«Красивая молодость дана многим, старость — избранным», — Филлис Шлоссберг. Страница 2 из 3





А себе я стала другом. Я больше не съедаю себя поедом за лишнее печенье, за купленную садовую фигурку, которая в общем-то мне не нужна, но которая украшает мой сад. Я за свои годы видела много друзей и знакомых, которые ушли из этого мира, так и не получив дара старости. Да и кому какое дело, если я читаю до четырех часов утра и сплю до полудня?







Старость — это свобода. Ты можешь танцевать сама с собой под удивительные пластинки ушедшей молодости, можешь поплакать над увядшей любовью, которая была когда-то. Ты можешь сходить на пляж, не стесняясь своего тела, и, если хочется, можешь кинуться прямо в волны океана, несмотря на полные жалости взгляды юных существ, одетых (раздетых?) в бикини. Но они же тоже состарятся. Неизбежно.







Порой меня настигает “девичья память”, но я вполне осознаю, что далеко не все вещи нужно запоминать. Только важные. За эти годы мое сердце не раз разбивалось. Да и как может не разбиться сердце, когда ты потерял любимого, когда страдает ребенок или когда любимую собаку сбивает машина?

Но в этом и есть наша сила. Не могут быть красивыми глаза, которые не плакали ни разу. Не может быть живым и любящим стерильное сердце.






Судьба благословила меня, дав мне дожить до седых волос, до времени, когда мой юный смех навсегда отпечатался глубокими бороздами на моем лице. Потому что много, много людей умерло рано, молодыми или еще не старыми, но и не юными. Я теперь могу говорить чистосердечно и правдиво: “Да-да, нет-нет”.






Чем ты старше и даже старее, тем меньше тебя заботит чужое мнение. Тем меньше ты сомневаешься и тем реже (после стольких-то подножек) ты ошибаешься! Итак, дорогая юная девочка. Я скажу тебе вот что: мне нравится быть старой.


  • 213
  • 20/06/2017


Поделись



Подпишись



Смотрите также