод, помогающий остановить маленького говоруна, я называю «переговорами наоборот». Он чем-то напоминает волшебное заклинание. Работает это следующим образом: вы должны заявить ребенку, что больше не собираетесь торговаться с ним. Если вы считаете, что эта задача невероятно сложна, — она такой и окажется. Но погодите, это еще не все! Дальше вы объясняете ребенку, что если он еще раз попытается выторговать что-нибудь для себя, то не получит не только того, на что надеется, но и того, что вы предложили ему с самого начала.

Давайте рассмотрим небольшой пример:

Родитель: Сегодня ложишься в восемь часов.

Ребенок: Но я хочу поиграть до половины девятого!

Родитель: Нет, ты ляжешь в восемь.

Ребенок: Но это слишком рано!

Родитель: Ляжешь без четверти восемь.

Ребенок: Ладно, в восемь.

Родитель: Нет, теперь только в половине восьмого.

Ваша задача — настоять на этом, последнем времени отхода ко сну. Твердо держитесь своей позиции. Никаких послаблений! И не паникуйте раньше времени. Ааааа… и тишина. Все спокойно, все хорошо. Как будто кто-то наконец выключил радио, которое было раздражающим фоном.

Если вы сумеете удержать свои позиции, ваш малолетний оратор исчезнет — и на его месте возникнет прелестное дитя в симпатичной пижамке, готовое немедленно улечься в постель. Крибле-крабле-бумс! И волшебным образом эта вечная фраза «Если ты еще хоть раз попробуешь…», крутившаяся у вас в голове, подобно заезженной пластинке, мгновенно умолкнет.

Иногда любовь воплощается в слове «нет».

Марианн Уильямсон, писательница

 

Что вы должны знать о слове «Нет»

Проверено психотерапевтами

Одобрено мамами

  • Нет.
  • Нет — законченная фраза.
  • Нет — это мой окончательный ответ.
  • Нет — это значит, что торговаться бесполезно.
  • Нет — не значит «может быть».
 

Пуп земли

 

Для начала давайте проясним, что не входит в ваши родительские обязанности.

Вы не должны быть для ребенка великовозрастным товарищем по играм в песочнице, многофункциональным развлекательным центром в формате 3D и тем более «живой пустышкой», то есть подручным успокоительным средством.

Если вы принимаете близко к сердцу любой детский каприз, помните: тем самым вы превращаете ребенка в эгоиста, не способного думать о нуждах других.

Давайте остановимся на минутку и разберемся, какое послание мы передаем ребенку, бьющемуся в истерике в кафе Starbucks или на дне рождения. Мы как бы учим его: «Вопи громче, кричи истеричнее — и тогда ты получишь и печенье, и шоколадный коктейль, и все это — в придачу к ванильному мороженому, из которого, смотри, я уже выковыряла все кусочки бисквита!»

Учить детей пониманию и сочувствию, объяснять, что мир отнюдь не крутится вокруг них, — значит, давать им куда более ценные жизненные уроки.

Честно говоря, мне бы очень хотелось иметь возможность по ходу дела подсказывать матери Сюзи, что ей следовало бы делать:

Шаг 1.Остановитесь на секунду, успокойтесь.

Шаг 2.Признайте чувства ребенка: «Я понимаю, ты расстроена».

Шаг 3.Обозначьте границу: «Так себя вести нельзя».

Шаг 4.Дайте возможность самой выбрать правильную стратегию поведения: «Выбери один из двух десертов».

Шаг 5.Обозначьте последствия дальнейшего непослушания: «Если ты не можешь контролировать свое поведение, мы уйдем отсюда».

Шаг 6.Твердо придерживайтесь своей позиции. Удивите родителей, наблюдающих за вами: действительно уведите ребенка с праздника. Вы увидите: вас проводят громовыми аплодисментами.

 

Вы должны быть готовы решительно уйти с праздника. Если ребенок ведет себя неподобающе, это необходимо пресечь. Он должен твердо усвоить, что ваши угрозы — не пустой звук. Вы заработаете массу очков в глазах других мам, если, пообещав увести ребенка с празднества, действительно сделаете это.

Мать троих детей

 

Что действительно нужно Сюзи — так это четко обозначенная граница, твердое понимание того, что нельзя быть чересчур требовательной и издеваться над окружающими, пытаясь получить желаемое. Ей необходимо понять, как справляться со своим недовольством в случаях, когда ее желания не исполняются, научиться быть гибкой и находить компромиссы.

Ее матери, в свою очередь, следует спокойно относиться к разочарованию дочери вместо того, чтобы тут же спешить на помощь.

Всегда думайте о том, что вы внушаете ребенку своим поведением, чему учите его. В разгар конфликта постарайтесь глубоко вздохнуть, взять паузу и взглянуть на происходящее со стороны. А потом загляните вперед и спросите себя: способствуете ли вы воспитанию в ребенке тех качеств, которые сами считаете значимыми? Поможет ли ваше теперешнее поведение развитию ребенка в долгосрочной перспективе, или вы просто стремитесь любой ценой решить сиюминутную проблему?

К примеру, если бы мать Сюзи преподнесла дочери урок правильного поведения, он принес бы долгосрочную пользу.

Реакция ребенка не должна влиять на вашу родительскую позицию. Уверяю вас, этот компас заведет вас в никуда. Помните: вы старше, мудрее и адекватнее судите о происходящем. Не позволяйте своим чадам ввергать вас в сомнения, и даже если ваш ребенок скандалит все сильнее, не заводитесь сами.

Однажды дочь закричала: «Мама, если я о чем-то прошу, не надо сразу говорить «да»! Скажи, наконец, «нет»!» Я была потрясена.

Мать единственного ребенка

Сегодня на наших глазах растет поколение эгоистов, не понимающих нужд других людей.

Как-то в первый день работы одна няня попросила мать проинструктировать ее, как ей общаться со своим семилетним подопечным.

«Позвольте ему командовать — и день пройдет без проблем!» — ответила мама.

Возможно, таким образом няня действительно сумеет обеспечить себе легкий рабочий день — но, несомненно, такой подход обещает в дальнейшем тяжелую жизнь для самого мальчика.

В тот же день няня велела ему собрать игрушки.

«Я скажу маме, и она тебя уволит!» — заявил он в ответ.

Это нехорошо — нет, пожалуй, следует подобрать более сильное слово, — это просто ужасно, когда у ребенка оказывается столько власти! Житейские воззрения этого мальчика слишком далеки от реальности. Он будет расти, и раздутое до неприличия чувство собственной значимости будет очень мешать ему в школе, а впоследствии оттолкнет потенциальных работодателей. Но если дети научились соблюдать иерархию в семье, потом они без проблем сумеют делать это в школе, на работе и в жизни в целом.

Один из способов дать детям понять, что не все в мире им подвластно, — отказывать им в желаемом, но не входящем в категорию необходимого.

К примеру, одна мать как-то выдержала целую баталию при покупке плавок в Bloomingdale’s. Ее 13-летний сын активно настаивал на приобретении дизайнерской вещи. Но мать, лишь взглянув на ценник, тут же твердо сказала «нет», объяснив:

«Я не буду покупать тебе дорогую вещь, из которой ты очень быстро вырастешь».

Мальчик продолжал упрашивать, а потом, видя, что мать твердо стоит на своем, окончательно расстроился. «Ну почему нельзя? — канючил он. — Ты же можешь себе это позволить!»

«Да, могу, — ответила мать. — Но не считаю, что эта трата будет разумной. Если захочешь, потом подашь на меня в суд за то, что я научила тебя принципу разумных трат».

«Ладно, ты права», — сдался наконец мальчик.

В подобных случаях вы должны быть готовы настаивать на своем до конца, поступая не так, как проще, а так, как полезнее для ребенка.

Но если иногда вы будете настаивать на своем, а иногда сдавать позиции, это приведет к катастрофическим последствиям. В психотерапии мы называем это «переменным подкреплением», подразумевая, что подкрепление, получаемое в ответ на определенное поведение, оказывается непредсказуемым.

Отличным примером этого явления могут служить азартные игры. Кидая монетку в игровой автомат, вы иногда можете сорвать джекпот, но в подавляющем большинстве случаев этого не происходит. Тем не менее вы вновь и вновь возвращаетесь к автомату и кидаете монетку с одной и той же мыслью: «А вдруг…».

Переменное подкрепление может способствовать укоренению дурного поведения. Если дети чувствуют, что ваши угрозы — пустой звук и что вы лишь иногда способны настоять на своем, добиться от них послушания будет почти невозможно. Если вы говорите «нет», но, в конце концов, в четырех случаях из пяти сдаетесь, ваши слова не будут значить ничего.

Лучше всего дети учатся, если вы настаиваете на своем постоянно. Мы называем это «фиксированным подкреплением». Именно такое ваше поведение учит детей тому, что вы говорите, что думаете, и делаете то, о чем говорите. Если же вы не умеете добиваться своего, дети приходят к выводу, что вы не заслуживаете доверия.

Способ подкрепления, который мы используем, имеет решающее влияние на то, как действует ребенок, как он на нас реагирует и каким образом себя ведет. Ваши требования воспринимаются лучше всего, если они постоянны. Вы удивитесь, насколько быстро изменится поведение ребенка, если вы научитесь постоянно и неизменно настаивать на своем.

 

Без рук!

 

В современной семейной практике меня больше всего поражает и ужасает то, что дети бьют своих родителей! Увы, подобное чудовищное и категорически неприемлемое поведение сегодня — отнюдь не редкость. Конечно, когда предшествовавшие поколения родителей считали нормальным поднимать руку на ребенка — это было не менее ужасно. Родители никогда не должны использовать физические наказания, и из этого правила не может быть исключений. Подобным дурным примером вы учите ребенка тому, что можно решать проблемы с помощью насилия. Вы сами, своими руками, учите его неконтролируемому поведению.

Давайте подумаем, какое послание вы передаете таким образом: «Мой ребенок отвратительно себя ведет. Отлуплю-ка я его как следует — и пусть знает, что если он чем-то расстроен, ему нужно лишь пойти и кого-нибудь побить!»

Вот что он усваивает, вот чему вы его учите. Да, вам удастся добиться немедленного послушания — здесь и сейчас, но в долгосрочной перспективе вы, скорее всего, породите множество проблем. Исследования показывают, что дети, которых подвергали физическим наказаниям, чаще оказываются неспособными подчиняться требованиям дисциплины, чаще проявляют физическую агрессию, чаще становятся жертвами разного рода зависимостей и испытывают проблемы с психикой.

«Меня пороли — и ничего, вырос нормальным человеком!» — это оправдание весьма распространено, но от этого оно не становится менее подлым.

Воспоминания о пережитых в детстве физических наказаниях до сих пор мучительны для многих взрослых. И тот факт, что родители пороли детей веками, не делает порку правильным или хотя бы приемлемым методом воспитания.

Однако не менее отвратительно, когда сегодня, при вывернутой наизнанку иерархии власти, дети поднимают руку на родителей.

Сегодня отцы и матери посылают своим чадам такое послание: «Ты расстроен — что ж, иди сюда и отвесь мне хорошую оплеуху!» Вы, пусть и ненамеренно, учите его поднимать руку на близких — делать то, чего, как уже было сказано, делать ни в коем случае нельзя.

В парке мама, болтавшая с компанией таких же молодых родительниц, сообщила своей четырехлетней дочери, что через пять минут им пора уходить. Ребенок, скуксившись, заныл, что хочет погулять еще. Мама ответила, что у них больше нет времени, — и тогда девочка ударила ее по лицу. Смущенная женщина нервно засмеялась — и вернулась к прерванной беседе. Остальные матери были шокированы — и немудрено: ведь если ребенок позволяет себе ударить мать или отца, значит, всякое уважение к родителям потеряно.

Классу необходим учитель, кораблю — капитан, стране — президент, а ребенку — родитель. Ваши обязанности заключаются не в том, чтобы развлекать свое чадо, а в том, чтобы вырастить и воспитать его. То есть — установить правила и границы, оставаясь в рамках которых ребенок будет в безопасности.

 

Слишком много информации

 

Еще один перегиб, характерный для сегодняшней культуры родительства, — это излишние разговоры и избыток информации. Раньше родителям достаточно было произнести: «Нет, потому что я так сказал». Ну, а сегодня мы, напротив, готовы объяснять каждый свой шаг до посинения.

Сегодняшнее поколение родителей говорит, не умолкая ни на секунду. Отцы и матери не в состоянии просто проводить время с детьми — они стараются поддерживать контакт с ними с помощью постоянных разговоров. Но так можно свести детей с ума! Дети отключаются после первых же слов — они просто перестают слушать.

Специалист по дошкольному образованию

Я наблюдала, как двухлетняя девочка играла на балконе, меж тем как ее мать вела безостановочный монолог: «Эмми, не подходи близко к краю! Ты можешь упасть и сильно удариться! Это будет ужасно! Когда ты подходишь так близко к краю, я начинаю нервничать. Ты заставляешь маму нервничать! Мне скоро придется пойти к психотерапевту. Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое!»

Слишком много информации. Ребенку всего два года! Маме достаточно ограничиться кратким: «Милая, туда нельзя!» И все!

Говорите с ребенком коротко и ласково. Скармливайте ему небольшие кусочки информации, которые он может легко переварить. Если родитель говорит слишком много, ребенок может перестать воспринимать его слова — или, того хуже, на всю жизнь впитать родительские страхи и комплексы. Сами подумайте, насколько легко и просто, пусть и ненамеренно, мы вываливаем на своих детей собственные проблемы! Не правда ли, детям лучше обойтись без этого багажа?

Врачи, как известно, дают клятву Гиппократа. Было бы здорово, если бы родители давали похожую клятву, в которой, как и у медиков, главным пунктом было бы: «Не навреди!».

Мы должны отучиться проговаривать в беседах с детьми все наши собственные страхи и переживания. Для этого надо сознательно очищать свою речь от подобного мусора.

Мозг ребенка постоянно развивается — так что не стоит наполнять его ненужными фактами, информационным шумом или, еще хуже, нашими собственными тревогами. Перед тем, как заговорить, глубоко вдохните и несколько мгновений поразмыслите. Выбросите из заготовленной речи то, что ребенку не стоит слышать. Именно в этом случае чем меньше будет сказано, тем лучше.

Это поколение слишком много говорит. Между тем привычка к излишним разговорам ослабляет вашу позицию как человека, облеченного властью. И дети перестают чувствовать себя в безопасности.

Врач, практикующий в одном из штатов Среднего Запада

Сегодня родители слишком много говорят. Дети от этого просто теряются.

Филис Клейн, специалист по дошкольному образованию

 

Слишком широкий выбор

 

Еще одна проблема, во многом схожая с избыточными разговорами, — проблема слишком широкого выбора, который вы предоставляете детям. Это также нарушает равновесие и может быть непосильно для ребенка. Сегодня родители дают детям возможность принимать все больше решений самостоятельно, тем самым переворачивая с ног на голову систему власти, присущую семье.

За исключением разве что царственных отпрысков династии Минь, сегодняшние юные американцы — самые избалованные дети в истории человечества, наделенные к тому же беспрецедентной властью.

Элизабет Колберт. Испорченные, The New Yorker

Ребенку трудно постоянно делать самостоятельный выбор. Я была очень удивлена, когда однажды стала свидетельницей того, как мать советовалась с пятилетней дочерью по поводу своей дальнейшей карьеры: «Как ты думаешь, стоит маме пойти на новую работу, в банк, или остаться на старой работе?»

Внимание, это опасно для детской психики! Мозг малыша пока не готов к принятию столь серьезных решений! Фронтальные доли головного мозга, отвечающие за критическое мышление, у детей пока еще находятся на самой ранней стадии развития и закончат формироваться в возрасте далеко за 20. Так что ваш малолетний отпрыск, с точки зрения неврологии, пока не готов принимать за вас решения.

В тот раз девочка, посмотрев на маму, выдала: «Чего?!» Что ж, неплохо сказано.

Детям можно предоставлять право принимать решения — но в соответствии с возрастом.

 «Ты будешь курицу или макароны?» — нормальный выбор для пятилетней девочки. Но заставлять ее взвешивать плюсы и минусы работы в банке — абсурд.

 

Смиритесь с недовольством ребенка

 

Сегодня родители гораздо больше озабочены тем, чтобы дружить со своими детьми, а не тем, чтобы утверждать собственный авторитет. А детям между тем нужен лидер. Им нравится восхищаться человеком, который больше, сильнее и мудрее их.

Элен Бэйсиан, доктор философии, психолог

Пытаясь стать другом своему ребенку, вы играете с ним на равных. Проблема в том, что равенства между вами нет и быть не может. Выстраивая дружеские отношения с детьми, мы вновь нарушаем структуру власти в семье. Если вы — друг, а не родитель, значит, ваш ребенок остается сиротой.

Эту проблему очень точно описала психолог и писательница Венди Могел:

«Вашему ребенку не нужна дополнительная парочка великовозрастных приятелей. У него уже есть друзья — и все они веселее и прикольнее вас. А вот родители ему необходимы».

Как психотерапевт я часто встречаюсь с пациентами, мечтавшими, чтобы родители взялись, наконец, за выполнение своих обязанностей. Так, мама Джил, одной из моих пациенток, все время стремилась стать для дочери своей в доску. Она угощала ее компанию алкогольными напитками, когда они были еще несовершеннолетними, включала в машине любимую музыку дочери на полную громкость и одевалась по последнему писку молодежной моды. Когда Джил, которой на тот момент уже исполнилось 25, пригласила мать на совместный сеанс психотерапии, та была потрясена.

«Джил, ты — моя лучшая подруга, — начала ее мать. — Ты оставалась ею всегда, даже когда была еще малышкой. Я не понимаю, что не так?»

Джил взглянула на мать, и у нее на глазах показались слезы.

«Мам, ты изо всех сил старалась стать моей подружкой, — ответила она. — Но у меня много друзей, а мама — только одна. Я не хочу, чтобы ты была мне подружкой, — я хочу, чтобы ты была мне матерью!»

Это очень важный момент. Детям нужны родители, дети хотят, чтобы они присутствовали в их жизни. И пусть ваши отпрыски будут время от времени недовольны вами из-за того, что вы грамотно выполняете свои родительские обязанности.

Один замечательный отец на своем опыте узнал, как установление границ способствует формированию у ребенка чувства безопасности. Мать его сына умерла, когда тот был младенцем. Джей не знал счастья безусловной материнской любви. Из-за этого его отец очень страдал — и в результате портил сына. Он никогда не наказывал мальчика за плохое поведение.

В 10 лет Джей устроил грандиозный скандал в магазине. Он хотел купить фильм, который прокатчики не рекомендовали детям младше 13 лет и который его отец считал неподходящим для сына по возрасту. Джей закатил настоящую истерику, упав на пол и дрыгая ногами.

До этого я, работая с его отцом, много раз пыталась убедить его установить для мальчика границы и последовательно заставлять его придерживаться их. Однако до того случая у мужчины не хватало духу последовать моим советам. Но тут, наконец, его терпение иссякло. Он спокойно сказал сыну, что они отправляются домой без фильма. Джей прорыдал всю дорогу до дома. Но примерно через час мальчик уже выглядел абсолютно счастливым, хохотал и шутил с отцом. И вот в какой-то момент он спросил: «Пап, мы же не купили фильм — так почему мне так здорово?»

Правила дают детям спокойствие и уверенность.

Джуди Мэнсфилд, учительница начальных классов

Дисциплина и установление границ — это способ любить своих детей.

Мать двоих детей

Вы должны делать то, что в глубине души считаете правильным, даже если из-за этого вам придется потерять очки в глазах ребенка. Дети не обязательно должны понимать причины ваших поступков. В отличие от них, вы обладаете опытом, знаниями и способностью видеть перспективу, что детям пока еще недоступно.

Мы должны уметь окружить ребенка любовью в тот момент, когда он испытывает гнев, страдания, разочарование, и дать ему пережить эти чувства в безопасности. Мы должны уметь твердо держать курс, даже если буря эмоций захлестывает наших отпрысков с головой. Так что идите вперед, позвольте себе быть свободным и избавьтесь от страха выглядеть в глазах ребенка «плохим парнем». Спокойно отнеситесь к сегодняшнему недовольству вашего чада — и, я уверяю вас, история будет к вам благосклонна.

Когда мне было 14, отец казался мне настолько бестолковым, что я едва мог терпеть его присутствие рядом. Когда мне исполнился 21 год, я поразился, сколь многому мой старик сумел научиться за семь лет.

Марк Твен

 

Заметки психотерапевта

 

1. Родитель — это великодушный диктатор. Правила позволяют ребенку чувствовать себя в безопасности.

2. Не давайте ребенку эмоционально подавлять вас. У эмоционально нестойких родителей вырастают эмоционально нестабильные дети.

3. Ребенок, получивший слишком много власти, чаще всего испытывает из-за этого дискомфорт.

4. Стараясь удовлетворить любой каприз ребенка, вы рискуете вырастить из него эгоцентрика, не способного справляться с жизненными трудностями.

5. Представьте себе, какое будущее ждет ребенка, который ни разу не был наказан за плохое поведение и в результате так и не научился отвечать за свои поступки. Вы хотели бы иметь дело с таким человеком, когда он станет взрослым?

6. Если вы говорите ребенку: «Еще раз сделаешь так — и я…», — сделайте то, что обещали. Настойчивость и умение доводить дело до конца необходимы для сохранения эмоционального спокойствия ребенка и вашего собственного душевного здоровья.

7. Помните о главной цели — вырастить из ребенка хорошего человека. Регулярно повторяйте мантру: «Сейчас ненавидишь — потом поблагодаришь».

8. Говорите меньше, сужайте пространство выбора, выбирайте простые формулировки. В данном случае чем меньше — тем лучше.

9. Говоря «нет», подразумевайте именно «нет».

10. Используйте технику «перевернутого торга»: чем больше ребенок спорит, тем меньше получает. Это работает не хуже волшебного заклинания.опубликовано 

© Робин Берман. «Баловать нельзя контролировать. Как воспитать счастливого ребенка»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.vospit.ru/main/rebenok_ne_slushaetsya/roditel_velikodushnyy_diktator.htm

Китайская мама: секреты воспитания

Поделиться



Как воспитывают своих детей китайские мамы

Многие люди удивляются, почему у китайских родителей вырастают такие одинаково успешные и одаренные дети?

Они удивляются, как эти родители воспитывают такое большое число гениальных юных математиков и гениальных юных музыкантов, как устроена жизнь в их семьях, и можно ли использовать этот опыт.

Я могу рассказать об этом. Я это сделала.





 

Вот, например, список вещей, которые были всегда запрещены моим дочерям, Софии и Луизе:

— ночевать не дома;
— ходить на школьные праздники;
— участвовать в школьных спектаклях;
— ныть, что их не взяли в школьный спектакль;
— смотреть телевизор и играть в компьютерные игры;
— выбирать самостоятельно, чем заниматься во внешкольное время;
— получать любые отметки, кроме высшей;
— не быть лучшей ученицей в классе по любому предмету, кроме физической подготовки и драматического искусства;
— играть на каком-либо музыкальном инструменте, кроме фортепиано и скрипки;
— не играть на фортепиано или скрипке.

Китайские мамы

Я понимаю термин «китайская мама» расширенно. Мне знакомы некоторые корейские, индийские, ямайские, ирландские и ганские родители, попадающие под определение.

Я знаю некоторых матерей китайского происхождения, но практически всегда родившихся на Западе, которые не китайские мамы, по собственному выбору или нет.

Я также использую термин «западные родители» расширенно.

Западные родители бывают разных видов.

Даже те западные родители, которые думают, что они строги, и рядом не стояли с китайскими матерями. У меня есть знакомая западная пара, считающая себя строгими родителями, так как заставляют детей заниматься музыкой 30 минут каждый день. Час — это максимум. Для китайской мамы час — это ерунда. Вот два или три — это строго.

Можно проявлять брезгливость по поводу культурных стереотипов, но существуют тонны книг, в которых указывается на заметные различия между китайцами и уроженцами Запада в вопросах воспитания детей.

В одном исследовании, в котором участвовало 50 западных американских матерей и 48 матерей из семей китайских иммигрантов, почти 70% западных матерей заявили, что «требовать от детей достижений в учебе — дурно» и что родители должны укреплять детей в мысли, что «учение должно быть в радость».

По контрасту, среди китайских матерей те же самые мысли были у 0%. Вместо этого подавляющее большинство китайских матерей заявили, что они считают, что их дети способны быть «лучшими» учениками, что «академическая успеваемость — показатель успешного воспитания в семье», и если дети не учатся на одни пятерки, то это «проблема» и показатель того, что родители «не выполняют свои обязанности».

Другие исследования показывают, что по сравнению с западными родителями китайские родители тратят примерно в десять раз больше времени на то, чтобы делать вместе с детьми школьные задания. По контрасту, западные дети с большей вероятностью являются участниками школьных спортивных команд.



 

Китайская стратегия

Китайские родители думают, что никакого удовольствия нет в том, в чем ты не достиг успеха.

Чтобы научиться чему-нибудь, нужно этим заниматься, а сами дети никогда не хотят ничего делать, поэтому существенно, чтобы родители решали, что им делать.

Это часто требует силы духа со стороны родителей, потому что ребенок будет сопротивляться.

Особенно сложно, когда начинаешь, поэтому западные родители как правило сдаются сразу.

Но если все сделано правильно, китайская стратегия срабатывает — получается благотворный замкнутый круг. 

Настойчивая практика, практика и еще раз практика очень важны для достижения высокой квалификации; механическое повторение в Америке принято недооценивать. Как только ребенок начинает добиваться успехов в чем-то — будь это математика, фортепиано, бейсбол или балет - он или она получает похвалы, восхищение и удовлетворение. Это укрепляет в нем чувство уверенности, и ребенку начинает нравиться заниматься тем, что когда-то не доставляло удовольствия. Доверие и делает веселой невеселую прежде деятельность. Это, в свою очередь облегчает задачу родителей, которым нужно, чтобы ребенок работал еще больше.

Как не чувствовать себя «мусором»

Китайским родителям может сойти с рук то, что западным родителям не сойдет.

Однажды, когда я была молода — может быть, и не однажды, — я как-то повела себя крайне неуважительно по отношению к матери. За это отец сердито назвал меня «мусором» на нашем родном хоккиенском диалекте. Это сработало. Я чувствовала себя ужасно, и мне было очень стыдно за свое поведение. Но это не повредило моему самолюбию или чему-то еще. Я прекрасно знала, какого высокого он обо мне мнения. Я, разумеется, не подумала, что я никуда не гожусь, и не чувствовала себя куском мусора.

Став взрослой, я однажды поступила также по отношению к Софии, назвав ее мусором по-английски, когда она повела себя крайне неуважительно по отношению ко мне. Когда я однажды рассказала об этом в гостях, меня немедленно подвергли остракизму. Гостья по имени Марси так расстроилась, что расплакалась и вынуждена была уйти раньше времени.

Моя подруга Сьюзен, хозяйка дома, попыталась реабилитировать меня перед остальными гостями. Дело в том, что китайские родители могут показаться невообразимыми, в том числе даже с юридической точки зрения, жителям Запада. Китайские мамы могут говорить своим дочерям: «Эй, жирная, тебе стоит сбросить вес».

В отличие от них западные родители начинают миндальничать, когда возникает подобный вопрос, употреблять термин «здоровье» и ни в коем случае не упоминать слово на букву «ж», но, тем не менее, детей все равно приходится показывать врачу в связи с нарушением режима питания и отрицательной самооценкой. (Я однажды слышала как западной отец поднимал тост за свою взрослую дочь и назвал ее «красивой и невероятно компетентной». Позже она сказала мне, что в этот момент чувствовала себя мусором.)

Китайские родители могут потребовать от детей получать только пятерки. Западные родители могут лишь просить своих детей пытаться учиться получше.

Китайские родители могут сказать: «Ты ленив. Все твои одноклассники тебя обгоняют». По контрасту, западные родители должны бороться с собственными противоречивые чувствами по поводу жизненных достижений и пытаться убедить себя, что их не разочаровывает то, каких успехов добились их дети.

Почему китайским родителям все сходит с рук

Я долго думала над тем, почему китайским родителям сходит с рук то, что они делают. Я полагаю, что есть три существенных различия между китайским и западным образом родительских мыслей.

Во-первых, я заметила, что западные родители крайне обеспокоены чувством собственного достоинства у своих детей. Они беспокоятся о том, как их дети будут чувствовать себя, если в чем-то потерпят неудачу и постоянно пытаются убедить своих детей в том, как они хороши, несмотря на посредственные отметки или неудачное выступление на концерте. Иными словами, западные родители обеспокоены психическим состоянием своих детей.

Китайские родители — нет. Они ценят силу, а не слабость, и в результате ведут себя по-другому.

Например, если ребенок приносит из школы полученную на экзамене «пять с минусом», западный родитель, скорее всего, похвалит ребенка. Китайская мать будет хватать воздух ртом от ужаса и спрашивать, что было не так.

Если ребенок приносит домой «четверку», некоторые западные родители все равно его похвалят. Другие западные родители попросят ребенка присесть на минуточку и выразят свое неодобрение, но крайне осторожно, чтобы ребенок не почувствовал себя ущемленным или неудачником, но не станут говорить слов «тупица», «бездельник» и «позор». В частном разговоре западные родители могут пожаловаться, что их ребенок плохо сдал экзамены или у него нет способностей к чему-то или что-то не так с учебной программой и, возможно, школой. Если отметки ребенка не улучшатся, они могут в крайнем случае встретиться с директором школы, чтобы поинтересоваться тем, как преподается предмет, или поставить под сомнение способности учителя.

Если китайский ребенок получит «четверку» (а такого никогда не произойдет) — сначала будет взрыв, с криками и вырыванием волос. Потом несчастная китайская мать найдет десяток, а лучше сотню тестовых заданий по этому предмету и будет заниматься ими с ребенком до тех пор, пока не почувствует, что тот точно получит «пятерку».

Китайские родители требуют отличных отметок, поскольку считают, что их ребенок в состоянии их заработать. Если ребенку их не ставят, китайские родители предполагают, что это потому, что ребенок не хочет как следует трудиться. Вот почему способ борьбы с неуспеваемостью всегда один — задеть, наказать и пристыдить ребенка.

Китайские родители считают, что их ребенок достаточно силен, чтобы пережить осуждение и в результате стать лучше (и когда китайские дети добиваются отличных результатов, дома разливаются потоки родительской похвалы, раздувающей самомнение).

Во-вторых, китайские родители считают, что их дети обязаны им всем. Причина этого явления не до конца ясна, но, вероятно, это сочетание конфуцианской сыновней почтительности и того факта, что родители пожертвовали многим и сделали многое для своих детей. (И это правда, что китайские матери вкалывают как проклятые, тратя длинные изнурительные часы на то, чтобы персонально учить, тренировать и допрашивать своих детей, шпионить за ними). Во всяком случае, принято считать, что китайские дети должны тратить свою жизнь на погашение долга перед родителями, повинуясь им, и давая им поводы для гордости.

По контрасту, я не думаю, что большинство жителей Запада придерживаются той же точки зрения — что дети обязаны им всем. Мой муж, Джед, на самом деле думает прямо противоположное. «Дети не выбирают родителей, — однажды сказал он мне. — Они даже не могут выбрать, родиться им или нет. Это родители навязывают свой образ жизни детям, так что обязанность родителей — их обеспечивать. Дети не обязаны своим родителям ничем. Они будут обязаны своим собственных детям». Мне кажется, что западные родители заключили невыгодную сделку.

В-третьих, китайские родители считают, что им лучше знать, что нужно их детям, поэтому они заставляют детей вести себя в соответствии со своими собственными желаниями и предпочтениями. Именно поэтому китайские дочери не могут заводить бойфрендов в колледже, а китайские дети не ходят в походы с ночевкой. Это также объясняет, почему ни один китайский ребенок никогда не осмелится сказать своей матери: «Я получил роль в школьном спектакле! Я — шестой крестьянин. Мне придется оставаться после школы на репетиции каждый день с трех до семи, и нужно будет ездить в школу по выходным». И помоги бог тому китайскому ребенку, который рискнет сделать что-либо подобное.

Не поймите меня неправильно. Все сказанное не означает, что китайские родители не заботятся о своих детях. Как раз наоборот. Они отдадут все ради детей. Это просто совершенно другая родительская модель.





Секрет «Маленького белого ослика»

Вот история в поддержку принуждения в китайском стиле. Лулу было около семи, она играла на двух музыкальных инструментах, и работала над произведением для фортепиано под названием «Маленький белый ослик» французского композитора Жака Ибера. Очень милая вещица. Представьте ослика, бредущего по проселочной дороге с хозяином на спине. Но вещь эта крайне сложна для начинающих музыкантов, потому что левая и правая рука должны играть в шизофренически разных ритмах.

У Лулу этого не получалось. Мы работали над этим без остановок в течение недели, тренируя каждую руку отдельно, снова и снова. Но всякий раз, когда мы пытались играть в две руки, одна сбивалась в ритм другой, и все разваливалось.

Наконец, за день до урока музыки, Лулу раздраженно заявила, что ей надоела и она сваливает.
— Вернись к фортепиано, — приказала я.
— Ты не можешь меня заставить.
— Разумеется, могу.

Вернувшись за фортепиано, Лулу решила мне отомстить. Она била-колотила по клавишам, схватила партитуру и порвала ее в клочья.

Я склеила порванное и закатала в пластик, чтобы ее нельзя было больше уничтожить. Затем я отнесла кукольный домик Лулу в машину и сказала ей, что буду жертвовать его Армии спасения по частям, если она не научится идеально играть «Маленького беленького ослика» к завтрашнему дню.

Тогда Лулу ответила: «Я думала, что ты собираешься в Армию спасения, почему ты еще здесь?». Я угрожала оставить ее без обеда, без ужина, без подарков на Рождество и Хануку, а также на день рождения в течение ближайших в течение двух, трех, четырех лет. Когда она продолжала играть неправильно, я сказала ей, что она нарочно доводит себя до исступления, так как тайно боится, что у нее не получится. Я потребовала от нее, чтобы она перестала лениться, трусить, потворствовать собственным слабостям и жалеть себя.

Джед меня отозвал в сторону. Он сказал, чтобы я перестала оскорблять Лулу (чего я не делала, я просто ее мотивировала) и что он не думает, что угрозы пойдут Лулу на пользу. Кроме того, сказал он, может быть, Лулу действительно просто не в состоянии освоить технику игры, может быть, у нее плохо с координацией — думала ли я об этом?

— Ты просто не веришь в нее, — обвинила его я.
— Это смешно, — с презрением сказал Джед. — Конечно, верю.
— София играла эту вещь в ее возрасте.
— Но Лулу и София — разные люди, — указал Джед.
— О, нет, только не это, — я закатила глаза. — Каждый человек необычен своим необычным образом, — спародировала я, — Даже у проигравших есть свой собственный путь. Ну, не волнуйтесь, вам не нужно будет и пальцем пошевелить. Я собираюсь заниматься этим столько, сколько потребуется, и я рада быть тем родителем, которого ненавидят. А ты можешь быть тем, кого они обожают, потому что ты печешь им блинчики и берешь их на стадион, когда играют Yankees.

Я засучила рукава и вернулась к Лулу. Я использовала все возможное оружие и любую тактику, которую смогла придумать. Мы работали от обеда до ночи, и я не позволяла Лулу вставать из-за пианино, даже чтобы попить воды или сходить в туалет. Дом стал зоной военных действий, и я сорвала голос, но прогресса все не было, и даже у меня появились сомнения.

И вдруг нежданно-негаданно Лулу это сделала. Ее руки вдруг собрались вместе, ее правая и левая рука стали совершенно невозмутимо играть по отдельности. Лулу поняла все одновременно со мной. У меня перехватило дыхание. Она попробовала еще раз. Затем стала играть все увереннее и быстрее, продолжая держать ритм: «Мама, смотри, это просто!» После этого она играла эту вещь много раз подряд и не хотела вставать из-за фортепиано.

В ту ночь она пришла, чтобы спать в моей постели, и мы прижались друг к другу и обнялись. Когда она играла «Маленького белого ослика» на концерте несколько недель спустя, родители подходили ко мне и говорили: «Как прекрасно у Лулу получается — с такой страстью, так в ее духе».

Даже Джед признал мои заслуги.

Западные родители слишком беспокоятся о чувстве собственного достоинства своих детей. Но одна из худших вещей, которую вы как родитель можете сделать для самооценки вашего ребенка, это позволить ему сдаться. С другой стороны, нет ничего лучше для укрепления доверия, чем обучения его такому, что он считал для себя невозможным.

Все родители хотят одного и того же

Существуют книги, которые изображают азиатских матерей черствыми интриганками, равнодушными к истинным интересам своих детей.

Со своей стороны, многие китайцы тайно считают, что они проявляют больше заботы о детях и готовы пожертвовать для них большим, чем западные родители, которых, кажется, вполне устраивает, что у их детей все выходит плохо.

Я считаю, что это обоюдное недоразумение. Все порядочные родители хотят своим детям лучшего. У китайцев просто совершенно другое представление о том, как этого добиться.

Западные родители стараются уважать индивидуальность своих детей, поощряя их потакать своим страстям, поддерживая их выбор, а также помогая им во всем и создавая благоприятную окружающую среду. Китайцы же, наоборот, считают, что лучший способ защитить своих детей — подготовить их к будущему, позволив им увидеть на что они способны и вооружив их навыками, привычкой работать и внутренней уверенностью, которую не отнимешь.опубликовано 
 

©Эми Чуа 

Перевод: Алексей Алексеев 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //materinstvo.ru/art/6554

Муж не был авторитетом для сына, но совет доктора Комаровского изменил их отношения. Теперь в семье идиллия!

Поделиться



Моему сыну 8 лет. Когда он был маленьким, мы были не разлей вода, но недавно всё изменилось. В один момент я понял, что я для него больше не авторитет. Он перестал меня слушаться, начал огрызаться и дерзить. Наладить отношения мне помогли советы доктора Комаровского.

Известный педиатр рассказал, как вернуть расположение сына и стать для него примером, не прибегая к давлению. Вот эти 5 полезных советов на заметку любящим папам.




Читать дальше →

Детские конфликты: право на злость

Поделиться



Ты пострадал и разозлился… Это естественно!

Представьте, что у вас есть ребенок. Если у вас и в самом деле есть ребенок, вам легко это представить.



Теперь представьте, что этот ребенок – мальчик. И учится в третьем классе.
А на днях он играл после уроков с одноклассниками в школьном дворе, и одна девочка попала ему снежком в лицо со всего размаху. А сын ударил ее в ответ палкой. А теперь у девочки синяк, и нога болит, и ее мама хочет с вами обсудить случившееся. Что вы будете переживать?

  • Такая история очень типична: самого разного рода ссоры, стычки и столкновения интересов случаются постоянно.
  • Дети учатся взаимодействовать, а в столкновениях они хотят обращаться к авторитету взрослых.
  • Они хотят перенять опыт – как? Как отстаивать свои интересы, оставаясь при этом в отношениях?
Мама такого мальчика, моя клиентка, пребывала в полнейшей растерянности. Ибо те шаблоны, которые приходили ей в голову, не годились. Ввиду того, что они не решали проблему. А иного выхода ей в голову не приходило. Конструктивного решения проблемы не было.

Думаю, и вы вспомните те же самые шаблоны:

  • подавить своего ребенка, прочитав ему мораль про то, как плохо бить девочек и драться вообще;
  • подавить чужого ребенка, в духе: сама виновата, смотреть надо, куда кидаешь, и вообще надо быть скромной, не кидать снежки по мальчикам:
  • посыпать себе голову пеплом: «Какая же я ужасная мать, какого монстра воспитала»
Все эти шаблоны исходят из идеи, что конфликты недопустимы, и участник конфликта плох и виновен – надо только найти того, кто более виноват и разоблачить его.

А что, если исходить из другой идеи? Что конфликты неизбежны, и задача заключается не в том, чтобы их предотвратить, а в том, чтобы научить ребенка их разрешать?

Девочка в игре нанесла ущерб мальчику – так бывает! Намерения не было, но, тем не менее, ущерб случился. А если ущерб был, то злость мальчика вполне закономерна!

«Ты пострадал, и разозлился… Это естественно. Однако ответ палкой превысил нанесенный ущерб; у девочки теперь болит нога. Видишь, как импульсивное действие, даже кажущееся справедливым, может причинять еще больший ущерб!

Это тебе нужно усвоить как урок: ты можешь злиться, но нужно быть осторожным в ответных реакциях, ибо ты можешь причинить даже большую боль, чем пережил сам….»

Мне думается, ребенок, у которого признали право на злость, услышит, и будет сотрудничать, а не сопротивляться. Его не придется ни стыдить, ни обвинять, ни лишать ответственности за свои действия.

Если мы признаем право ребенка на чувства, он сам способен сделать выводы о том, что отношения – это хрупко, и больше поймет про границы – свои и чужие. И в будущем, разозлившись по праву, скажет о своей злости, и своих границах, остерегаясь действий, разрушающих отношения.  опубликовано 




 

Автор: Вероника Хлебова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! ©

Источник: //www.facebook.com/veronika.hlebova.9/posts/10207492760493188